«Андрей Кончаловский – мечта стать пророком в своём отечестве»

В последние годы, как уже неоднократно отмечалось в прессе, Андрей Кончаловский выступает в качестве активного блогера, высказывающего довольно часто своё предвзятое мнение, как о России и российской власти, так и о русском народе. При этом он делает свои скоропалительные выводы, что русский народ это не граждане России, а население огромной страны, африканского типа.

В то же время он сам, по сути, никогда не был гражданином России. Как был бежавшим в 1980 году из СССР отщепенцем, так таким же прощелыгой вернулся в 1992 году назад, теперь уже в Россию, к тому же претендуя теперь на роль пророка, в ставшем ему чужим, отечестве.

В настоящее время скандальный отъезд в Америку, всем преподносится, как самый грандиозный эксперимент Андрея Кончаловского, который заключался в том, что он «бежал» из советской действительности и советского кино в Голливуд, объясняя этот поступок ненавистным ему укладом жизни в Советском Союзе: «Я не могу жить в стране, если нельзя уехать. Я достаточно долгое время прожил в Советском Союзе и всё время думал, когда же наступит время, когда можно будет свободно уезжать?.. Я вообще считаю – патриотизм начинается с возможности уехать».

И он уехал без лишнего шума в прессе, только «благодаря хлопотам отца – уважаемого властями поэта, создателя текста гимна СССР Сергея Михалкова, которому удалось обставить отъезд Кончаловского в Голливуд не как антисоветскую эмиграцию, а как “плановый обмен” специалистами».

Андрея Кончаловскому тогда было 43 года. «В Советском Союзе он считался звездой, был осыпан званиями и почестями. И вдруг уехал почти на десять лет. Да, можно было потерять все, не обретя ничего. Но он рискнул – и не пропал. Хотя он в Америке не затерялся, но в кинобизнесе разочаровался довольно быстро и понял, что свобода творчества – фикция, бал правит коммерческое кино, вместо цензуры – тиски продюсеров» (творчество в иммиграции: http://rus.ruvr.ru/2012_08_20/JEksperiment-Andreja-Konchalovskogo/).
Цель этой статьи не принизить роль в искусстве талантливого режиссера, а показать насколько при явном таланте, он деградировал, как личность, насколько опустился в своём самомнении, как человек, что стал судить о своём народе, только как о населении громадной страны, считая только себя и себе подобных достойных её гражданства.

Андрей Кончаловский в интервью корреспонденту РБК Александре Федотовой рассказал, почему в России, как в Африке, нет общества, а также о свободе, интеллигенции, сочувствии к оппозиции и новых зрителях…, но при этом, когда разговор зашёл об обществе, цинично переспросил корреспондента:

«Когда Вы говорите общество, кого имеете в виду?» И на ответ корреспондента, – «Людей, живущих в нашей стране», философски ответил:
«Люди не составляют общество. Общество составляют граждане, а граждан у нас очень мало. Так как граждан мало, будем считать, что общества нет – есть население и власть. Как в Африке.
Население само по себе живет, власть сама по себе. Поскольку ни население, ни власть не заинтересовано во взаимодействии, власть делает то, что считает целесообразным. Поэтому говорить об обществе бессмысленно. Люди, которые являются гражданами и как-то выражают свое мнение, составляют ничтожную часть российского государства, и их можно не принимать во внимание».

Корреспондент хочет понять, – Почему так получилось? – и тут нам становится понятно, из ответа Андрея Кончаловского, что он не только талантливый режиссер и сценарист, но ещё и выживший из ума историк:

«Так было всегда – и до революции, и после революции, и сейчас. Я написал большую статью о том, что есть малый народ и большой народ, европейский народ и гигантский российский народ. Гигантский российский народ никогда не имел гражданского сознания. Диагноз поставить очень важно, но мой диагноз не соответствует диагнозу населения моей страны.
Все мои идеи воспринимаются чрезвычайно критически нормальными российскими людьми. И это нормально. Если бы 30% населения страны воспринимало мои мысли как должное, это была бы другая страна.
Надо думать, как страна будет развиваться и какие задачи будут стоять перед следующим правительством, поскольку это правительство и эта власть не в состоянии решить эти проблемы.

Корреспондент, видимо, уже находясь в состоянии глубокой прострации, не может понять собственно, какой именно диагноз поставил населению страны Андрей Кончалевский, поэтому вынуждена его переспросить: «Вы ставите диагноз, согласно которому мы сейчас – в Киевской Руси, в Средневековье…».

Сделанное им разъяснение, действительно подтверждает сделанный уже автором этой статьи предварительный диагноз относительно состояния здоровья самого Андрея Кончаловского («Всё ли в порядке с головой у Андрея Кончаловского» -http://smi2.ru/Konstantin_Koxanov/c1372039/):

«Не в Киевской – в Московской. Киевская Русь не коллаборацировала с Батыем, она была разрушена татарами при помощи Московского княжества. А в Московском княжестве были абсолютные коллаборационисты во власти, и они индоктринировали ордынский синдром в русское сознание. Чернышевский замечательно написал, что в каждом из нас немного сидит Батый. Есть большой Батый в Кремле, под ним – еще десяток, тысячи, потом сотни тысяч Батыев, а потом – самые маленькие, но они – начальник паспортного отдела, лифтер – это тоже Батыи».

Но кто «индоктринировал» такие мысли в сознание самого Андрея Кончаловского, читая далее это интервью можно только догадываться или предполагать, хотя, это, скорее всего, плод воспалённого воображения самого режиссёра и драматурга.

Автору этой статьи только остаётся напомнить, на какие достоверные источники и документы опирается Андрей Кончаловский, говоря в интервью корреспонденту РБК «о президенте-предателе, о кризисе церкви и поиске счастья», процитировав часть своей предыдущей статьи, того места, где Андрей Кончаловский, ссылаясь на Льва Толстого, в год 200-летия Бородинской битвы, общаясь со студентами, сказал им, что «мы не знаем своей истории, а значит, не можем понять всего того, что происходит сейчас» и ошарашил студентов не отмеченными другими историками подробностями Бородинского сражения и осудил моральные качества Михаила Кутузова, когда тот ещё был генералом:

«Мы не знаем истории своей, а значит, не можем понять всего того, что происходит сейчас. У нас много мифов еще со школьной программы… Вот Бородинское сражение… А ведь Кутузов в это время пьяный лежал, они с каким-то графом запили страшно. Это у Льва Толстого в записках есть. Недавно узнал, что Кутузов, уже, будучи генералом, каждое утро ездил варить кофе любовнику императрицы. После войны в Турции он научился варить кофе по-турецки и ездил, не ленился. А любовник этот, Платон Зубов, был моложе его лет на 15. Это знать не мешает, чтобы понять, какая страна была».

Казалось бы можно было бы взять для примера «какая была страна» время поближе, и рассказать о моральных качества своего отца Сергея Михалкова, который вылизывал до блеска задницы всем генеральным секретарям ЦК КПСС от Сталина до Горбачёва и Президентам от Горбачёва до Путина, или о своём дяде Михаиле Михалкове, как тот преподавал в танковой школе СС, при обстоятельствах, когда за меньшие проступки во время войны на фронте расстреливали без суда и следствия.

Студенты да и корреспондент РБК тогда бы разинув рты слушали, как Сергей Михалков вытаскивал своего брата из тюрьмы, да и как самого Андрея Михалкова отмазал, когда тот сбежал в Америку, да ещё так, что он, находясь практически в эмиграции, смог в 1987 году приехать в СССР, как официальный гость, для участии в работе международного кинофестиваля.

Что знает об истории нашего отечества Андрей Михалков, ведь когда происходил распад СССР и гражданское позиция народа наиболее ярко была выражена, по обе стороны противостояния расколовшегося советского общества, он снимал посредственные по голливудским меркам фильмы и ничем, кроме желания прославиться на Западе не был озабочен.

Человек, выпавший из жизни своей страны на целых 10 лет, теперь считает, что в ней нет граждан, а есть только аморфное население африканского типа. И это при его мировоззрении, что можно быть патриотом своей родины только тогда, когда есть возможность в любое время её покинуть, а не выполнить свой гражданский долг при её защите, если, не дай Бог, ещё придётся воевать.

Что ещё сказать в заключении автору этой статьи, отмечавшего уже явные симптомы помутнения рассудка у Андрея Кончаловского, только то, что его болезнь явно, ещё сильнее, прогрессирует, чему способствуют, скорее всего, “прогулки по Болотной площади”, а также тревога за судьбу Алексея Навального. Но больше всего его удручает, что ещё не скоро наступит то время, когда появится на Руси ещё один президент-предатель, по сути «диктатор, который будет (как был Пётр I) предателем своего класса».

И тут, как у одержимого навязчивыми идеями человека, у Андрея Кончаловского, появляется склонность к пророчествам и предсказаниям:
«Историческая необходимость должна оказаться такой, чтобы новым Петром Первым смог стать любой из сегодняшних руководителей, даже Владимир Владимирович Путин. Но исторической необходимости пока нет, потому что нет общественного мнения, мы еще не коснулись дна.

Нужно, чтобы птичий грипп случился, или все население на иглу село, или что-то еще, а сейчас пока рано».
Вот и нам пока рано судить, насколько далеко зашла болезнь Андрея Кончаловского, чтобы его умозаключения стали уже всеми воспринимать, как бред сивой кобылы, которая чувствуется, уже давно, оставила отпечаток своего копыта, на лбу этого новоявленного пророка.

Запись опубликована в рубрике Политики и политиканы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.