Челябинский метеорит или что-то иное?! Часть 5. Златоуст, Сатка, Чебаркуль и Челябинск.

За последние три года бред сивой кобылы представителей околонаучной общественности вплоть до некоторых, «действительно членов» АН РФ, не говоря уже о «нобелевских лауреатах» из РАЕН относительно падения Челябинского метеорита не только не ослаб, но даже усилился и оброс подробностями. Самое интересное бредит не только жёлтая пресса в отношении того, что было на самом деле, но и не на много отстают от неё так называемые учёные регионального уровня, когда говорят, что всё-таки было поднято со дна озера Чебаркуль. Хотя существуют всего три мнения о том, что это есть на самом деле: булыжник земной горной породы, отходы литейного производства Челябинской области и всё-таки действительно осколок Челябинского метеорита. Не смотря на то, (что может показаться очень странным), вес этого «осколка метеорита, булыжника или глыбы металлургического шлака» постоянно уточняется (то он похудеет на сорок килограмм, то неожиданно поправится килограмм на двадцать), почему-то ни у кого не возникает желания, отправить на экспертизу отколотый от 500-килограмого экспоната Челябинского краеведческого музея, образец. Правда сделать это нужно только при свидетелях в лице представителей Комитета по метеоритам АН РФ, а не исследовать в лабораториях КМЕТа, что им предоставили для изучения работники Краеведческого музея или водолазы, поднявшие нечто похожее на осколок метеорита. Почему нет желания определить точно, имеет ли этот экспонат Челябинского краеведческого музея космическое происхождение или нет? К тому же хотя бы определить точно, сколько всё же весит на самом деле самая большая найденная часть, якобы космического гостя, на которую сегодня может поглядеть каждый желающий в Челябинском краеведческом музее в «Зале Природы» по адресу: улица Труда, 100. Свою точку зрения на «проблему Челябинского метеорита», Константин Коханов изложил в своих четырёх очерках ещё в 2013 году, после того, как спустя три месяца после его взрыва и падения на землю, побывал в местах, где были обнаружены его осколки. Тогда им также планировалась поездка в город Сатку, но он решил, что уральские учёные не обойдут вниманием этот населённый пункт и сами определят, где упал последний осколок Челябинского метеорита, замкнув эллипс рассеивания его осколков. Надеялся на это Константин Коханов, видимо, зря, но понял, что очерки его о Челябинском метеорите, начали кое-кого «из учёных» сильно раздражать, а челябинские экологи, постарались извлечь из них компрометирующие местные власти моменты. Но не буду забегать вперёд и начну говорить об этом по порядку. Некоторым может показаться, что Константин Коханов интересуются и занимается только проблемами Тунгусского и Челябинского метеорита. Но это далеко не так, потому что большую часть времени он занимается историческими литературоведческими исследованиями жизни и творчества русских поэтов и писателей, в том числе Льва Толстого, Сергея Михалкова и Владимира Высоцкого, отражая их жизнь и «творчество» в документальных романах, а также в сатирических стихах и поэмах. Правда он пишет, скорее не стихи, а стихотворные сатирические сюжеты о российской повседневной жизни, точнее стихотворные фельетоны и, конечно, песни, в которых отражает некоторые автобиографические моменты своих приключений в тайге, причём часто, когда там оказывался наедине «с одним очень хорошим человеком», то есть с самим собой.
Поглощённый работами над книгами он иногда бывает настолько, что даже перестаёт интересоваться письмами, отправленными ему на сайт по электронной почте. В 2015 году, когда он начал знакомиться со всеми присланными ему в течение нескольких месяцев сообщениями и письмами, большинство из которых, он, как обычно отправлял, не читая, в «корзину», обнаружил четыре интересных письма, которые сразу же воспринял за розыгрыш, накануне «Дня смеха» – 1 апреля.
Первые три письма, датированные 18-ым марта 2015 года, были от Николая Мельникова. Они содержали статью о нём с его гипотезой о пришельцах, напечатанную в газете «Южноуралец» (в номере от 18 сентября 2014 года), фотографию его приусадебного участка, с установленным им на нём памятником «Челябинскому метеориту» и просьбу, которую он воспринял не иначе, как первоапрельский розыгрыш:

Уважаемый Константин Парфирьевич, Здравствуйте!
Для Вас, высылаю интересный материал про «Космических пришельцев». Пусть весь мир узнает правду о них и кто на самом деле спасает нашу планету «Земля»! На которой проживает человечество! Прошу Вашего содействия в публикации данного расследования во все СМИ, которые знаете. Если это возможно.
С Уважением к Вам, ваш верный и преданный друг.
«очевидец-охотник-следопыт-исследователь»
Николай Мельников

Копию листа №17 из газеты «Южноуралец» от 18 сентября 2014 года Николай Мельников прислал Константину Коханову только 30.9. 2016 года:

Статья Светланы АРХИПОВОЙ – Николай Мельников: «Нас спасли инопланетяне!»

Сенсационное заявление сделал чебаркулец, заснявший на видеокамеру падение осколка метеорита в озеро Чебаркуль 15 февраля 2013 года

Николай Мельников является единственным обладателем видеозаписи: огромное небесное тело на высокой скорости врезается в лёд…

Облако пара – и тишина. Почему не было взрыва? Откуда такие ровные края у проруби? Её словно старательно вырубили заранее…

СНАЧАЛА БЫЛА РАЗВЕДКА

Николай Мельников живёт на самой высокой точке возвышенности возле самого озера. Именно отсюда его камера, установленная на крыше дома, зафиксировала полтора года назад падение осколка. Каждый вечер и каждое утро Николай Лаврентьевич наблюдает за небом. Красивее нет ничего в мире, считает он. Сын даже телескоп отцу подарил! «Это у вас в городе ничего не видно — многоэтажки закрывают обзор, – говорит Николай Мельников. – А у меня, на Метеоритной горе – так её назвал я – весь звёздный купол, как на ладони!»
С 2000 года – как переехал сюда – пенсионер наблюдает за тем, как неопознанные летающие объекты бороздили небесные просторы. И вот 13февраля 2013 года в 14.45 Николай Мельников заметил в воздухе между островом Голец и полуостровом Крутик сразу три плазменных шара. Они словно сканировали озеро в течение 15 минут. Это было как раз то место, на которое спустя двое суток и «приводнился» осколок метеорита.

ИНОПЛАНЕТЯНЕ СПАСЛИ НАС ОТСМЕРТИ…

«Высший разум знал, что в сторону Челябинской области летит болид размером с семиэтажный дом и нам угрожает смертельная опасность. ОНИ спасли нас!» – уверен Николай Лаврентьевич. И приводит в доказательство массу доводов, демонстрируя при этом фотоснимки, которые впоследствии были размещены в средствах массовой информации. Когда горящий метеорит несся над Челябинском на высоте почти 50 км, к нему приблизился неопознанный летающий объект (НЛО) сигарообразной формы и создал плазменный щит. Произошел взрыв – болид разлетелся на три части и потух. Через секунду загорелся вновь. Один из осколков размером с автобус ПАЗ-375 полетел в сторону Чебаркуля.
«На увеличенных фотоснимках мы видим горящие сопла: огромный камень диаметром 3 метра несут на себе 6 летающих объектов небольших размеров, – рассказывает Николай Мельников. – Они появились из сигарообразного НЛО после взрыва в воздухе. Тащили 75 км – от того места, где произошел взрыв до полыньи в озере Чебаркуль. Возле озера скорость осколка уменьшилась – он, словно стал притормаживать. Очевидно, что в это время один из НЛО отделился для того, чтобы лазером прорезать
лед, подготовить полынью – вот для чего двое суток назад была произведена разведка! Небесное тело было «осторожно брошено». Поэтому камера не зафиксировала взрыва. Поэтому озеро не вышло из берегов, как это должно было произойти, если бы осколок грохнулся сам. Аккуратно вырезанную льдину круглой формы диаметром 6,32×5,36 метров толщиной 70 см впоследствии при сканировании дна озера нашли на глубине 15 метров – она ушла под лед вместе с камнем и примерзла к основному льду».

… И ОЧИСТИЛИ ВОДУ В ОЗЕРЕ

После падения осколка в озеро Чебаркуль Николай Мельников четырежды брал пробы из водоёма и отправлял на анализ. Каждый раз приходило оптимистической заключение – вода пригодна для питья. Кроме того пенсионер отмечает, что такой чистой, как после 15 февраля 2013 года, вода ещё не была. Она прозрачная, без осадка, без запаха, хорошо хранится в закрытых бутылях и не портится (стр.16).
А этим летом на место падения осколка даже лебеди прилетели — 60 особей. Но недолго им суждено было наслаждаться акваторией озера Чебаркуль — чайки прогнали. «Это была настоящая война! — вспоминает Николай Лаврентьевич. — Я наблюдал в бинокль, как огромных размеров чайки, их было порядка сотни, набросились на лебедей возле полуострова Крутик. Казалось, что с неба в озеро упала большая туча… Птицы, как никто другой, чувствуют положительную энергетику. «Оккупация», полуострова, которую они устроили, говорит только о том, что здесь пригодное для их проживания место».
А ещё на месте падения осколка появились раки; рыбаки ловят здесь карпа до 6,5 кг.

«ХИЖИНА ДЯДИ КОЛИ»


Светлый уютный дом на ул. Береговой знают многие чебаркульцы. И не только. Сюда часто приезжают иностранцы, жители городов России. Только в прошлом году в гостях у Николая Лаврентьевича и его супруги Валентины Петровны — гостеприимной хозяюшки — побывало порядка 700 человек. Особенно счастливы дети, которые, не успев доехать до чебаркульского озера, кричат: «Хотим к дяде Коле!» Еще бы, ведь дядя Коля устроил в своём доме настоящий музей Чебаркульского метеорита. «Именно Чебаркульского, а не Челябинского — как его называют научные работники, — уточняет Николай Мельников. — Ведь осколок упал именно в озеро Чебаркуль. И это, поверьте, не случайность!» (стр.17).

Четвёртое письмо, датированное 16-ым марта 2015 года, было от Николая Мурзина – генерального директора службы специальных работ «Алеут», фирма которого выиграла тендер по подъёму со дна озера Чебаркуль «Челябинского метеорита, с интригующим названием: «Вы многое угадали в своём расследовании про Челябинский метеорит», в котором было вложение со статьёй «Вся правда о Челябинском метеорите», датированная «Первым апреля 2014 года», явно указывающая на обычный розыгрыш в этот день на уровне безобидной шутки: «А у Вас спина белая!»

Николай Мурзин, в самом же письме от 16 марта 2015 года, написал, что «В ссылке ещё немного информации».

Статья в ссылке имела не менее шокирующее любого обывателя название: «Вся правда о Челябинском метеорите», но была датирована 1-ым апреля 2014 года:

«Метеорит, который лежит в краеведческом музее Челябинска – не тот, который взорвался подобно Тунгусскому 16 февраля 2013 года. Примерно через полтора месяца после падения Челябинского метеорита, когда стало ясно, что водолазы МЧС не в состоянии отыскать и поднять основной кусок, предположительно упавший в озеро Чебаркуль мы задумали хитрый и коварный план.
В провинцию Гирин КНР был направлен наш представитель.

(Фотография представителя фирмы Алеут, где-то в Китае).

Как известно 8 марта 1976 года над провинцией прошёл метеоритный дождь и, вскоре после него, там был найден самый большой на данный момент в мире каменный метеорит Цзи-линь весом 1776 килограмм.
В строгом соответствии с традициями континентального Китая конца 20-го века из самой большой глыбы была высечена статуя Председателя Мао Цзедуна. Нашему представителю удалось найти мастера, изваявшего данную статую и уговорить его продать самый большой из оставшихся после работы фрагментов. Надо признать, мастер Ли ни в какую не соглашался на сделку, пока мы ему не сказали, что планируем высечь бюст Маркса из данного обломка. Мысль о том, что будет документальное и фактическое подтверждение того, что Председатель Мао более велик чем Маркс, настолько грела душу мастера Ли, что он не устоял.
Дальше дело оставалось за малым: выиграть, снизив максимально цену, тендер на поиск и подъем Челябинского метеорита, нарисовать 3Д модель фактически имеющегося куска, имитировать напряженную работу как можно более долгий период времени, достать заранее приготовленный метеорит. Весь этот план полностью сработал. И, если бы не финансовый кризис, который привел к задержке заработной платы у системного администратора нашей фирмы, никто бы и никогда об этом не узнал» (http://www.aleut.ru/news/38-vsya-pravda-o-chelyabinskom-meteorite/)».

Прочитав это «чистосердечной признание» о всей правде о Челябинском метеорите, Константин Коханов решил ответить Николаю Мурзину, оценив не столько оригинальность шутки, а весь скрытый в ней подтекст (все Ваши домыслы уважаемый товарищ о подлинности найденного осколка Челябинского метеорита на дне озера Чебаркуль не имеют под собой никаких документальных подтверждений):

Ответ Константина Коханова Николаю Мурзину от 2 апреля 2015 года:

«Уважаемый Николай Эдуардович! Самое смешное заключается не «в Вашем чистосердечном предпервоапрельском признании», а в том, что после Вас, мне написал три письма Николай Мельников, тот самый, который предоставил всему миру видеоматериалы падения в прорубь, прорубленную чебаркульскими браконьерами, осколка «Челябинского метеорита». Лично мне падение и взрыв Челябинского метеорита позволил закрыть тему «Тайны Тунгусского метеорита», но не к свёртыванию моих предстоящих экспедиций в районы его падения».

Письмо Николая Мурзина Константину Коханову от 6 апреля 2015 года, 17-44:

«В том, что касается именно метеорита в Чебаркуле, есть только одна нестыковка. До музея доехало только две трети от поднятого камня. В остальном, на самом деле метеорит был поднят из точки, которую мы сначала рассчитали, а потом увидели на экранах эхолота. Учитывая мощность слоя ила над ним подложить туда, что либо последние 50 тысяч лет не смог бы никто. Это, в самом деле, был поднят тот кусок, который запечатлел дядя Коля Мельников на своём видео. Забавным был только состав поднимающей команды, но тут нет никаких секретов, просто так сложилось.
С уважением, Николай Мурзин

PS. Если решу вопрос с финансированием, то в мае выйдет книга, в которой все работы по подъему, в том числе и то, что не афишировалось, будут расписаны на каждый календарный день».

Ответ Константина Коханова Николаю Мурзину от 6 апреля 2015 года, 21-23:

«Уважаемый Николай Эдуардович! Для меня доказательством метеоритной природы поднятого Вами валуна, будут только результаты анализа основной его массы, произведённые непосредственно на музейном экспонате работниками КМЕТа, которых я пока не видел.
Главное несоответствие – это диаметр чебаркульской воронки и диаметр Вашего валуна. Либо дырка от Вашего валуна была в другом месте и не превышала намного его диаметра, либо Вы нашли действительно метеорит, не имеющий отношения к Челябинскому метеориту 2013 года. Кроме Николая Мельникова с его видео, во время пролёта над озером метеорита, на нём было несколько рыбаков, с одним из них я говорил, а также, с теми, кто искал осколки метеорита непосредственно, почти сразу же, после падения его осколков на поверхность озера. Вопросов было много, но ответов на основные вопросы, я так и не получил.
Книгу Вашу, если выйдет, обязательно прочитаю и во втором томе «Тунгусский метеорит – история поисков» обязательно отведу Челябинскому метеориту целую главу. Константин Коханов».

Как и следовало было ожидать Константину Коханову, Николаем Мурзиным не было представлено конкретных доказательств того, что самый большой 500-килограмовый экспонат, выставленный в Челябинском Краеведческом музее, является осколком Челябинского метеорита. Казалось бы, кому, как не музею или Николаю Мурзину не быть заинтересованными в том, чтобы было официально подтверждено, что всё-таки было поднято со дна озера Чебаркуль, но его вопрос тогда так и остался без ответа. Переписка оборвалась, разумеется, не по инициативе Константина Коханова, который и не настаивал больше на её продолжении. В принципе ему было всё равно, что было выставлено в Челябинском краеведческом музее, так как химический состав Челябинского метеорита был определён точно по бесспорно принадлежащим ему осколкам, найденным сразу после его взрыва жителями Челябинской области и охотниками за метеоритами из разных регионов России.
Казалось бы, у Константина Коханова не было никакого повода продолжать дальше изучение траектории полёта Челябинского метеорита, но в апреле 2016 года ему в Интернете на глаза попалась статья (со ссылкой ГТРК «Урал») от 28 апреля 2016 года:

«Уральские геологи нашли новые фрагменты Челябинского метеорита»

«Частичка космоса, к которой можно прикоснуться руками. Уральские студенты отправились на поиски осколков Челябинского метеорита. Один в поле не воин, зато трое – уже экспедиция. Без оборудования, полагаясь только на зрение, студенты горного университета в сухой траве высматривают метеориты. Этот метод они сравнивают с поиском грибов. Опытный глаз сразу же видит черную матовую поверхность. Кусочек небесного тела находят в первый же день.
Это осколок Челябинского метеорита. Болид диаметром почти 17 метров и весом в 10 тысяч тонн пронесся над Уралом 15 февраля 2013 года.
Двигаясь по траектории падения метеорита, на земле до сих пор можно найти его фрагменты. После взрыва в воздухе, осколки усеяли землю на участке в несколько десятков километров, который тянется от посёлка Батуринский до озера Чебаркуль.
В прошлом году здесь уже было сделано несколько находок. «Ходили три дня и только на третий день нашли, это огромная радость – найти метеорит. Сама возможность прикоснуться к космическому телу, это что-то неизведанное, из глубины космоса, и оказывается у нас на земле – это привлекает очень», – поделился своими мыслями студент Уральского государственного горного университета Виталий Соснин.
В таких поисках главное не спутать метеорит с обычным минералом. Отличить обычный камень от метеорита помогает магнит – достаточно прикоснуться им к находке. Обычный минерал в этом случае останется неподвижным, а вот осколок небесного тела обязательно притянется.
Найденные экспедицией фрагменты метеорита пополнят коллекцию Уральского геологического музея. Кроме того, с их помощью специалисты проведут ряд научных опытов. «Исследование метеоритного вещества позволяет заглянуть за пределы нашей планеты, дает представление о строении Солнечной системы, о том, как образовывались наши Планеты, про вещество, идеальное вещество, которое прямо спокойно прилетело к нам сюда», – рассказал директор Уральского геологического музея Дмитрий Клейменов.
Всё это, – говорят ученые, – поможет землянам подготовиться к возможным угрозам из Космоса. Ну, а пока исследователи преследуют менее глобальные цели. Они разрабатывают геолого-минералогический маршрут поиска осколков Челябинского метеорита. Чтобы испытать удачу мог каждый желающий, путеводители издадут уже в конце мая. Текст: ГТРК «Урал» http://www.vesti.ru/doc.html?id=2748433

Прочитав ещё несколько статей об экспедиции уральских учёных за осколками Челябинского метеорита, на одну из них в «Красноярских новостях», озаглавленную почти также как и в других публикациях на эту тему: «Уральские ученые отправились на поиски новых фрагментов челябинского метеорита», от 27 апреля 2016 года, Константин Коханов, не удержался от соблазна сделать свой комментарий. Других комментариев на эту статью не последовало, так как за три года после падения и взрыва Челябинского метеорита к публикациям о Челябинском метеорите россияне перестали проявлять повышенный интерес. И только жёлтая пресса периодически, неся полную ахинею, будоражит воображение наиболее впечатлительных граждан Челябинской области и близлежащих к ней областей, ужасными последствиями падения этого метеорита для их здоровья, вплоть до экологической катастрофы в районах падения его осколков.

Сама статья не представляла бы никакого интереса, если бы не упоминание в ней «эллипсоида рассевания фрагментов Челябинского метеорита:

«Ученые Уральского горного госуниверситета (УГГУ) направились в ещё одну экспедицию на Южный Урал.
Общая масса более больших фрагментов метеорита, отысканных на текущий момент, превосходит 650 килограммов.
Уже завтра учёные отправятся на поиски метеорита в село Травники. Совсем скоро профессионалы полагаются увидеть ещё больше фрагментов, не менее больших, чем найденный ими сегодня.
«Несмотря на то, что с момента падения метеорита прошло уже не менее 3-х лет, профессионалы продолжают организовывать экспедиции в район его падения – так называемый эллипсоид рассеяния фрагментов».
Сегодняшние находки уже не такие большие, на них ощутимы следы ржавчины – сульфиды железа начинают с течением времени рушиться в земных условиях.
Сегодня учёные продолжают искать обломки данного метеорита, изучать их структуры.
Уральские ученые в Челябинской области отыскали очередной фрагмент метеорита, упавшего в регионе в позапрошлом году, его вес около 15 граммов, сказал руководитель Уральского геологического музея (Екатеринбург) Дмитрий Клейменов. На Земле это событие наблюдалось как мощнейший взрыв. Ударной волной от метеорита были повреждены здания и выбиты стекла, не менее 1,6 тысячи человек пострадали. Учёные собрали фрагменты небесного тела».

Автор: krasnews.com Екатеринбург, Челябинск, Апрель 26 (Новый День, Иван Гридин)

http://krasnews.com/world/194469/

Сделанный Константином Кохановым комментарий «к материалу: Уральские ученые отправились на поиски новых фрагментов челябинского метеорита»:

Konst.Koxanov от 28.04.2016 – 23:52

«Вызывает недоумение, зачем продолжается поиск осколков Челябинского метеорита, если их найдено столько, что ими можно снабдить все занимающиеся исследованиями метеоритов лаборатории не только в России, но и во всём мире. Фотографии с регистраторов в самом городе Чебаркуль показывают, что основная масса метеорита пронеслась высоко над озером и достигла земли приблизительно в 80 км к западу от города Сатка, Челябинской области, т.е. по прямой в 160-170 км от озера Чебаркуль.
Если бы уточнение эллипса рассеивания осколков Челябинского метеорита проводилось вдоль всей траектории полёта, то это действительно представляло бы интерес для науки, а поиск осколков метеорита, где их находили в большом количестве, это просто интересное времяпровождение или студенческая игра по поиску осколков метеорита, не имеющая к науке никакого отношения.
У местного населения осталось много осколков Челябинского метеорита и для их изучения, многие обладатели осколков могли бы предоставить их учёным, конечно, с последующим возвратом.
Автор этого комментария и указанной ниже статьи был в Челябинской области спустя три месяца после падения Челябинского метеорита и опубликовал фотографии нескольких десятков осколков метеорита, в том числе координаты мест их находки, оставшиеся последствия взрыва метеорита, а также интересные свидетельства наблюдений полёта и взрыва Челябинского метеорита.
Если Вас интересует проблема Челябинского метеорита (история падения или его поисков), то рекомендую Вам прочитать статью «Челябинский метеорит или что-то иное? (легко найти в Интернете простым набором на клавиатуре названия этой статьи).
Учёные из АН РФ и даже водолазы, которые что-то достали со дна озера Чебаркуль в курсе этой статьи. Автор статьи попросил «академиков» и водолазов, «в лице их начальника», привести неоспоримые доказательства того, что поднятый со дна озера булыжник, является метеоритом. Разговор закончился ничем, но автор статьи на них не в обиде. По крайней мере, обещали привести этот метеорит с Чебаркуля в Москву на выставку, но потом передумали. Привезли осколок метеорита весом в несколько килограмм, но он не имел никакого отношения к чебаркульской находке.
Свердловских ученых-геологов под руководством главного идеолога экспедиций – директора Уральского геологического музея Дмитрия Клейменова, язык не поворачивается называть учёными. Настоящие учёные анализируют все свидетельские показания – а не выдают прорубленную браконьерами прорубь на Чебаркуле за воронку от падения Челябинского метеорита. То, что подняли со дна Чебаркуля – это не Челябинский метеорит – при восьмиметровой воронке таких обломков должно было бы быть несколько сотен, да и илом было бы покрыто метров пятьсот ледяной поверхности озера.
В других публикациях рассказывается более подробно, зачем продолжается поиск осколков Челябинского метеорита. Оказывается, уточняется эллипс рассеивания осколков, но вот почему-то только до озера Чебаркуль. Сразу возникает вопрос: А почему исследуется эллипс рассеивания осколков Челябинского метеорита только от окрестностей Коркино и Еманжелинска до Чебаркуля? Ответ напрашивается сам собой, чтобы притянуть за уши, что метеорит действительно упал в озеро Чебаркуль, а не пролетел дальше на 160-170 километров и упал где-то за селом Куваши или за городом Сатка. http://krasnews.com/world/194469/comments/

По плану на 2016 год у Константина Коханова была рекогносцировочная экспедиция в район среднего течения реки Муторай, в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края, не как обычно в начале мая месяца, а в середине июля с целью выхода к предполагаемым «кратерам» (воронкам) от падения Тунгусского метеорита. Пролетая над тайгой в качестве пассажира на вертолёте, чего там только не увидишь, не говоря уже о том, что может показаться при разном освещении солнцем поверхности этого до сих пор плохо изученного заболоченного таёжного пространства. Какие из многочисленных округлых озёр приняли Воронов и Ромейко в окрестностях посёлка Муторай, а геолог Дорофеев в ГПЗ «Тунгусский за метеоритные воронки или кратеры, остаётся только гадать по фотографиям, которыми поспешил поделиться, как и своими рассказами, о Воронове и Дорофееве, Виталий Ромейко на своём сайте с пользователями Интернета. И почему до сих пор он сам не дошёл до этих воронок и не примерил на своей голове лавровый венок первооткрывателя? Трудно сказать, не послав его на три буквы, перед тем, как сдуру самим идти, сквозь буреломы и гари, неизвестно куда и неизвестно зачем. А что действительно видно с вертолёта, Константин Коханов может сказать точно – только многочисленные ветровалы и болота с округлыми и круглыми озёрами, в сетке уходящих за горизонт геологических профилей, и, как правило, со следами рядом с ними, потушенных, скорее всего, только дождями или снегопадами, таёжных пожаров.
Константин Коханов понимал, что при малой воде на моторной лодке, чтобы особенно долго не тянуть её вверх по течению реки на бечеве через пороги и перекаты, пройти более 50 километров будет нереально. Поэтому путешествие по реке Муторай в 2016 году планировалось им не более чем на две недели, так что для посещения Челябинской области время в этом году у него было достаточно.
Не учёл Константин Коханов только одного – аномальной жары лета 2016 года и многочисленных таёжных пожаров в Красноярском крае, в результате которых стали отменяться даже регулярные рейсы между крупными населёнными пунктами, не говоря уже о таёжных посёлках, где и так было по одному рейсу в неделю.
Ванавара встретила Константина Коханова густой пеленой дыма можно сказать почти сразу после его появления в этом населённом пункте. Повезло, что он вообще туда прилетел в тот день 13 июля 2016 года, на который был куплен его билет на самолёт. Затем начались задержки полётов в Ванавару из Красноярска, а потом дошло и до отмены всех местных рейсов оттуда, в том числе и в посёлок Муторай. Прожив неделю в гостинице «Гармония» один в трёхместном номере, Константин Коханов понял, что дальнейшее ожидание рейса в Муторай бесполезно и решил ближайшим рейсом вылететь в Красноярск. И уже оттуда поездом доехать до Златоуста (ввиду отсутствия в этом городе аэропорта), откуда ещё в Москве запланировал посетить города Сатку и Чебаркуль. Это можно было легко сделать на автобусах (в Сатку и Чебаркуль) или на пригородных поездах (до Чебаркуля). В 2012 году ему пришлось отказаться от поездки в город Сатку из Челябинска, потому что туда ехать на автобусе нужно было 4 часа.
Решение отменить свою рекогносцировочную экспедицию по поиску места падения Тунгусского метеорита в 2016 году, конечно, пришло ему в голову не сразу. Сначала Константин Коханов узнал, что видимость в посёлке Муторай (Эвенкийский муниципальный район, Красноярского края), с первых чисел июля от дыма таёжных пожаров почти каждый день была менее 50 метров. Потом он случайно от продавца в магазине «Элита» на улице Кулика узнал, что даже выполнявший санитарный рейс 20 июля 2016 года вертолёт МИ-8, для оказания экстренной помощи заболевшей в Муторае женщине не смог там приземлиться и вернулся в Ванавару.
Вот только после этого Константин Коханов отправился 21 июля 2016 года в аэропорт Ванавары покупать билет на самолёт до Красноярска и там неожиданно от начальника отдела перевозок узнал, что сегодня, как только дым немного рассеется, будет санитарный рейс в Муторай, который совместят с отменённым во вторник пассажирским рейсом. Заодно этот работник аэропорта поинтересовался, какой у меня груз и, узнав, что он около ста килограмм, сказал, что проблем у меня с ним не будет. Пришлось бежать за оставшимися вещами обратно в гостиницу, хорошо ещё, что основная часть снаряжения экспедиции уже находилась в комнате хранения багажа ванаварского аэропорта. Наконец, после двух переносов вылета в течения одного часа, вертолёт с тремя членами экипажа, со мной и медсестрой, взлетел. Желающих полететь в Муторай из Ванавары в этот день больше не было, так как не было никакой гарантии, по крайней мере, в течение двух недель, вылететь оттуда обратно.

Вертолёт в Муторае приземлился сразу, без предварительного облёта вертолётной площадки, где Константина Коханова встретил Степан Копылов, практически со всеми остальными жителями посёлка. Он и отвёз его вещи на своём мотоцикле «с коляской» (продолговатым низкобортным ящиком, для перевозки грузов) на улицу Таёжную, 13, в пустующий дом матери жены – Виктории Горбоуль, в котором он уже жил в прошлом году. Вечером Константин Коханов обсудил со Степаном своё путешествие по реке Муторай. Они даже нашли желающего его туда отвезти человека на своей моторной лодке, правда с некоторыми оговорками, как взять на буксир лодку Константина Коханова «Романтику-2». Эта лодка была оставлена Константином Кохановым в прошлом году в Муторае и перезимовала привязанной стоймя, к стенке сарая Степана Копылова. Константину Коханову хотелось самому спуститься по реке Муторай обратно до посёлка, именно на ней, причём без посторонней помощи, чтобы не зависеть от настроения его проводника, в каких местах и где причаливать, и самое главное, чтобы самому решать, сколько времени там находиться.

22 июля 2016 года Степан Копылов на своём тракторе перевёз «Романтику-2» с установленным на ней японским 3,5 сильным подвесным мотором, на берег реки Чуни.

Но потом два дня подряд поездка по разным причинам проводником переносилась, а на третий день, когда Коханов сплавал на рыбалку со Степаном Копыловым вверх по Чуне, выше порога за устьем реки Муторай, то уже сам понял, что подниматься в этом году по реке Муторай нет никакого смысла. При ширине Чуни до 150 метров, она стала насколько мелкой, что её в любом месте можно было перейти вброд, практически даже в охотничьих болотных сапогах. Местами на середине реки глубина была 10-15 сантиметров, правда у берегов попадались ямы глубиной больше 1 метра, хотя вряд ли превышали где-нибудь полутораметровой глубины.

24 июля 2016 года Константин Коханов всё-таки решился сплавать до устья реки Муторай и подняться вверх по реке хотя бы до первых перекатов. Задымлённость над Чуней была ещё гуще, чем вчера, и плыть приходилось, можно сказать, в экстремальных условиях, постоянно сбавляя обороты двигателя, когда он натыкался на мели даже посередине реки. Ему ещё никогда не приходилось так плавать, чтобы смотреть чаще не вперёд, а на дно реки, которое хорошо было видно, и порой он успевал поднять мотор до того, как он сам за него зацепит и придётся разблокировать аварийную кнопку «стоп».
В итоге всё время приходилось плыть ближе к левому берегу, но всё равно в районе галечных островов не менее пары сотни метров ему пришлось проплыть, подняв подвесной мотор, на вёслах. Войдя в устье реки Муторай и проплыв вверх по реке метров триста, немного выше базы охотников на левом берегу, у первых перекатов с островами, капитально (всем днищем лодки) вблизи от правого берега он сел на мель. Поэтому ему пришлось поднять голенища болотных сапог и, сойдя с лодки в воду, протащить её, ведя на верёвке вдоль правого берега, к одному из густо заросших осокой островов. Оставив лодку на галечной отмели, Константин Коханов, взял с собой поисковый магнит, зубило и в качестве молотка металлический охотничий топор и пошёл по правому берегу к обнажению.

Побродив около двух часов по каменным осыпям, но ничего интересного, с научной точки зрения, он там не обнаружил. Правда он, нашел почти килограммовую (981 грамм) «плитку», полупрозрачного камня – то ли сердолика, то ли халцедона. С одной стороны «плитка», имела, словно сотовую поверхность, а на другой стороне просматривался более грубый «горный» рельеф. После этой находки, он вернулся к лодке, и уже там, побродив с поисковым магнитом, поднял с его помощью, как и следовало было ожидать, с десяток мелких камней, местной горной породы. К концу «охоты на метеориты», он стал чувствоваться запах гари, а дым над рекой Муторай сгустился настолько, что он уже начал скрывать очертания деревьев даже вблизи её противоположного берега. Оставалось только пообедать и возвращаться обратно в посёлок Муторай, который был в семи километрах от устья одноименной реки вниз по течению реки Чуни. На обратном пути Константин Коханов умудрился сесть на мель даже при выходе из устья Муторая. Над рекой начал подниматься туман, который смешиваясь с дымом от лесных пожаров, практически сделал невидимыми берега Чуни, если плыть по ней придерживаясь середины реки. Обратно плыл вблизи правого берега, в районе галечных островов не стал рисковать, поднял мотор и проплыл около километра по течению, иногда выравнивая движение лодки с помощью вёсел. Сам посёлок Муторай с реки так и не разглядел. Сначала увидел торчащую из воды водную растительность, затем лодки у берега и уже у самого берега, проступающие в густой пелене тумана с дымом силуэты ближайших к реке домов. На следующий день (25 июля 2016года) Константин Коханов со Степаном Копыловым погрузили, точнее, затащили «Романтику-2» вместе с подвесным мотором на волокуши, и Степан отвёз её на своём тракторе обратно к себе во двор. Лодку привязали к стене сарая на прежнем месте, а подвесной мотор Константин Коханов отнёс в сарай, где он должен перезимовать до мая 2017 года. На этом водная часть путешествия Константина Коханова была закончена, а её пешая часть до реки Кимчукан, так и не началась. Хотя вертолёт 26 июня 2016 года, ввиду сильной задымлённости местности по расписанию не прилетел в Муторай, Константин Коханов всё равно купил билет и заодно узнал, что он только второй пассажир. 27 июля небо над Мутораем немного прояснилось, но вертолёт всё равно не прилетел – был закрыт для прилёта самолётов аэропорт Ванавары. Кто-то уже распустил слухи в посёлке Муторай, что пожар уже в окрестностях Ванавары и в заповеднике «Тунгусский», сгорел самый большой дом. К вечеру стало известно, что на завтра в плане полётов, рейс на Муторай поставлен на 10 часов утра.

28 июля 2016 года Константин Коханов перенёс все свои вещи, которые останутся в Муторае и те которые он решил взять с собой в Ванавару в дом Степана Копылова. Когда стал слышен звук приближавшегося к Мутораю вертолёта, Константин Коханов с женой Степана Викторией Горбоуль, пошли пешком к вертолётной площадке, а он сам повёз на мотоцикле туда его вещи и коробки с рыбой, для сына в Ванаваре. Считая Константина Коханова из Муторая в Ванавару было всего пять пассажиров и груз виде посылок жителей Муторая своим родственникам и знакомым в этот населённый пункт. Сначала из вертолёта выгрузили посылки из Ванавары в Муторай и только потом пассажиры расположились в вертолёте. На этом рейсе летел и мэр Муторая Баснин Роман Леонидович, 1974 года рождения, с которым Константин Коханов успел пообщаться несколько дней назад в посёлке. Мэр Муторая тогда рассказал ему, что он был участником походов Ванаварского отряда «Тунгусский метеорит» с 1988 по 1991 год, организованный из школьников бывшим геологом, местным охотником Виталием Вороновым, создавший в селе Ванавара первый музей, наглядно освещавший историю падения Тунгусского метеорита.

Вот, что о нём рассказывает, в связи с его кончиной, на своём сайте (http://www.tunguska.ru/forum/index.php?topic=457) Виталий Ромейко:

«5 октября 2005 года, на 63 году жизни, в поселке Ванавара скончался наш таёжный друг – Виталий Иннокентьевич Воронов. Коренной житель поселка Ванавара, профессиональный путешественник, охотник, каюр, зверовод. Многие годы он активно занимался Тунгусским метеоритом, помогал в проведении отечественных и зарубежных экспедиций к месту Тунгусской катастрофы. В 80-е годы организовал, и стал директором уникального музея «Тунгусский метеорит» расположенного в родном поселке. Виталий Иннокентиевич был замечательным рассказчиком, художником, писал рассказы и сказки. Недавно он написал документальный очерк «Тунгусская комета», где изложил своё виденье Тунгусской проблемы. До последних дней он неутомимо стремился раскрыть тайну Тунгусского метеорита».

В посёлке Муторай один из его жителей, Александр Владимирович Верхотуров, 1974 года рождения, показал Константину Коханову зимнюю фотографию Виталия Воронова на Заимке Кулика с одним из школьников его отряда «Тунгусский метеорит»:

Наконец приземлился вертолёт. После погрузки всех посылок из Муторая в Ванавару, Константин Коханов, с мэром посёлка и несколькими местными жителями заняли в нём свои места, свободные от перевозимого груза.

Взлетели. Константин Коханов смотрел в иллюминатор. Когда пролетали над Чуней, он увидел нечто наподобие кратера Виталия Ромейко, на одной из фотографий его сайта.

Затем внизу промелькнуло ещё несколько похожих на воронки от Тунгусского метеорита, окруженных деревьями, озёр. Создавалась иллюзия, что деревья как будто росли на окружающих озёра земляных или торфяных валах. Чёрно-бурых следов от недавних пожаров было много, но открытого огня или дыма, он во время всего полёта, всё-таки нигде не увидел. Когда он фотографировал через иллюминатор все интересные места, конечно, понимал, что качество снимков будет низким, но, по крайней мере, надеялся, что и на них можно будет всё же что-то разглядеть.

После приземления вертолёта в Ванаваре, муж кассира аэропорта Любови Кучеровой Андрей отвёз его на своей машине в гостиницу «Гармония», где он узнал, что в ней можно будет только переночевать, так все места там со следующего дня уже забронированы прилетавшими на следующий день двумя женщинами из Красноярска. Но и Константин Коханов не собирался задерживаться в Ванаваре и хотел улететь в Красноярск, в случае лётной погоды, в тот же день.
Утром 29.07.2016 года он заказал в гостиницу такси, переупаковал свои вещи и поехал сначала не в аэропорт, а на Московскую улицу, туда, где находилась дирекция ГПЗ «Тунгусский». Директора заповедника Людмилы Логуновой на месте не оказалось, а от её сотрудников Константин Коханов узнал, что на Заимке Кулика, и на кордоне Пристань на Хушме, ничего не сгорело. Сгорел один дом в бывшем геологическом посёлке «Хрустальный», где когда-то добывали исландский шпат, но в этом посёлке даже в 2009 году, когда его посетил Константин Коханов, не было уже ни одного пригодного для жилья дома. Пожар был на устье реки Хушмы, но его быстро локализовали и заповедник «Тунгусский» и на этот раз сильно не пострадал. После разговора с сотрудниками заповедника, он поехал в аэропорт, где встретился с мэром Муторая, от которого узнал, что над теми гарями, где они вчера пролетали на вертолёте, ветер снова раздул огонь. До аэропорта Емельяново в Красноярске Константин Коханов долетел на самолёте АН-24РВ, причём, чем ближе самолёт подлетал к аэропорту, тем гуще становилась внизу пелена дыма от где-то ещё не потушенных лесных пожаров. От аэропорта Емельяново до железнодорожного вокзала в Красноярске (расстояние около 40 километров) с ещё тремя попутчиками Константину Коханову пришлось ехать на такси. Он так и не понял из разговора с продавцом билетов на автобусной остановке и с ожидавшими автобус пассажирами, когда же будет посадка на рейс до железнонодорожного вокзала.
Хотелось сфотографировать достопримечательности улиц города, но они были хотя и не в плотной пелене дыма, но о каких либо качественных фотографиях можно было не думать. На площади железнодорожного вокзала Константин Коханов сделал несколько снимков, по которым всё-таки можно было понять, чем дышали тогда красноярские жители, возможно целое лето.
Билеты на ближайший скорый поезд до Златоуста, были только на верхние полки. К тому же часть пути поезд дважды пересекал границу с Казахстаном, и пришлось заполнять специальный бланк, о правилах пограничного контроля и недопустимости ошибок с паспортными данными при оформлении проездного документа. Правда, не это вызывало неудобство, а то, что скорый поезд №129 (Красноярск-Ялта) до Златоуста, шёл в течение около 42-х часов со скоростью почтово-багажного состава, делая остановки от 30 минут до 1-го часа. Время длительных остановок поезда на пути в Златоуст: Ачинск-1 (30 минут); Мариинск (29 минут); Новосибирск (49 минут); Исилькуль (1 час); Петропавловск (42 минуты); Челябинск (41 минута).
До Кургана (до 6 часов утра по московскому времени 30.07.2016 года) Константин Коханов доехал нормально (попутчики были мужчины, возвращавшиеся из длительной командировки) – в купе даже оставалась свободной одна верхняя полка. Но после Кургана в купе вошли две женщины с маленькими детьми. И весь дальнейший путь до Златоуста (в течение 7 часов), Константин Коханов простоял в коридоре вагона, а затем в тамбуре, так как женщины с детьми сразу же улеглись спать, и как он будет ехать дальше, их совсем не интересовало – проводников тоже.
Сойдя с поезда в Златоусте, Константин Коханов поинтересовался у стоящих на перроне полицейских, где находится ближайшая гостиница. К его удивлению ближайшая гостиница находилась в здании железнодорожного вокзала. Был даже выбор, но Константин Коханов выбрал для себя номер «люкс» (за 1600 рублей в сутки), оплатив за проживание там сразу же трое суток, оговорив возможность продления своего проживания в этом номере ещё, по крайней мере, на неделю.
Отнеся свои вещи в номер, Константин Коханов сначала сходил в магазин за продуктами, затем на такси съездил в ближайший магазин сувениров и, купив там для членов своей семьи подарки с гербом города «Златоуста», вернулся в гостиницу. Рассчитываясь с таксистом, договорился с ним, что он завтра отвезёт его в город Сатку и оттуда обратно в Златоуст.
Чёткого плана с чего и с кем начать разговор о Челябинском метеорите в городе Сатке у Константина Коханова не было, но потом его вдруг осенило, что этот разговор нужно будет начать в центральной городской библиотеке, но ещё лучше с редакции местной газеты. В редакции можно будет ознакомиться с архивом номеров за 2013 год и с тем, что в них было напечатано с 15 февраля после пролёта над городом Челябинского метеорита. Поэтому 1 августа 2016 года, когда он садился в такси, попросил водителя сначала отвезти его в редакцию газеты «Златоустовский рабочий», а затем в Центральную библиотеку. В редакции газеты, представившись, как всегда писателем и путешественником из Москвы, который занимается изучением проблемы Тунгусского метеорита и попутно интересуется свидетельскими показаниями о полёте и взрыве Челябинского метеорита, причём ещё с первой поездки в Челябинскую область, через три месяца после этого прославившего во всём мире Челябинскую область события. К сожалению главный редактором газеты в тот год был другой человек, а заместитель главного редактора, который был очевидцем этого события и ещё продолжал работать в редакции, также к большому сожалению помочь ему ничем не мог, даже найти интересующие его номера газеты за 2013 год. Правда, главный редактор Денис Владимирович Андреев был свидетелем взрыва Челябинского метеорита, но в Челябинске, и почувствовал, как после вспышки от взрыва, его лицо обдало волной тёплого воздуха (или кожа на лице почувствовала тепло).
Главный редактор предложил сфотографироваться, так как у них было принято фотографировать всех гостей редакции. Константин Коханов был не против, но только за столом, обнявшись с главным редактором, на фоне, принёсённых им фотографий пролёта Челябинского метеорита над Златоустом и Саткой.

По крайней мере, Константин Коханов узнал от него, адрес редакции газеты «Саткинский рабочий» (Солнечная, 33) и то, что там главный редактор Зайцева Светлана Васильевна. После редакции «Златоустовский рабочий», Константин Коханов зашёл в Центральную библиотеку, благо она была рядом, и договорился там, что ему к среде (3 августа 2016 года) подберут там все местные газеты с материалами о Челябинском метеорите. После библиотеки он поехал на такси в Сатку, и в пути у него было достаточно времени, чтобы поближе познакомиться и с самим таксистом. В итоге он предложил ему на время, своего пребывания в Златоусте (дней на десять) вместе со своим транспортным средством, стать, членом его рекогносцировочной экспедиции, оговорив, предстоящие маршруты и их оплату. В редакции «Саткинский рабочий» архив номеров за 2013 год был даже переплетён, кроме того у них была ещё копия в электронном виде номера газеты за 19 февраля 2013 года.

К тому же корреспондент газеты Богданова Александра Сергеевна занималась сбором свидетельских показаний о полёте Челябинского метеорита по просьбе одной их московских редакций. Материалы она отправила, но они не были опубликованы (заменены на мнение какого-то эксперта). К сожалению копию этих материалов она в присутствии Константина Коханова не нашла, но обещала, если найдёт, выслать их ему по электронной почте.

После редакции Саткинский рабочий, Константин Коханов посетил Центральную библиотеку, но директор встретила его насторожено и на вопрос Константина Коханова, как часто её библиотеку посещают писатели из Москвы и расспрашивают о полёте Челябинского метеорита, на явную иронию в его голосе отреагировала самым неожиданным образом: Это для Вас может быть интересно, а не жителям Сатки, так у них было за это время много других более интересных важных событий. Не растерявшись, как столичный житель, уличённый в своём невежестве, что не знает того, о чём может быть говорит, кивая на город Сатку вся Россия, он всё-таки попросил директора библиотеки, назвать хотя бы одно такое событие. Причём он попросил назвать хотя бы одно событие, пусть даже не в самой Сатке, а во всей Челябинской области за последние годы, которое могло бы вызвать такой же интерес во всём мире, как полёт и взрыв Челябинского метеорита. Лицо директора покрыл яркий румянец, так что Константину Коханову стало понятно, что дальнейший разговор уже не имеет никакого смысла, и он всё-таки поблагодарив её, за предоставленные ему фотографии, пролёта Челябинского метеорита над Саткой, которые она сделала при помощи фотокамеры своего телефона, покинул помещении библиотеки.

Фотография полёта Челябинского метеорита директора Саткинской библиотеки:

Заодно, под впечатлением разговора с директором библиотеки, он отказался от поездки в Куваши и не стал планировать специальной поездки в город Миасс.
На обратном пути заехали на Саткинский пруд, где таксист показал Константину Коханову главную достопримечательность города, расположенный там, на его острове, сказочный замок.

2 августа 2016 года Константином Кохановым была совершена первая ознакомительная поездка в город Чебаркуль. Им планировалось посетить полуостров Марьин на озере Чебаркуль и также сходить в гости к Николаю Мельникову, от которого он якобы получил три письма, но принял их за розыгрыш со стороны водолазов, которые занимались подъёмом осколка Челябинского метеорита со дна озера Чебаркуль. На полуострове Марьин Константин Коханов хотел с помощью поискового магнита снова найти (поднять им) камни местной горной породы, которые в 2013 году даже не стал фотографировать и отдал их все бывшему заместителю главы Чебаркуля. Заодно хотел также сфотографировать, установленный водолазами буй на месте, где они нашли «осколок метеорита», хотя было бы уместно поставить его там, где была середина воронки, проделанная осколком метеорита на ледяной поверхности озера. Относительно того, где был установлен буй, информация в печати и на сайтах Интернета была противоречивой, но сводилось к тому, что буй находится в стороне от места падения осколка метеорита на 50-100 метров. Вроде бы место специально «засекретили», чтобы кто-то ещё, кроме тех, кого наняла администрация Челябинской области, не вздумал бы проводить там поиски метеоритного вещества. Хотя прошло три года, но Константин Коханов, хорошо запомнил, напротив какого дома на Советской улице находится поворот к озеру Чебаркуль, намного труднее, оказалось, найти дорогу на полуостров Марьин. Местные жители явно не понимали, что у них хотели узнать, да и местными их было назвать трудно, так как в основном это были те, кого кроме мечети в этих местах больше ничего не интересовало. Совершив пешую прогулку вдоль трассы (окрашенной в жёлтый цвет трубы) поселкового газопровода, Константин Коханов понял, что он с таксистом значительно не доехал до поворота дороги к полуострову Марьин. Вскоре они повстречали действительно местных жителей и уточнили теперь уже правильный дальнейший маршрут. Полуостров Марьин представлял собой остров, соединённый с берегом озера узким перешейком, по которому и шла дорога, скорее нечто похожее на дорогу, состоящую из одних ям и рытвин, которые каждый водитель объезжал, как ему заблагорассудится. Иногда казалось, что и проехать дальше уже нельзя, но тут появлялась встречная машина, и это вселяло в души невольных путешественников, если не оптимизм, но хотя бы надежду, что до оконечности полуострова всё-таки можно доехать. Ближе к концу пути стали появляться отдыхающие там семьями жители Чебаркуля и рыбаки. И вот то самое место, где в 2013 году Константину Коханову бывший заместитель главы озера Чебаркуля показал, где была прорубленная браконьерами прорубь. Он даже не поправил Константина Коханова, что это не прорубь, а воронка во льду от осколка Челябинского метеорита. Рядом с тем местом стояла машина с туристами из Тулы, возможно, это была супружеская пара пенсионного возраста, но уточнять это Константин Коханов не стал, хотя с ними и пообщался по поводу Челябинского метеорита. Переубеждать их, что метеорит не был сбит космическими пришельцами, которые теперь многим мерещатся везде, не только за стенами сумасшедшего дома, Константин Коханов не стал, а только сказал, что его точку зрения они могут прочитать на сайте, отмеченном, на оставленной им на память визитке.

На что обратил внимание Константин Коханов сразу, это на то, что буй с указанием, где упал осколок Челябинского метеорита был установлен значительно правее того места, указанного ему в 2013 году бывшим заместителем главы города Чебаркуля.

Затем он при помощи поискового магнита начал собирать прилипающие к нему камни местной породы, обратив внимание на то, что уровень воды в озере был выше и поэтому даже попытался найти их на дне озера, в тех местах, где оно в 2013 году было его берегом. За этим занятием его и сфотографировал водитель такси Андрей Сосновский.

С полуострова Марьин Константин Коханов поехал на лодочную станцию, куда водолазы «выволокли» с помощью губернатора Челябинской области, который управлял лебёдкой со дна озера осколок Челябинского метеорита и который якобы там «только на берегу» развалился на три части. Что всё было именно так, «уверены» только заинтересованные в этом должностные лица Челябинской области, если, конечно, не считать нанятых ими водолазов. Поэтому, что было поднято со дна озера Чебаркуль, сейчас ещё нельзя сказать об этом точно. Был ли это действительно целый осколок метеорита или набор не имевших к метеориту камней, точнее выражаясь, всего лишь «кот в мешке», примерно с несколькими килограммами подброшенных в тот мешок настоящими осколками метеорита, найденных в других местах? – этот вопрос остаётся без ответа. Комитету по метеоритам АН РФ до сих пор лень самому взять образцы вещества с самого крупного осколка метеорита, выставленного для всеобщего обозрения в Челябинском краеведческом музее и произвести его химический анализ, а не изучать то, что отослали в КМЕТ «уральские учёные». Откуда же у Константина Коханова такие сомнения в честности и порядочности «уральской науки»? Он может объяснить это даже по имеющимся в Интернете фотографиям поднятого со дна озера Чебаркуль осколка Челябинского метеорита. Благо они там есть, как с почти полностью упакованным осколком метеорита, так и с частично снятым с него упаковочным материалом. Немало есть фотографий и с осколками Челябинского метеорита, лежащими на упаковочном материале, как на берегу озера Чебаркуль, так и в Челябинском краеведческом музее. Но почему-то нет снимков поднятого осколка метеорита, когда он раскололся на берегу на три части, без наличия упаковки и стягивающих эти части верёвок. Также нет фотографий для визуального сравнения этих трёх его самых крупных частей, положенных рядом. Посмотрим на эти наиболее удачные фотоснимки, сделанные сразу после того как осколок метеорита при помощи лебёдки «привёз» в сопровождении водолазов по дну озера и вытянул его на берег у лодочной станции губернатор Челябинской области Михаил Юревич:

Поднятый на берег осколок метеорита был взвешен, причём, как говорят очевидцы, при взвешивании были сломаны весы, а затем после его фотосессии, он был погружен в кузов автомобиля и отвезён в Челябинский краеведческий музей.
В Интернете достаточно много фотографий этого самого крупного осколка челябинского метеорита в витрине краеведческого музея. Но, что следует отметить и в этом можно убедиться визуально, это то, как изменился его цвет.

Дошло до того, что Екатеринбургские водолазы не узнали челябинский метеорит. Тот, что они поднимали, был больше и другого цвета:

«Водолазы из Екатеринбурга встретились с метеоритом «Челябинск» в музее. И не узнали его. Как сообщили в пресс-службе краеведческого музея, 25 декабря музей посетили участники экспедиции «Язь», обнаружившие и поднявшие самый крупный осколок метеорита со дна озера Чебаркуль. Водолазы утверждают, что камень в музее совсем не похож на то, что они доставали из озера: спустя два месяца после подъёма, его размер и цвет сильно изменились. Дайверы утверждают, что тогда осколок был больше и чёрного цвета. Заведующий отделом природы Челябинского краеведческого музея Эдуард Шайгородский сообщил водолазам: «При перевозке от метеорита откололось несколько фрагментов, кроме того, вес до сих пор уменьшается по причине испарения воды. А вместе с ней на поверхность метеорита выходят хлориды железа – то есть ржавчина» (http://earth-chronicles.ru/news/2013-12-26-56812).

Когда Константин Коханов в конце своего путешествия оказался в Челябинском краеведческом музее, в зале, где был выставлен для обозрения самый большой осколок Челябинского метеорита, поднятый со дна озера Чебаркуль, он поинтересовался у дежурной по залу сотрудницы музея, когда последний раз взвешивали этот самый главный музейный экспонат. К его удивлению сотрудница музея ответила ему, что после того как осколок метеорита был помещён под стеклянный призматический колпак витрины, его ни разу не взвешивали. Вы в этом абсолютно уверены? – поинтересовался у неё Константин Коханов, – но сотрудница музея тоном, не допускающим возражений, ответила, – «я в музее работаю не первый день, и если бы его взвешивали, не мне ли быть в курсе, что в этом зале происходило или происходит». Но в газетах было опубликовано несколько статей о том, что осколок метеорита, то «похудеет» килограмм на сорок, то поправится килограмм на двадцать, – возразил ей Константин Коханов. И опять же он был посрамлён сотрудницей музея, не только своим невежеством, но и беспросветной глупостью: Да мало ли что, напишет жёлтая пресса, так что пора разбираться в том, чему можно верить, а чему нельзя. По Вашему «Российская газета» – это то же жёлтая пресса, как и другие центральные газеты, за исключением периодических изданий Челябинска и Челябинской области, – попробовал возразить ей Константин Коханов, хотя понимал, что переубедить в чём-то такую женщину, мог бы только Иосиф Сталин. Поэтому он перестал задавать дальше вопросы и попросил её пригласить для разговора с ним какого-нибудь научного сотрудника музея….

https://dostup1.ru/society/Samyy-bolshoy-fragment-chelyabinskogo-meteorita-vesit-505-kg_72385.html

До лодочной станции Константин Коханов с Андреем Сосновским доехали без особых приключений – ориентиром послужила мечеть. Хуже было то, что в ожидании приезда на следующий день правительства области, там происходили работы по благоустройству территории и ремонт дороги. Но после недолгих переговоров с «администрацией» их всё-таки пропустили на территорию лодочной станции, где они сфотографировались у стелы в честь падения в озеро «небесного гостя». Правда пришлось купить билеты на посещение исторического места, но уговорить работников лодочной станции отвезти на моторной лодке Константина Коханова к бую так и не удалось. За двадцатиминутную поездку на катере к бую, 2000 рублей работник лодочной станции получить не захотел, так как ему нужно было наблюдать за благоустройством территории. И в то же время сказать, к кому можно с этой просьбой обратиться, тоже видимо не захотел, но предложил прийти на следующий день после отъезда областного начальства. Тогда Константин Коханов предложил ему узнать, может быть, кто-то согласится отвезти его сегодня к бую за 5000 рублей, так как ему очень хотелось точно определить его координаты с помощью навигатора «Магеллан». Работник лодочной станции кому-то позвонил, но его товарищ был очень занят, и заработать за день, почти столько же, сколько он зарабатывает за месяц (как пошутил Андрей Сосновский) не захотел.

Самое интересное было то, что работник лодочной станции не мог сказать, где живёт Николай Мельников, который установил на своём участке первую стелу, посвящённую падению Челябинского метеорита в озеро Чебаркуль, хотя благодаря записи его видеорегистратора было установлено место падения осколка метеорита в озеро, на которое указывал теперь установленный там буй. Поэтому Константин Коханов, попросив Андрея Сосновского подождать его за забором лодочной станции в машине, пошёл узнавать адрес Мельникова у жителей ближайших к берегу озера домов. Во время обхода прибрежной территории, Константин Коханов увидел мужчину, который вёз на тележке резиновую лодку с подвесным мотором в сторону озера. Первое, что он спросил у этого мужчины, это не знает ли он, в каком доме проживает Николай Мельников, и второе, – не отвезёт ли он его к бую за 2000 рублей, для измерения координат его местоположения? Где живёт Николай Мельников, мужчина не знал, но отвезти к бую согласился. Константину Коханову, пришлось вернуться к машине, чтобы забрать из репортёрской сумки навигатор и тетрадь с ручкой, и только после этого уже плыть к бую на моторной лодке.
Доплыли до буя. Константин Коханов сфотографировал на нём табличку с координатами его местоположения и с краткой справкой о полёте Челябинского метеорита. Затем измерил координаты местоположения буя: 54,95945 (…42), (…41), (…37); 60,32195 (…191), (…193), (…190).
После фотографирования буя со всех сторон поплыли к полуострову Крутик, где Константин Коханов вышел на берег и сфотографировался на его берегу у лодки так, чтобы был виден на озере буй.

Стоит отметить, чем интересна сама по себе история с табличками на Чебаркульском буе и на памятнике Челябинскому метеориту на лодочной станции. Ошибку с координатами, которые указывали вместо озера Чебаркуль на точку в акватории Северного моря, между Великобританией и Норвегией, заметили не сразу, но на буе почему-то табличку менять не стали, потому что не каждый ведь из туристов поплывёт за 1000-2000 рублей, прочитать её содержание. А вот на памятнике, установленным на лодочной станции её решили заменить, причём на втором её экземпляре опять допустили ошибку, не смотря на то, что цифры на ней были «точные», но перепутали на этот раз широту и долготу. Табличку в третий раз переделывать не стали, просто с помощью сварочного аппарата исправили на ней ошибку. Складывается впечатление, что небесная канцелярия недовольна той поспешностью, с которой что-то подняли со дна озера похожее на осколок метеорита, причём явно не с того места на поверхности озера, если он на неё действительно падал.


http://chelnews.com/index.php?newsid=4955; http://www.isilgan.ru/2014/02/blog-post_25.html

Ещё по пути к бую, Константин Коханов подумал, что было бы неплохо и измерить глубину озера Чебаркуль у буя, а также и по траектории полёта над ним Челябинского метеорита. Но эхолот остался в Златоусте и поэтому Константин Коханов, когда приплыли обратно и сошли на берег недалёко от лодочной станции, предложил мужчине стать ещё на один день членом его метеоритной экспедиции и при этом, по местным меркам, неплохо заработать. Договорились, что через день (4 августа 2016 года) он с ним часа три-четыре поплавает по озеру Чебаркуль с целью измерения его глубины у полуострова Крутик и по траектории полёта Челябинского метеорита, а также в контрольных точках около островов Голец и Кораблик. Записав Ф.И.О. мужчины (Бухарина Сергея Васильевича, 1963 года рождения), его адрес и телефон, уже как члена метеоритной экспедиции, Константин Коханов вернулся к воротам лодочной станции и рассказал Андрею Сосновскому о своих планах на ближайшие два дня:
3 августа 2016 года он предоставил Андрею Сосновскому «день отдыха», а сам наметил посещение редакции Златоустовский рабочий и Златоустовской центральной библиотеки, где ему пообещали подобрать материалы местной прессы о полёте и взрыве Челябинского метеорита;
4 августа 2016 года снова предложил ему совершить поездку на озеро Чебаркуль для измерения его глубины, в разных частях и, заодно, найти дом Николая Мельникова.
В редакции газеты «Златоустовском рабочем» Константину Коханову нужно было забрать три отредактированные им фотографии, с изображением полёта Челябинского метеорита над Златоустом и Саткой, которые он оставил там, и нужные ему для предстоящего разговора с научными работниками Челябинского краеведческого музея. Главного редактора на месте не оказалось и ему пришлось идти в Центральную библиотеку, расположенную невдалеке от здания редакции газеты. В библиотеке, как там было обещано, ему подобрали газеты с репортажами о падении и взрыве Челябинского метеорита. Газеты он разложил на столах в одной из комнат и сфотографировал наиболее заинтересовавшие его листы. Кроме того ему также сбросили там на флешку материалы с библиотечного компьютера с другими статьями из челябинских газет, где были упоминания о челябинском метеорите, в том числе и о выпущенных с его осколками сувенирах и памятных медалях. В знак благодарности Константин Коханов пообещал подарить библиотеке свои книги, узнав, что сотрудники библиотеки уже успели навести о нём справки и убедились, что он действительно «поэт и литературовед», хотя только по версии Российской национальной библиотеки (РНБ) в Санкт-Петербурге.
Константину Коханову Андрей Сосновский уже показывал некоторые достопримечательности Златоуста и теперь после посещения библиотеки он решил поближе познакомиться с городом сам.
После небольшой экскурсии по городу Константин Коханов посетил фирменный магазин при Златоустовской оружейной фабрике. Там он приобрёл на память и в качестве подарков родственникам и знакомым несколько ножей (которые по приложенным к ним сертификатам не являлись холодным оружием). Не смотря на это, туристические ножи мало отличались по форме от тех, которые считались холодным оружием, и главное имели на лезвиях знаменитую Златоустовскую гравюру на стали. Нужно отметить, что она выполнялась по уникальной технологии художественной обработки металлической поверхности, ставшей, по сути, искусством украшения холодного оружия, а затем и бытовых предметов, в том числе настенных панно, близких по художественному исполнению, к станковой живописи. Сочетание гравировки, глубокого травления, воронения (синения), золочения, таушировки (инкрустации одного металла другим, более мягким и имеющим меньшую температуру плавления) и резьбы по металлу, создаёт на стальной поверхности чёткие изображения с мягкими световыми переходами. Одно из таких панно с портретом Владимира Высоцкого, и визитку города Златоуста, наподобие медали, Константин Коханов также решил купить, когда прошёлся по магазину, как по музею, разглядывая выставленные там, на продажу, изделия Златоустовских мастеров.
В течение дня Константину Коханову так и не удалось созвониться с Сергеем Бухариным из Чебаркуля и это немного испортило ему настроение, так как вносило некоторую неопределённость в реализацию его планов на следующий день.
4 августа 2016 года в 9:00, садясь на привокзальной площади в машину Андрея Сосновского, Константин Коханов сказал ему, что он так и не смог дозвониться до Сергея в Чебаркуле. Тогда Андрей Сосновский попробовал дозвониться ему по своему телефону, и также пообщался с автоответчиком. Впрочем, у них был адрес Сергея Бухарина и, приехав в Чебаркуль, они без особого труда нашли его дом на Колхозной улице. Правда они долго напрасно нажимали кнопку домофона и стучали в ворота дома Сергея, полагая, что если окна в его доме открыты, то в доме кто-то всё равно есть. Константин Коханов даже уточнил у мужчин, косивших траву у заборов своих домов, невдалеке от дома Сергея, там ли проживает хозяин резиновой лодки с мотором и получил утвердительный ответ, что действительно в том доме, в ворота которого продолжал стучать Андрей. Вернувшись к воротам, Константин Коханов попросил Андрея подождать его в машине, а сам пошёл к озеру, надеясь увидеть Сергея там. Сергея, в том месте, где он его встретил позавчера, он конечно не обнаружил и поэтому пошёл по Колхозной улице, которая сворачивала невдалеке от того места к озеру, ориентируясь на остров Голец, к дому Николая Мельникова. Не зная, где точно находится его дом, Константин Коханов мысленно проложил траекторию полёта Челябинского метеорита, над этим островом до Буя на озере и от острова в противоположную сторону до берега, где вероятно мог находиться его дом. Проходя мимо пляжа со спасательной станцией, он увидел, что от него куда-то по озеру поплыла моторная лодка. Так, что у него в перспективе замаячила большая вероятность договориться с её хозяином, поплавать по озеру на тех же условиях, что и с Сергеем Бухариным, если он так и не появится у себя дома в ближайшее время. Когда Колхозная улица стала поворачивать от озера в правую сторону, Коханов свернул с неё налево и пошёл в сторону пляжа со спасательной станцией, но не стал заходить на спасательную станцию, а пошёл вдоль берега озера дальше. Вскоре он дошёл ещё до одного пляжа, без спасательной станции, но со столбом, на котором был прибит синего цвета щит с надписью «Пляж Метеорит». Нутром чувствуя, что дом Николая Мельникова где-то рядом, Константин Коханов всё-таки решил уточнить у идущей навстречу женщины, где всё-таки находится его дом. При этом он сказал женщине, что он ищет дом того Мельникова регистратор которого зафиксировал падение Челябинского метеорита в озеро и который у себя на участке установил стелу в честь падения Челябинского метеорита. Ответ женщины просто обескуражил Константина Коханова, потому что она сказала, что стела в честь падения Челябинского метеорита находится на лодочной станции, и о другой стеле она ничего не слышала. Константин Коханов поинтересовался у женщины, – сколько лет она проживает в Чебаркуле? Оказалось, что она живёт в Чебаркуле четыре года. Осколок метеорита упал в озеро три года назад и при этом она ничего не знает о Николае Мельникове, о котором несколько раз писала местная газета «Южноуралец» и о котором неоднократно упоминалось в 2013 году почти во всех печатных изданиях страны, как и на всех телеканалах. После разговора с женщиной, Константин Коханов поднялся по крутому склону от дороги, идущей вдоль озера, к расположенной выше ещё одной дороги, непосредственно идущей уже к домам, и сразу же увидел за металлической оградой стелу в честь падения Челябинского метеорита. Но достучаться до Мельникова, тряской металлической калитки и ворот, так же как и до Бухарина, ему не удалось. Оставалось только сфотографировать стелу и то, что было изображено с ней рядом на расположенных и установленных синих щитах. Самое смешное было в том, что Константин Коханов, когда расспрашивал женщину на берегу озера, где находится дом со стелой, у него даже не мелькнуло мысли, что он может находиться прямо под ней. «Вот так и проходит мирская слава», – подумал Константин Коханов, убедившись ещё раз насколько верна мысль немецкого философа-мистика XV века Фомы Кемпийского и в наше время, особенно в России.

Решив, что к Мельникову можно будет зайти и после измерения глубины озера, Константин Коханов пошёл обратно, но теперь уже зашёл на территорию пляжа со спасательной станцией. Ему не стоило особого труда определить, кто руководит работниками спасательной станции и от них узнать, что у них есть катер, и что с его хозяином, можно будет договориться «покататься по озеру». Даже то, что хозяин катера появится на пляже только через час, Константина Коханова это устраивало, и он пообещал, если человек, с которым он уже договорился поплавать по озеру на моторной лодке, не появится, то через час обязательно приедет к ним снова.
Вернувшись к дому Сергея Бухарина, и узнав от Андрея, что хозяин не появлялся, Константин Коханов сказал ему, что тогда «едем на пляж со спасательной станцией», где он уже договорился, что его покатают по озеру Чебаркуль на катере. Только собрались ехать, как открылась калитка, и появился Сергей. Положение сложилось достаточно глупое. Сергей сказал, что подумал, они не приедут, так как ему никто не позвонил. В ответ Коханов и Сосновский сказали, что неоднократно звонили ему и разговаривали только с автоответчиком. Наконец, попросили Сергея набрать свой номер телефона на телефоне Андрея, и результат был тот же – автоответчик попросил оставить после гудка сообщение.
Наконец выяснилось, что Сергей дал свой старый номер телефона. Пока Сергей готовил лодку, Коханов и Сосновский решили искупаться. Пошли к тому месту, где позавчера Коханов видел, купались местные жители. Место было достаточно мелкое с илистым дном и нужно было пройти по воде метров тридцать, чтобы глубина хотя бы была по грудь. Недалеко от берега со дна озера Константин Коханов поднял зеленовато-жёлтый камень местной породы и когда перевернул его, то к своему удивлению увидел, что он такого же цвета (сине-чёрный), как поднятый водолазами осколок Челябинского метеорита. Камень лежал на илистой поверхности озера и там где соприкасался с илом резко менял свой цвет. Чтобы убедиться в этом Константин Коханов поднял несколько камней большего размера и если бы, задался целью откопать в иле какой-нибудь большой камень, то он бы ничем не отличался по цвету от поднятого водолазами со дна озера Чебаркуль «осколка Челябинского или Чебаркульского метеорита».
Андрей остался отдыхать в машине, а Константин Коханов с Сергеем поплыли на его резиновой лодке с мотором по Чебаркулю и начали измерение глубины озера в разных местах на его поверхности. Измерение глубины начали производить рядом с буем. И затем вокруг его на расстоянии от 100 до 200 метров, как в сторону полуострова Крутик, так и в сторону полуострова Марьин. Глубина озера в окрестностях установленного буя, в так называемом месте обнаруженной полыньи была в среднем 10 метров. Вначале Константин Коханов отмечал координаты точек измерения глубины озера, а потом понял, что это напрасное занятие, так как со слов водолазов толщина придонного ила там колебалась от 6 до 10 метров. Поэтому Константин Коханов поинтересовался у Сергея, где на озере он знает более глубокие места. Сергей сказал, что наиболее глубокие места находятся у острова Голец, так оно и оказалось. Именно там эхолот показал наибольшую глубину 12,3 метра, но также и отметил на небольшом пространстве измерений и резкий перепад глубин, что говорило о наличии там подводного хребта.
Между прочим, Сергей ему также сказал, что где-то в этих местах провалился под лёд автобус, который сколько там не искали, но так и не нашли. Упоминанию Сергея о том, что у острова Голец провалился под лёд автобус, Константин Коханов, не придал тогда значения, и поэтому не стал уточнять, в каком году это произошло. Но, вернувшись в Москву, он всё-таки решил поискать в Интернете информацию об этом происшествии на озере Чебаркуль, но никаких ссылок на это событие он найти так и не смог.
А тогда, обогнув слева остров Голец, они поплыли дальше в сторону пляжа «Метеорит», где выше его находился дом Николая Мельникова.

Когда причалили к берегу, Сергей решил там искупаться, а Константин Коханов, поднялся к дому известного везде и не только в России, человека, о котором, как ни странно, мало кто знал только в его родном городе Чебаркуле, несмотря на регулярные упоминания о нём в местной газете «Южноуралец». Калитка и ворота по-прежнему были на замках, но на этот раз Константин Коханов решил всё-таки до Мельникова докричаться: Мельников! Мельников!!, Мельников!!! Минут через пять это ему удалось сделать, и, наконец, появился он в шортах и в обуви на босу ногу. Неудивительно день был жаркий, даже температура воды на поверхности озера была плюс  градуса. Из разговора с Мельниковым Константин Коханов убедился, что это он действительно отправил ему три электронных письма, хотя к тому времени он уже сам догадался, читая, что написано было на щитах рядом с его стелой и что это был, не как в письме к нему начальника водолазов Мурзина, первоапрельский розыгрыш. Договорились, что Константин Коханов зайдёт к нему после того как закончит измерение глубины озера Чебаркуль в ещё нескольких контрольных точках около островов «Кораблик» и «Грачёв».
Вернувшись к лодке, Константин Коханов посмотрел на небо и понял, что оно своим помрачневшим видом, явно намекало на приближение грозы. Об этом говорили и усилившиеся порывы ветра и появившиеся на поверхности озера волны.

Плыть к острову «Кораблик» пришлось, подпрыгивая на волнах и крепко держась руками за сиденье на носу лодки. Но как крепко Константин Коханов не держался за сиденье руками, он всё равно слетел с него под смех Сергея на дно лодки. Волны к тому времени достигли высоты полуметра, и при такой волне держать эхолот перпендикулярно поверхности озера было практически невозможно, но зато реально можно было оказаться за бортом лодки. Сергею пришлось сбавить скорость лодки, да и ветер стал понемногу стихать. К слову сказать, по пути к острову Кораблик и около него глубины озера больше 8 метров, обнаружить не удалось, поэтому пришлось повернуть лодку в сторону буя. На этот раз, Константин Коханов начал измерять глубину озера с расстояния примерно 200 метров от буя, приближаясь к нему со стороны полуострова Крутик, но и там глубины озера больше 11,3 метра, обнаружить, также не удалось. Но зато рядом с буем, в том же направлении движения к нему, глубина озера оказалась около 9 метров (от 8,9 до 9,8 метра). На этом тщательные измерения глубины озера были прекращены, а около острова «Грачёв» закончены вообще. Оставалось только вернуться к тому месту, откуда начали производить измерения глубины озера, напротив спуска к озеру от дома Сергея, со стороны Колхозной улицы.

И уже там, у дома Сергея, Константин Коханов, садясь в машину Андрея, объяснил ему, как проехать к дому Николая Мельникова. Перед отъездом, Константин Коханов, записал «точный адрес» и телефон Сергея Бухарина, пообещав прислать ему из Москвы одну из своих книг. Как потом оказалось, Сергей Бухарин неточно указал индекс почтового отделения, и в итоге книга пришла на почту другого населённого пункта, но, в конце концов, он всё-таки её получил.
У дома Николая Мельникова Константин Коханов предложил Андрею сходить с ним к нему в гости, Андрей отказался и решил подождать его на берегу озера, рядом с пляжем «Метеорит». Николай Мельников оказал Константину Коханову радушный приём, угостил его своей «метеоритовкой», настойкой из ягод, на воде из озера Чебаркуль, которой была разбавлена для крепости здоровья, её спиртосодержавщаяся основа. Пока радушный хозяин готовил угощение, Константин Коханов посмотрел фильм о падении Челябинского метеорита, а затем видеозапись регистратора Мельникова, на котором было зафиксирована вспышка от взрыва Челябинского метеорита и падение в озеро осколка метеорита, в виде быстро промелькнувшей на экране монитора чёрной точки…

По поводу истории видеозаписи падения «Чебаркульского осколка» Челябинского метеорита в озеро Чебаркуль с 2013 года в прессе было немало публикаций. Но первоисточник этой информации не каждый человек сможет найти сразу и тем более на него сослаться, как на реально существующий «документ», опубликованный в газете «Южноуралец» №38 (13091) от 23 мая 2013 года:

…Да и то, полёт этой чёрной точки, можно было разглядеть при значительном замедлении скорости просмотра видеозаписи в течение всего лишь мгновения (какие-то доли секунды), но разглядеть последствия от падения «чёрной точки» на поверхность озера, можно было только в случае, если, конечно, дать волю, разыграться своему воображению. И то только в том случае, если просмотреть эту видеозапись несколько раз, слушая при этом комментарий о том, что происходит на мониторе, от самого Николая Мельникова, вплоть до падения следом за осколком метеорита в озеро, «того, что осталось от НЛО», раздробившего или сбившего Челябинский метеорит. На всякий случай Константин Коханов попросил Николая Мельникова сбросить на его флешку копию этой записи видеорегистратора. Уже в Москве, просмотрев эту запись несколько раз, Константин Коханов понял, что судить по ней, что было тогда на озере, на самом деле, он объективно не сможет никогда. Во-первых, потому, что качество видеозаписи не позволяло ему это сделать самому и во-вторых, потому что все комментарии, наблюдения и находки Николая Мельникова вызывали у него много встречных вопросов. Особенно его ссылка на НЛО накануне падения осколка метеорита в озеро Чебаркуль, вряд ли могла бы убедить даже уфологов Южного Урала, что инопланетяне контролировали весь полёт Челябинского метеорита и к тому же даже сами отбуксировали после взрыва метеорита самую большую его часть в полынью на озере. По его версии, даже полынья на озере была тоже делом «рук» тех же инопланетян – прорезана или пропилена ими с НЛО при помощи, чем-то наподобие лазерного луча. Константин Коханов попросил Николая Мельникова более подробно сформулировать его предположения о «помощи инопланетян» на основании сделанных им наблюдений с указанием точного времени, а также с указанием фамилий лиц, которые в то же самое время могли так же, как и он, видеть полёты НЛО над озером Чебаркуль. К сожалению, он не прислал ему почти ничего нового из уже опубликованных им наблюдений, но наверно не читал комментарии к ним, опубликованные на сайтах разных печатных изданий и российских телеканалов.
Показывая Константину Коханову, найденный им у себя на участке фрагмент НЛО, из немагнитного, но очень твёрдого материала (с трудом отпилил от неё болгаркой образец для проверки в какой-то, кажется, питерской лаборатории), Николай Мельников, видимо, почувствовал, что этот инопланетный огородный артефакт не производит на него должного впечатления. И поэтому был даже готов, по просьбе Константина Коханова, предоставить и ему на проверку в лаборатории, отпиленный им уже образец, правда, только тогда, когда ему его вернут из какой-то «секретной» лаборатории.

И всё-таки, как ему не хотелось обижать Николая Мельникова, но Константин Коханов, высказал предположение, что этот «осколок НЛО» просто могли забросить ему на приусадебный участок чебаркульские шутники. С такой же долей вероятности эту, из неизвестного «металла» часть корабля инопланетян, мог подкинуть на его участок, кто-то из семисот гостей, приходивших к нему посмотреть видеозапись, запечатлевшую момент падения на лёд озера Чебаркуль осколка Челябинского метеорита. Но вероятность предположения о том, как мог «упасть» на участок Мельникова, найденный им «фрагмент НЛО», (хотя бы по «версии» Константина Коханова), он исключал полностью. К тому же и свои рассказы, их достоверность, заверял для солидности, причём неоднократно, фразой: «Слово офицера». Вообще-то, Константин Коханов привык верить любому человеку, но до определённого предела, то есть до того момента, когда человек не начнёт просто нести откровенную чушь.

В октябре 2016 года Николай Мельников умудрился поднять со дна озера, недалеко от берега, вторую часть НЛО, о чём почти сразу не преминула сообщить чебаркульская пресса:

Найдена вторая часть инопланетного корабля?

Местный житель Николай Мельников обнаружил в озере Чебаркуль странный предмет весом 7 кг.

«Дом Николая Лаврентьевича расположен прямо на вершине горы, откуда прекрасно видно озеро Чебаркуль. 15 февраля 2013 года видеокамера, установленная под его крышей, сняла падение метеорита.
Весной на своем приусадебном участке Николай Мельников обнаружил блестящий булыжник весом более 3 кг. С виду он напоминал сплав железа или, как резюмировал опытный металлург из Челябинска, «обычный шлак». Но когда мужчины попробовали пилить находку «болгаркой», оказалось, что ни пыль, ни искры от нее не летят. Тогда несколько кусочков Николай Мельников отправил на исследование разным ученым нашей страны. Все прислали в ответ одно и то же — состоит из силицида железа. Но никто из них не брался делать выводы о том месте, где этот предмет мог появиться. Лишь один ученый-уфолог предположил, что осколок имеет внеземное происхождение, поскольку на земле силицид железа при плавке получить невозможно. Вот как описывает это журналист Татьяна Курочкина из телерадиокомпании «Вести Приморья»: «После падения метеорита Н. Мельниковов обнаружил у себя в огороде 3 кг серебристого металла и странный песок с вкраплениями такого же типа частиц. Часть материала ученый получил для проведения анализов, и, как оказалось, это был силицид железа, имеющий космическое происхождение. В оплавленном песке также сверкал силицид железа…»
С весны 2013 года Николай Мельников буквально по крупицам собирал все, что связано с метеоритом: сведения, фотографии, осколки, даже пыль. Чебаркулец устроил дома настоящий музей. В марте текущего года в гостях у Николая Лаврентьевича побывала финалистка прошлогодней Битвы экстрасенсов на канале ТНТ Баба Катя. Она хотела изучить место падения метеорита. Когда Мельников представил ей свою коллекцию, женщина обратила внимание на странный тяжелый предмет, найденный хозяином на своем приусадебном участке. Вот как описывала свои впечатления: «Господи, это какая же немыслимая температура была, когда он летел! В этом кусочке мощнейшая энергия. У меня даже ладони покалывает и жжет. Он заряжает, дает свою энергию человеку. Это чудо! Вот потрогайте сами!.. Быть может, это кирпич Вселенной, то, из чего она построена…Падение метеорита на Землю — это знак нам всем, здесь живущим, что надо двигаться в другую сторону…».
Изучая в дальнейшем собранный материал, Николай Мельников лишь подтверждал собственные догадки: еще на высоте горящий метеорит «подхватили» инопланетные корабли и, сбавляя скорость (отчего метеорит потух), «тащили» 75 км до полыньи на озере Чебаркуль, которая была вырублена лазером заранее. «Таким образом, нас, людей, спас Высший разум!» — убежден Николай Лаврентьевич.
И вот он находит вторую «запчасть» от инопланетного корабля.
«На берегу озера я собирал камни, которые использовал при строительстве погреба, — рассказывает Николай Мельников. — Зашел в воду на четыре метра от берега и вдруг что-то блеснуло на дне. Когда я поднял этот предмет, то увидел, что он в точности напоминает тот, который я нашел в 2013 году у себя на огороде. Только размером он был побольше». Дома взвесил — 7 кг. Но главное то, что в углубление на этом предмете, как по маслу, вошел первый, весом 3 кг. Причем каждая выпуклость попала в свое отверстие! Когда Николай Лаврентьевич наглядно продемонстрировал это, вспомнились фантастические художественные фильмы, где посредством вложения одного предмета в другой открывалась «дверь, ведущая во Вселенную».
К этим историям каждый может относиться по-разному. Но если человек верит в то, что существует «Высший разум», если эта вера помогает ему «двигаться в правильном направлении»: быть добрым, любить природу и окружающих людей — может быть, не надо мешать ему в этом?
А пока Николай Лаврентьевич и его жена Валентина Петровна принимают у себя в гостях иностранцев, угощают их пирогами с чаем и рассказывают о нашей великой стране и замечательных людях, проживающих здесь».
Автор Светлана Архипова, четверг, 13 октября 2016 14:02

После разговора о пришельцах Константин Коханов и Николай Мельников решили сфотографироваться на память у «Стелы Мельникова». Николай Мельников во дворе дома показал Константину Коханову камеру видеорегистратора и ещё некоторые достопримечательности, на которые он хотел обратить внимание.

В свою же очередь, шагая вслед за Николаем Мельниковым, он обратил внимание на здание церкви и понял, что вблизи или рядом с одним из мест, где они проходили, был сделан снимок следа пролетевшего над ней Челябинского метеорита. Самое интересное, что тогда, сделав пару снимков, в том же направлении полёта метеорита, он не обратил внимания, почему его траектория была направлена не в сторону озера Чебаркуль, а вообще в противоположную сторону.

Только во время редактирования 5-ой части очерка «Челябинский метеорит или что-то иное?!», Константин Коханов обратил внимание, что на фотографии след челябинского метеорита над церковью не соответствует траектории его полёта. Чтобы убедиться в этом он увеличил яркость и контрастность фотографии, а также на спутниковой карте Чебаркуля нашёл расположение дома Мельникова с видом на церковь:

После этого в Интернете на сайте «Мой Мир@mail.ru», на его странице (ленте или профиле) https://my.mail.ru/mail/nik.melnikov.47/ Константин Коханов нашёл оригинал фотографии, не имевший отношения к Чебаркулю, и понял, что имел дело с фотомонтажом. Единственно, чего было жалко, это только потерянного времени на знакомство с «творчеством самодеятельного фотохудожника Николая Мельникова», вместо того, чтобы разбираться с тем, какое отношение имело НЛО к взрыву Челябинского метеорита:

Перед тем, как комментировать рассказы Николая Мельникова о спасении инопланетянами во время астероидно-кометной атаки Земли (или хотя бы Челябинской области) Константин Коханов решил получить от него лично материалы с наблюдениями и с выдвинутыми им гипотезами о том, что было на самом деле. Можно было конечно для этого воспользоваться уже опубликованными материалами, но там они были изложены в основном в интерпретации бравших у него интервью журналистов. Поэтому ему было необходимо получить подтверждение, что журналисты изложили точно его точку зрения о падении Челябинского (или Чебаркульского) метеорита и ничего не добавили от себя лично. Для уточнения «правдивости и точности», опубликованных о Николае Мельникове статей в прессе, Константин Коханов отправил ему по электронной почте письмо от 2016-09-27, 19:16 и вскоре получил на него ответ от 2016-09-30, 11:49:

Письмо Константина Коханова от 27 сентября 2016 года:

Здравствуйте. Николай Лаврентьевич! Сейчас я заканчиваю пятую часть очерка «Челябинский метеорит или что-то иное». Материалов собрал достаточно, в том числе и с публикациями о Вас. Что собственно я хочу уточнить:

1.День (число, месяц), время, когда вы видели НЛО над озером Чебаркуль накануне падения Челябинского метеорита;
2.Хотелось бы получить от Вас повторно запись с Вашего видеорегистратора о падении Челябинского метеорита в озеро (два фрагмента, следующие один за другим) и Ваш подробный (если это возможно комментарий). Те показания видеорегистратора, которые я получил от Вас, мне раскрыть на своём компьютере так и не удалось.
3. Есть ли у Вас книга Мурзина о подъёме осколка Челябинского метеорита? Может она продаётся в краеведческом музее Чебаркуля. Если продаётся, прошу вас купить её мне. Деньги за книгу вышлю вместе с ещё одной своей книгой (внутри).
Заранее благодарю за помощь. Константин Коханов.

Письмо Николая Мельникова от 30 сентября 2016 года:

Уважаемый Константин Порфирьевич, Здравствуйте!
Отвечаю на Ваши вопросы:

- 13 февраля 2013 г. в 14 часов 45 минут местного времени находясь на своём участке, обратил внимание на озере «Чебаркуль» , где остров «Голец» и полуостров «Крутик» вдоль этого полуострова и вокруг острова «Голец» появились три неопознанных объекта, три огненных шара, они опускались ко льду, то поднимались чуть выше леса, так они работали 15 минут, в 15:00 часов так же внезапно исчезли. Они за двое суток знали, что к нам на планету «Земля» из космоса летит «Метеор» – и как выяснилось не случайно!
Они прилетали на рекансировку, то есть, по военному на разведку.
- Видео нужно открыть с помощью программы Video Player, если нет, то скачать с интернета программу для просмотра с расширением dv.4.
- Книга Н.Мурзина у нас пока не продается, если достану, то вышлю обязательно.
- Константин Порфирьевич у меня к Вам, еще одна деликатная просьба, если это возможно. Книгу назовите «Чебаркульский метеорит или что-то иное…».
И это будет по-научному грамотно, честно и справедливо!
Какой он Челябинский, когда он упал в наше озеро! А вы знаете, что метеориты, когда падают, то называют их местом падения.
Высылаю еще:

- карта-схема
- «открытое письмо учёным Мира»
- Нас спасли инопланетяне
- Вся правда о космических пришельцах

Если ещё что то нужно, пишите или звоните. Пока до свидания!
С Уважением к Вам, Ваш преданный и верный друг Николай Мельников.

Николай Мельников: «Открытое письмо учёным Мира»

Уважаемые учёные Мира, убедительно прошу Вас, объединиться и создать – «Единый центр по угрозе из космоса, а именно – борьба с астероидной – кометной атакой!»
Падение метеорита на Южном Урале напомнило всему Миру об астероидно- кометной опасности (атаки). Потому что астероиды – несут смертельную угрозу человечеству – планете «Земля»!
И поэтому падение небесного тела на Урале оказалась неожиданностью для всех, для всего Мира и доказало, что системы раннего предупреждения и защиты от подобных космических явлений у современной человеческой цивилизации просто не существует!
Многие учёные всей планеты задают вопрос:
Самая большая загадка «Чебаркульского метеорита» – почему он взорвался! Самой большой загадкой, является взрыв космического тела! Все учёные считают уникальность явления заключается в том, что произошел такой мощный взрыв и именно на такой высоте «Это трудно объяснить»! До сих пор небесные тела подобного состава, так не взрывались? Для науки это крайне важное событие? «Чебаркульский метеорит» оставил после себя не только разрушения. Нам досталось от него в наследство тревога за будущее. Он поставил перед людьми вопросы, которые, кажется, совсем не волновали человечество еще один год и 10 месяцев назад.
Может ли повториться метеоритная атака? Какие еще угрозы таит в себе космос? Способен ли кто-нибудь нас защитить? Что за знаки подает нам Вселенная? И способно ли человечество их распознать? К данному событию, как к чуду, мы могли погибнуть! Мы почувствовали все, что смерть была рядом, но она подышала на нас и отошла!
Над нашей планетой «Земля» – нависла глобальная угроза!
«Систему обнаружения опасных для планеты объектов и их нейтрализации всему человечеству придется создавать»! Необходимо создание мирового единого аналитического центра, куда будут стекаться и обрабатываться данные наблюдения. Но прежде чем, разрабатывать « противометеоритное» оружие, источники опасности надо обнаружить.
Для борьбы с астероидной кометной опасностью необходимы не только средства обнаружения и уничтожения, отклонения небесных тел, но и научная работа.
На вопросы ученых – есть все ответы. А именно:
Никакой загадки взрыва нет!
Все очевидно. Взрыв « Чебаркульского метеорита» спровоцировали «Инопланетяне» они взорвали «болид» на подлете к городу Челябинску на высоте 47-50 км. Они это сделали специально, чтобы еще раз напомнить нам – землянам, что «Высший разум» – Есть!, Был! и Будет всегда!
Они снова идут на контакт с нами! «Инопланетяне» владели ситуацией, у них все было продумано заранее, не случайно же они за двое суток прилетали на ракансировку – разведку. Они знали, что к нам из «Вселенной» летит «Камень смерти!», а конкретно началась астероидно- кометная атака на планету «Земля». Метеориты, болиды, и не дай Бог астероиды – космические глыбы. Размером в сотни метров – представляют собой реальную угрозу. Они способны нанести огромный ущерб – вплоть до уничтожения цивилизации. И поэтому нам землянам нужно знать и помнить об этом постоянно! Разрушения были, это битые стекла окон, дверей, где вместе с рамами, где без них, перекрытия, стены, балки, крыши, и т.д.
Одна тысяча шестьсот раненных и ни одного смертельного случая. В основном ранения от разбитых стекол. Потому что люди забыли, когда происходит взрыв – в начале вспышка, после нее будет взрывная волна. Вот ее то и нужно опасаться. Но, увы все жители забыли эту угрозу опасности. Любопытство на первом месте, люди сами бросились, многие к окнам, смотреть, что случилось. Поэтому и получили ранения. «Инопланетяне» могли взорвать «Болид» еще до входа в плотные слои атмосферы и поверьте, тогда, никто бы не пострадал, не было бы разрушений.
Это ещё одно подтверждение в том, что «болид» был взорван специально на данной высоте, чтобы напомнить человечеству, что мы вообще беззащитны! Вот делайте выводы, что Вам нужна только наша помощь. И нам нужно поверить, что только «Высший разум» Спасет нас. Все человечество на планете «Земля» и никто другой!
Мы сами помогаем погубить себя, сами изобретаем ядерное оружие, создаем конфликты, войны, загрязняем окружающую среду, загрязняем водоемы, загрязняем большими выбросами углекислого газа. Пришло время начать с себя? Оглянувшись вокруг, сделать мир намного лучше, чище, безопаснее, добрее.
Быть может, именно это позволит отодвинуть потенциональные угрозы человечеству чуть дальше, за горизонт. И возможно, тогда космос перестанет посылать нам тайные знаки, которые кажутся предвестниками неведомой беды. Люди устраивают свои дела так, что падает уровень образования, падает уровень интеллекта, падает уровень высших социальных цивилизационных притязаний каждого индивидуума, которой рассматривается сегодня как квалифицированный потребитель – это уже бывало. Все они закончилось. Каких еще предупреждений из космоса нужно ждать, чтобы начать наводить порядок на собственной планете?
И только чудо сохранило жизни людям, инопланетяне пощадили людей?
Нам очень, очень повезло – нас спасали они. Огромное спасибо им, что они есть и спасают нас! Нам нужно молиться на них, уважать и любить их!
Они контролируют Вселенную и нашу планету «Земля»! А человечество планеты «Земля» должны помогать им! Мы должны без всяких опасений срочно выходить на контакт, на связь с ними.
Всем ученым напрячь все свои умы и без сомнений выходить на связь, на контакт с ними. А главное наводить порядок на нашей планете «Земля». Они опасаются нас, потому что наше человечество не предсказуемое.
Убедительно прошу, Уважаемых ученых нужно объединиться и срочно создать – Единый центр по угрозе из Космоса – единый центр спасения мира! Где Вы должны срочно разработать программу, как лучше выйти на связь, на контакт с Высшим разумом!
Данный единый центр по спасению мира создать и построить в «Центре Мира», который находится по адресу: Россия, Южный Урал, Челябинская область, г. Чебаркуль.
Потому что «Инопланетяне» принесли на себе «Царь – метеорит – Чебаркуль» и указали место падения его. Это и есть «Центр Мира». Тем самым показали и напомнили человечеству, что это так на самом деле! Наш край «Урал» стал опорным краем державы.
Урал: «Опорный край державы, ее добытчик и кузнец, ровесник древний нашей славы и славы нынешней творец»
Никакие ракеты, никакое оружие, никакие телескопы, спутники не смогут спасти нас, нашу планету «Земля». И поэтому нас спасут и спасают «Инопланетяне», только они, больше никто в мире нас не спасет. Поверьте мне пожалуйста!
Никто не знает, что нас ждет завтра? Помните всегда об этом!
Весь мир знает 15 февраля 2013 года, была атакована планета «Земля» астероидно – кометной атакой из космоса и поэтому – «Слава Высшему разуму в спасении человечества»! и «Спасибо им»!
«Очевидец – Охотник – Следопыт – Исследователь»
Николай Мельников

Николай Мельников: Вся правда о «Космических пришельцах»

Так, что же, на самом деле произошло на Южном Урале 15 февраля 2013 года.
Произошло следующее:

Всё началось 13 февраля 2013 г., морозный зимний день, чистое голубое небо, находясь на своем участке, где высокая гора, а также великолепный красивый обзор. Убираю снег, навожу порядок, в перекурах любуюсь нашей прекрасной природой. Со стороны Востока находится наш красивый белокаменный с золотыми куполами, величавый «Божий храм»
Со стороны Юга наше прекрасное, красивое озеро Чебаркуль с островами.
Со стороны Запада находятся очаровательные горы «Ильменского заповедника» – красота неописуемая.
Оперевшись на черенок лопаты, смотрю на озеро и вдруг вижу, над озером появились три неопознанных объекта – плазменные шары, которые медленно, то поднимаясь, то опускаясь, двигались и зависали вдоль полуострова «Крутик», а так же вокруг острова «Голец». Работали 15 минут, после чего также неожиданно исчезли с 14:45 час. до 15:00 час.
Посланники «Высшего разума» из «Вселенной» прибыли на «раконсировку» то есть на разведку. Изучали, сканировали дно нашего озера Чебаркуль.
И как выяснилось не случайно!
Инопланетяне знали за двое суток, что к планете Земля с космической скоростью приближается «Глыба Смерти». А именно, началась астероидно-кометная атака!
15 февраля 2013 в 09 часов 20 минут 05 секунд (местного времени) с Востока на высоте 102-104 км под углом 17 градусов, входит в плотные слои атмосферы «болид» размером с семиэтажный дом, диаметром до 20 метров, весом 12000 тонн, Загорается. Скорость «болида» 19 км в секунду. До г. Челябинска огненный «болид» летит 32,5 секунды (это 617, 5 км)
Затем в 9 часов 20 минут 33 секунды на подлете к г. Челябинску, на высоте 47-50 км с тыла подлетает сигаровидная НЛО, создаёт плазменный щит и разбивает горящий «болид». Он взрывается и разваливается на три части. Основная часть осколка «болида» размером с пассажирский автобус ПАЗ, через секунду, данный осколок загорается вновь и летит в направлении города Чебаркуль. От г. Челябинска до г. Чебаркуля 75 км, горящий осколок летит под углом 20 градусов параллельно земли.
Данный осколок несут на себе шесть НЛО. Затем горящий осколок разваливается еще на шесть больших камней. Над территорией завода, над площадью им. В.И. Ленина, над «Божьим храмом» снизу осколок «Царь – метеорит-Чебаркуль» держат на себе три НЛО с работающими огненными соплами по три в каждом и три НЛО страхуют сверху.
За 25-30 секунд одна НЛО лазерным лучом вырезает во льду озера Чебаркуль ледяную шайбу (по научному блин) толщиной до 70 см, размером 6,32Х 5,36 метров. Загоняет эту шайбу – блин под лед, на расстоянии 15 метров от полыньи, где она целая примерзает к основному льду озера. В 9 часов 21 минуту 19 секунд, шесть НЛО прицельно «по снайперски» бросают «Царь- метеорит-Чебаркуль» под углом 85 градусов в готовую полынью (прорубь), где он уходит рикошетом на 75 метров в сторону берега полуострова «Крутик» на 20 метровую глубину. Вот почему не было взрыва в нашем озере!
В 9 часов 21 минуту 34 секунды, а именно через 15 секунд метеорит остывает, газы, лед, вода, снег, пробивает щель – отверстие во льду в длину 2 метра, шириной до 50 см. Через эту щель вырываются наружу (по научному – султан) выше леса. Через 42 секунды облако пара оседает и ветром уносит облако вдоль полуострова «Крутик». Камера видеонаблюдения все фиксирует! После всего перечисленного, через 3 минуты шесть НЛО улетают в направлении г. Миасс, в горы Ильменского заповедника», где у них находится база.
Там постоянно очевидцы видят НЛО, они даже колоннами летают по 11 штук! Также НЛО часто летают над нашим озером!
Из космоса видно, что очертание, конфигурация озера Чебаркуль напоминает форму «эмбриона в утробе матери». Небесное тело из Вселенной блуждало 4,5 миллиардов лет, но 15 февраля 2013 г. в 09 часов 21 минуту 19 секунд входит в лед нашего озера, в область пуповины. Мы предполагаем, что зарождается Новая, более совершенная жизнь! Она насыщена мощной энергией из Космоса – вселенной! Силы небесные озарили озеро божественным светом, солнечной энергией и теперь оно станет духовной святыней Всего человечества.
Эта космическая – солнечная энергия через воду поступает людям и наша жизнь будет более совершенной! Люди будут серьезнее и заботливее относиться к нашему питьевому озеру – источнику жизни!
Теперь наше озеро Чебаркуль – Святое!
Водная стихия в природе – самая сильная! Все человечество планеты Земля не может существовать без воды!
Осколки «Болида», а именно «Царь-метеорит – Чебаркуль» не случайно опустили «инопланетяне» в наше святое озеро. И поверьте это не случайно!
Посланник солнца, прилетевший из «вселенной» приземлился в наше чистое озеро, тем самым указал, что Чебаркуль – это «Центр Мира!» и подтвердил, что это так на самом деле.
Так же наше озеро Чебаркуль является воротами в Сибирь! В древних источниках Уральские горы называются Рифейскими или Гиперборейскими. Русские первопроходцы называли горы «Камень», так и говорили: «Пойдем за Камень», то есть на Урал и в Сибирь!
Дело в том, что половина береговой территории озера находится в горнолесной зоне, а вторая половина в лесостепной. Горнолесная территория озера – это еще Урал! А лесостепная – равнинная местность – это уже Сибирь. Эта географическая особенность делает природу окрестности города и озера Чебаркуль – уникальной!
Вода в нашем красивом озере Чебаркуль, после падения в него «Космического пришельца», стала чистой, не цветет, не пахнет. Появились большие раки, рыбы. Этим летом прилетело более 60 особей лебедей, много всяких птиц. Птицы и раки чувствуют, что вода в озере стала намного чище, оно стало лечебным, в нем мощная энергия!
Эту святую воду мы пьем, купаемся в ней, наше красивое озеро действительно стало святым!
Чебаркульцы провели собственное расследование по «Космическим пришельцам» и доказали всему Миру, кто на самом деле спас планету «Земля» и все человечество!

«Очевидец-охотник-следопыт-исследователь»
Николай Мельников

Также к письму Николая Мельникова была приложена копия статьи Светланы Архиповой из газеты Южноуралец от 18. 09.2014 года» «Николай мельников: “Нас спасли инопланетяне”», листы газеты №№16-17. Правда, лист №16 он ему же высылал раньше ещё в 2015 году.

Всё то, что содержалось в письме Константину Коханову от Николая Мельникова о падении осколка метеорита в озеро Чебаркуль, он за исключением некоторых «любопытных» деталей слышал от него самого, находясь у него в гостях. Что-то подсказывало Константину Коханову, что в рассказах Николая Мельникова есть нечто, что может подсказать ему, «что всё-таки было на самом деле над озером и на озере Чебаркуль» в день полёта и взрыва метеорита над Челябинской областью. Но проявлять любопытство журналиста Константин Коханов в разговоре с Николаем Мельниковым не стал, так как понимал, что ничего нового, что уже успел рассказать Николай Мельников местным областным журналистам и журналистам центральных российских и зарубежных газет и телеканалов, он уже не расскажет. А будет только отстаивать своё убеждение, что нам (землянам) помог Бог, который спас весь Мир, всё человечество от глобальной катастрофы. Можно, конечно, было задать ему вопрос, а кто тогда те инопланетяне, которые высоко над землёй атаковали метеорит, если он просит учёных всего мира, поверить ему, что нас спасти могут только «Инопланетяне» и никто другой. Однако кажется странным, что он забывает при этом упомянуть Бога, когда призывает учёных всего Мира объединиться и выйти на связь с Высшим разумом.
В Интернете хорошо освещена гипотеза Николая Мельникова из Чебаркуля «о спасших Землю, инопланетянах» и каждый желающий может легко найти там приведённые выше «первоисточники». А также он на сайтах Интернета может ознакомиться не только со всеми интервью Николая Мельникова корреспондентам многочисленных газет и прочитать ссылки на него почти во всех публикациях о Челябинском метеорите, но также и посмотреть снятый его видеорегистратором момент падения осколка Челябинского (или Чебаркульского) метеорита в озеро Чебаркуль. Поэтому Константин Коханов не стал в гостях у Николая Мельникова просить его показать источники информации, которые хотя бы как-нибудь подтверждали высказанную им гипотезу об инопланетной помощи Земле в отражении астероидно-кометной атаки. Коханов и Мельников, когда расставались, решили продолжить разговор о Челябинском метеорите в письмах по электронной почте и даже сфотографировались на память у «Стелы Мельникова». Константин Коханов подарил Николаю Мельникову два значка своей экспедиции «Тунгусский метеорит» и пообещал выслать ему одну из своих литературоведческих книг.

Приехав в Москву, он сдержал своё обещание и как «членам» своей Чебаркульской экспедиции Андрею и Сергею, также выслал ему свою книгу «Последняя точка в творчестве Владимира Высоцкого». Эта книга отражала не только мнение автора о творчестве этого великого поэта и автора-исполнителя своих песен, но также заключала в себе некоторые биографические эпизоды из жизни самого автора этой книги.

После разговора с Николаем Мельниковым и выполненных на озере Чебаркуль измерений его глубины, нужно особо отметить, Константину Коханову в Чебаркуле делать уже было нечего. Искать подтверждения падения в озеро осколка Челябинского метеорита то же не имело никакого смысла. Прошло три года и те, кто что-то видел, слышал или участвовал в поиске осколков метеорита на льду озера или вытаскивал их с помощью магнита из воды в районе неизвестно по каким причинам образовавшейся полыньи, в качестве «очевидцев» давно по несколько раз рассказали об этом журналистам. При этом, не забыв упомянуть и о НЛО, как накануне падения и взрыва метеорита, так и сразу же после падения одного из его крупных осколков в озеро Чебаркуль. Когда Константин Коханов производил «опрос очевидцев» в 2013 году, всего лишь через три месяца после падения Челябинского метеорита в Челябинской области, то уже тогда большинство «очевидцев» пересказывали то, что слышали от других, прочитали в газетах или увидели в телевизионных репортажах.
В Интернете, к тому времени, было выложено много видеосюжетов с записями видеорегистраторов, как полёта, так и взрыва Челябинского метеорита. В основном ничего, кроме эмоционального восприятия людьми, охватившего их страха, в момент взрыва, «очевидцами» рассказано не было. А те, кто видел, чуть ли не сопла (два или три) космического корабля или ракеты, после встречных вопросов, начинали быстро путать свои показания. Некоторые для большей убедительности начинали ссылаться на сделанные ими видеозаписи при помощи своих сотовых телефонов, которые даже переносили на компьютеры, но потом стёрли, так как освобождали место на жёстких дисках «для более важной информации», хотя по всему было видно, что эти люди никогда бы этого не сделали в 2013 году. В 2016 году в это можно было бы поверить, но как убедился Константин Коханов в разговоре с некоторыми чебаркульцами, они даже не могли правильно указать не только дату падения Челябинского метеорита, но и точно сказать, где они находились в то время. А вот, лет через пятьдесят (в 2066 году) они же, кто доживёт до этого времени, будут давать во время подобных опросов, уже такие же подробные описания этого события, как и «очевидцы полёта и взрыва Тунгусского метеорита».
Константину Коханову оставалось только посетить Челябинский краеведческий музей, где в качестве главного экспоната был выставлен для всеобщего обозрения «Чебаркульский осколок» Челябинского метеорита, поднятый со дна озера Чебаркуль.
Отношение к этому осколку Константин Коханов уже выразил в ранее опубликованных очерках под общим названием «Челябинский метеорит или что-то иное?!», и теперь только хотел убедиться насколько он прав в разговоре с научными работниками Челябинского краеведческого музея.
По возвращении в Златоуст, Константин Коханов договорился, что Андрей Сосновский покажет ему 5 августа 2013 года достопримечательности его города, а 9 августа отвезёт его в Челябинск. 6 и 7 августа 2016 года Константин Коханов совершил сам две экскурсии по городу Златоусту, воспользовавшись двумя трамвайными маршрутами города. А 8 августа упаковывал в чемодане купленные сувениры и вещи, а также сделал наброски своих впечатлений за последние несколько дней.

В Челябинске Константин Коханов хотел воспользоваться, как и в 2013 году услугами гостиницы «Салютная», но когда оказался у её закрытых дверей и пообщался через открытое окно, с рабочими, производившими внутри одного из номеров ремонт, то узнал от них, что это уже не гостиница, хотя ещё сохранилась от неё вывеска. Оказалось, что после завершения ремонта помещений бывшей гостиницы, там будет располагаться организация, которая будет сдавать челябинским семьям апартаменты для их длительного проживания. От этих же рабочих Константин Коханов узнал, где находится ближайшая гостиница, которую они с Андреем Сосновским, не сказать, чтобы сразу, но всё-таки нашли, хотя не совсем в том месте, на которое они им тогда указали.
Простившись с Андреем Сосновским, Константин Коханов перенёс свои вещи в предложенный ему лучший номер гостиницы, единственный в ней, который имел внутри душевую комнату, а не общею на несколько номеров, в каждом жилом боксе этой мини-гостиницы.

В 2013 году Константин Коханов думал, что «уральские учёные» разберутся, что является осколками метеорита, а что фуфло, или часть местной породы. А теперь в Краеведческом музее Челябинска, выставлен 500-килограмовый валун, как самая крупная поднятая со дна озера Чебаркуль часть Челябинского метеорита без экспертизы работниками КМЕТа АН РФ, что это действительно метеорит, а не местная горная порода или продукт отходов металлургической промышленности Челябинской области. Целью экспедиции Коханова К.П. «Тунгусский метеорит» 2016 года, после работ в Эвенкии, в частности, было разобраться, с эллипсом рассеивания осколков Челябинского метеорита, а также «понять», что выставлено в Челябинском краеведческом музее под видом самого большого найденного осколка Челябинского метеорита
При разговоре утром следующего дня с научным сотрудником Челябинского краеведческого музея Константин Коханов поинтересовался у него, – производился ли лабораторный анализ фрагмента отколотого от 500-килограммого осколка выставленного в музее метеорита или нет? Ответ «учёного», разумеется, его обескуражил: «А для чего это делать, я могу побожиться, всеми святыми любых религиозных конфессий, что та часть, которая отвалилась на моих глазах на берегу озера Чебаркуль, уже неоднократно проверялась, и было подтверждено, что это действительно метеорит». Правда, результатов этой «экспертизы» он Коханову К.П. не показал, как и скол на основной массе от отвалившейся он него части. Он и лишь сделал попытку убедить Константина Коханова, что лежащий рядом с основной массой «метеорита» осколок, другого цвета и структуры, аналогичен строению метеоритного вещества внутри 500-килограмовой части Челябинского метеорита. И понимая, что этого ему не удалось сделать, научный работник Челябинского музея поспешно удалился из зала музея, где был выставлен для всеобщего обозрения осколок метеорита, даже не интересуясь и не желая знать, в каком свете может о нём высказаться в Интернете, «московский журналист».

Фотографии самого большого осколка метеорита и его, якобы отколовшейся при взвешивания на берегу озера Чебаркуль, части, сделанные Константином Кохановым в Челябинском музее при помощи двух фотоаппаратов фирмы «Nicon» (с оптическим Zoom 28x и 34x):

В начале 2013 года во время переписки по электронной почте с одним из научных работников КМЕТ по поводу поисков Тунгусского метеорита, Константин Коханов, в частности, поинтересовался, – изучались ли лабораториями АН РФ, фрагменты (сколы), сделанные самими работниками КМЕТа с самой большой части Челябинского метеорита, поднятого со дна озера Чебаркуль. Оказалось, что КМЕТ доверился порядочности «уральских учёных», как когда-то донецким, нашедшим в 1976 году самый древний на Земле метеорит «Марьинка» в одной из угольных шахт Донбасса. И только в 1987 году выяснилось, что это был на самом деле осколок Сихоте-Алинского метеорита, подобранный на месте его падения одним из нечистоплотных украинских учёных.

«Самый древний в мире метеорит хранится на Донбассе»

«Артёмовск (Донецкая область) известен заводом шампанских вин, но мало кто знает, что здесь хранится самый древний в мире метеорит.
Самый древний по дате падения на Землю – около 300-370 миллионов лет назад. Его нашли в куске угля, который в 1976 году принесли для Геологического музея «Донецкгеологии» из шахты «Белозерская». Начали ровнять глыбу, а из нее выпал слиток размером с два кулака. Слиток отправили в Ленинград, откуда получили ответ – это метеорит, самый древний из всех известных, внесён в каталог как «Марьинка». В Артёмовск вернули только часть метеорита размером с фалангу пальца.

1. Возможно, это осколок гигантского метеорита, убившего почти всё живое на планете в Девонский период, как раз 300 миллионов лет назад. Кратер на месте падения того метеорита обнаружен в Австралии, его диаметр 5 километров…»

2. Срез метеорита.

3. Его достали из такой же глыбы угля.

4. Музейная табличка

http://pauluskp.com/news/251d1372f

http://nnm.me/blogs/ombra1/meteorit-marinka-istoriya-odnoy-oshibki/

Для справки: Как проводилась диагностика метеорита «Марьинка»:

В 1976 году сотрудник геологического музея объединения «Донбассгеология» В.В. Кулаковский передал в Комитет по метеоритам АН СССР осколок метеорита весом 144 г. и сообщил, что его нашли в пласте донецкого каменного угля. Возраст угольных пластов составлял 285-340 млн. лет. Подобных находок до того момента не было. Метеорит был зарегистрирован, получил название Марьинка и был подробно описан В.П. Семененко. Пресса окрестила его древнейшим метеоритом Земли.
Но… по-видимому, были сомнения по поводу его уникальности. В 1983 г. был проанализирован изотоп Mn-53 с периодом полураспада 3,7 млн. лет. Если метеорит упал 300 млн. лет назад, то все изотопы Mn-53 уже давно вымерли бы. Оказалось, что они есть и в том же количестве, что в Сихотэ-Алине. Вопрос был исчерпан. Так почти через 10 лет метеорит Марьинка был исключен из Каталога.
Алексеев В.А., Малышев В.В., Осадчий Е.Г., Колесов Г.М., Барсукова Л.Д., Заславская Н.И. «ЗЕМНОЙ ВОЗРАСТ И КЛАССИФИКАЦИЯ ЖЕЛЕЗНОГО МЕТЕОРИТА МАРЬИНКА» журнал «Метеоритика» вып.46, 1987, стр.81-85.
«СИХОТЭ-АЛИНСКИЙ МЕТЕОРИТ» http://tunguska.tsc.ru/ru/science/tv/5/20

К метеориту «Марьинка» автор очерка «Челябинский метеорит или что-то иное» ещё вернётся в заключительной шестой части этого очерка, а пока. он предварительно навёл справки по поводу информации, взятой из Интернете, лично просмотрев Российской государственной библиотеке (РГБ) журнал «Метеоритика», выпуск 46 за 1987 год. . Как говорят иногда в рекламе на телевидении: «Почувствуйте разницу»:

Константин Коханов думал, что после посещения Челябинского краеведческого музея придёт к логическому завершению, предпринятая им рекогносцировочная экспедиция 2016 года.

Оказалось, он поторопился сделать такое умозаключение, потому что ещё предстоял отлёт из Челябинска в Москву. И как говорил он сам, в серии своих очерков «Возвращение домой», опубликованных в одном из сборников «Таёжный дневник» (М., САИП, 2008, стр.163-177, зелёный твёрдый переплёт, тираж 4 экз., доступен в РГБ и в детской библиотеке Ванавары): «Как правило, путешественники мало уделяют внимания в своих дневниках, в устных и в опубликованных рассказах тому, какие они испытывали приключения, когда возвращались домой. Сборы в дорогу, и сам путь, настолько заслоняли своими впечатлениями все испытанные путешественниками неудобства, связанные с их возвращением, хотя бы потому, что они у нас настолько обычны, что просто не могут вызвать особого интереса. Как правило, редко, кто не испытывал возвращаясь домой каких-нибудь дорожных неприятностей, даже после проведения отпуска на самом престижном курорте…» (http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=1174).
В 2010 году впору было писать серию очерков под общим названием «После возвращения домой», посвящённым попыткам автора решить проблемы, которыми должно по большому счёту заниматься Президент, Правительство и, законодательно, Государственная Дума. Материалов у автора накопилось достаточно на многостраничную книгу (от 500 до 1000 листов). Хотя искать правду сейчас в России равносильно тому, что плевать в чиновника высокого ранга против ветра, принятых в Государственной Думе, законов. Удивительно, но иногда автору этого очерка, удавалось попасть своим «плевком» не только в себя, но и в чью-то высокопоставленную самодовольную рожу.
Поэтому, не вдаваясь в подробности, считаю, что в качестве приложения целесообразно ознакомить моих немногочисленных читателей с частью отправленных в адрес администрации Президента РФ материалов о том, что, казалось бы, не имело никакого отношения к проблемам Тунгусского и Челябинского метеоритов:

Письмо и часть приложений к письму в адрес Президента РФ Владимира Путина.

Уважаемый господин Президент! Я вынужден обратиться к Вам по поводу принятых правительством решений разрешить российским авиакомпаниям, с целью снижения затрат на перевозку пассажиров, продавать невозвратные билеты с гибкой продажной стоимостью, в зависимости от времени покупки билетов (чем раньше, тем дешевле). В этом году я усомнился, что это действительно так. При оформлении заранее билета на рейс авиакомпании Таймыр, не смотря на то, что я передал кассиру написанные на бумажку даты вылета в июле месяце, она оформила билет на одну из предложенных дат, но только в июне месяце. Выяснилась ошибка при проверке времени вылета, но уже после оплаты стоимости билета. К моему удивлению переоформленный билет на нужное мне число, вылетом на месяц позже, стоил дороже того билета, где вылет был через несколько дней на самолёте той же модификации, в том же экономклассе и той же авиакомпании. Поэтому не трудно было догадаться, что стоимость билетов на разные рейсы одной и той же авиакомпании, в один и тот же населённый пункт, просто устанавливается с потолка и совсем не зависит от времени покупки билета.
Хотелось бы знать, ведётся ли в этом направлении, какой-нибудь контроль кем-нибудь из членов правительства или из подведомственных им структур?
То же самое хотелось бы узнать о перевозке багажа и ручной клади. Тут уже полная неразбериха. Явно всё отдано на откуп, если не аэропортов, то авиакомпаний, которые сами определяют, что можно перевозить в ручной клади или в багаже, а что нельзя вообще.
Не буду обобщать, а только коснусь трёх аэропортов в Москве (Домодедово), в Красноярске (Емельяново) и в Челябинске. Одно только могу сказать, что в этой части нет претензий только к аэропорту Домодедово, хотя, что касается безопасности пассажиров в зоне прилёта и получения багажа, она на том же уровне, что и до известного теракта. Много посторонних лиц в зоне прилёта и нет контроля над выносом из этой зоны багажа (кто, что выносит 11 августа 2016 года, никто там из сотрудников аэропорта по багажным квитанциям не проверял).
В Красноярске же бдительность работников аэропорта доведена до абсурда – проверяют на сканере багаж и ручную кладь даже на выходе из зоны прилёта с последующей сверкой выносимого багажа. По багажным квитанциям. Видимо, не доверяют проверке багажа и ручной клади в Москве и в других городах России, хотя после сканирования вещей только просто интересовались у меня, что представляют собой увиденные ими подозрительные предметы в сумках и чемоданах, в том числе и поисковый магнит.
В Челябинске всё обстояло иначе. При входе в аэропорт, если что не понравилось при сканировании вещей, там требовали показать, а дальше уже рассуждали, можно ли перевозить тот или иной предмет, не ссылаясь на какой-либо документ, делая только свои умозаключения. Самое интересное заключалось в том, что я сначала не понял, почему придрались к набору минералов, купленных мной в магазине «Сувениры Урала», причём в фирменной пластмассовой коробке, с цветной этикеткой изображающей содержащиеся в ней камни. Я понял, почему придрались к этим камням, только когда дело дошло до коробки с мелкими камнями, которые я поднял при помощи поискового магнита на берегу озера Чебаркуль. Камни «показались» проводящим входной досмотр господам (повторяю господам, а не специально подготовленным для этого дела специалистам) радиоактивными, при отсутствии у них прибора для проверки радиоактивного излучения предметами, которые перевозят пассажиры. Кажется только после того, как во время досмотра моего багажа дошли до медали «За посещение Урала», купленной мной за 200 рублей на железнодорожном вокзале города Златоуста и которая по статусу в Челябинске явно выше «Ордена Андрея Первозванного», досмотр прекратили и меня пропустили с вещами в здание аэропорта.

Нужно было бы положить эту медаль сразу же в ручную кладь, но до этого я не додумался, считая, что больше при предполётном досмотре ручной клади не будет никаких проблем, если при входе в здание аэропорта Челябинска, она не вызвала никаких подозрений. На обратной стороне медали было написано «Ценность человека в нём самом». Если иметь в виду меня, то это ко мне совсем не относится, хотя по книге «Наладка лифтов», именно по моей четвёртой главе, написанной в 1990 году (ещё в советское время), до сих пор учатся, как искать неисправности электромеханики по лифтам во всех странах СНГ (более 25 лет). Это не говоря ещё о десятке научных, документальных и художественных книг, часть которых есть в прямом доступе в Интернете и в крупнейших библиотеках страны, в том числе одна (первый том «Тунгусский метеорит – история поисков» состоящий из двух книг) – есть даже в президентской библиотеке.
При проверке ручной клади неожиданно придрались к поисковому магниту МП-700, по надуманной причине – нет сертификата на разрешение его провоза в ручной клади. В прилагаемых материалах рассказано, как это происходило.
У меня единственная к Вам просьба, чтобы руководство аэропорта Челябинск, в лице его директора, лично, вернула бы мне мой поисковый магнит МП-700, приехав в Москву за свой счёт, если не докажет законность его изъятия.

Один майор-сталинист, которому наверно Чёрт посоветовал уговорить меня проплыть с ним в 1972 году по реке Большая Ерёма от верховий этой реки до её устья на Угрюм-реке, раздражаясь тем, что я не разделяю его взгляды и не хочу ему безропотно подчиняться, сказал мне, что нужно сделать, чтобы сделать человека счастливым: «Сначала всё у него отобрать, включая свободу, а потом вернуть».

Так вот, я хочу от Вас (при Вашем содействии) получить ни медаль, ни орден, а только свой поисковый магнит МП-700, который дорог мне, как память о моих путешествиях по Восточной Сибири с 1970 года, связанных с поиском места падения Тунгусского метеорита. Пусть подтвердится правота майора-сталиниста, о «счастье простого человека», когда ему возвращают принадлежащую ему вещь.

К письму также приложены некоторые материалы из письма, направленного Вам в 2010 году по поводу строительства Туруханской (Эвенкийской ГЭС). Для сведения также приложены материалы (результаты анализов) о том, что вода, поступающая из артезианской скважины посёлка «Депутатский, Еткульского района Челябинской области, непригодна для питьевых целей, то есть не соответствуют требованиям, которые должны соответствовать питьевой воде.

Вами предложено назвать следующий год – «Годом экологии» и хотелось бы, чтобы он прошёл ни как «Год Литературы» и закончился не одной только показухой наших достижений.

Также я не обошёл вниманием «развитие» туризма в нашей стране, то есть, до какого идиотизма при этом доводят региональные власти и некоторые другие не столь важные для страны проблемы, как таёжные пожары.

И последнее, не пора ли поставить точку в вопросе, что было поднято со дна озера Чебаркуль – действительно 500-колограмовый осколок метеорита или большой камень местной горной породы, или «продукт» из отходов или отвалов Челябинской металлургической промышленности. Как я выяснил 9 августа 2016 года у научного сотрудника Челябинского краеведческого музея, никто из КМЕТ (из сотрудников Комитета по метеоритам АН РФ) не делал сколы с этого «экспоната» музея, и анализов его состава не производил. Боюсь, как бы мы не оскандалились в мировом научном сообществе, как с мельдонием в спорте и по этому вопросу. После падения Челябинского метеорита академик Э.М. Галимов даже не поднял задницу, чтобы выехать срочно в Челябинск. А его научные сотрудники из Института геохимии и аналитической химии и коллеги из КМЕТ появились там только на третий день после его падения, когда уже осколки Челябинского метеорита повсеместно продавались и скупались у населения Челябинской области. Наверно академик ждал Вашего указания, как от правительства Сталина академик Вернадский. К Вашему сведению, тогда некоторые члены правительства видели в мае 1941 года падение метеорита, а Леонид Кулик, только после разноса, который ему устроил академик Вернадский, выехал на предполагаемое место падения метеорита в Подмосковье, но так же, как и Тунгусский метеорит, обнаружить, где хотя бы он упал, так и не смог.

Константин Коханов, 19.08.2016 г.

Инженер, по версии Национальной российской библиотеки (РНБ), поэт и литературовед. Насколько серьёзно меня там оценили, по совокупности некоторых моих книг, я до сих пор не могу понять.

Приложения к письму:

1. Государство не должно идти на поводу у шантажирующих страну авиакомпаний и законодательно помогать им в части, как выгодно и удобно обслуживать пассажиров, а стремиться хотя к тому, чтобы пассажирам было удобно и безопасно пользоваться этим видом транспорта.

Под видом снижения стоимости билетов авиакомпании добились права продавать безвозвратные билеты, при этом, не гарантируя пассажирам вылет в дни, на которые у них приобретены билеты. При продаже билетов, кассиры настойчиво требуют указать номера контактных телефонов, чтобы предупредить пассажира об изменении времени вылета его рейса или вообще об его отмене. Как правило, это не никак не связано с погодными условиями, а просто диктуется простым расчётом авиакомпании. В случае не полной наполняемости пассажирами рейса, он может отменить его, перенести на другой день, объединить несколько рейсов на одном пассажирском судне. При этом без учёта того, что конкретный пассажир рассчитывает так своё время вылета, чтобы успеть пересесть при дальнейших своих перемещениях по стране, на другой самолёт местной авиалинии, поезд, автобус или корабль. Также не следует забывать, что другие виды пассажирского транспорта, тоже работают по расписаниям, причём не везде каждый день в неделю. Например, мне нужно чтобы попасть в Эвенкийский муниципальный район (ЭМР) Красноярского края, лететь до Красноярска, затем на самолёте местной авиалинии до Ванавары, и уже до нужного мне посёлка (Стрелки Чуни или Муторая) на вертолёте. В Ванавару самолёты летают 2-3 раза в неделю, вертолёты в более отдалённые посёлки ЭМР один раз в неделю и то не всегда, по ряду, иногда, независящих от погоды причин (просто ввиду отсутствия исправного вертолёта). И не дай Бог попасть на самолёт авиакомпании «Норд Стар», при его полной наполняемости, потому что их маломощные импортные самолёты не допускают вес багажа, каждого из 40 пассажиров больше 20 кг. В этом году в Челябинске я столкнулся с другой проблемой, оказывается на сайте челябинского аэропорта, я должен был поинтересоваться, что можно провозить в ручной клади и с какими сопроводительными документами. До этого проблем не было ни в одном аэропорту Сибири. При досмотре давались рекомендации, что и как лучше перевозить в дальнейшем, но до изъятия чего либо, дело не доходило. А в Челябинске я подумал, что имею дело либо с аэропортовскими мародерами, либо с вымогателями, но явно не с дураками, а с хорошо продуманной системой досмотра, с определением на глазок, что можно провозить в багаже и ручной клади, а что нельзя.
При досмотре перед входом в здание аэропорта, придрались, что в багаже (в чемодане) были образцы минералов, купленных в магазине сувениров Челябинска и поднятые с помощью поискового магнита на берегу озера Чебаркуль. А вдруг эти камни радиоактивные? – сказала женщина, проводя досмотр моего чемодана. Иностранец бы сразу сделал вывод, что в дома города Чебаркуля поётся радиоактивная вода. Тогда проверьте, – сказал я женщине. А у нас нет прибора, – тогда, казалось бы, зачем задавать глупые вопросы и не подумать над тем, что если нельзя в самолёте провозить радиоактивные вещества, то, как в аэропорте Челябинска проверяются на радиоактивность, перевозимые пассажирами предметы. Есть же Приказ Министерства транспорта Российской Федерации (Минтранс России) от 25 июля 2007 г. N 104 г. Москва «Об утверждении Правил проведения предполетного и послеполетного досмотров». Или его уже отменили за ненадобностью, как в московском аэропорте Домодедово (он явно не исполняется), а в аэропорте Челябинска дополнен не существующими в Приказе министерства положениями. С багажом славу Богу обошлось без изъятия камней, но зато из ручной клади был изъят поисковый магнит (МП-700), который на протяжении десятка лет не вызывал ни в одном аэропорту никаких подозрений, на основании того, что не предоставлен начальнику смены досмотра на него «сертификат» с разрешением провозить его в ручной клади. Мало того, что начальник смены досмотра сделал в Акте провокационную запись, что именно я считаю, что поисковый магнит можно перевозить в ручной клади, не слушая мои объяснения, которые мне самому пришлось занести в АКТ. Досмотр и изъятие поискового магнита производился без свидетелей, подписи свидетели поставили в другой комнате, без моего присутствия.
А вот как производится послеполётный досмотр багажа в аэропорту Домодедово. Чувствуется, что за его сохранность никто там никакой ответственности не несёт:

Также непонятно, почему в зоне прилёта аэропорта Домодедово присутствуют посторонние люди (таксисты и ещё непонятно кто), а не работники охраны аэропорта или милиция.

2. «Слышу голос каждого»

3. Добро пожаловать в Красноярск!

Посёлок Муторай (Эвенкийский национальный район, Красноярского края), весь июль видимость от дыма таёжных пожаров почти каждый день менее 50 метров. Даже выполнявший санитарный рейс 21 июля 2016 года вертолёт МИ-8, для оказания экстренной помощи заболевшей в Муторае женщине не смог приземлиться и вернулся в Ванавару. Но всё под контролем, хотя 44 термические точки, а на самом деле их в 1000 раз больше, не обслуживаются, в этом нет ничего страшного, хотя даже 30 июля 2016 года Красноярск и тот, всё ещё в дыму. В Эвенкии почти на 1 миллион квадратных километров 64 пожарника, а у МЧС РФ есть возможность и средства помочь Канаде и Португалии тушить их локальные пожары. Но горит тайга не только в одной Эвенкии, но почему-то сводки о тушении пожаров в России отодвинуты на второй план, главное выборы, так что гори всё ясном огнём до осенних проливных дождей и первого снега.

Если подводить итоги рекогносцировочной экспедиции Константина Коханова 2016 года, то стать ему очевидцем очередного падения метеорита на Землю не пришлось, но надышаться продуктами горения тайги в Красноярском крае, он мог и в Ванаваре, и в Муторае, и в городе Красноярске, правда, в меньшей мере, чем в первых двух населённых пунктах.

И что ему теперь остаётся сказать о том, что происходит в России в настоящее время. Хотя и до поездки в Красноярский край, ему было понятно, что главное дело для Президента и Правительства было поддерживать «имидж» страны, как Великой державы, не смотря на то, что в ней процветает коррупция, и большая часть населения живёт у черты или за чертой прожиточного минимума. Для этого зажравшая власть, при попустительстве, накормленного ей до «благородной» отрыжки, депутатского корпуса, готова всему миру помогать, даже вопреки здравому смыслу. Для оценки политической обстановки в стране, ему теперь было достаточно не большего доклада, а всего четырёх стихотворных строк:

Пусть горит тайга, город задыхается,
Нужно Португалию «спасти»,
Что у нас сгорит – это не считается,
Господи, помилуй и прости!

Но шила, – как говорит русская пословица, – в мешке не утаишь, по крайней мере, экологи узнали о занижении данных о лесных пожарах в Красноярском крае, но отношении у нас к экологам даже у простого народа сказать мало, что отрицательное, скорее даже крайне пренебрежительное. По сути, они только тычут пальцами на проблемы связанные с загрязнением окружающей среды, но даже пальцем не ударят, чтобы убрать за собой свой же мусор. Экологи взяли на себя только функции контроля за работой исполнительной власти и не имеют желания устроиться на работу в природоохранные организации и своим примером доказать, что можно жить со всеми удобствами и при этом не причинять никакого вреда природе.

Экологи узнали о занижении данных по лесным пожарам в Красноярском крае

Москва. 21 июля 2016 года. INTERFAX.RU – Площадь действующих лесных пожаров в Красноярском крае по состоянию на 20 июля перевалила за 1 млн га, что в тысячу раз больше официальной статистики, заявили в Гринпис России.
«Площадь действующих в Красноярском крае лесных пожаров составила около 1,1 миллиона гектаров, а в зону задымления от этих пожаров попали ещё двенадцать субъектов России. Основная часть площади действующих лесных пожаров приходится на земли лесного фонда, главным образом в Эвенкийском лесничестве», – говорится в сообщении пресс-службы Гринпис России, поступившем в «Интерфакс».
По данным организации, за большей частью очагов пожаров в крае лишь «наблюдают, но не тушат», поскольку на масштабные мероприятия по тушению в бюджете региона не хватает средств. «Лесникам выделяют лишь 10% от необходимой для борьбы с пожарами суммы. Поэтому чиновники лесного хозяйства предпочитают не говорить о пожарах или относить горящие территории в «зоны контроля», где позволено не тушить», – говорится в сообщении организации.
«В официальную оперативную отчётность попадает менее одного процента от реальной площади пожаров», – утверждают в Гринпис.
Между тем, официальные данные подведомственной Рослесхозу «Авиалесохраны» и Росгидромета по состоянию на начало суток 20 июля значительно расходятся с цифрой, названной Гринпис.
В сообщении «Авиалесохраны», опубликованном накануне, отмечается, что в целом в России к этому моменту действовало 73 пожара на площади 14,3 тыс. га, из них в Красноярском крае – на площади лишь 1,3 тыс. га. Красноярский лесопожарный центр 20 июля называл цифру в 4,1 тыс. га.
Тем не менее, 20 и 21 июля сообщалось, что дым от пожаров в сибирской тайге дошёл до крупных городов и территорий нескольких регионов (http://www.interfax.ru/russia/519723).

Дым от таёжных пожаров в Ванаваре 14 июля 2016 года:


Дым от таёжных пожаров на реке Муторай и в посёлке Муторай 24.07.2016 года:

Дымка от таёжных пожаров в Красноярске 29.07.2016:

Рубрика: Контакты с инопланетянами, Космос, Тунгусский метеорит, Челябинский метеорит | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Книги Константина Парфирьевича Коханова в библиотеках России

В настоящее время, когда книги в России перестали быть необходимым предметом в интерьере квартиры, как в конце советской эпохи, когда они чуть ли не стали предметом коллекционирования. А началась эта «золотая эпоха советской книжной индустрии» после того, как издаваемые астрономическими тиражами книги, стали продаваться только при наличии талонов за сданную макулатуру из расчёта 20 кг макулатуры за одну конкретную книгу из предложенного в пунктах приёма макулатуры списка. Тогда, чтобы ни говорили литературные критики о русских, советских и зарубежных писателях, это, основную массу советских обывателей, вообще, перестало интересовать. Критерием спроса на книги, стали те из них, которые нельзя было купить, не переплачивая, без подписки на собрания сочинений, занимая очередь у дверей магазинов в ночь перед её началом или при наличии талонов за сданную макулатуру.
СССР считался самой читающей страной мира, опять же только со слов литературных критиков советской эпохи. Было ли так на самом деле, никто теперь не скажет точно, но то, что граждане Страны Советов, любили читать книги, в этом мало кто тогда сомневался. Правда читать о современной жизни гражданам СССР было особенно нечего, как внутри страны и тем более за рубежом. В основном печаталась, проверенная партноменклатурой от литературы русская, советская и зарубежная классика. Хотя небольшими тиражами выпускалась зарубежная проза, как правило, изобличающая пороки капиталистического общества и проза современных советских писателей и поэтов с робкой критикой бюрократизма и недостатков коммунистического воспитания советской молодёжи. Напечатать книгу писателю или поэту, который не являлся членов «Союза писателей», было практически невозможно, без соответствующего разрешения Правления писательского союза, на уровне хотя бы городской организации. Таким авторам оставалось только пользоваться услугами «самиздата» с риском попасть под действие какой-нибудь уголовной статьи. К счастью в стране, где был канонизирован Павлик Морозов, всё-таки было мало тех, кто ему поклонялся, хотя тех, кто доносил не на своих родственников, а на соседей или знакомых стало ещё больше, чем во времена Иосифа Сталина.
В настоящее время, когда интерес к чтению в России угас настолько, что даже не распродаются книги вышедшее тиражом в 500 экземпляров, напечатать книгу может любой человек, в количестве даже одного экземпляра. Зачем покупать книги, когда их текст можно бесплатно скачать в Интернете, хотя книга в руке это не одно и тоже, что её текст на экране монитора компьютера или на дисплее смартфона. Но чтобы понять это, нужно многим повзрослеть, а не до пятидесяти лет молодиться и верить в любую чепуху, которую пропагандирует шоу-бизнес вперемешку с рекламой презервативов, женских прокладок и подгузников. Что сказать о современной прозе и поэзии, если говорить о литературе людям, которым ничего не говорят фамилии многочисленных авторов, даже лауреатов всевозможных литературных премий. Только после очередного скандала с политическим душком, краем уха слышат они о поэте Быкове, писателях Акунине, Улицкой и Прилепине. Если раньше подобные слухи и «критические» публикации пробуждали у народа интерес читать Солженицына, Аксёнова или Войновича, то теперь ничего подобного нет – количество читателей (или почитателей таланта) вышеуказанных авторов не только не увеличивается, а катастрофически уменьшается, что грозит полным забвением ещё при жизни этих ещё кому-то известных авторов и поэтов. Что о них говорить, даже если такому известному, можно сказать «великому советскому поэту», как Евгений Евтушенко постоянно приходится о себе напоминать и убеждаться в том, как падает к нему интерес потенциальных читателей и видеть, как плохо теперь раскупаются его книги. Но, что отрадно, писать в современной России, стали не меньше, чем в дореволюционное время, и не только одни стихи. Хотя, как говорили ещё во времена Александра Пушкина, «кто только сейчас не пишет стихи – даже приказчики и извозчики». В настоящее время круг пишущих (сочиняющих) стихи стал значительно шире, и включает в себя практически представителей всех общественных слоёв России, от министров до дворников. Правда, Александр Пушкин говорил, что «некоторые за границей стихами живут, а у нас граф Дмитрий Иванович Хвостов на них прожился», так как ему самому приходилось скупать свои нераспроданные книги:

А.С.Пушкин – К.Ф.Рылееву (черновик, июнь-август 1825 года):

«…Как же ты не видишь, что дух нашей словесности отчасти зависит от состояния писателей? Мы не можем подносить наших сочинений вельможам, ибо по своему рождению почитаем себя равными им. Отселе гордость etc. Не должно русских писателей судить, как иноземных. Там пишут для денег, а у нас (кроме меня) из тщеславия. Там стихами живут, а у нас граф Хвостов прожился на них. Там есть нечего, так пиши книгу, а у нас есть нечего, служи, да не сочиняй…».
А. С. Пушкин: Собрание сочинений в 10 томах (М., ГИХЛ, 1959-1962, том 9, «Письма 1815–1830», стр.201).

Лучше Александра Пушкина не скажешь, зачем и сейчас стремятся издавать свои книги те, кому на это не жалко своих денег – потому что в основном все сыты, можно не служить тем, кто любит, чтобы им прислуживали, а сочинять для себя, в основном в ящик стола, никому никогда не запрещалось. Но теперь сочинять просто в стол не хочется, как и держать до смерти фигу в кармане, когда есть у кого-то интерес тебя послушать и почитать твои мысли не только в Интернете, а непременно подержать твою книгу в руках. Будь то, твои стихи или воспоминания о днях минувших, или современные зарисовки с натуры. А что касается сочинения стихов, то это дело не простое, этому научиться нельзя, хотя рифмовать слова может почти каждый и пособий для этого достаточно. Есть даже «Обратный словарь русского языка» (М., Издательство «Советская энциклопедия», 1974, 125000 слов), удобный перечень окончаний слов, причём в алфавитном порядке. Если делать нечего и много свободного времени вполне можно подобрать рифму к любому слову, буквально или хотя бы созвучную с ним.
Я мог бы, конечно, подробно рассказать о своих попытках стать поэтом или о том, как долго старался где-нибудь напечатать свои стихотворения, но это мало кого бы заинтересовало. А вот почему на свои поэтические опыты я махнул рукой и до 60-ти лет не думал свести их в поэтический сборник, имеет смысл всё-таки отметить.
К моему счастью, меня однажды пригласил к себе в редакцию литконсультант газеты «Московский комсомолец». Я захватил для разговора с ним не только часть своих стихотворений, но и последний ежегодный поэтический сборник «День поэзии».
Внимательно выслушав критику моих стихотворений в части рифм и содержания, я всё-таки не удержался от вопроса, – чем мои стихотворения хуже большинства напечатанных в сборнике «День поэзии». Ответ литконсультанта просто свалил меня наповал, как очередь из крупнокалиберного пулемёта. «В том-то и дело, – ответил мне этот умудрённый большим жизненным опытом человек, – что они ни чем не хуже, но и не лучше напечатанных в этом сборнике. Будь у Вас хотя бы одно стихотворение, которое мне бы понравилось, я бы и все остальные Ваши напечатал в газете». Разумеется, сочинять стихи, а затем и песни, я не бросил, но больше не заваливал редакции газет и журналов своими стихами. Одно мне стало ясно, что, не ведя активной жизни, без отстаивания своих интересов, без риска для жизни, ничего представляющего для людей интерес, никогда не напишешь. Время было в жизни у меня достаточно, чтобы сыграть в русскую рулетку, не крутя барабан револьвера у своего виска. С 1970 года своими рекогносцировочными экспедициями в тайге, большей частью в одиночку и без оружия, я стал пугать даже местных браконьеров одной только своей улыбкой, убеждая их, что я путешествую один. Почему-то им сразу после моих слов, начинал мерещиться за каждым деревом ствол, направленного в их сторону карабина, кого-то из моих попутчиков, явно неинтеллигентного вида. Да и в Москве даже такие мои сослуживцы, как Шумилис, заместитель командира фронтовой разведки, прихрамывающий после полученного во время войны ранения, однажды мне сказал: «Константин, я бы с тобой в тайгу не пошёл.
- И в разведку бы не взял? – поинтересовался в свою очередь я. – В разведку я тебя бы взял, а в тайгу с тобой бы не пошёл, потому что не смог бы там поднять рюкзак. – Почему же? – удивился я. – А потому, – ответил Шумилис, – что кальсоны пришлось бы каждую ночь менять, а сколько их понабиться мне в тайге, я знаю точно, что не подниму».
Вот только в тайге я начал писать, что-то похожее на стихи, а затем и на песни. А после того, как попал в больницу с давлением в 280 в канун празднования 80-летия Октябрьской революции, то там сразу начал писать воспоминания о своих путешествиях в тайге, которые пришлось прервать в 1986 году. Я писал их с единственной целью, определить, не образовались ли в мозгу пробелы в памяти, после кровоизлияния, к счастью, что из носа и только наружу. Какой либо цели опубликовать свои воспоминания я не ставил, и после выхода из больницы даже не стал их продолжать. В 2006 году я вспомнил, что у меня есть воспоминания о путешествиях в тайге в начале 1970-х годов, которые охватывали романтический период моей жизни. И поэтому решил их включить в виде комментария в подготовленный сборник моих поэтических произведений, под названием «Таёжный дневник и Другие песни», приуроченный к 60-летию автора, небольшой тираж которого был предназначен в качестве подарков моим близким и знакомым.
Стихотворения были почти все отредактированы, а воспоминания, за неимением времени на их обработку, были частично опубликованы в отсканированном виде с оригинала больничной рукописи. Сам же сборник был отредактирован в конце 2007 года, когда Константин Коханов, решил возобновить свои таёжные путешествия.
Появившись в Ванаваре в июне 2008 года, 36-лет спустя, накануне празднования 100-летия падения Тунгусского метеорита, после того, как я раздал местным жителям 20 экземпляров своей книги «Таёжной дневник» с дополнительной надписью на обложке «К столетию падения Тунгусского метеорита», меня стали представлять там везде, как московского писателя. В последующие годы Константин Коханов старался оправдать данное ему в Ванаваре «звание московского писателя». Стоит отметить, что в Интернете Константин Коханов опубликовал более 500 своих стихотворных фельетонов и комментариев к различным статьям, в основном за подписью Konst.Koxanov. Какой либо особой критики моих фельетонов и комментариев в Интернете не было за некоторыми исключениями, со стороны «поэтически одарённых блогеров», до которых не дошло, что фельетоны и комментарии, это не стихотворения в чистом виде, а только выраженные в стихотворной форме мысли. А что касается комментариев, то, как можно назвать стихами то, что было написано за несколько минут, как правило, в виде иронического ответа, а стихотворные фельетоны (опубликованные отдельно от комментариев), в виде политической сатиры.

Напечатанные и отправленные в библиотеки книги Константина Коханова, с краткой аннотацией и кратким списком книг частично представленных в электронном каталоге Российской национальной библиотеки (РНБ):

Книги Константина Парфирьевича Коханова в Российской государственной библиотеке (РГБ):

1. Сборник поэтических сюжетов [Текст] / Константин Коханов. – Москва : САИП, 2015. – 660 с. : ил.; 20 см.; ISBN 978-5-904636-73-9

2. Астаповская голгофа [Текст] / Константин Коханов. – Москва : САИП, 2015-. – 21 см.
Кн. 1. – 2015. – 702, [1] с., [3] л. карта, портр., цв. портр. : портр.

3. Астаповская голгофа [Текст] / Константин Коханов. – Москва : САИП, 2015-. – 21 см.
Кн. 2. – 2015. – с.: 703-1397, [3] л. ил., цв. ил., портр. : ил., портр., цв. Портр

4. Тунгусский метеорит: история поисков / Константин Коханов. – Москва : САИП, 2009-. – 22 см.
т. 1, кн. 1: Т. 1. кн. 1. – 2009. – 1077 с., [60] л. ил., карт., портр., факс. : ил.

5. Таёжный дневник : К 100-летию падения Тунгусского метеорита / Константин Коханов.
- Москва : САИП, 2007 (обл.: 2008). – 348, [24] л. ил., портр. : ил., портр.; 21 см

6. «Игра со Смертью по маленькой», или Л. Н. Толстой, родословная, как зеркало сословных предрассудков : документальный роман / Константин Коханов. – Москва : САИП, 2006-. – 22 см.
кн.5: Генеральная репетиция. – 2006. – 680, [1] с., [11] л. ил., цв. ил., портр., к. : портр

7. Реинкарнация Великого Советского Поэта [Текст] : [стихотворные фельетоны и сюжеты о творчестве и гастролях по России поэта из города Талса (США, штат Оклахома) господина Евгения Евтушенко]. – Москва : САИП, 2015. – 168 с. : ил.; 21 см.

8. Три жены и подруга Гимнюка Гимночистова [Текст] / Константин Коханов (Еремей Алтыбский). – Москва : САИП, 2016. – 249 с. : ил., портр.; 21 см

9. Последняя точка в творчестве Владимира Высоцкого [Текст] / Константин Коханов (Еремей Алтыбский). – Москва : САИП, 2016. – 541 с.; 21 см.

10. Наладка лифтов / В. Г. Ермишкин, И. К. Нелидов, К. П. Коханов. – М. : Стройиздат, 1990. – 301,[2] с. : ил.; 20 см. – (ЖКХ. Б-ка работника жил.-коммун. хоз-ва).; ISBN 5-274-00451-2 : 90 к

11. Наладка лифтов / В. Г. Ермишкин, И. К. Нелидов, К. П. Коханов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Стройиздат, 1992. – 319 с. : ил.; 20 см. – (ЖКХ. Библиотека работника жилищно-коммунального хозяйства).; ISBN 5-274-01778-9 : Б. ц.

Рубрика: Писатели и поэты, Тунгусский метеорит | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Борис Михайлович Молчанов – случайная встреча и дружба навсегда.

Когда возраст человека переваливает за 50 лет, как правило, все оставшиеся к тому времени друзья детства плавно переходят в разряд знакомых и, в конце концов, становятся неинтересными друг другу людьми. Поэтому он постоянно начинает чувствовать неловкость, когда сам отказывается ехать к кому-нибудь в гости и когда, чтобы не обидеть близких родственников, приглашает к себе приехать тех, кто тоже совсем не испытывает восторга с ним пообщаться. Иногда хватает одного телефонного разговора, чтобы больше никогда о себе не напоминать и тем более при случайной встрече, не подавать повода, сдуру договариваться ещё раз где-нибудь встретиться, и тем более принимать на себя обязательство позвонить в ближайшее время и оговорить время этой встречи. Впервые Константин Коханов увидел Бориса Михайловича Молчанова в начале 2000-х годов, когда стал по просьбе известного московского фалериста Михаила Степановича Селиванова, посещать Московское нумизматическое общество. В то время члены МНО, для встреч и обмена коллекционным материалом арендовали по воскресеньям помещение кинотеатра «Улан-Батор», находящегося недалеко от станции метро «Академическая».

Михаил Селиванов, который в то время приобрёл большую коллекцию бон (бумажных денежных знаков), решил тогда избавиться от большей её части – продать или обменять на интересующие его дореволюционные ордена или знаки военных училищ и воинских частей. К тому времени они знали друг друга уже более сорока лет, так что доверять ему друг детства имел полные основания, к тому же он был даже свидетелем на его свадьбе в 1974 году. Столы в «клубе» (как называли московские коллекционеры кинотеатр «Улан-Батор») Михаила Селиванова и Бориса Молчанова стояли рядом, и Константин Коханов сразу обратил внимание, с каким уважением известные в Москве коллекционеры относились к нему.

Например, почти каждое воскресенью, до самой смерти, накануне закрытия клуба к нему подходил Игорь Можейко, известный почти всем в СССР и в России писатель-фантаст Кир Булычёв, и обсуждал с ним какие-то вопросы. Иногда к разговору подключался Михаил Селиванов, который длительное время поддерживал с писателем дружеские и деловые отношения и поэтому подшучивал одновременно и над писателем и над моим соседом в клубе Борисом Михайловичем Молчановым. Константин Коханов в этих разговорах не принимал участия, потому что их тема касалась коллекционирования и приобретения интересующих материалов для их коллекций, что его, честно говоря, мало интересовало.

Постепенно от обмена приветствиями при встрече, Константин Парфирьевич и Борис Михайлович, перешли к более тесному общению. Борис Михайлович был не только интересным собеседником, но и сам был незаурядной личностью, любителем путешествий, который практически объехал весь Советский Союз от Земли Франца Иосифа до Командорских островов и к тому же был даже кандидатом в мастера спорта по туризму.

Но самое интересное заключалось в том, что Борис Михайлович не был в местах, где путешествовал Константин Коханов и не представлял, как можно было прокладывать маршруты в тайге в одиночку, даже там, где не ступала нога человека, не пользуясь услугами проводников и даже без оружия. Ещё ему было трудно понять, как на протяжении многих лет можно было ездить в одно и то же место, хотя это место и охватывало пространство диаметром свыше 1000 километров. Конечно, впечатлений от путешествий по СССР и по Европейским странам у Бориса Михайловича (родился в 1920 году) было больше, чем у его «нового юного друга» Константина Парфирьевича (родился в 1946 году), но и не было риска для жизни. Хотя на это как посмотреть со стороны, потому что после путешествия Бориса Михайловича на архипелаг Земля Франца Иосифа, в составе организованной обществом ДОСАФ группы, двое из её участников там простудились и, вернувшись из этого путешествия, умерли от воспаления лёгких. Но самое интересное было в том, что Константин Коханов и Борис Молчанов умудрились попасть, по своей же вине в схожие нелепые ситуации при встрече с медведицами – Коханов в Эвенкии, а Молчанов на Дальнем Востоке. Борис Молчанов со своим спутником, когда поставил палатку со своим спутником на берегу моря, а Коханов, когда сплавлялся вниз по реке Алтыбу, левому притоку реки Большой Ерёмы, впадающей со стороны левого берега в Нижнюю Тунгуску, известной, благодаря Вячеславу Шишкову, как Угрюм-река.
Инструктор по туризму имел неосторожность показать Борису Михайловичу бурую медведицу с медвежонком, которые, не обращая внимания на туристов, поднимались на ближайшую сопку, и Борис Михайлович, нет, чтобы молча наблюдать или сфотографировать зверей, решил свистнуть им вслед. Что было потом – это только было смешным, если смотреть со стороны. Медведица оглянулась и направилась в сторону туристов, которым ничего не оставалось, как не залезть по шею в холодную морскую воду и смотреть, как медведица, явно никуда не спеша, наводила порядок на их стоянке – порвала палатку, разодрала рюкзаки, верхнюю одежду и съела все, взятые ими, продукты. В общем, поход «удался», потому что, к счастью, «горе-туристы» не простудились и путешествие завершилось для них можно сказать благополучно. У Коханова почти всё было также, когда он, направив лодку в быструю речную протоку, увидел высунувшуюся из кустов голову медвежонка. Это было летом 1979 года, когда был уже утверждён талисман Московской олимпиады 1980 года. Понятно какая была его досада, что живой талисман олимпиады скрылся в кустах, до того как Коханов успел подготовить к съёмке свой фотоаппарат. Но только он снова хотел взять в руки байдарочное весло, как в конце протоки, снова увидел этого медвежонка. Приподнявшись в лодке, и поднимая к глазам фотоаппарат, он не сразу заметил, вставшую на задние лапы медведицу и опомнился только тогда, когда она стремительно на задних лапах бросилась в воду и остановилась в полуметре от борта лодки. Дальше всё было, как в немом кино с участием Чарли Чаплина, но только на воде. Коханов просто рухнул на сиденье лодки, схватил байдарочное весло, и лихорадочно работая им, развил такую скорость лодки, что до находящегося сорок километров ниже большого порога, он, можно сказать, долетел быстрее, чем в последующие годы (1982, 1984 и 1986), когда преодолевал это расстояние на моторной лодке. Получилось так, что сначала, делясь своими путевыми впечатлениями, Борис Михайлович и Константин Парфирьевич, вскоре перешли к обсуждению повседневной жизни страны, которая не только не поддавалась никакой логике, а порой, даже, вообще, шла вопреки здравому смыслу. Но, кто во всём был виноват, их мнения часто расходились, и прийти к консенсусу было невозможно. Поэтому большей частью у них разговоры шли о днях давно минувших, литературе и чудесах мирозданья. В роду Бориса Михайловича преобладали священники и врачи, а Константин Коханов мог похвастаться только своими рабоче-крестьянскими корнями. Поэтому Борис Михайлович уже на генетическом уровне был подготовлен к изучению иностранных языков. Он свободно говорил на немецком языке и мог читать классиков немецкой философии в оригинале, и на достаточно высоком уровне мог изъясняться на английском и французском языках, во всяком случае, мог разговаривать и понимать, что ему говорят. В клубе к нему часто подходили коллекционеры с просьбой перевести какой-нибудь текст на предметах коллекционирования. И, как правило, он без особого труда не только переводил, но и толковал содержание этих, большей частью, латинских текстов. Казалось бы, с таким человеком, как Константин Коханов у Бориса Михайловича не могло быть каких-либо общих интересов, кроме страсти к путешествиям. Поэтому более тесное сближение их интересов произошло, только после того, как разговор случайно зашёл о Льве Толстом. К своему удивлению Борис Михайлович вдруг понял, что о Льве Толстом, не как о писателе, а как о философе, он, до разговора с Константином Парфирьевичем, ничего толком не знал. В то же время Коханов на протяжении почти пяти лет, изучая жизнь и философские труды великого классика, пришёл к выводу, что толстовская философия нанесла больше вреда России, чем пользы. Его теория «непротивление злу насилием», при приходе к власти большевиков, парализовала волю интеллигенции к сопротивлению, и в дальнейшем привела к гибели её лучших представителей, из числа тех, кто в первые годы, установления советской власти, не успел эмигрировать из России. Правда, ко времени знакомства Константина Коханова с Борисом Молчановым, тот бросил работать над третьим томом документального романа, где жизнь Льва Толстого была отражена день за днём, на основании воспоминаний его современников, документальных свидетельств, дневников самого Льва Толстого, его жены Софьи Андреевны и яснополянских записок Душана Маковицкого. Вместо продолжения романа Константин Коханов решил на основе написанных книг написать художественно-документальный роман «Игра со смертью по маленькой» и практически закончил работу над первой книгой «Сергей Николаевич Толстой» – о роли старшего брата в жизни великого русского писателя. Борис Михайлович был очень удивлён, почему Константин Парфирьевич бросил писать продолжение документального романа о Льве Толстом, имевший в начале название «Родословная, как зеркало сословных предрассудков», а потом и художественно-документальную версию этого романа под названием «Игра со смертью по маленькой», сократив содержание всего романа с 6-ти до 4-х томов. Причину прекращения работы над романом Константин Парфирьевич объяснил Борису Михайловичу словами самого Льва Толстого, напомнив ему историю создания великим русским писателем романа «Война и мир». Первоначально в планах у Толстого было написать роман «Декабристы», но он столкнулся с трудностями получения для изучения документальных свидетельств истории восстания декабристов, особенно подлинного следственного дела и поэтому трижды делал попытки написать этот роман в 1860, 1878 и 1904 годах. В основном это было связано со знакомством с опубликованными новыми заслуживающими доверия материалами о декабрьских событиях 1825 года. Но это в итоге привело к тому, что после публикации очередных материалов о декабристах в журнале «Былое», Лев Толстой, после их прочтения 1 апреля 1906 года, сказал Душану Маковицкому: «Смотрел журнал «Былое», про декабристов там интересное и странно, чем больше подробностей узнаешь о декабристах, тем более разочаровываешься». Вот именно, к такому же мнению, но только о Льве Толстом, пришёл и Константин Коханов – чем больше он узнавал о жизни Льва Толстого, тем больше в нём разочаровался. И однажды он понял, что Лев Толстой его просто перестал интересовать и как философ и даже, вообще, как человек, целью жизни которого было только создание новой религии с непонятно каким богом, причём внутри его самого. Вместо романа Константин Коханов написал сатирическую песню, как «в Ясной Поляне, играл на баяне, первенец графа Ермил…», кратко изложив в ней повседневную жизнь великого русского писателя, перед его уходом из Ясной Поляны. Несмотря на краткое изложение событий тех дней в песне, в ней были представлены все основные герои «Яснополянской драмы»:

В Ясной Поляне, играл на баяне,
Первенец графа Ермил,
Пел, как Толстой,
приставал к его маме,
И всё в её доме громил.

Как отбивалась от графа Аксинья,
Графу, грозя становым,
Как овладел граф
Аксиньей насильно,
И он его, стало быть, сын….

К Толстому в то время
пришёл Гольденвейзер,
И вот, что сказал пианист:
Имел бы он герб, а в гербе
графский вензель,
То спал у одних бы актрис.

Но граф объяснил ему,
всё же понятней,
В чём в подлинной страсти секрет,
Где голый, округлый живот
поприятней,
Чем тот, что затянут в корсет.

Чувствуя, классик,
теряет духовность,
Врач Маковицкий вспотел,
В Ясной Поляне
любовь, где греховность,
Запахло вновь похотью тел.

Но Софью Андреевну
не одурачить,
Других завещаний, что нет,
А тут ещё муж у Черткова на даче,
К нему зачастил в кабинет.

Считая с Чертковым,
муж в связи, порочной,
У Софьи Андреевны стресс,
И рядом в деревне,
Ермил, как нарочно,
Копаться в их прошлом полез.

Ну, разве осудят
с баяном Ермила,
И графа мужицкую страсть,
Когда за «Войной»,
не последует «Мира»,
В борьбе за Советскую власть.

Борис Михайлович, прослушав в клубе эту песню, исполненную вполголоса Константином Парфирьевичем, а потом, перечитав ещё напечатанный для него её текст, задал ему несколько вопросов о Черткове, Гольденвейзере и Маковицком. Об отношениях Льва Николаевича с женой Софьей Андреевной, Борис Михайлович был в курсе ещё со школьных лет, когда о внебрачных связях великого классика особенно не распространялись и тем более о его внебрачном сыне. Борису Николаевичу было интересно узнать, в связи, с чем Константин Парфирьевич решил заняться изучением жизни Льва Толстого, а потом даже решил написать о его жизни роман. И Константин Коханов, можно сказать, не только удивил его своим ответом, но даже предоставил возможность самому Борису Михайловичу поделиться с ним своими впечатлениями, узнав, что он присутствовал на одном из психологических опытов Вольфа Мессинга. Но всё по порядку – начнём с ответа Константина Коханова.
Перед тем как приступить к работе над романом о Льве Толстом, Константин Коханов собирался написать книгу о лжепророках, ясновидящих и экстрасенсах, причём с библейских времён до настоящего времени. Поэтому он собрал достаточно много, имевшихся в открытом доступе материалов, в том числе на таких известных всем «пророков», как Калиостро, Иоанн Кронштадтский, Григорий Распутин, Ванга и Вольф Мессинг, и заодно о людях-феноменах, якобы обладающими телепатическими и другими паранормальными способностями. Когда он начал описывать сеансы спиритизма, то в качестве изобличителей этого вида шарлатанства или надувательства, он решил привести в пример, написанную Львом Толстым, его пьесу «Плоды просвещения». Неудивительно, что, кроме этой пьесы ему захотелось найти, ещё какие-то высказывания великого русского писателя, отлученного от церкви, о прочих видах мракобесия, но вместо этого он узнал о самом Льве Толстом столько интересного, что и его самого можно было включить в длинный список русских лжепророков. К своему удивлению Коханов убедился, что не только русский классик не годился для примера в борьбе с суевериями и в развенчивании мифов о чудесах человеческой психики, но даже английский писатель Конан Дойл, верил в реальность вызова духов и мало того, даже написал «Историю спиритизма».
Подобных телепатов, ясновидящих и мастеров верчения стола, любителей спиритизма, изобличал профессор Александр Исаакович Китайгородский, написавший книгу «Реникса» (или «Чепуха») Но профессор умер, а его достойных приемников на заре нового XXI века, толерантного к мракобесию и шарлатанству, до сих пор не нашлось. Люди вдруг осознали, что никому кроме Бога верить нельзя, даже служителям церкви, превративших веру во Всевышнего, в условиях капиталистических отношений, в законный и прибыльный бизнес.
Неудивительно, что с конца XX века, при переходе от социализма с человеческим лицом к капитализму с его волчьими законами, без признаков христианской морали, вся мутная пена человеческих предрассудков и вера в чудеса человеческой психики расцвела махровым цветом. И не только на страницах жёлтой прессы и на купленных олигархами телеканалах, она даже проникла на страницы пока ещё издающихся и находящихся в продаже научно-популярных журналов. Например, профессор Китайгородский считал Вольфа Мессинга обыкновенным фокусником и шарлатаном. Константин Коханов был такого же мнения, но Борис Михайлович Молчанов был с ним не согласен, потому что сам присутствовал на одном из его «психологических опытов» и был свидетелем его сверхъестественных способностей. Не вступая с Борисом Михайловичем в спор, Константин Коханов попросил его подробно описать ситуацию, в которой проявились феноменальные способности Вольфа Мессинга.
Психологический опыт, который продемонстрировал на том сеансе Вольф Мессинг, касался отгадывания слова, которое отмечали подопытные зрители иголкой на любой странице толстой книги. Среди этих подопытных товарищей оказался и Борис Михайлович, и убедился лично, что Вольф Мессинг правильно угадал отмеченное слово. Константин Коханов, который верил только в чистый эксперимент, сразу же задал Борису Михайловичу несколько вопросов, на которые тот так и не смог дать исчерпывающие ответы:
Первый вопрос был о том, кто были его соседи в том ряду, где он сидел – его знакомые или случайные люди?
Второй вопрос касался того, чья была книга, – Бориса Михайловича, его соседей или её им дал помощник Мессинга?
И третий вопрос, самый простой был о том, кто выбирал страницу книги, а потом отмечал иголкой выбранное им или всеми, кто был рядом, конкретное слово? – сам Борис Михайлович, или кто-то из его соседей. Борис Михайлович только помнил, что книга была не его, но как выбиралась страница и слово на странице, он этого уже не помнил. В результате, Борис Михайлович после этих вопросов, сказал ему: «вы Константин Парфирьевич, выглядите сейчас, как Фома Неверующий. Помните, он сказал апостолам, видевшим воскресшего Иисуса Христа, что не поверит в это, пока сам не вложит свои пальцы в дыры в теле Учителя от копья и гвоздей, которыми Он был прибит к деревянному кресту на Голгофе».
Следует отметить, что разговоров о сверхъестественных явлениях у Константина Парфирьевича с Борисом Михайловичем было много, благо газет и журналов с подобными сенсациями, выпускалась с приходом к власти Михаила Горбачёва, а затем Бориса Ельцина, было немало.
Сам Борис Михайлович выписывал газету «Московский Комсомолец», журналы «Тайны XX века и украинский журнал «Вселенная, пространство, время». Так что они обсуждали опубликованную в газетах и журналах ту и или иную околонаучную чушь, почти при каждой встрече. Предметами коллекционирования Бориса Михайловича были юбилейные монеты и памятные медали, посвящённые освоению человечеством космического пространства, в частности пилотированным орбитальным полётам вокруг Земли, полётам на Луну и к планетам солнечной системы. Ко времени знакомства Бориса Михайловича, он ограничился космическими полётами только до 2000 года и пополнял свою коллекцию уже только редкими экземплярами, которые можно было считать образцами медальерного искусства. Приобретая или обменивая нужные ему монеты и медали, Борис Михайлович, периодически показывал их Константину Парфирьевичу в клубе, а небольшую часть, гордость своей коллекции, он предоставил ему возможность, посмотреть у себя дома. Он бы показал ему всю свою коллекцию, но Константин Коханов ходил в гости к Борису Михайловичу, не из-за его коллекции монет и медалей, а для того чтобы пообщаться с ним после того, как он перестал посещать клуб коллекционеров, когда понял, что Михаилу Степановичу Селиванову его помощь больше не требуется. К тому же и сам Михаил Степанович тоже вскоре стал ходить в клуб МНО не каждое воскресенье.
Что ещё объединяло Константина Парфирьевича с Борисом Михайловичем – это то, что они оба работали в закрытых НИИ, именуемых в шестидесятых годах почтовыми ящиками. Правда, Коханов работал только год до армии и после армии ещё около трёх лет, техником, а затем просто наладчиком оборудования оборонного назначения. В тоже время Борис Михайлович дослужился до начальника отдела, защитил кандидатскую диссертацию и проработал в закрытых предприятиях, имеющих отношениях к авиации и к космосу, до самой пенсии. Он мог бы наверно продолжить работу там ещё, но незадолго до достижения пенсионного возраста, его признали основным виновником взрыва при старте одной из новых ракет. Самое ужасное заключалось в том, что никто из его коллег не набрался мужества, разделить с ним ответственность или хотя бы дать заключение, что взрыв ракеты мог быть по совсем другой причине. Но «компетентные органы посчитали», что взрыв ракеты произошёл потому, что не включилось при её старте реле, которое было в приборе, разработанным Борисом Михайловичем. Его не только наказали за это, а ещё заставили лично оправдываться перед министром, хотя по статусу это должен был делать генеральный конструктор. Константин Коханов поинтересовался, какой контакт реле давал сигнал для запуска двигателей ракеты, – замыкающий или размыкающий? И, узнав от него, что контакт реле был замыкающий, только пожал плечами, и, посмотрев на Бориса Михайловича, понял, что он не мог послать министра «к его ебеней матери», которая принесла больше пользы советской науке, если бы догадалась сделать аборт. Насколько Константин Коханов был груб, настолько Борис Михайлович был интеллигентен, потому и жизнь каждого из них шла параллельно, нигде не пересекаясь, пока судьба не заставила их убедиться, что действительно существует неэвклидово пространство Лобачевского и не где-то в бесконечности вселенной, а совсем рядом. Только не у каждого хватает мужества остановиться и увидеть протянутую руку из параллельного мира, хотя бы для рукопожатия с выражением искреннего сочувствия. Разумеется, после случая взрыва ракеты на старте, всякое желание работать в «дружном» коллективе НИИ у Бориса Михайловича пропало, и когда он достиг пенсионного возраста, то сразу же уволился и устроился на работу в гостиницу «Интурист» простым швейцаром. Превосходное знание немецкого языка и умение поддержать разговор с туристами на английском и французских языках в гостинице оценили и часто использовали его в качестве переводчика. Если при работе в НИИ Борис Михайлович путешествовал только во время отпуска по Советскому Союзу, то перейдя на работу в «Интурист», практически побывал во всех европейских странах и даже посетил на круизном корабле ряд стран Латинской Америки, включая Бразилию. Однажды, когда Константин Коханов был в гостях у Бориса Михайловича, он показал ему свою записную книжку. В ней было мало записей, но зато в ней были поставлены штемпели почтовых отделений городов, которые он посетил, штемпели гостиниц, где он проживал во время туристических поездок и даже штемпели капитанов кораблей, на которых ему доводилось плавать. Дома, над письменным столом, у Бориса Михайловича, висела карта мира, с отмеченными флажками городами, в которых Борис Михайлович изучал достопримечательности либо сам, либо находясь в составе туристической группы. Но то, значительное пространство, которое «исследовал» во время своих экспедиций Константин Коханов, почти в центре Советского Союза на территории РСФСР, на карте Бориса Михайловича, было без флажков, скорее всего потому, что туда не было в советское время организованных экскурсий, да и таких достопримечательностей, на которые стоило бы посмотреть. Но вернёмся к разговору о Вольфе Мессинге, так как при обсуждении его сверхъестественных способностей с Борисом Михайловичем, Константин Коханов узнал, что он был в дружеских отношениях с братьями писателя Сергея Михалкова Александром и Михаилом. И чего Константин Коханов ни как не мог ожидать, Михаил Михалков даже сопровождал Вольфа Мессинга в его «гастрольных» поездках по стране. В уже прочитанных Константином Кохановым книгах о Вольфе Мессинге Михаил Михалков нигде не упоминался и в то, о чём рассказывал Борис Михайлович, было трудно поверить. Не смотря на то, что о Вольфе Мессинге было написано больше десятка книг, основа каждой из них, была замешена на одном и том же достаточно сомнительном автобиографическом материале, а если точнее сказать, то черпалась из одного и того же «мутного источника». В этом не трудно убедиться, потому что все известные воспоминания самого Вольфа Мессинга, уместились в одной тоненькой брошюрке, имеющей, правда, громкое название «Вольф Мессинг, Я – телепат», к тому же написанной не им самим, а в соавторстве с журналистом Михаилом Хвастуновым. И что в этой брошюре соответствует действительности, а что просто застольная болтовня, разобраться было трудно. К тому же соавторы в итоге поссорились, когда перешли к разговору по существу, о наличии у Вольфа Мессинга документальных подтверждений его триумфальных гастролей за границей и тем более свидетельств общения с такими известными учёными, как Зигмунд Фрейд и Альберт Эйнштейн. Неожиданно узнав от Бориса Михайловича, что младший брат автора гимнов СССР и РФ Сергея Михалкова Михаил Михалков «пас» телепата по линии НКВД, МГБ и КГБ, Константин Коханов заинтересовался подробности знакомства Бориса Молчанова с кланом Михалковых. Знакомство Бориса Михайловича с Александром Михалковым, как и с Константином Кохановым, произошло тоже случайно и тоже в клубе московских коллекционеров. Впервые он появился в клубе московских коллекционеров в конце 1995 года, пришёл что-то продать из своей нумизматической коллекции, так как ему не хватало денег на издание написанной им книги «Очерки из истории московского купечества».

Приблизительно в это же время и сложились у Бориса Михайловича с Александром Владимировичем дружеские отношения настолько, что уже в 1997 году он пригласил его к себе домой на празднование своего 80-летия. На юбилее присутствовал старший брат Сергей Михалков с младшим братом Михаилом Михалковым и Борис Михайлович не упустил случая взять у трёх братьев автографы на обратной стороне их общей фотографии. В 2015 году Константин Коханов написал в стихотворном виде фельетон «Три жены и подруга Гимнюка Гимночистова», где этому юбилею отвёл одну из глав своей «поэмы». По этическим соображениям Борис Михайлович в этой поэме был представлен просто, как единственный, не из клана Михалковых, гость юбиляра:

На юбилее Александра Михалкова

Настало время юбилеев,
Мы все их праздновать умеем,
Саше восемьдесят лет,
Мише семьдесят пять вскоре,
Тоже праздник ведь устроит,
Соберутся братьев трое,
На торжественный обед.

А пока что, праздник Саши,
Будет кто? – Одни лишь наши,
Да ещё какой-то гость,
То ли с Сашей он учился,
То ли вместе с ним лечился.
То ли в клубе подружился,
Одно точно, не прохвост.

Казалось, все уже собрались,
И приглашать пора к столу,
Родные к окнам все прижались,
И только гость стоял в углу.

Ему всё это было ново,
И Михаила Михалкова,
Решил гость всё же расспросить,
Сказав, – прошу меня простить,
Кого мы ждём, коль всё готово?

- Приехать должен патриарх.
- Алексий, что ли? Олигарх?
- Нет только брат, всего лишь, старший,
В семье он в сане «патриаршем».

Ждать «патриарха», час пришлось,
Пришёл, за стол сел, не смущаясь,
И юбиляр сидел, как гость,
«Подобострастно» с ним общаясь.

За тостом тост, чтоб девяносто,
Всем братьям весело справлять
И чтоб Сергей позвал их в гости,
К себе на восемьдесят пять.

Восемьдесят четыре года,
Ему никто не может дать,
Опять на грани он развода,
Всего ведь можно ожидать.

Не ожидали только братья,
Достигнув в жизни тех же лет,
Что смерть раскроет им объятья,
На тот, спроваживая, свет.

Но гость, в семье их посторонний,
И Александра только друг,
Немецкий, зная превосходно,
Дать попросил автограф вдруг.

На фотографии трёх братьев,
Их всех, с обратной стороны,
Кто он? Сергей был без понятья,
Какой разведчиком страны.

Сменил вальяжную осанку,
И чтобы братьев не срамить
Он орденов, поправив планку,
Стал по-немецки говорить.

И Александр включился в диспут,
Лишь Михаил не мог понять,
Хоть на войне, «учил» фашистов,
Что братья гостю говорят.

Гость к Михаилу обратился,
А тот по-русски объяснил,
Что он так в жизни опустился,
Почти немецкий весь забыл.

Хотя в тылу у немцев «шпрехал»,
Им даже песню сочинил,
И с ротой так пропел с успехом,
Что штурмбанфюрер похвалил,

Чем Михалков Сергей был занят,
Он толком всем не объяснил,
Прощался, словно на вокзале,
Служебный ждал у дома ЗИЛ.

От сел в служебную машину,
Почти, как барин в экипаж,
Надменно голову откинув,
Сказал шофёру, – дуй в пассаж!..

Купить, чтоб Тане побрякушки,
А то, наверно, заждалась,
До лет его, дожил бы Пушкин,
Наталья с ним бы развелась.

Представим, что Дантес убит был,
А Пушкин, к ней бы охладел,
И клятву верности забыл бы,
И соблазнять стал юных дев.

Представить трудно, нам, всё это,
Но Михалков Сергей, не он,
Жена не муза для поэта,
Коль есть любовниц батальон.

Двух жён моложе лет на сорок,
Имел, Наталью, схоронив,
И даже траур был не долог,
В объятьях с первою из них.

О братских чувствах, что сказать,
Сергея Михалкова что-то,
Брат Александр, с него, что взять,
Никто и скромная работа.

Брат Михаил, тот хоть поэт,
О чём-то пишет, но не классик,
Оставить может только след,
В говне Пегаса на Парнасе.

Александр женат был трижды,
Михаил, как будто раз,
Затерялись в мире книжном,
Не мозолят наших глаз.

Наводил Коханов справки,
Даже к близким их звонил,
Но не сделал автор правки,
В том, что здесь наговорил…

После смерти Александра Михалкова в 2001 году, Борис Михайлович продолжал поддерживать дружеские отношения и с его третьей женой, и с его младшим братом Михаилом Михалковым. Михаил Михалков даже подарил ему книгу своих воспоминаний «В лабиринте смертельного риска», которую тот издал под псевдонимом Андронов. Борис Михайлович по просьбе Константина Парфирьевича, принёс ему эту достаточно редкую тогда книгу, из которой он узнал, что в СССР был ещё один «легендарный разведчик, на уровне Николая Кузнецова, младший брат нашего гимнописца.

По правде говоря, и Борис Михайлович скептически относился к «подвигам» Михаила Михалкова и не мог понять, как это он мог преподавать в танковой школе дивизии СС, очень плохо владея немецким языком. В этом он лично убедился на 80-летии Александра Михалкова, когда он задал вопрос Сергею Михалкову на немецком языке. Сергей Михалков ответил, потом Александр дополнил ответ брата на немецком языке, а когда Борис Михайлович обратился к Михаилу Михалкову, что он по этому поводу думает, тот не понял, что от него он хочет узнать и переспросил на русском языке, что так заинтересовало Бориса Михайловича. Затем уже наедине Михаил Михалков сказал Борису Михайловичу, что немецким языком никогда не владел в совершенстве, а теперь к старости, вообще, плохо понимает то, о чём в его присутствии говорят на немецком языке иногда братья.
Константин Коханов, по поводу того, что Михаил Михалков преподавал в танковой школе дивизии СС, совсем не сомневался. И даже объяснил Борису Михайловичу, что у немцев были не только дивизии СС, а также вспомогательные дивизии войск СС.
В отличие от элитных дивизий СС, в дивизиях войск СС, служил всякий многонациональный сброд, перешедший на сторону немцев, и вот этому контингенту из дезертиров и предателей родины, и преподавал Михаил Михалков, только непонятно что, имея смутное представление по навыкам управления боевой техникой.

Но самое интересное заключалось в том, что Михаил Михалков написал брошюру о Вольфе Мессинге, в которой ничего нового не было, но зато раскрывалось то, что он делал сам, сопровождая Мессинга в места, где он проводил свои «психологические опыты» или выполнял специальные операции по линии МГБ-КГБ.

Когда Константин Коханов говорит о клубе московских коллекционеров, может показаться, что он там больше ни с кем, кроме Бориса Михайловича не общался. Это далеко не так. Соседом справа от Бориса Михайловича был Василий Петрович Егоров. Борис Михайлович вместе с ним занимался в клубе хозяйственными вопросами, хотя по всему было видно, что основную работу выполнял Василий Петрович. Именно около него в основном с утра крутились не только члены клуба, но также иногородние гости, и коллекционеры из Содружества Независимых Государств (СНГ). И Василий Петрович оперативно решал вопросы их размещения в клубе, и давал разрешение на установку дополнительных столов для выкладки на них своего коллекционного материала, подлежащего обмену или продаже.
Сначала Василий Петрович изредка вклинивался в разговор Коханова с Молчановым, а спустя какое-то время уже мог даже повлиять и на смену темы их разговора. Неудивительно, что вскоре у Константина Коханова установились и с Василием Петровичем дружеские доверительные отношения, хотя, казалось бы, у них ничего не могло быть общего по отношению к сталинизму, к маршалу Георгию Жукову, репрессиям и тем более к правлению Михаила Горбачёва и Бориса Ельцина. Константин Коханов не спорил с Василием Петровичем, не старался его в чём-то переубедить, а просто приносил ему книги и стенографические отчёты заседаний на судебных процессах, над врагами народа, во второй половины тридцатых годов. Василий Петрович хотел купить у него некоторые книги, но Константин Коханов разрешал ему держать их у себя, сколько ему на то понадобится времени. Нужно отметить, что Борис Михайлович постоянно возвращался к разговору о Льве Толстом, и Константину Коханову не трудно было догадаться, что это было вызвано его неподдельным интересом, к написанным Константином Парфирьевичем книгам о великом русском писателе. Поэтому накануне 85-летия Бориса Михайловича, Константин Коханов напечатал в типографии три экземпляра одной из своих книг «Сергей Николаевич Толстой» и когда вручал её в качестве подарка, то пообещал каждую последующую пятилетку его жизни, дарить ему ещё по одной книге о Льве Толстом. При этом он, не скрывал меркантильности своих подарков в будущем, и говорил ему, что он надеется сам прожить хотя бы ещё пять лет, чтобы обязательно сдержать своё обещание. Второй экземпляр этой книги в твёрдом переплёте Константин Коханов отправил в РГБ (в бывшую Ленинскую библиотеку), а третий экземпляр поставил на свою книжную полку.

Если Борис Михайлович, работая в закрытом НИИ, сам занимался непосредственно разработкой новой авиационной и космической техники, то Константин Коханов после службы в Советской Армии, в подобном же НИИ (в простонародии называвшимся «почтовым ящиком»), занимая должность техника с окладом 90 рублей в месяц, был только простым исполнителем. И как все другие молодые специалисты из институтов, в должности инженеров с окладом 100 рублей, он был в числе тех многочисленных работников НИИ, которые там были необходимы только для оказания шефской помощи колхозам по уборке урожая овощей осенью с последующей их сортировкой на плодоовощных базах весной. Заинтересовавшись случайно, во время службы в армии, проблемой Тунгусского метеорита, Константин Коханов задался целью посетить предполагаемое место его падения. Понимая, что 18 дней отпуска, ему явно будет недостаточно для поездки в эти глухие таёжные места, Константин Коханов, проработав с начала июня 1969 года до конца мая 1970 года в НИИ, решил просто уволиться. К тому же он прекрасно понимал, что после тайги, устроиться на работу с тем же окладом в Москве, на любой «почтовый ящик», точно не составит никакого труда. Там всегда была потребность в таких, как он специалистах, для сельхозработ в Московской области и на городских плодоовощных базах. Вроде бы всё тогда Константин Коханов предусмотрел, но, только, подъезжая на поезде к Красноярску, обнаружил, что забыл свой паспорт в Москве. Хорошо, что в те годы ещё не угоняли в СССР самолёты и, приобретая билеты на самолёт, не нужно было показывать паспорт. Он был нужен, если по какой-то причине, приходилось сдавать билет, чтобы затем купить новый билет на другое число или на другой рейс. Поэтому Константин Коханов, чтобы не привлекать к себе внимания милиции, прилетев в Ванавару с пересадкой в Кежме с Ил-14 на АН-2, решил не уточнять у местных жителей, как выйти из посёлка на Тропу Кулика. Никого, не расспрашивая, он просто пошёл к месту выхода Тропы Кулика на берег реки Чамбы, к так называемой «переправе», то есть к броду через эту реку. Идти пришлось по правому берегу Нижней Тунгуски 30 километров до устья Чамбы, а потом подниматься по её левому берегу ещё свыше 40 км до этой «переправы». В итоге он дошёл только до брода, но вода в реке в июне была достаточно высокая после весеннего паводка, и переходить реку вброд, Константин Коханов не решился. Идти после брода нужно было ещё до Заимки Кулика свыше 50 километров, а если обратно в Ванавару берегами рек то 70 километров, а по тайге около 35 километров. Но обратный путь по тайге, хотя был в два раза короче, но в тоже время был и самым опасным, учитывая, что Константин Коханов, на такие расстояния не ходил в туристические походы даже в ближайших к Москве областях, тем более в одиночку. Идти пришлось большей частью по затёсам по еле заметной тропе, пересекающей зимник, а местами, где тропа терялась, то и по этому зимнику (по зимней дороге, точнее по еле заметным следам от саней). Весь поход занял десять дней, и обошёлся Константину Коханову всего лишь в 120 рублей – 100 рублей дорога туда и обратно и 20 рублей были потрачены на продукты в Москве и Ванаваре. Самое главное им был сделан первый шаг пусть не к звёздам в небе, а к звезде упавшей на землю в 1908 году. В 1971 году, в конце августа он всё-таки дошёл до Заимки Кулика, познакомился там с участниками комплексной самодеятельной экспедиции (КСЭ), члены которой приняли его за марсианина, несмотря на его вполне земной вид. В том же году, накануне 7 ноября, он принял приглашение от студентов и летал к ним в Томск на «конференцию» в основном по поводу, где искать Тунгусский метеорит. В 1972 году он даже оказал КСЭ посильную помощь. Участвуя в раскопках в радиусе 10 метров от камня Джона Анфиногенова, Константин Коханов даже нашёл большой камень такой же структуры, причём на одной из предполагаемых траекторий полёта Тунгусского метеорита. Под камнем был грунт жёлто-белого цвета, который посчитали тогда, что он образовался от термического воздействия упавшего раскалённого осколка метеорита на землю. Не удивительно, что раскопанный Джоном Анфиногеновым валун, в результате этого получил полное право называться Тунгусским метеоритом. В этом уверен до сегодняшнего дня сам Джон Анфиногенов и в это верил, правда, только в течение трёх дней и Константин Коханов. Почему так скоро Константин Коханов перестал считать найденный Джоном Анфиногеновым валун, Тунгусским метеоритом, была «заслуга» самого Джона Анфиногенова. В Ванаваре Константин Коханов познакомился с геоморфологами из МГУ, маршрут которых проходил по реке Кимчу. Они должны были спускаться на плотах с верховьев этой реки до её притока Кимчукана. Когда они показывали на карте Константину Коханову свой маршрут, он обратил их внимание на то, что они будут проплывать мимо озера Чеко, от которого до Заимки Кулика было всего 12 километров. Поэтому Константин Коханов посоветовал им посетить эти известные учёным всего мира места, где, чем Чёрт не шутит, они с ним, может быть, снова встретятся. Вероятность встречи было небольшой, потому что сам Коханов, должен был прийти на Заимку Кулика, поднимаясь пешком вверх по левому берегу реки Верхняя Лакура до её верховий. А затем через верховое болото, откуда эта река вытекала, пройти через водораздел, которым служил Хребет Лакура до реки Хушмы. И уже по её правому берегу до «Пристани на Хушме» (к бывшему лагерю Леонида Кулика), который находился в девяти километрах от его Заимки у подножия горы Стойковича. Насколько сложным был этот маршрут Константина Коханова, говорит то, что его до сих пор никто не повторил, и над этими местами сейчас только пролетают на вертолётах пожарники и работники Государственного природного заповедника «Тунгусский».
Удивительно, как Константин Коханов не свернул себе там шею или не утонул в «непроходимом болоте» (так оно было отмечено на карте), наверно известно только его Небесному Покровителю. Во всяком случае, обстоятельства сложились, таким образом, когда на третий день Джон Анфиногенов с женой, с двумя студентами и с Константином Кохановым, уже отпраздновал находку Тунгусского метеорита, появились на Заимке Кулика московские геоморфологи. И вот тогда у Джона Анфиногенова, в предчувствии мировой славы, закружилась голова, точнее было бы сказать, моча ударила в голову. Он понял, что поделиться славой придётся с каким-то Константином Кохановым, не имеющим к КСЭ никакого отношения. После того, как он в присутствии Джона Анфиногенова рассказал московским геоморфологам, как тот нашёл и производил раскопки валуна на вершине горы Стойковича и в результате чего появились основания считать этот валун Тунгусским метеоритом, Джон заметно занервничал. Он даже не захотел спускаться с горы, чтобы, как было всегда, пообедать в этот день на Заимке. Когда геоморфологи с разрешения Джона Анфиногенова пошли брать земляные пробы в окрестностях валуна, Константин Коханов поинтересовался у Джона Анфиногенова, что так испортило ему настроение, – присутствие здесь московских геоморфологов или то, что он им рассказал о его находке Тунгусского метеорита. Константин Коханов был готов к любому ответу, но только не к неожиданному встречному вопросу: «Ты, что хочешь получить Нобелевскую премию? Мы, столько лет, потратили на поиски Тунгусского метеорита, и тут появляешься ты, по сути, обыкновенный старатель и теперь претендуешь наравне со всеми на мировую известность». Такого мнения о себе, Константин Коханов от Джона Анфиногенова ни как не ожидал услышать и потому просто послал его вместе с положенной ему Нобелевской премией, на три всем известные буквы. Спустившись с горы вниз к Заимке Кулика, Константин Коханов собрал вещи, и, дождавшись геологов, сказал им, что возвращается в Ванавару. Узнав о причине его неожиданного для них возвращения в Ванавару, геологи предложили ему спускаться с ними на плотах до Кимчукана, а Тунгусский метеорит пообещали ему «запускать» каждый вечер из ракетницы.
Не останавливаться подробно на дальнейших приключениях Константина Коханова, в тот год в тайге, нужно отметить главное. На следующий день при сплаве на двух плотах по реке Кимчу, на первой же стоянке, геологи перед тем, как отправиться промывать пробы на байдарке к ближайшим ручьям, попросили его выкопать в тени под берёзами до мерзлоты ямку и положить в неё сливочное масло. Под первой же берёзой Константин Коханов сразу же обнаружил такой же грунт, как под найденным им камнем на горе Стойковича и понял, что он никакого отношения не имеет к найденному им там «осколку Тунгусского метеорита». Под другими берёзами или вблизи их, также был такой же грунт, так что, это, скорее всего, был продукт жизнедеятельности, или точнее продукт длительного разложения каких-то растений или мха. Одно только стало понятно Константину Коханову, еле тогда сдерживающему смех, что Джон Анфиногенов явно поторопился получить Нобелевскую премию. К слову сказать, он её не получил до сих пор. В тот же год Константин Коханов, когда вернулся в Ванавару, поддался на уговоры одного иркутского военного «лётчика», спуститься с ним на деревянной лодке вниз по реке Большая Ерёма до населённого пункта «Усть-Чайка» в Иркутской области и умудрился ещё по пути туда взять земляные пробы по просьбе одного из «учёных» КСЭ. Знай тогда Константин Коханов, что «лётчик» купил лодку за три рубля, а также совершенно не знал, что собой в то время представлял населённый пункт Усть-Чайка, то он не стал бы договариваться с пожарниками, чтобы они их взяли с собой, и попутно высадили в верховьях Большой Ерёмы. В итоге, в конце пути, он окончательно поругался с «лётчиком». В посёлке Усть-Чайка, к которому они плыли две недели, не было не только аэропорта, но даже ни одного жилого дома. Один нежилой дом и два, по сути, сарая, за полуразрушенными хозяйственными постройками использовались, как зимовья. В доме в то время жил с малолетним сыном, доставленный туда на вертолёте из села Преображенка, на Нижней Тунгуске, находящейся в отпуске мужчина. За ним со дня на день должен был прилететь вертолёт, но интервал времени «со дня на день» мог с большой вероятностью растянуться на неделю. «Лётчик», (майор, военный технарь, которому год оставался до пенсии) не хотел опаздывать на службу и начал на следующий день, не смотря на сильный утренний туман (видимость на реке была несколько метров) торопить Константина Коханова продолжить путь. Его даже не насторожило то, что живший в Усть-Чайке мужчина предупредил его, что ниже в восьми километрах, есть небольшой порог, вроде бы с виду, как безобидный перекат. Поэтому он посоветовал часа два переждать, и только, когда туман рассеется, плыть дальше, но, достигнув порога, лучше провести лодку на бечеве вдоль правого берега, чтобы налетев на подводные камни там не перевернуться. «Лётчик» ждать два часа не хотел. Произошёл неприятный разговор, в итоге которого «лётчик» решил плыть дальше один, а Константин Коханов, когда туман рассеялся, прошёл, оставшиеся 80 километров, до Нижней Тунгуски, пешком. И можно сказать, самыми неприятными для Константина Коханова были, не все испытанные им трудности во время путешествия, а то, что он полностью разочаровался в людях, которые мнили себя настоящими пассионариями. И поэтому, после завершения путешествия в 1972 году, он пришёл к выводу, что его присутствие в Эвенкии, под Ванаварой, в районе работы КСЭ, стало раздражать некоторых руководителей этой самодеятельной экспедиции. И он, чтобы «не крутиться (не путаться) у них под ногами», все свои последующие экспедиции, в 1973-1986 годах, перенёс в Иркутскую область. После 1986 года, когда он уже построил (срубил) свою перевалочную базу на реке Левый Алтыб, километром выше озера Эскэкун, Константин Коханов планировал пересечь границу Иркутской области с Эвенкией во время своих очередных экспедиций в 1988-1990 годах. Но приближалось время развала СССР и уже в те годы, купить необходимое снаряжение, стало делом почти невыполнимым. Лодку «Романтику-2» ему ещё случайно удалось купить, а вот подвесной мотор «Ветерок-8» уже в Москве нигде не продавался. А к 1990 году всё насколько подорожало, что Константин Коханов оставил всякую надежду купить подвесной мотор. Но всё-таки самое худшее было в том, что никто не мог ему дать гарантии, что он, вообще, сможет добраться до тех до сих пор заповедных мест. В основном это было связано с трудностями приобретения у местных жителей бензина для подвесного лодочного мотора. И это не смотря на то, что в 1973 году Константин Коханов в последний раз уволился перед своими экспедициями с работы, и прекратил устраиваться на работу на предприятия, имеющие отношение к военному ведомству. Получилось так, что он надолго связал свою жизнь с работой на гражданских предприятиях, можно сказать на одном, но в разных управлениях объединения «Мослифт». Устроившись туда на работу инженером-наладчиком, сначала по электроизмерительным работам, он затем продолжил работу инженером-наладчиком непосредственно пассажирских лифтов. Серьёзно не относясь к этой работе, он всё-таки сделал немало для повышения надёжности и безопасности лифтовых установок и даже стал соавтором книги «Наладка лифтов», основной её части, связанной именно с наладкой лифтов, а не с описанием работы автоматики их принципиальных схем. К моменту знакомства с Борисом Михайловичем Константин Коханов был уже «Заслуженным работником», а написанная им глава книги не потеряла своей актуальности и через 25 лет после выхода первого издания в 1990 году и второго – в 1992 году. Всё это время Константин Коханов серьёзно относился только к поиску места падения Тунгусского метеорита и все деньги, полученные в качестве вознаграждения за свои рационализаторские предложения, он тратил исключительно на решение этой научной проблемы. Последние свои экспедиции с 1982 по 1986 год, он совершал через год, чередуя длительность своего ежегодного отпуска с14-ти до 42-х дней, разумеется, с согласия его непосредственного начальства. И вот, когда, казалось бы, жизнь его наладилась, все его дальнейшие планы по поискам места падения Тунгусского метеорита, окончательно рухнули в 1991 году.
Следует отметить, что Константин Коханов, постоянно делился с Борисом Михайловичем своими походными впечатлениями, как и он с ним, своими, во время его туристических поездок в разные районы Советского Союза. Более того, сам Борис Михайлович способствовал этим разговорам, так как его туристические маршруты невольно пересекались с маршрутами Константина Коханова и проходили через одни и те же сибирские города и вели к берегам таких рек, как Ангара или Лена. Правда на восток Константин Коханов дальше Иркутска не ездил на поезде и на самолётах не летал, а Борис Михайлович побывал даже на Командорских островах и достиг пролива Лаперуза.
Но, делясь впечатлениями с Борисом Михайловичем о своих приключениях в тайге, Константин Коханов совсем не думал о возобновлении своих экспедиций. Хотя, нужно сказать, что, купленная им в 1987 году алюминиевая разборная лодка «Романтика-2» по-прежнему стояла в шкафу на лоджии в его доме и на все предложения продать её, он всегда отвечал категорическим отказом. Лодка для Константина Коханова была, как в песне бронепоезд, который стоял на запасном пути. Показывая однажды у себя дома Константину Коханову фотографии, связанные с его туристическими поездками, Борис Михайлович, попросил обратить внимание на одну из них с портретом мужчины. На вопрос Константина Коханова,- кто это? – он тогда ответил, что этот тип, был «начальником» одного из лагерей в Гулаге. Хотя, – уточнил Борис Михайлович, – возможно, он преувеличивал свою должность, но, как он издевался над заключёнными, его рассказу можно было поверить. Знакомство Бориса Михайловича с начальником лагеря, произошло, когда он в составе туристической группы посещал какой-то заброшенный прииск, где этот мужчина был у них в качестве «экскурсовода». Что заставило этого мужчину разоткровенничаться и перейти к разговору о врагах народа, и в частности к тому, как он лично ставил эту гнилую интеллигенцию, на подобающее ей место, Борис Михайлович уже не помнил, в отличие от приведённого начальником лагеря одного из примеров его работы: «Помню одному профессору, в очках с бородкой, я приказал вычистить лагерный туалет. Профессор попросил меня дать ему ведро, лопату или хотя бы совок. Какая лопата, какое ведро? – заорал я на него, – черпай ладонями говно и таскай, куда я тебе скажу. И что же, профессор так и перетаскал всё говно в ладонях. Он весь вымазался в говне, и смог убедиться, что и сам, в своей новой сущности, теперь стал таким же говном». Зачем Борис Михайлович хранил у себя фотографию этого подонка, Константин Коханов не стал его спрашивать, и только посмотрев, как он дрожащими руками сунул её обратно в альбом, сразу же перевёл разговор на другую тему.
Накануне встречи с Борисом Михайлович у него дома, Константин Коханов совершенно случайно узнал, что у нас, оказывается, был лётчик, который за время войны сбил 134 самолёта – Иван Евграфович Фёдоров. Что Вы, поэтому поводу можете сказать? – спросил он у Бориса Михайловича и к своему удивлению узнал, что тот не раз с ним встречался, когда приезжал к нему в часть на испытания, разработанных в его НИИ, авиационных приборов и даже летал вместе с ним на военно-транспортном самолёте. Что я могу сказать о нём, – ответил Борис Михайлович, – приврать с три короба, он был большой любитель. К тому же лётчик-испытатель Фёдоров всегда плевал на метеоусловия, когда ему нужно было куда-то срочно лететь. Так было и во время моего полёта с ним. Поставив самолёт на автопилот, он тогда сказал мне, – ты всё равно Михалыч не любишь играть в карты, так подержи хотя бы штурвал. А сам пошёл в грузовой «салон» самолёта, вместе со вторым пилотом, радистом и бортинженером и, усевшись с ними на ящиках, вокруг такого же ящика в качестве стола, почти до конца полёта играл в карты. Сколько на самом деле сбил самолётов во время войны, командовавший лётчиками-штрафниками Иван Евграфович Фёдоров, Борис Михайлович, конечно, не знал. Хотя в книге, заслуживающей доверия, Томаса Полака и Кристофера Шоурза «Сталинские соколы, 1918-1953» (М., ЭКСМО, 2006) сказано, что в трёх войнах (в Испании, с Германией и в Корее) им было сбито 49 самолётов лично и 47 в группе.
Накануне 85-летия Бориса Михайловича, Константин Коханов поздравил его в стихотворной форме с Наступающим Новым 2005 годом, а также и с предстоящим юбилеем. Правда, в стихотворение пришлось вносить поправки, из-за неточности с указанием города, в котором Борис Михайлович не был:

Борису Михайловичу Молчанову

I.

Первые впечатления о человеке, который в рамках организованного туризма, увидел все интересные места Советского Союза. Мало того, он также объехал почти все страны Европы и во время круиза посетил некоторые государства Южной Америки.

Мы так
привыкли
Жить «Потом»,
Что чуда ждём
С открытым ртом.

Борис Михалыч был в Габоне
В Париже, Риме, Лиссабоне,
На Командорских островах
До Франц-Иосифа добрался,
А я, как только не старался,
Иркутска дальше не бывал
И Ванавары не совался.

Борис Михалыч был в круизе
На океанском корабле,
А я в купейном место снизу
Лишь мог бронировать себе.

Борис Михалыч пил текилу,
Где производится и ром,
А я все примеси к этилу,
В сибирском спирте питьевом.

Ту гнали в Киренске сивуху,
Борис Михалыч разве знал,
Не всем хватало выпить духу
Тот стопроцентный коленвал.

Меня берёт, конечно, зависть,
Борис Михалыч всё познал,
Его не тронула и старость,
Во мне же детство…, где б сказал…,

Но не порадую цензуру,
И так я думаю, поймут,
А то допишут что-то сдуру,
Потом потомки осмеют.

Борис Михалыч с Новым годом!
Потом и с русским Рождеством!
У нас потом всё происходит,
У всех Потоп, у нас потом…

Но мы, что русские, гордимся,
У нас всё в жизни набекрень,
И крестят нас, ни как родимся,
А как? – кому, когда не лень.

А многих даже после смерти,
И почитают, как святых,
И не нарадуются Черти,
Что четверть русских верит в них!

Еремей Алтыбский, к которому присоединяется Константин Коханов
25 декабря 2004 года

II.

В 2006 году Константин Коханов подарил Борису Михайловичу сборник своих избранных поэтических произведений «Таёжный дневник и Другие песни», в котором внёс в стихотворение посвящённого ему исправление, заменив город Лиссабон на Барселону, так как в Лиссабоне, он, на самом деле, не был. Стихотворение было отредактировано, поздравление с Новым годом из текста было исключено, как и упоминание о поэте Еремее Алтыбском:

Борис Михалыч был в Габоне,
В Париже, Риме, Барселоне,
На Командорских островах,
До Франц-Иосифа добрался,
А я, как только не старался,
Иркутска дальше не бывал,
И Ванавары не совался.

Борис Михалыч был в круизе,
На океанском корабле,
А я в плацкартном место снизу,
Лишь мог бронировать себе.

Борис Михалыч пил текилу,
Где производится и ром,
А я все примеси к этилу,
В сибирском спирте питьевом.

Борис Михалыч всё в Союзе,
И в Европе повидал,
Он в проливе Лаперуза,
В море камешки кидал.

И кидал я камни тоже,
Но тогда я был моложе,
Относился к себе строже…
Время камни собирать,
И выкладывать на полки,
Моей памяти осколки,
Прекратить, чтоб кривотолки,
Когда буду умирать…

2006

Нужно отметить, что где-то с 2005 года всё чаще и чаще стали появляться в прессе и на сайтах периодических изданий центральных и местных газет статьи о Тунгусском метеорите, в связи с предстоящей 2008 году столетней годовщиной его падения на землю. А с января 2006 года начался интенсивный обмен мнениями между научными работниками Москвы, Новосибирска, Томска, Красноярска «о мероприятиях, которыми следовало бы ознаменовать 100-летие уникального космического феномена, вошедшего как яркое событие в историю отечественной науки». В итоге все участвовавшие в дискуссиях о мероприятиях связанных с юбилейной датой падения Тунгусского метеорита активисты сочли, что лучшим местом для проведения по этому поводу международной конференции следует считать Красноярск.
Планы проведения конференции, также нужно отметить, были грандиозными. Образовались оргкомитеты в Красноярске, Новосибирске, Томске и в Москве по разработке этих планов, которые затем согласовывались между этими оргкомитетами и включали в себя мероприятия, в том числе с привлечением бюджетных и спонсорских средств на 2006 – 2008 годы общей суммой 8110000 рублей. Часть этих средств должна была пойти на реставрацию и ремонт изб базы Кулика до начала юбилейных мероприятий. Предлагалось даже установить размер денежного взноса участников конференции. Для иностранных участников предлагали размер взноса в пределах от 1400 до 300 долларов, для участников из городов России и СНГ –500 рублей. Кроме того участники конференции должны были представить в оргкомитеты тезисы своих докладов и выступлений. Так например, Красноярский оргкомитет предложил для обсуждения следующую программу юбилейных мероприятий. Сроки их были уточнены с учетом мнения Новосибирской делегации, и требовалось только согласие Томского и Московского оргкомитетов.

Проект программы юбилейной конференции 2008 года

28- 29 июня 2008 г. Заезд, размещение участников, регистрация, культурно-ознакомительная программа;
30 июня 2008 г. Пленарное заседание. Приветствия, заказные доклады, инициативные доклады. Стендовые доклады. Культурно-ознакомительная программа. Работа круглых столов;
1 июля 2008 г. Доклады на секциях. Стендовые доклады. Дискуссии на секциях. Работа круглых столов;
2 июля 2008 г. Заказные обобщающие доклады. Стендовые доклады. Отчет оргкомитета. Обсуждение и утверждение документов конференции. Торжественное закрытие конференции.
Юбилейный банкет;
3 июля 2008 г. Экскурсионные программы. Вылет комплексной экспедиции в Ванавару. Вылет экскурсий в ГПЗ Тунгусский, встречи с администрацией заповедника ГПЗ «Тунгусский».

С чем все оргкомитеты были полностью согласны, это с тем, что «в рамках Международной научной конференции в июле 2008 года необходимо провести квалифицированные научные экскурсии специалистов и гостей юбилейной конференции на территории Государственного природного заповедника «Тунгусский». Планировалось также организовать хорошо подготовленную комплексную научную экспедицию в районе, охваченном воздействием космического объекта в 1908 году. Поэтому разработка программы и сметы такой экспедиции к середине 2007 года являлось важнейшей задачей экспертных советов конференции. Оставался только сущий пустяк, «убедить Администрацию Красноярского края в важности обеспечения научной экспедиции самолётными и вертолётными рейсами». Но что больше всего возмутило в этих публикациях Константина Коханово, так пренебрежительное отношение всех оргкомитетов к рядовым участникам томских комплексных экспедиций, по поиску Тунгусского метеорита, которых, со слов, одного из руководителей КСЭ академика Геннадия Плеханова, было более 1000 человек. Как он в одной из своих публикаций выразился, – «обо всех не напишешь» – но, по крайней мере, всех оставшихся к этому времени в живых участников этих экспедиций пригласить было можно приехать в Ванавару за собственный счёт. Вряд ли число желающих, приехать на юбилейные торжества превысило бы число более 20-ти человек (слишком дорогое удовольствие), но как подумал Константин Коханов, даже тем, кто бы тогда не приехал, было бы приятно услышать, что их помнят и хотели бы там увидеть.
И вот, как-то читая на сайтах Интернета очередные публикации о Тунгусском метеорите и предстоящих «торжествах» в связи со 100-летием его падения на землю, Константин Коханов, после долгого раздумья, решил спустя 36 лет, снова посетить Ванавару. Принять это решение ему помог Еремей Алтыбский, его второе Я, или поэтическая сущность его души, иногда выходящая наружу и заставляющая его совершать не свойственные нормальным людям поступки. Усевшись за стол 1 ноября 2007 года, напротив Константина Коханова, Еремей Алтыбский взял лист бумаги и за несколько минут написал то, о чём в это время думал его «двойник».

Еремей Алтыбский: «Взгляд со стороны на решение Коханова К.П. вернуться в 2008 году на Подкаменную Тунгуску»:

Ему поверить не могу,
Маршрут на карте метит,
Чтоб на Тунгуски берегу
Синильгу снова встретить.

Жена ревнует, как же так,
Опять одни волнения,
Не перебесится никак,
Его всё поколение.

Ну, ладно бы, была корысть,
Награды или почести,
А то подъём сыграл горнист,
Мечты – Её Высочества!

И уговаривать, не сметь
И поперёк ложиться!
Лишь остаётся вслед смотреть
И за него молиться…

Так как Константина Коханова никто не приглашал на конференцию, посвящённую 100-летию со дня падения на землю Тунгусского метеорита, то он решил присвоить себе сам звание академика РАЕН (Российской Академии Естественных Наук, имеющей к Российской науке такое же отношение, как атомная энергетика к весенне-полевым работам в сельской местности). Он даже начал писать биографию этого академика с перечнем его заслуг и сделанных им открытий, но из-за нехватки времени при подготовке к своей 11-ой рекогносцировочной экспедиции ограничился его биографией, написанной в стихотворном виде:

Обобщающий портрет академиков Российской Академии Естественных Наук

Василий Петрович Вернатский,
Острог представлял себе Братский,
В Коломенском был тот острог.
Он был из Сибири этапом,
Доставлен туда экспонатом,
И многим идейно-пархатым,
Борцам за свободу помог.

Василий Петрович Вернатский,
Не «тайный» советник, а «статский»¹,
Уэллса РАССЕЯвал МГЛУ.
Он жил тогда в Ленино-Дачном,
В доме с фасадом невзрачным,
Построенным, правда, удачно,
С проходом в метро на углу.

В вагоне московской подземки,
Прижатый то к двери, то к стенке,
С народом он был заодно:
Дышал перегаром и потом,
Поддакивал пошлым остротам,
И выглядел там патриотом,
Но это так было давно…

Теперь он известен и важен,
Хотя откровенно не скажем,
Он где и прославился чем.
Божится, что он православный,
И в трёх академиях главный,
И выглядит, как полноправный,
Действительно поднятый член!

Это стихотворение было написано в 2008 году, накануне 100-летия падения Тунгусского метеорита. В связи с тем, что такие академики РАЕН, как Геннадий Плеханов пренебрежительно высказались о тех, кто занимался поисками этого небесного тела после 1961 года: «Проблемой Тунгусского метеорита занималось более 1000 человек – обо всех не напишешь». И на юбилейные торжества пригласили только избранных товарищей и таких свадебных генералов, как космонавт Георгий Гречко. Ждали, что на торжества приедет Владимир Путин, на худой конец Сергей Шойгу или хотя бы губернатор Красноярского края, но за 15 дней до юбилейных торжеств, приехал Коханов Константин Парфирьевич и занялся тем, чем он там занимался 36 лет назад. Правда академиком РАЕН В.П. Вернатским, Константин Коханов там так и не представился, хотя имел на это полное право, после того, как его товарищу, не имеющего высшего образования, предложили стать членкором Красноярского филиала РАЕН. Перед поездкой в Ванавару, Константин Коханов потренировался, выступив в прениях в Московском отделении Русского географического общества, и вполне мог бы выступить перед «ветеранами метеоритного фронта», но они имели жалкий вид, после того, как он вернулся с Заимки Кулика и хотел взять интервью у академика АМН и РАЕН Плеханова Г.Ф. Поэтому от своей затеи подискутировать с академиками РАЕН он отказался, но возобновил свои экспедиции, где ему уже никто не мешал.
Но обо всём этом более подробно будет рассказано ниже, а пока вернёмся к имевшей место хронологической последовательности событий, связанных с подготовкой Константина Коханова к поездке в Ванавару.
Рассказав Борису Михайловичу о своих планах поехать в Ванавару в 2008 году, Константин Коханов, как и ожидал, не встретил с его стороны одобрения этого мероприятия. Борис Михайлович даже сделал попытку отговорить его от этого, по его мнению, опасного путешествия, но потом начал проявлять неподдельный интерес, к тому, как его «юный друг» начал к нему готовиться.
Мало того, он однажды принёс в «клуб» календарный план московского отделения Русского географического общества на декабрь месяц 2007 года, где на 13 декабря 2007 года была анонсирована лекция Виталия Ромейко о его «Экспедиции к месту Тунгусской катастрофы летом 2007 года». Поговорив о том, что за учёный Виталий Ромейко, Константин Коханов предложил Борису Михайловичу Молчанову сходить на эту лекцию. Договорились встретиться на выходе из метро. Борис Михайлович пришёл в беретке и был очень похож на кинематографического академика из фильмов про учёных конца 1940-х или начала 1950-х годов. На лекцию Виталия Ромейко пришло человек двадцать пять, причём все они были почтенного возраста, кроме лектора и Константина Коханова, которые не так давно сами разменяли шестой десяток. Перед лекцией Константин Коханов даже подписал своей вымышленной фамилией Вернатский «адрес» к 80-летию бывшего заведующего базой Ванаварской геологической экспедиции в шестидесятых годах прошлого века В.А.Цветкова. Владимир Цветков очень красочно прокомментировал фильм, показанный В.А.Ромейко после его лекции, что несколько смазало весь пафос выступления последнего о его личном вкладе в решение проблемы Тунгусского метеорита.

После лекции, Вернатский, попросил В.А.Ромейко подписать, принесённую им его книгу «Огненная слеза Фаэтона» для Константина Коханова, сказав, что «старик» очень обрадуется, получив его автограф, заодно показав книгу этого путешественника, которую он якобы попросил Вернатского просмотреть и если будет время отредактировать. Не получив в подарок книгу К.П.Коханова, В.А.Ромейко сразу потерял к В.П.Вернадскому интерес, ещё не зная, что перед ним «академик». Эту книгу В.А.Ромейко Константин Коханов подарил Ванаварской детской библиотеке с кратким описанием истории получения этого автографа, которая была сделана им на развороте этой книги.

Борис Михайлович, наблюдавший за разговором Коханова с Ромейко из зала, сказал, когда Константин Парфирьевич вернулся на своё место: «Какой некультурный человек этот Ромейко, повернулся к Вам спиной, даже ещё не закончив разговора с Вами. Судя по тому, как много народа было на этой лекции, – ответил ему Константин Парфирьевич, – вероятно столько же учёных приедет отмечать 100-летия Тунгусского метеорита в Ванавару, после их конференции в Красноярске. Забегая вперёд, можно сказать, что непосредственно тех, кто занимался поисками Тунгусского метеорита, оказалось в Ванаваре значительно меньше, чем журналистов центральных российских телеканалов и их зарубежных коллег.
Прилетев в Ванавару в пятницу тринадцатого июня 2008 года, в тринадцать часов с чем-то минут, и, увидев на площади аэропорта такси с надписью «работает круглосуточно», Константин Коханов, понял, что в посёлок значительно разросся. И если аэропорт 36 лет назад располагался за посёлком, к которому приходилось идти по грунтовой дороге, можно сказать по тайге, то теперь дома уже стояли сразу за площадью, примыкающей к аэропорту.
Такси тем временем, захватив кого-то, из прибывших вместе с Константином Кохановым на самолёте пассажиров, уехало и ему пришлось воспользоваться услугами частника, который отвёз его вместе с 77 килограммами груза (столько весило снаряжение экспедиции) на берег Подкаменной Тунгуски, в который, можно сказать, упиралась улица имени Леонида Кулика. Нужно отметить, что эта улица вблизи реки мало изменилась с начала 1970-х годов.
К сожалению, надувной каяк, с которым были тесно связаны планы Константина Коханова, «как академика», не оправдал надежд, и после километрового плавания по Подкаменной Тунгуске, он пристал к берегу в метрах двухстах за нефтебазой. Поставил палатку, и, перетащив к ней свой каяк, переночевал там и утром, сняв с себя мантию академика Вернатского, снова стал самим собой, как и 36 лет назад, по сути, просто туристом. Затем, оставив на берегу всё своё снаряжение, он вернулся пешком в Ванавару. И вскоре там, наткнувшись, рядом с пустой площадью на новый забор, за которым виднелись свежеструганные постройки эвенкийской таёжной архитектуры, он подумал, что это и есть ГПЗ «Тунгусский. Калитка в заборе была открыта, и Константин Коханов, не раздумывая, вошёл внутрь огороженного пространства. У одного из сновавших там мужчин, он на всякий случай поинтересовался, – что это за заведение. Оказывается, это был почти уже готовый открыться после реставрации ванаварский музей, проводившейся по плану мероприятий благоустройства Ванавары, связанных со 100-летием падения Тунгусского метеорита. Директор музея оказалась на месте и его сразу же ей представили, вернее, представился он сам, как только его к ней привели. В музее уже почти была готова экспозиция с историей изучения Тунгусского метеорита, и он оказался первым посетителем, который ознакомился с представленными для общего обозрения экспонатами. С лёгкой руки директора музея Риммы Пироговой, которой он подарил свою первую книгу «Таёжный дневник», одну из 20-ти книг, с этим названием, взятых им с собой и отправленных до востребования им самим на почту Ванавары, он сразу стал московским писателем. А после вопроса одной из женщин Ванаварской администрации, – кто он такой? – перед заселением после возращения с Заимки Кулика в «гостиницу», и усвоившей из его ответа, как любая деловая женщина только первое слово, – «независимый» исследователь, – и сказавшей потом, – понятно из «Независимой газеты» – нужен компрометирующий материал, – он превратился, заодно, и в журналиста.
Это дало ему возможность пообщаться с московскими «коллегами», как говорится, на их поле и при этом особо не испачкаться в грязи, несмотря на то, что журналист Александр Рогаткин из «Вестей России», выставил его на всеобщее обозрение, мягко говоря, полным идиотом. Хорошо, что съёмка велась одновременно и на его видеокамеру, так что есть возможность сравнить, что и в каком контексте было сказано, а не практически одно и то же, о чём на другом телеканале, говорил в шутку космонавт Георгий Гречко.
Но это было потом, после возвращения Константина Коханова с Заимки Кулика, а первым делом, чем поинтересовалась директор музея, было то, где я остановился. Узнав, что он оставил всё своё снаряжение на берегу, она проявила беспокойство, что его могут там украсть, и посоветовала мне перевезти его временно к ней в музей.
Она также сказала, что вскоре на Заимку Кулика должен лететь вертолёт со стройматериалами для реставрации этого исторического места и Константину Коханову можно будет договориться с директором ГПЗ «Тунгусский» Людмилой Логуновой, чтобы он захватил туда и его.
И что было для Константина Коханова полной неожиданностью, она на своей машине отвезла его в дирекцию ГПЗ «Тунгусский», где до прихода директора заповедника, он познакомился с туристами из Новосибирска, которых она, как своих земляков, там временно приютила, после их водного путешествия по Подкаменной Тунгуске. Пообщавшись с директором заповедника, и в принципе договорившись, что его на вертолёте доставят на Заимку, он с двумя туристами из Новосибирска отправился на такси к месту своей стоянки на берегу Подкаменной Тунгуски. По пути туда он заехал в магазин, где я купил simm-карту местной сотовой связи. Погрузив всё своё снаряжение, которое очень хотелось посмотреть новосибирским туристам, в такси, они быстро доехали до музея, где после того, как было выгружено снаряжение Константина Коханова, он попросил таксиста отвезти туристов обратно в ГПЗ «Тунгусский», договорившись с ними, обязательно снова встретимся в самое ближайшее время.
Свой надувной каяк Константин Коханов подарил ванаварскому музею, чтобы сотрудники музея, если возникнет необходимость, могли использовать его для своих этнографических экспедиций. С туристами из Новосибирска он встречался перед отлётом на Заимку Кулика ещё два раза. Первый раз в помещении ГПЗ «Тунгусский», и во второй раз в музее, когда его попросили остаться там, в качестве ночного сторожа. Поэтому там, уже в качестве экскурсовода, ближе к полуночи, он смог показать им экспозицию музея, задолго до его официального открытия.
16 июня 2008 года Константин Коханов вылетел на Заимку Кулика, где в то время заканчивались реставрационные работы и там кроме двух инспекторов, двух Андреев – Аксёнова и Ворушило, осуществлявших охрану заповедника, ударно трудились последние двое рабочих, которые представились ему, как шабашники – Пётр Юрков и Алексей Шаталов. Им оставалось только достроить два туалета для VIP-персон и что-то поправить на вертолётной площадке.
Нужно отметить, что на Заимке Кулика пребывание Константина Коханова с самого начала находилось, как бы в подвешенном состоянии. Всё время приходилось помнить, что директор ГПЗ «Тунгусский» Людмила Логунова предоставила ему возможность побывать там, только на время нахождения там последних «реставраторов», занятых возведением этих двух VIP-туалетов, в дополнение к двум уже существующим. Возводились они поближе не к избам Кулика, а первый – к вертолётной площадке и второй – к началу троп к «камню Джона» и к Пристани на Хушме или точнее в конце тропы с Пристани на Заимку. В этом была своя логика, так как респектабельных туристов и VIP-персон могло «прохватить» в конце любого из мероприятий от перелёта и выгрузки на болоте или пешего маршрута на вершины Стойковича или Фаррингтона, под конвоем двух инспекторов, охраняющих этот «заповедник», явно не рассчитанный для посещения только ради праздного любопытства.
К тому времени ямы под туалетами были выкопаны, скорее, продолблены в мерзлоте и Константин Коханов попросил Алексея показать ему все камни, которые, как он выразился, они с Петром достали из этих «шурфов», наподобие шурфов, сделанных в этих местах научными работниками. Передолбив обухом охотничьего топора, все вынутые там камни, и ничего интересного в составе их не обнаружив, Константин Коханов оставил плоды своего труда на прежнем месте, для более детального анализа этих образцов членами очередной КСЭ из Томска или из его окрестностей вплоть до Красноярска и Новосибирска.
До 19 июня 2008 года Константин Коханов ходил с инспекторами Андреем Аксёновым, Андреем Ворушило и Алексеем Шаталовым на кордон «Пристань на Хушме». Тогда, Константину Коханову его новые товарищи предложили ему пойти с ними в баню. Константин Коханов совместил это приятное мероприятие с полезным. На обратном пути он с Алексеем Шаталовым вёл непрерывную видеосъёмку достопримечательностей. Из них самым интересным был водопад Чургим. А также трижды поднимался на гору Стойковича к «камню Джона», вокруг которого он производил раскопки в 1972 году вокруг него и нашёл там камень такой же структуры, что дало повод считать почти всем «Камень Джона» Тунгусским метеоритом. В третий раз он поднимался на гору Стойковича вместе с инспектором Андреем Аксёновым. Благодаря этому обстоятельству у него появилась возможность сфотографироваться на «камне Джона. Константину Коханову было известно, что камень Джона с тех пор сильно почернел, но он не думал, что настолько и поэтому ссылка некоторых товарищей на то, что таких «камней» поблизости нет, у него вызвало большое сомнение, потому что, на камни подобного цвета здесь никто никогда не обращал никакого внимания.
Константин Коханов подумал, что Джон Анфиногенов сделал глупость, ведя раскопки вокруг камня, а, не изучал снятый с него мох, который довёл его камень до «метеоритной кондиции». Цвет этого камня был запечатлён на цветной фотографии, приведённой в книге, Константина Коханова «Таёжный дневник», двадцать экземпляров которой им были привезены и отправлены почтой в Ванавару.
19 июня 2008 года, после долгого ожидания на вертолётной площадке, наконец, улетели в Ванавару Пётр и Алексей. А на следующий день на Заимке Кулика, по пути в Туру, высадились первые московские гости (из числа депутатов городской Думы) в сопровождении красноярского начальства и директора заповедника Людмилы Логуновой. Разочарованные отсутствием кратера, образованного взрывом Тунгусского метеорита и примитивностью таёжного деревянного зодчества, московские гости поспешили покинуть эти заповедные места для более приятного времяпровождения в столице Эвенкии.
От предложения Людмилы Логуновой покинуть Заимку, вместе с этими товарищами Константин Коханов отказался, и она, слава Богу, пошла ему навстречу.
Инспектора, которые прожили в палатке на Заимке Кулика почти месяц, перед отлётом Людмилы Логуновой, попросили у неё два дня отдыха в человеческих условиях на кордоне «Пристань на Хушме». Таким образом, Константин Коханов снова оказался там, и смог снова полюбовался по пути туда и обратно водопадом Чургим, а самое главное получил возможность провести хотя бы какие-то «научные изыскания».
Собственно говоря, поиском фрагментов «Тунгусского метеорита» или «инопланетного космического корабля» Константин Коханов занимался только 21-22 июня 2008 года на небольшом пространстве по обе стороны от кордона «Пристань на Хушме» по обоим берегам в это время обмелевшей реки. И надо же, получилось так, что самые интересные находки были сделаны непосредственно на каменистом берегу реки Хушмы, прямо под обрывом, над которым располагались деревянные постройки этого кордона.
Считаю, что после 1971 года, Константину Коханову так с находками больше не везло, и пусть это были не «метеориты», а камни местной породы, но зато на них можно было с интересом посмотреть и даже научно пофантазировать. Инспектора охраны заповедника разрешили Константину ходить, куда он захочет, но только при условии, чтобы он брал всегда с собой один из их карабинов.
После возвращения 23 июня 2008 года на Заимку Кулика, Константин Коханов вечером того же дня отправился с инспектором Алексеем Аксёновым на озеро Чеко, которое итальянские «учёные» считают затопленным кратером образованным после падения Тунгусского метеорита и даже намеревались там, на глубине более 50-ти метров, провести буровые работы. Хорошо ещё, что они не собирались осушить это озеро, как Леонид Кулик, в своё время, Клюквенную воронку.
Старший инспектор Андрей Ворушило, предлагал для похода на озеро Чеко, воспользоваться новой тропой, которая всего на два километра длиннее старой, но зато идёт в обход болот, не как старая по ним более 6-ти из 12-ти километров, но Константин Коханов отдал предпочтение старой тропе, по которой ходил в 1972 году. Хотелось почувствовать снова, как всё было в 1972 году, потому что тогда в дневнике, он никак не отразил о ней своего впечатления. Вероятно оттого, что, когда шёл по ней с московскими геоморфологами до их лагеря выше озера Чеко, и когда возвращался на Заимку с озера Чеко в обществе Николая Васильева и его коллег из КСЭ, она не представляла особой сложности, и поэтому ничто там его не смогло заинтересовать. Теперь же, после имевших здесь место больших пожаров, охвативших пространство от озера Чеко почти до самой Заимки Кулика, местность сильно заболотилась и заросла выше роста человека молодой берёзовой и лиственничной порослью, в которой старая тропа практически затерялась. Поэтому пригодился большой опыт Андрея Аксёнова, скорее его интуиция, чтобы, постоянно сбиваясь с пути, снова на неё возвращаться.
Путь до Чеко, налегке, только с небольшим рюкзаком за своей спиною туда, который, уже полегчавший, за счёт отсутствия в нём продуктов, потом нёс обратно инспектор Андрей Аксёнов, потому что Константин Коханов занимался фотосъёмкой, занял у них в каждый конец, примерно, одинаковое время, около четырёх часов. Теряли тропу раз двадцать, особенно среди завалов, образованных упавшими деревьями, но интуиция Андрея Аксёнова, не зря же он эвенк, подсказывала ему по каким-то непонятным Константину Коханову признакам, почти всегда верный путь. И только в двух случаях интуиция Константина Коханова, скорее умение ориентироваться на местности, оказалась более точной, и Аксёнову приходилось считаться с его мнением. Одно можно было точно сказать, что по этой тропе до озера Чеко, Константин Коханов без Андрея Аксёнова шёл бы в два раза дольше, постоянно натыкаясь и обходя болота, продираясь через сплошные заросли березняка, а, не обходя их, как он тогда делал вместе со своим проводником.
Переночевав на озере Чеко и сделав рано утром видеосъёмку достопримечательностей, насколько это было возможно, потому что солнце поднималось над озёром, и было мало надежды, на качество снимков, они сразу же, после завтрака, пошли назад на Заимку. Спешка была связана с тем, что туда в любое время мог прилететь вертолёт с начальством для приёмки реставрационных работ.
Начальство в этот день не прилетело, и мы с Андреем Аксёновым сняли фильм, о событиях 1971 года, в котором Константин Коханов сыграл самого себя и даже спел несколько своих песен. Думали на следующий день снять дубль, но эти планы так и не осуществились.
25 июня 2008 года Константин Коханов проснулся около четырёх часов утра. Спать не хотелось. Над болотами стелился туман и он, захватив с собой карабин и фотоаппарат, пошёл к Фаррингтону. Видео камеру брать не стал, так как её аккумулятор ещё явно не зарядился от солнечной батареи. Судя по протоптанности тропы после развилки её в сторону озера Чеко (той самой новой тропы), было заметно, что экскурсии на вершину Фаррингтона совершаются теперь не часто. Метров за сто до самой вершины её вообще почти не было видно, возможно потому, что каждый идёт там к ней, как ему кажется удобней и быстрее.
Панорама вокруг геодезического знака была не полной. Часть её скрывали на вершине деревья, внизу туман, а вдали восходящее, но ещё не слепящее глаза, солнце. Немного ниже вершины, под пирамидку из камней, на память о себе, Константин Коханов положил записку: «Фаррингтон, я к тебе ещё вернусь», но он не мог даже представить, что вернётся к нему так скоро. Возвратившись на Заимку, он понял, что забыл на геодезическом знаке, повешенный там, на время фотосъёмки, компас. Пришлось возвращаться. На этот раз он взял с собой видеокамеру, так как аккумулятор фотоаппарата полностью разрядился. Но снять на неё всё равно ничего не удалось, так как ёмкости аккумулятора хватило только на одну секунду видеосъёмки. Когда он вернулся на Заимку, инспектора ещё спали в своей палатке. Он тоже решил последовать их примеру и, подключив аккумулятор видеокамеры обратно к солнечной батарее, пошёл досыпать к своей палатке. Проснулся от шума, подлетавшего к Заимке вертолёта. Быстро оделся и пошёл встречать гостей, ещё не зная, что на этом вертолёте, мне придётся возвращаться в Ванавару.
Таким образом, пребывание Константина Коханова на Заимке Кулика и в её окрестностях продлилось только до 25 июля 2008 года, потому что туда должно было нагрянуть местное начальство, и Людмила Логунова посчитала, что там, в это время, не должно быть посторонних лиц. Правда, себя как-то во множественном числе Константин Коханов ещё ни разу не представлял, даже находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, но уговаривать её, оставить его там, ещё дня на три до 27-28 июля, было бесполезно. Она сказала ему, чтобы он быстро собирался, но процесс установки памятного знака на Заимке, который привезли туда на этом вертолёте, затянулся, так что успел зарядиться аккумулятор видеокамеры, и ему удалось даже снять начало его установки. Константину Коханову также удалось сфотографироваться рядом с этим произведением искусства, правда не при помощи своего фотоаппарата, а, попросив это сделать туриста из Красноярска, который помогал там устанавливать памятный знак, и тоже что-то снимал своим фотоаппаратом на память. После того, как турист из Красноярска сфотографировал Константина Коханова, он, с разрешения туриста, перенёс сделанные им фотоснимки в свой фотобанк. Перед самым отлётом, частично зарядив аккумулятор своего фотоаппарата от солнечной батареи, Константин Коханов сделал пару снимков установленного памятного знака на Заимке Кулика и ещё несколько десятков снимков местности с вертолёта, через приоткрытую дверь, когда тот взлетал и летел в сторону Ванавары.
Константин Коханов не мог подумать, что слова его песни, посвящённой командору КСЭ Николаю Васильеву, окажутся не просто условным сравнением его великих дел, а воплотятся в памятник: «…В пирамиде из проб, только воткнутый столб, с указателем здесь был Кулик!»
Сам памятный знак, по сути, напоминает так раз этот столб из песни, а нос птицы действительно выглядел, как указатель на памятную доску в честь Кулика на его избе.
Получилось так, что первые две ночи, 25 и 26 июня 2008 года, после возвращения с Заимки Кулика с разрешения Риммы Пироговой Константин Коханов ночевал в ангарской избе, на территории ванаварского музея. Экспозиция музея уже была почти полностью готова, а ангарская изба только ещё наполнялась экспонатами. Константин Коханов тоже пополнил коллекцию музея спилом бревна с избы Кулика, снятого во время реставрации, причём предложил Римме Пироговой взять любой из привезённых мной экземпляров, какой ей больше всего понравится.
Там же (по недоразумению, так как неправильно понял Пирогову, которая сказала, что прибыло её начальство и, думая, что это из Туры музейные работники), Константин Коханов поинтересовался у них «какой ванаварский мудак, решил заказать зеркальный памятный знак на Заимке Кулика»? Затем популярно объяснил этим господам, почему этот памятный знак будет снесён первым же медведем, который увидит в нём своё отражение. В 2009 году Константин Коханов узнал от инспектора охраны заповедника Андрея Аксёнова, что после торжественных мероприятий посвящённых 100-летию падения Тунгусского на Заимку Кулика наведалась медведица с медвежонком, которая увидев своё отражение на зеркальной поверхности памятного знака, ударила по своему отражению лапой, оставив на поверхности памятного знака, её грязный отпечаток. После чего она потеряла к памятному знаку интерес и побежала догонять своего не менее любопытного медвежонка. Пришёл бы тогда медведь, не обременённый семейными обязательствами, и увидел бы своё отражение на памятном знаке, то от него остались бы на память только одни фотографии.
Мужчина небольшого роста, который представился Главой села Ванавара, не стал оправдываться, а также популярно объяснил мне, что руководство Ванавары к этому знаку не имеет ни малейшего отношения. Решали без них, а потом на них же всё и взвалили, выделив средства на все мероприятия в Ванаваре, посвященные 100-летиюТунгусского метеорита, только в мае 2008 года.
От него Константин Коханов узнал вообще то, что он никогда не смог бы предположить и тем более в то поверить, но ещё раз подтвердило известную русскую поговорку, что «дураки в России никогда не переведутся».
Кто-то из высокого Красноярского начальства, решил, что избы Кулика будет лучше всего перевезти из тайги в Ванавару и стоило большого труда администрации Ванавары и возмущённой общественности, заставить руководство Эвенкии отказаться от этой идиотской затеи.
Дальнейший разговор с Мансуром Фазылзяновым и главой администрации Ванавары Галиной Обуховой он продолжал в ангарской избе, подарив им по своей книге и сохранив от этой и всех последующих с ними встреч, приятное впечатление.
Мало того Мансур Фазылзянович пообещал найти ему место в гостинице, и не только сдержал своё слово, но даже помог Константину Коханову туда, через день, переселиться, лично перетащив часть моих вещей к своему автомобилю.
Следует отметить и то, самое главное, чем Константину Коханову пришлось заняться в Ванаваре. Когда 25 июня 2008 года он туда вернулся, то застал там в самом разгаре отделку памятника Тунгусскому метеориту. С каким качеством велась эта отделка, его это несколько удивило, и он выразил своё недоумение так, что отделочники чуть не разбежались, когда Константин Коханов стал снимать ход работ на видеокамеру. Пришлось их успокаивать, говоря, что он снимает не компромат, а только, как истинный ценитель исторических памятников, к которым он причислил возводимое ими сооружение, исключительно себе на память. Далее приравняв их к строителям египетских пирамид, он сказал, что о первых строителях египетских пирамид нам практически ничего неизвестно, и только в последние время, появились свидетельства, что их строили не рабы, а свободные и всеми уважаемые в Египте люди. Поэтому, – сказал Константин Коханов им далее, – видеть настоящих строителей пирамиды (т.к. памятник действительно напоминал маленькую пирамиду) для него большая удача. – И ему хотелось бы, чтобы они не относились к этой работе, как к обычной халтуре на шабашке, а чтобы потом, когда осознают, что они сделали, с гордостью сказать своим близким и друзьям, – это мы её возвели в 2008 году и нам не стыдно за свою работу.
Там же у памятника Тунгусскому метеориту Константина Коханова произошла встреча с корреспондентом российского телеканала Александром Рогаткиным. Константин Коханов рассказал ему о своём посещении Заимки Кулика в этом году и о своих экспедициях в этих местах в начале 1970-х годов. Из всего им рассказанного в свой репортаж из Ванавары Александр Рогаткин включил только одну вырванную из контекста фразу, о том, как шутили о поисках метеорита те, кто принимал в них активное участие. Когда Константин Коханов посмотрел его репортаж в Москве, понял что ничего нельзя повторять из сказанного ранее по просьбе любого журналиста, чтобы потом не выглядеть идиотом.
Место в гостинице оказалось комнатой в одном из жилых домов на улице Шишкова, в которой уже расположился Егор Галков, сотрудник ГТРК «Красноярск», прибывший в качестве оператора для съёмки праздничных мероприятий. Ему Константин Коханов также, как и Александру Рогаткину, подарил свою книгу «Таёжный дневник» и попросил выслать ему в Москву, если он не забудет сразу же о нём в Красноярске, видеоматериалы, которые он снимет на Заимке Кулика 30 июня 2008 года.
Егор Галков напомнил о себе только в августе 2011 года и в своём письме спросил, – интересуют ли Константина Коханова снятые им на Заимке Кулика материалы? Если да, то он готов их ему выслать. Константин Коханов ответил ему, «если Вы их мне вышлете, буду Вам очень признателен». Письмо Константина Коханова, отправленное по электронной почте
2011-08-27, 22:38, интересно своим кратким изложением его последующих экспедиций, к которым имел, как не может показаться странным Борис Михайлович Молчанов, хотя он в этом письме не упоминался:

Письмо Константина Коханова Егору Галкову от 27 августа 2011 года:

«Егор Станиславович! Я был приятно удивлён, что Вы меня ещё помните. В 2008 году я не думал ещё, что возобновлю свои экспедиции, т.е. продолжу в том же направлении, но только с другой стороны. Шёл (плыл) к верховьям Южной Чуни с 1973 по 1986 год из Иркутской
области, теперь с 2009 года, иду (плыву) из Красноярского края (от Стрелки Чуни) в сторону Иркутской области. В этом году я плавал одновременно по двум рекам, и по Южной, и по Северной Чуне. За эти годы, попутно изучал интересные места, как озёра Амут, Восточный Амут, теперь на 2012 год, планирую попасть на озеро Чачо. К сожалению, в этом году быстро падала вода и толком ничего сделать не удалось, за исключением измерения глубины озера Амут (максимальная глубина – 23 метра), и изучения последствий смерча 2010 года на Южной Чуни, что в принципе, ещё раз подтвердило моё мнение (и некоторых членов КСЭ, как Дмитрия Дёмина в 1971 году), что вывал под Ванаварой никакого отношения к падению Тунгусского метеорита не имеет (сделал несколько сотен снимков этого природного катаклизма, примерно в 20 км ниже притока Южной Чуни реки Ирикты). Сейчас планирую отправить в «Эвенкийскую жизнь» и администрации «Эвенкийского муниципального района» письма, в которых попрошу сделать всё возможное, чтобы сохранить геологический
посёлок «Железная гора», где добывался исландский шпат. Проживающий там Николай Мальцев сказал мне, что ему придётся зимой уничтожить все хозяйственные постройки, так как он не в состоянии платить за них налог 72000 рублей. Рядом с посёлком на берегу
Южной Чуни пробурена геологической экспедицией «Шпат» скважина, из которой бьёт под напором на высоту около метра вода. Я взял пробу воды на анализ. Эту воду в лаборатории Центрального центра проверки питьевой воды в Москве, проверили по 30-ти параметрам –
и по всем, она оказалась абсолютно чистой. Этот официальный акт проверки воды из геологического посёлка «Железная гора», в 4 км выше посёлка Стрелка Чуни, я обязательно приложу к своим письмам. На месте бывшего геологического посёлка вполне можно было бы
организовать летний спортивно-оздоровительный санаторий. Хотя бы той причине, что в самой Туре, вашей столице, в части питьевой воды, дела обстоят неважно, что приводят к тому, как я недавно узнал, даже к продаже зимой льда, который пилят на Нижней Тунгуске.
Что касается материалов юбилейной съёмки, празднования 100-летия Тунгусского метеорита, если Вы их мне вышлете, буду Вам очень признателен. Если Вашу ООО ЭСН «Хэглэн» – Эвенкийскую службу новостей, заинтересуют мои рекогносцировочные экспедиции, как цели, так и результаты, то могу для Вас подготовить небольшую статью, «о том, как искали и где бы, следовало искать Тунгусский метеорит» и почему именно там».
Сейчас я занят редактированием большой статьи, имеющей отношение к Владимиру Высоцкому, как ответ на критику моих трёх предыдущих статей, причём во многом справедливую, так как нельзя, не учитывать, ту болезненную реакцию его фанатических
поклонников, для которых он святее папы римского. А я, – хотя меня, в последнее время, с Владимиром Высоцким, начали непонятно почему, скорее просто сдуру сравнивать, – для них никто. На этом я заканчиваю своё письмо, надеюсь, что и Вы мне теперь ответите, на этот раз, не через три года. С уважением, Константин Коханов».

Можно сказать, что Константин Коханов правильно особенно не надеялся получить ответ на своё письмо от Егора Галкова сразу. Он не получил от него ответ и через три года, и через шесть лет.

Но вернёмся в 2008 год. Снимая в Ванаваре интервью, которое дал для его телеканала академик Геннадий Плеханов, Егор Галков после съёмки, показал ему книгу Константина Коханова «Таёжный дневник» и академик даже попросил его передать автору книги, чтобы он зашёл к нему поговорить. Ворошить старое не хотелось, и тогда Константин Коханов от этой встречи уклонился.
Вместо этого, проведя последний инструктаж «строителей пирамиды» 28 июня 2008 года, он в четыре часа утра 29 июня 2008 года отправился берегом Подкаменной Тунгуски к устью Чамбы.
Первые пять-шесть километров идти по берегу Подкаменной Тунгуски было легко, как по хорошо накатанной машинами вдоль берега дороге. Небольшие речки, он преодолевал тоже без особого труда, правда, теряя время на поиск перекинутого через них поваленного дерева или деревьев, которые использовал для перехода с берега на берег.
Остановился на отдых в зимовье в десяти километрах от устья Чамбы, (хотя он думал сначала, что в пяти, так как считал, что до устья от Ванавары 25 километров). Отдохнув там, проспав после обеда часа два, он снова продолжил путь, но уже без рюкзака и снаряжения, которое оставил в зимовье. К концу дня показалось устье Чамбы и когда до него оставалось метров двести, его заметил со своего кордона «Чамба» инспектор Владимир Сопин. Видя, что его моторная лодка идёт по направлению ко мне, Константин Коханов остановился, присел на валун и стал ждать его прибытия. Когда Сопин причалил к берегу, Константин Коханов спросил его ради шутки, – почему он один и нарушает инструкцию по технике безопасности. Сопин, начал оправдываться, нет, чтобы самому спросить, – какого хрена он здесь сам, да ещё с «сучкой», которая привязалась ко мне по пути к Чамбе и выражала явное неудовольствие своим лаем, когда он не обращал внимания, на вспугнутую ею, на его пути, дичь. Правда Сопин быстро догадался, что Константин Коханов просто его разыгрывает и, спросив, наконец, – зачем он пришёл сюда, – отвёз его к устью Чамбы, где он сделал серию снимков, ради чего и проделал 30 км, а затем напоил меня чаем у себя на кордоне. Мало того он ещё потом подбросил его на своей моторке на 5 км назад на полпути к зимовью, где он остановился и, видимо, остался доволен, что он как-то смог разнообразить его жизнь в этот праздничный для всех ванаварцев день.
Когда до зимовья оставалось около километра, сначала заморосил, а потом пошёл дождь. Пришлось в зимовье затопить печь и развесить для просушки одежду. Правда, от жары в зимовье он долго не мог уснуть.
Утро, юбилейной даты, 30 июня 2008 года было наполнено густым туманом. Ничего не было видно даже в нескольких метрах от зимовья и поэтому Константину Коханову пришлось ждать, когда он окончательно рассеется, чтобы отправиться обратно в Ванавару.
С Геннадием Плехановым Константин Коханов имел возможность перекинуться несколькими фразами в аэропорту Ванавары, когда провожал Егора Галкова в Туру. Он и указал ему идущего с лётного поля академика. Странно, но почему-то даже Геннадия Плеханова не оставили на Заимке вместе с его командой из КСЭ, для продолжения там научных работ и вывезли обратно в Ванавару.
В связи с тем, что Константин Коханов не был в числе приглашённых на празднование 100-летия падения Тунгусского метеорита, и по причине того, что искал «тунгусский метеорит» не там, где «коллегиально» установили место взрыва теперь уже «кометы», то ни на одном из мероприятий посвящённых этой дате, он не присутствовал. Во-первых, как уже говорилось выше, потому, чтобы ни себе, ни кому-то не испортить праздничного настроения, и, главное, во-вторых, чтобы самому окончательно не разочароваться в тех, с кем когда-то встречался и даже переписывался.
Следует отметить, что он поговорил с Геннадием Плехановым, минуты полторы, ровно столько же времени, как и на конференции в Томске в 1971 году. Вспомнить было нечего, да и сказать что-то друг другу тоже. Даже «пары слов без протокола», он от него не услышал, для «своей родной Москвы». Геннадий Плеханов задумался, чтобы ему такое сказать для его современников и потомкам, но успел из себя выдавить только слово «Так…», перед тем как его отвлекли, каким неотложным делом, прибывшие с ним с Заимки Кулика его коллеги. Ждать Константину Коханову конца их разговора не хотелось, поэтому он отошел в сторону и расстался с академиком без традиционного в таких случаях рукопожатия.
Впрочем, и сказать, Геннадию Плеханову было, в сущности, нечего, как и в 1971 году, когда Константина Коханова сдуру или шутки ради, пригласили в Томск на конференцию, а он взял и приехал. Выражение лица Плеханова при нашей встрече в Ванаваре было такое же, как в Томске, которое полностью вписывается в рамку выражения – «зачем на бал пришёл медведь!»
Можно было бы остановиться на том, как встречали и провожали прибывавших на праздничные мероприятия в Ванаваре и на Заимку Кулика гостей и журналистов, но эта «тема» настолько несерьёзна, что достойна только юмористического рассказа, в том числе и по отношению к Константину Коханову.
Одно только понял Константин Коханов, что продолжить поиски Тунгусского метеорита у него ещё есть возможность. Главное, что достигнуть верховьев Южной Чуни он понял, что можно не только со стороны Иркутской области от села Ерёма, но и со стороны Эвенкии от посёлка Стрелка Чуни.
До того, как Глава Ванавары Мансур Фазылзянов, не подыскал Константину Коханову место в «гостинице», никто не предлагал ему ни одного места, куда бы он мог перебраться из музея. Сразу, как он только стал собираться в «гостиницу», ему стали предлагать и другие места. Константин Коханов не знал, что один из оформителей территории ванаварского музея, Георгий Грешилов, которого он застал там за ответственной работой, вырезания на древесном столбе изображения бога Агды, также разыскивал его после возвращения с Заимки Кулика. Если бы он сумел его найти, то конечно, «приключений» в этом селе, у Константина Коханова было бы значительно меньше. Перед отлётом на Заимку Кулика, Константин Коханов попросил Георгия Ивановича, вырезать ему на память из дерева или на небольшой доске, любую местную достопримечательность. Георгий Иванович пообещал и дал ему свой адрес. Поэтому, после того, как Константин Коханов разместился в «гостинице» (приспособленную под неё одну из квартир в частном секторе), то сразу же на такси поехал к нему в гости.
Константин Коханов даже не мог подумать, что Георгий Грешилов так обрадуется встрече, потому, что он уже не думал, что сможет увидеться с ним снова. Его жена Людмила Адольфовна предложила Константину Коханову у них пообедать, а после того, как ему показали, какая у них баня, он не отказался испытать все прелести от её воздействия на свой организм, изрядно измотанный после дальней дороги к устью реки Чамба. Шестьдесят километров за два дня, после 22-летнего перерыва участия в подобных походах – не каждый на такое решится, особенно в пенсионном возрасте. Ко всему прочему Георгий Грешилов и его супруга стали приглашать Константина Коханова приехать к ним в гости на следующий год. Вот именно тогда впервые у него мелькнула мысль продолжить свои рекогносцировочные экспедиции, прерванные им в 1986 году. Вернувшись в Москву, Константин Коханов трезво оценил свои возможности и в письме к Георгию Грешилову, спросил у него, – не знает ли он кого-нибудь из охотников в посёлке Стрелка Чуни, кто бы согласился с ним подняться на моторной лодке в верховья реки Южная Чуня. Георгий Грешилов в ответном письме сказал, что в Стрелке Чуни живёт его тесть Петров Альберт Константинович, который может с ним отправиться в это путешествие. Во время телефонного разговора Георгия Грешилова с ним, Альберт Петров только просил точно сказать ему, когда Константин Коханов прилетит в Стрелку Чуни, чтобы он к этому времени вернулся из тайги в посёлок.
Все свои приключения в окрестностях Ванавары в 2008 году, Константин Коханов описал в очерке «Ванавара XXXVI лет спустя» (http://parfirich.kohanov.com/vanavara.php?1), который он включил в дополнительный тираж книги «Таёжный дневник». Также он напечатал этот очерк отдельной брошюрой и отправил их жителям Ванавары, которым уже подарил эту книгу и в Ванаварскую детскую библиотеку. Четыре книги «Таёжный дневник», из дополнительного тиража, были напечатаны в твёрдом переплёте. Одну из этих четырёх книг Константин Коханов подарил в 2009 году библиотеке посёлка Стрелка Чуни.
В первое же воскресенье после возвращения в Москву, Константин Коханов, приведя свою бороду в парикмахерской в «приличный вид», отправился в «клуб московских коллекционеров» в кинотеатре «Улан-Батор», где Борис Михайлович Молчанов и его товарищ Василий Петрович Егоров не отказали себе в удовольствии сфотографироваться с ним на память. В свою очередь Борис Михайлович сфотографировал его с Михаилом Селивановым, в компании с одним из их общих знакомых коллекционеров.



В тот день и ещё несколько воскресений подряд Константин Коханов делился с Борисом Молчановым своими впечатлениями от поездки в Ванавару и своими планами на 2009 год. Борис Михайлович отрицательно отнёсся к планам Константина Коханова возобновить свои рекогносцировочные экспедиции, но в последующие месяцы уже сам начал периодически интересоваться, как идёт у него подготовка к «экспедиции» на следующий год.
В запланированное на 2009 год путешествие по Южной Чуне пришлось внести существенные изменения. За два месяца до его начала, когда практически со всеми, кто имел к нему отношение, были оговорены все детали, Борис Михайлович Молчанов, которому в мае месяце 2009 года должно было исполниться 89 лет, принёс Константину Коханову очередной номер журнала ВПВ («Вселенная, Пространство, Время», №4/59, 2009).

В этом журнале была, снабжённая фотографией марсианской поверхности, небольшая статья «Следы космической бомбардировки», об упавшем на Марс метеорите.

Интерес вызвало то, что траектория упавшего на Марс метеорита исходно была направлена с юго-востока на северо-запад и наклонена к поверхности планеты под сравнительно небольшим углом, чем-то, напоминая траекторию Тунгусского метеорита.
Как отмечалось в статье «метеорит размером около 200 метров распался в марсианской атмосфере на сотни обломков разных размеров. Самый крупный кратер имел диаметр около километра. А самые мелкие обломки метеорита, потерявшие горизонтальную скорость, достигли поверхности раньше крупных, образовав цепочки из множества небольших кратеров, более тёмных, чем окружающая равнина.
А так как Константин Коханов тщательно изучал космические снимки и карты местности, где протекает река Южная Чуня, то не мог обратить внимания на два озера, расположенных в отдалении от её правого берега, имевших названия Амут и Восточный Амут. Амут имел близкую к кругу форму и диаметр в наиболее широком месте около 1,3 километра, а Восточный Амут имел диаметр почти в два раза меньше (около 700 метров). Оба озера располагались как бы на одной прямой и если искать аналогию на фотографии поверхности Марса, приведённой в статье, то можно было бы с ними соотнести два кратера расположенные в её нижней части, а также и в середине снимка.
Конечно, доказать, что эти два Амута являются кратерами осколков Тунгусского метеорита, вероятность была близка к нулю, как и попытка итальянских учёных, убедить научную общественность, что озеро Чеко является кратером Тунгусского метеорита.
Несмотря на эту малую вероятность, Константин Коханов всё-таки решил поближе познакомиться с этими озёрами, на этот раз не в одиночку или с кем-то из своих знакомых, а впервые организовать «рекогносцировочный отряд», в составе из двух человек. В отличие от Кулика Константин Коханов не стал подбирать себе помощника в Москве или в Ванаваре, а с целью экономии средств решил это сделать непосредственно в посёлке Стрелка Чуни.
Таким образом Борис Михайлович Молчанов, сам того не подозревая внёс свой вклад в изучение проблемы Тунгусского метеорита. Константин Коханов, благодаря показанной им публикации в журнале о падении метеорита на Марс, провёл свои четыре экспедиции в 2009-2012 года с целью проверки возможности подобного развития событий (падения осколков Тунгусского метеорита) и в 1908 году. При этом он исходил из предположения, что три сильных амплитуды землетрясения были именно последствием падения на землю его крупных осколков, так как о падении более мелких осколков, сравнимых по мощности взрывам артиллерийских снарядов и пулемётной стрельбой, очевидцы полёта Тунгусского метеорита, рассказывали ещё в год его падения на землю. Несмотря на то, что им были исследованы два озера Амут и Восточный Амут, Константин Коханов, отказался от своей затеи изучить также третье озеро Чачо, на предполагаемой им траектории падения осколков Тунгусского метеорита. На это озеро ему указал второй его проводник Валерий Зарубин, с которым он совершал путешествия в верховья Южной и Северной Чуни, а также по реке Чуне до посёлка Муторай, и по притоку реки Чуни, реке Кимчу, до озера Чеко в 2010-2014 годах. Поговорив с охотниками, кто был и рыбачил на озере Чачо и, узнав, что его глубина летом не превышает трёх метров, он, хотя и предпринял попытку достичь этого озера в 2012 году, в итоге отказался от этой затеи.
Борис Михайлович Молчанов, сначала скептически относившийся, к «гипотезе Константина Коханова», за четыре года (2009-2012), общения с ним, тоже стал допускать возможность того, что падение Тунгусского метеорита также могло происходить по марсианскому сценарию. Хотя бы потому, что опубликованная в журнале «Вселенная, Пространство, Время» (№4(59), 2009, стр.16), статья Следы «космической бомбардировки» марсианской поверхности перекликалась с рапортом Енисейского уездного исправника Солонины от 19 июня 1908 года на имя Енисейского губернатора. К тому же о том же говорила статья опубликованная в газете «Красноярец» в №153 от 13 июля 1908 года. В статье Следы «космической бомбардировки» говорилось, что траектория упавшего на Марс метеорита была с юго-востока на северо-запад и наклонена к поверхности под сравнительно небольшим углом. Таким образом, траектория упавшего на Марс метеорита, была похожа на одну из расчётных траекторий падения Тунгусского метеорита. Также на представленной в статье фотографии, была впервые представлена наглядная картина, как происходило падение метеорита, диаметром приблизительно 200 метров, после того как он распался на множество обломков в марсианской атмосфере. На фотографии видно, что самые крупные обломки метеорита образовали три больших кратера, один из которых имел диаметр около километра. А около сотни мелких обломков, которые достигли поверхности раньше крупных, образовали цепочки из множества небольших кратеров.
Что касается падения Тунгусского метеорита, то непосредственно сообщений из ближайших мест, пусть даже связанных с его взрывом, как считается кое-кем сейчас, в окрестностях села Ванавара, датируемых 1908 годом нет, как и не было тогда и самого села Ванавара, вместо которого была небольшая фактория с постоянным проживанием там нескольких человек.
В наличии, есть только единственное сообщение о падении «метеорита», полученное из ближайшего к Ванаваре села Кежмы в 1908 году. Енисейский уездный исправник Солонина в своём рапорте от 19 июня 1908 года за № 2979 на имя Енисейского губернатора тогда доносил:
«17-го минувшего июня, в 7 ч. Утра над селом Кежемским (на Ангаре) с юга по направлению к северу, при ясной погоде, высоко в небесном пространстве пролетел громадных размеров аэролит, который, разрядившись, произвёл ряд звуков, подобных выстрелам из орудий, а затем исчез».
Копия этого рапорта делопроизводителем губернатора была направлена Красноярскому подотделу Восточно-Сибирского отделения Русского географического общества для сведения. Оттуда она была переслана в Иркутскую обсерваторию, а последней…, вместе с другими наблюдениями была передана, после обработки, в Метеоритный отдел Академии Наук (Е.Л.Кринов «Тунгусский метеорит», М.Л., 1949, стр.51).
Дополняло это сообщение, опубликованная в газете «Красноярец» в №153 от 13 июля 1908 года, в разделе «По губернии» (стр.1-2) статья собственного корреспондента П-хова:
«С. Кежемское. 17-го, в здешнем районе замечено было необычайное атмосферическое явление. В 7 час. 43 мин. утра пронесся шум как бы от сильного ветра. Непосредственно за этим раздался страшный удар, сопровождаемый подземным толчком, от которого буквально сотряслись здания, причем получилось впечатление, как будто бы по зданию был сделан сильный удар каким-нибудь огромным- бревном или тяжелым камнем. За первым ударом последовал второй, такой же силы и третий. Затем – промежуток времени между первым и третьим ударами сопровождался необыкновенным подземным гулом, похожим на звук от рельс, по которым будто бы проходил единовременно десяток поездов. А потом в течение 5-6 минут происходила точь в точь артиллерийская стрельба: последовало около 50-60 ударов через короткие и почти одинаковые промежутки времени. Постепенно удары становились к концу слабее. Через 1,5-2-минутный перерыв после окончания сплошной «пальбы» раздалось еще один за другим шесть ударов наподобие отдаленных пушечных выстрелов, но все же отчетливо слышных и ощущаемых сотрясением земли. Небо на первый взгляд было совершенно чисто. Ни ветра, ни облаков не было. Но при внимательном наблюдении, на севере, т.е. там, где, казалось, раздавались удары, – на горизонте ясно замечалось нечто, похожее, на облако пепельного вида, которое, постепенно уменьшаясь, делалось более прозрачным и к 2- 3 часам дня совершенно исчезло.
Это же явление по полученным сведениям наблюдалось и в окрестных селениях Ангары на
расстоянии 300 верст (вниз и вверх) с одинаковой силой. Были случаи, что от сотрясения домов разбивались стекла в створчатых рамах. Насколько были сильны первые удары, можно судить по тому, что в некоторых случаях падали с ног лошади и люди.
Как рассказывают очевидцы, перед тем, как начали раздаваться первые удары, небо прорезало с юга на север со склонностью к северо-востоку какое-то небесное тело огненного вида, но за быстротою (а главное – неожиданностью) полёта ни величину, ни форму его усмотреть не могли. Но зато многие в разных селениях отлично видели, что с прикосновением летевшего предмета к горизонту, в том месте, где впоследствии было замечено указываемое выше, своеобразное облако, но гораздо ниже расположения последнего – на уровне лесных вершин как бы вспыхнуло огромное пламя, раздвоившее собою небо. Сияние было так сильно, что отражалось в комнатах, окна которых обращены к северу, что и наблюдали, между прочим, сторожа волостного правления. Сияние продолжалось, по-видимому, не менее минуты, так как его заметили многие бывшие на пашнях крестьяне. Как только «пламя» исчезло, сейчас же раздались удары.
При зловещей тишине в воздухе чувствовалось, что в природе происходит какое-то необычайное явление. На расположенном против села острове лошади и коровы начали кричать и бегать из края в край. Получилось впечатление, что вот-вот земля разверзнется и все провалится в бездну. Раздавались откуда-то страшные удары, сотрясая воздух, и невидимость источника внушала какой-то суеверный страх. Буквально брала оторопь. Не обошлось и без курьёзов.
Два крестьянина были на мельнице в 22 верстах от села и в момент первого удара несли мешки с мукою и оба упали. Когда же поднялись и, охая и ахая, прослушали всю «канонаду», то решили, что «Кежму разбил японец». «Ну, пойдём, паря по «матёрой» (противоположный берег реки от села) и «буче» (если) встретим, как японец на пароходе побежит, то убежим в лес, а не встретим – то с «матёрой» поглядим: «буче» церква цела, то пойдём в деревню, а развончана – так воротимся и упловём на заимку», – так докладывал один из крестьян.
А вот второй случай: крестьянин сидит в избе и со страхом слушает неведомые ему звуки («то ли гром, то ли стреляют»). Выбежал из соседней избы брат и кричит в окно сидевшему: «Ванька, что сидишь?! Слышишь, что японцы деревню разбивают!» Сидевший вскакивает и начинает метаться по избе, как ужаленный, а затем кричит бабе: «лезь в подполье, там где-то есть десятка» – а то достанется японцам».
Вообще везде при первых ударах вспомнился всем японец: очевидно, дорого он достался матушке Руси и Сибири – в особенности».
В заключении, напуганные старушки обошли село, собрали «малую толику» и попросили батюшку отслужить молебен».
Е.Л.Кринов в своей монографии «Тунгусский метеорит» (М-Л., 1949, стр.9-11) опускает, как не заслуживающие внимания, описанные в этой статье, рассказы крестьян, хотя в них содержится заслуживающая внимания не менее важная информация. Что-что, а крестьяне слышали артиллерийские выстрелы, и перепутать их просто с какими-то сильными ударами или обычным землетрясением никак не могли. Выражение «то ли гром, то ли стреляют» и когда несли мешки с мукой и оба «при первом ударе упали», не следует воспринимать, что от страха, а отнести к резкому содроганию после «взрыва» земли.
Глядя на фотографию «бомбардировки марсианской поверхности», можно было понять, к каким последствиям мог привести «раздавшийся страшный удар, сопровождавшийся сильным толчком, от которого падали люди и лошади – это самый крупный кратер диаметром около километра. Ещё расположенные (на одной линии) рядом два кратера – это последствия такой же силы второго и третьего ударов.
Заполненный промежуток времени между первым и третьем ударами необыкновенный гул – это падение множества «мелких» обломков метеорита.
Последующие затем 50-60 ударов, как артиллерийская стрельба, через короткие и почти равные промежутки времени – результат падения обломков «средней величины» в зоне разрушения метеорита в земной атмосфере, которая намного плотнее, чем марсианская, поэтому и разлёт обломков метеорита мог происходить во все стороны, на большой площади и на большие расстояния. Этим можно объяснить и 1½ минутный перерыв после «сплошной пальбы» и последние шесть ударов, наподобие «отдалённых пушечных выстрелов», «отчётливо слышных и ощущаемых сотрясением земли».
В 2013 году падение Челябинского метеорита (15 февраля), ответило на много вопросов связанных и с падением Тунгусского метеорита. Практически был получен ответ на вопрос, почему не было найдено вещество (осколки) Тунгусского метеорита. С подачи Леонида Кулика искали только осколки железоникелевого метеорита, причём массой не менее нескольких тонн, хотя уже тогда были предположения, что метеорит мог быть каменным. Первые предположения после взрыва Челябинского метеорита, тоже были, как и предположения о взрыве Тунгусского метеорита, что его вещество полностью сгорело в атмосфере Земли и искать его осколки бесполезно. Местные жители, пока в прессе шли рассуждения о природе и химическом составе Челябинского метеорита, самостоятельно приступили к поиску упавших осколков метеорита. К тому же на снежном покрове искать их было не так уж трудно. После взрыва метеорита его раскалённые осколки, падая, расплавляли снег, и образовавшаяся при этом вода, когда застывала, превращалась в сосульку. Внутри сосулек или на их нижних концах местные жители и находили осколки метеорита. Нужно только было найти отверстие в снежном покрове и аккуратно разгрести вокруг этого отверстия снег. Трудно было понять, почему Академия наук РФ отправила своих представителей из Комитета по метеоритам в места падения его осколков только на третий день после его падения на Землю, когда уже найденные осколки Челябинского метеорита местные жители уже начали продавать всем желающим их приобрести. Константин Коханов в тот год не стал менять своих планов, подняться на максимальное расстояние вверх по реке Южная Чуня, но отказался от подобной же попытки подниматься вверх по реке Северная Чуня. Вместо этого, спустя три месяца после падения и взрыва Челябинского метеорита, он отправился в места, где находили его осколки. Ажиотаж с поисками осколков метеорита в то время закончился, как и значительно поредели ряды желающих купить найденные местными жителями осколки метеорита. Правда, ещё можно было поговорить с очевидцами падения и взрыва Челябинского метеорита, в основном с теми, кто сам полёта и взрыва метеорита не видел, а если видел, то в лучшем случае только оставленный им в небе инверсионный след. Правда, Константину Коханову удалось поговорить с хозяином дома в посёлке «Депутатский» Андреем Бирюковым, шиферную крышу сарая которого пробил осколок Челябинского метеорита и с жителями посёлка «Березняки», кто видел полёт метеорита и собирал его осколки. О своих впечатлениях пребывании в Челябинской области, и предпринятых им поискам его осколков, в том числе и с Андреем Бирюковым, Константин Коханов написал очерк «Челябинский метеорит или что-то иное?»
В Челябинске Константин Коханов купил стоимостью по 250 рублей в одном из магазинов на улице Кирова, две открытки с изображёнными на них осколками Челябинского метеорита. К открыткам степлером были прикреплены полиэтиленовые пакетики с настоящими осколками Челябинского метеорита. Одну из этих открыток, Константин Коханов подарил Борису Михайловичу Молчанову, сразу же после его возвращения в Москву.

16 июня 2014 года Константин Коханов пришёл к Борису Михайловичу специально, чтобы не только поговорить с ним, но и посмотреть его коллекцию монет и памятных медалей, связанных с покорением человечеством космического пространства. Он даже взял с собой фотоаппарат, что сфотографировать наиболее интересные экземпляры его коллекции, но сделав несколько десятков снимков, отложил фотоаппарат в сторону, потому что, то о чём рассказывал при этом Борис Михайлович, было намного интереснее, чем вся его уникальная коллекция.














В основном коллекционеры представляют интерес для знавших их людей не тем, чем они сами прославились в жизни, а тем, что они в течение жизни собрали или собирают. О себе им рассказать, как правило, нечего, кроме историй приобретения ими предметов коллекционирования или удачной продажи их части, из числа, не представляющих какой-либо ценности, экземпляров. Борис Михайлович был из числа тех редких людей, которые не только проявляют праздный интерес к истории, к научным достижениям и к тайнам происхождения жизни на Земле, но и постоянно стараются осмыслить, какие новые открытия совершаются в мире науки и техники. Особенно его интересовали пути освоения человечеством околоземного пространства и первые полёты космических аппаратов к ближайшим планетам и за пределы солнечной системы.
В то же время Борис Михайлович, постоянно упрекал Константина Парфирьевича, что он занимается ерундой, никому не нужным делом, поиском места падения Тунгусского метеорита. Прошло сто лет, и ничего не было найдено и какой будет даже в том толк, если он найдёт место падения Тунгусского метеорита, когда после падения Челябинского метеорита, спустя всего два года о нём мало кто вспоминает и даже место, где упал его последний крупный осколок, уже никого не интересует. Лучше бы Вы, Константин Парфирьевич, закончили свой труд о Льве Толстом, – постоянно напоминал ему Борис Михайлович, – это же готовая докторская диссертация, – неужели Вы этого не можете понять?
Конечно, докторская диссертация, при достижении пенсионного возраста, как и Нобелевская премия в его юности, Константина Коханова не интересовала, но данное обещание Борису Михайловичу, каждые пять лет дарить ему по очередному тому из документального романа о Льве Толстом, нужно было не забывать. В 2015 году Борису Михайловичу исполнялось 95 лет и тянуть с окончанием первоначальной, именно документальной, версии романа, Константин Коханов понял, что больше нельзя.
Поэтому понимая, что написать версию художественно-документальную романа «Игра со Смертью по маленькой» у него просто уже нет времени, так как последние главы его не устраивали уже несколько лет, он решил написать в двух книгах, то, что он планировал в первоначальной версии. А именно «о настоящей причине ухода Льва Толстого из Ясной Поляны», потому что получил неоспоримые доказательства того, что это было действительно так, хотя и в год смерти Льва Толстого, об этом уже писали, но убедительно доказать эту причину так и никто не удосужился или в то время не осмелился. Несколько месяцев подряд Константин Коханов редактировал уже написанные части романа и, в конце концов, закончил его, как и хотел в двух книгах, под названием «Астаповская Голгофа». Во второй том, в качестве приложения, специально для Бориса Михайловича, он включил не использованные в романе, почти законченные части, первоначального текста, предназначенного для редакторских правок почти десять лет назад. И, вообще, этот документальный роман о Льве Толстом писался исключительно только для Бориса Михайловича Молчанова и наверно в истории русской литературе, столь крупное произведение, никогда не писалось специально для одного человека, который действительно хотел, если и, не читая, хотя бы его просто пролистать. Роман «Астаповская Голгофа» был напечатан небольшим тиражом 12 экземпляров (24 книги) и подарен не только Борису Молчанову, но и отправлен в несколько библиотек, в том числе в РГБ (Москва) и РНБ (Санкт-Петербург).

На протяжении почти шести лет, Борис Михайлович ухаживал за своей женой, которая после перенесённого инсульта была прикована к постели. Непонятно почему его близкие родственники не наняли сразу сиделку, может этого не хотел сам Борис Михайлович, Константин Коханов не мог понять, а спросить у самого Бориса Михайловича так и не решился. В 2015 году он прекратил принимать лекарства, сказав Константину Коханову, что они ему не помогают и положился только на свою судьбу, – «сколько лет я ещё проживу, меня это уже совсем не интересует». Переубеждать Бориса Михайловича было бесполезно, поговорить с его близкими родственниками у Константина Коханова не было возможности, более чем за десять лет, приходя к нему в гости, он никого из них не видел. Правда, в 2016 году в квартире Бориса Михайловича появилась женщина, которая ухаживала за его женой, готовила и, кажется, даже стирала постельные принадлежности. В последние годы Константин Коханов общался с Борисом Михайловичем больше по телефону. Борис Михайлович никогда не забывал поздравить его по телефону с днём рождения и поинтересоваться, над какими книгами он работает или какие книги ещё думает написать. Особенно после того, как Константин написал сатирическую поэму «Три жены и подруга Гимнюка Гимночистова» о клане Сергея Михалкова и в 2016 году ему её подарил, причём по его просьбе два экземпляра этой книги. Второй экземпляр этой книги Борис Михайлович хотел подарить третьей жене Александра Михалкова, с которой продолжал поддерживать дружеские отношения и после смерти её супруга. Последний раз Константин Коханов говорил с Борисом Молчановым в начале июля 2016 года, перед своей очередной поездкой в Эвенкию. Борис Михайлович сказал ему, что сломал ногу и передвигается по квартире в инвалидной коляске. Чувствовалось, что настроение у Бориса Михайловича было далеко не оптимистическое, поэтому в тот последний раз Константин Коханов разговаривал с ним, стараясь его не утешать и не более не подбадривать дурацкими шутками, что на своём 100-летем юбилее, он ещё будет танцевать. Возвратившись из экспедиции в середине августа 2016 года, Константин Коханов дважды (через неделю) звонил ему домой, но к телефону подходила женщина, которая ухаживала за его женой и на просьбу передать телефонную трубку Борису Михайловичу, дважды отвечала, что Борис Михайлович плохо себя чувствует, и говорить со мной по телефону не сможет. Константин Коханов дважды просил эту женщину передать Борису Михайловичу, когда ему полегчает, что звонил Константин Парфирьевич и очень хочет с ним поговорить. Понимая, что Борису Михайловичу явно не до телефонных разговоров, Константин Коханов решил дождаться своего дня рождения в октябре 2016 года, но празднование его 70-летнего юбилея было перенесено с 10-го на 22-ое октября. В первый раз за всё время их знакомства, Борис Михайлович не поздравил его с днём рождения, и Константину Коханову не трудно было догадаться, что здоровье Бориса Михайловича не стало лучше. Поэтому через несколько дней после своего юбилея Константин Коханов решил позвонить ему сам. Набрав номер телефона, и минут десять Константин Коханов слушал протяжные телефонные гудки, но так и не дождался того, что кто-нибудь в квартире Бориса Михайловича поднимет телефонную трубку. Оставалось только посмотреть в Интернете, не произошло ли то, чего так боялся Константин Коханов и почти сразу же он нашёл на сайте Московского нумизматического общества сообщение о смерти Бориса Михайловича Молчанова:

«24 Октября 2016 года. Не стало Бориса Михайловича Молчанова. Московское Нумизматическое Общество с глубоким прискорбием сообщает, что на девяносто седьмом году скончался Молчанов Борис Михайлович – один из старейших членов Общества, посвятивший более семидесяти лет жизни коллекционированию монет и выражает искреннее соболезнование членам его семьи, родным и близким».

Минут двадцать, глядя на экран монитора, на который было выведено сообщение о смерти Бориса Николаевича, Константин Коханов думал, что он ещё может сделать для своего умершего друга в последний раз – написать некролог или всё-таки очерк о том, что для него самого сделал в жизни этот замечательный человек. И первое, что вспомнил Константин Коханов, это то, что писал ему Борис Михайлович на своих подарках или вложенных в них записках, в дни его рождения: «Моему юному другу». Константин Коханов невольно улыбнулся и вдруг почувствовал, как из его глаз потекли слёзы…

26.02.2017

Рубрика: Друзья, Космос, Тунгусский метеорит, Челябинский метеорит | Метки: , , , , , , , , , | Комментарии отключены

«На творческом вечере Валентина Гафта в Театре Эстрады 28 октября 2015 года» (Продолжение банкета по поводу 80-летия «великого артиста»)

Вид на сцену Театра Эстрады с левой стороны бельэтажа (ряд 9, место 50)

На сцену вышел, сделал одолженье,
И так сойдёт, – подумал, как Толстой.
У Гафта «юбилея» продолженье,
Театр Эстрады – зал полупустой.

Он сел за стол, открыл том сочинений,
И стал читать, мусоля в нём листы,
Плоды своих о жизни размышлений,
И о друзьях, с кем «срать» ходил в кусты.

От эпиграмм уже отрёкся многих,
А в новых эпиграммах только лесть,
Сойдут они, для женщин длинноногих,
На подиум, которым не пролезть.

Им был еврей, помянут почти каждый,
Какой он гений, мир, каких не знал,
С кем пил, с кем спел и руку жал однажды,
Как свадебный, в театре, генерал.

Был Жириновский всё-таки охаян,
И высмеян, что он полуеврей,
Но если Гафт не Авель, он не Каин,
И Гафт его, не скажешь, что скромней.

Концерт его закончился под песню,
Был затемнён для этого весь зал,
Гафт в темноте покинул своё кресло,
Ушёл, и, – до свиданья, – не сказал.

По сути, просто пукнул пятым пунктом
На самом деле, кто он, показал,
«Борцом» с режимом в СССР, преступным,
Вождям, где с песней, задницу лизал.

Вместо комментария:

После всех скандальных статей, по поводу включения Валентина Гафта в «белый список друзей Украины», за его антипутинские эпиграммы, к которым, как оказалось (с его слов), он не имел никакого отношения, у Константина Коханова возникло желание послушать его живьём на намечавшемся 28 октября 2015 года его творческом вечере в Театре Эстрады.

Заблаговременно, ввиду раздутого в Интернете ажиотажа относительно того, что в продаже будет ограниченное количество билетов, так как большинство билетов уже забронировано, он поехал почти за полтора месяца до начала творческого вечера Валентина Гафта в Театр Эстрады, чтобы купить там билет, не переплачивая посредникам даже в театральных кассах.
С первого раза купить билет не удалось, так как их ещё не было даже в кассе самого театра, но кассир попросила оставить Константина Коханова ей номер своего телефона и, к концу того же дня, она уже сообщила ему, что билеты появились. Правда, тянуть с их покупкой, кассир сказала всё же не стоит, так как их в наличии, после предварительного бронирования осталось немного. От бронирования билета, Константин Коханов отказался и где-то, около 19 часов стал обладателем «счастливого билета» с местом на бельэтаже, всего за 1500 рублей, хотя рассчитывал, что билет будет стоить не более 500 рублей.

Во всяком случае, билеты на творческий вечер Евгения Евтушенко на его творческий вечер 4 июля 2014 года, даже в амфитеатре в Концертном зале им. Чайковского, почти напротив сцены, стоили всего 450 рублей. И вроде бы понятно почему: санкции, кризис, инфляция, доллар и евро стали в два раза дороже. Но даже пусть, как поэт Валентин Гафт, по рейтингу шоу-бизнеса, на голову выше Евгения Евтушенко, но стоимость билета в конце левой стороны бельэтажа на место 50, в девятом ряду, с видом на 2/3 площади сцены, явно была завышена не менее чем в два раза.
После работы, примерно минут за сорок до начала творческого вечера Валентина Гафта Константин Коханов был уже в Театре Эстрады. Как он и ожидал, минут через десять в фойе театра появились предприимчивые ребята с чемоданами и сумками, которые на двух установленных столах в разных конца фойе, выложили книги и аудио-альбомы «Отдушина». Аудио-альбом «отдушина – 1000 рублей, книга «Валентин Гафт 2014» – 2000 рублей, книга с иллюстрациями Михаила Шемякина «Ступени» – 4000 рублей. Последняя книга, можно сказать, продавалась почти бесплатно, так как в магазинах Москвы (на Тверской и на Воздвиженке) на 31 октября 2015 года стоимость этой книги была 8320 рублей. Учитывая то, что на творческом вечере Евгения Евтушенко, его книгу «Все поэмы», стоимостью 700 рублей, мало кто покупал, в отличие от маленьких сборников стихов стоимостью по 200 рублей, которые зрителями охотно приобретались, рассчитывать на то, что Валентин Гафт будет раскуплен моментально, продавцам не приходилось. Так оно и было. Зрители подходили к столам с книгами, интересовались, сколько они стоят и, в подавляющем большинстве, отходили, не сделав покупок.

Судя потому, что истинных книголюбов было мало, то вскоре к столам с книгами вообще перестали подходить. Когда это время наступило, Константин Коханов подошёл к одному из столов и обратился к продавцу с предложением, что он покупает у него книгу за 2000 рублей, а продавец разрешает ему его сфотографировать на фоне «ходового» товара. Продавец не возражал, и тогда Константин Коханов, ввиду плохой освещённости фойе театра воспользовался даже фотовспышкой своего фотоаппарата.

После фотосъёмки Константин Коханов поднялся на бельэтаж, где на левой стороне 9 ряда уже сидел один зритель. Зрители ещё занимали свои места, но даже партер был ещё заполнен на треть, да и заполнение его происходило как-то вяло, не говоря уже о бельэтаже. По времени творческий вечер должен был уже начаться, некоторые зрители нетерпеливо захлопали в ладоши, приглашая Валентина Гафта на сцену, и Константин Коханов поинтересовался у мужчины, сидевшего от него через кресло, сколько на его часах сейчас времени. Оказывается, было уже 19 часов 15 минут. Часть зрителей, с бельэтажа, за это время переместилась в партер, но там ещё всё равно было немало свободных мест. Тогда он предложил, сидящему рядом с ним мужчине, тоже последовать их примеру, но мужчина сказал, что не любит смотреть в спину зрителей, и поэтому предпочитает остаться на своём месте.

Полупустой зрительный зал Театра Эстрады перед началом выступления Валентина Гафта

Наконец под аплодисменты зала, прошагал к столу на сцене, держа в руке книгу, Валентин Гафт. Начал с эпиграмм, потом прочитал стихи и приглашённые им артисты Владимир Качан и Наталия Власова, исполнили песни на слова (стихи) 80-летнего юбиляра. Между песнями Валентин Гафт продолжал читать свои эпиграммы, причём некоторые достаточно подробно комментировал, но в отношении Владимира Жириновского его комментарий был настолько бестактным и пошлым, что Константину Коханову просто захотелось ему плюнуть в рожу и покинуть зрительный зал.
И это не потому, что Константин Коханов является ярым сторонником этого достаточно одиозного политика, которому он посвятил несколько сатирических стихотворных сюжетов, а потому что Гафт стал высмеивать скорбь Владимира Жириновского на могиле своего отца в Израиле. При этом старался, как можно точнее передать интонацию его голоса, подчёркивая, что таким Жириновского, смешным и ничтожным ещё никто не видел и не слышал и что в нём ничего не было тогда на лице от русской матери, а только всё худшее, что может быть на лице еврея.

Не упустил Валентин Гафт и случая прорекламировать свою книгу «Ступени», отметив, что она весит 2 килограмма и снабжена великолепными иллюстрациями Михаила Шемякина, к любую из которых можно рассматривать целый день.
Говоря о Валентине Гафте, Константин Коханов, не даёт оценки его таланту, как артиста и тем более, как поэта. Часть эпиграмм и стихотворений из его полного собрания сочинений в одном томе «Валентин Гафт 2014» ему нравятся, но большая часть, он считает достаточно среднего уровня и рассчитана на определённый круг лиц, которые очень высокого мнения о себе, а не о русском народе.
Да, что там говорить о русском народе, даже к пришедшим к нему на творческий вечер зрителям у Валентина Гафта не было ни малейшего уважения – молча, покинул в темноте сцену во время исполнения Наталией Власовой песни на его слова и даже не вышел, как подобает настоящему артисту на прощальный поклон.
Действительно реклама двигатель прогресса и торговли – в фойе, после окончания творческого вечера часть зрителей, кто не знал ещё цен книг, снова сгрудилась над столами с книгами Валентина Гафта, и некоторые даже их приобрели.
Поэтому Константин Коханов решил, что эти книги достойны его очередного «стихотворного сюжета»:

Нет спроса на книги «Великого Гафта»,
Расходится плохо повсюду тираж,
Выходит на сцену и вынужден автор,
Смотреть не напротив, а на бельэтаж.

Кусаются цены, художник Шемякин,
Ему не помог, а скорей утопил,
Две тысячи жалко, четыре не всякий,
Отдаст, – полторы, – за билет, кто платил.

Прищуренный глаз и дымит сигарета,
На книжной обложке, такой же футляр,
«Великий артист», не дорос до «поэта»,
Его эпиграммы, «на вес», как товар.

Рубрика: Писатели и поэты | Метки: , , , | Комментарии отключены

Суета вокруг строительства «обыденного храма» на фестивале «Русское поле» в ГМЗ «Царицыно»

В московском городском музее-заповеднике «Царицыно» 26 июня 2015 года прошёл IV межрегиональный фестиваль славянского искусства «Русское поле», в этом году посвящённый памяти равноапостольного великого князя Владимира – Крестителя Руси.
Поэтому особой частью программы фестиваля 2015 было возведение силами православных волонтёров обыденного храма, который предназначался в дар одному из православных приходов города Севастополя. Торжественные мероприятия, таким образом, были приурочены к концу строительства обыденного храма и его освящения Патриархом Кириллом. Обыденный храм, вообще-то, строят, не отрываясь ни одну минуту в течение дня или суток. Но то ли волонтёры были не в курсе таких тонкостей по его возведению, то ли посчитали, что ничего не случится страшного, если они ночью отправятся спать. К тому же ночной отдых волонтёров даже был предусмотрен и согласован с представителями московского патриархата, которые присутствовали при его строительстве. В результате храм так и остался недостроенным, но на праздничных торжествах это никак не отразилось. После освящения ещё недостроенного до конца обыденного храма Патриархом Кириллом, почётные гости фестиваля, вместе Патриархом Кириллом и Мэром Москвы Собяниным «Русское поле совершили короткую экскурсию по его тематическим площадкам и затем отправились к главной сцене фестиваля.

На торжественном открытии фестиваля перед участниками и гостями выступили Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и мэр Москвы Сергей Собянин. Также в церемонии открытия фестиваля приняли участие представители поместных и автономных православных церквей из 15 стран мира.

После торжественного открытия фестиваля славянского искусства прошли выступления 45-ти творческих коллективов и монастырских хоров, в том числе и Большого русского хора под управлением главного военного дирижера генерал-лейтенанта Валерия Халилова.

После освящения Патриархом Кириллом «обыденного храма» он был открыт для посещения. Судя по тому, что во время освящения храма внутри него не было икон, то, скорее всего, и после его открытия для всех желающих осмотреть его помещения, икон там тоже не было. Но всё равно при входе в храм некоторые гости фестиваля кланялись и не забывали перекреститься. Самое интересное, что работы по завершению строительства храма тогда ещё продолжались, и многим казалось, что храм всё-таки достроят до конца.

Для гостей праздника была открыта ярмарка ремёсел и промыслов, а также были организованы 10 тематических площадок: «Аллея регионов», «Казачья станица», «Казачьи рубежи» «Средневековая Русь», «Русская кухня», «Русский костюм», «Русская песня», «Русские ремёсла», «Обыденный храм» и «Детские забавы».
В 40 шатрах регионов, была представлена сувенирная продукция от лучших отечественных производителей. Следует отметить, что в рамках фестиваля прошли выступления лучших конников России, мастеров джигитовки мирового уровня. Они продемонстрировали конные упражнения с оружием, показали приёмы владения казачьей пикой и шашкой а также метания ножа.
Не обошлось и без массовых развлечений: бега в мешках, перетягиваний каната, стрельбы из луков и арбалетов, под руководством опытных инструкторов и прочих, в том числе, хороводных игр. Не были оставлены без внимания и маленькие гости фестиваля – на специально отведенной территории для детей и их родителей была оборудована зона развлечений с аттракционами, профессиональными аниматорами, кукольными спектаклями, представлениями, играми, конкурсами, мастер-классами по рисованию, лепке и плетению.

Можно с уверенностью сказать, что главная цель фестиваля – «не просто отдохнуть и повеселиться, но и провести время с пользой для лучшего понимания традиций и культуры своей страны, великого Российского государства», была достигнута. В конце 4-го фестиваля славянского искусства были подведены итоги проводившихся на нём конкурсов. Главный приз фестиваля – статуэтка «Перо Жар-птицы» – разыгрывался в пяти номинациях. Победителями конкурсов фестиваля стали: Брянская область (номинация «Лучшая региональная делегация»), образцовый ансамбль народной музыки «Веселуха» из Красноярского края («Лучший фольклорный коллектив»), хореографический коллектив народного танца «Дубравушка» из Белгородской области («Лучший хореографический коллектив»), Омская область («Лучшая делегация мастеров»). Приз зрительских симпатий завоевал ансамбль «Русален», получивший самую большую поддержку в ходе голосования на официальном сайте «Русского поля».

Однако, всё-же следует вернуться к торжественному открытию фестиваля, и вспомнить то, что особенно отметили в своих выступлениях Святейший Патриарх Кирилл и мэр Москвы С.С. Собянин.

Текст выступления Святейшего Патриарха Кирилла на открытии фестиваля славянского искусства «Русское поле»:

Уважаемый Сергей Семенович! Дорогие москвичи, дорогие гости столицы, уважаемые высокие представители Православных Церквей мира!
Я хотел бы всех вас сердечно поздравить с этим замечательным днём и с замечательным фестивалем «Русское поле», приуроченным к празднованию 1000-летия со дня кончины князя Владимира.
Многие из вас, конечно, знают историю о том, как князь Киевский Владимир принял христианство, крестился, а затем крестил весь наш народ, и языческая страна стала страной христианской. Хотел бы сказать несколько слов по поводу этого особого, переломного события в нашей истории, которое предопределило на многие века (а я верю — навсегда) особый путь развития нашего народа и стран, которые вышли из Киевской купели крещения, — братских стран России, Украины и Белоруссии.
А почему князь Владимир решил креститься сам и крестить народ? Ученые предлагают разные объяснения. Одни говорят, он был хорошим государственным деятелем и понимал важность своего поступка. Другие говорят, что он сознавал необходимость изменить культурный код нации, приобщив её к достижениям тогдашнего просвещенного мира и, в первую очередь, Европы — как Востока, Византии, так и Запада.
Это верно, но, может быть, самый правильный ответ заключается в следующем. Вера, на которую опирался Владимир, — языческая вера, поклонение истуканам, которых сами люди делали своими руками, а потом приписывали им чудодейственные свойства, — эта вера себя исчерпала.
Князь Владимир, будучи язычником, был кровавым князем. Он объединял людей не словом, не убеждением, а огнём и мечом. У него был огромный гарем, он делал несчастными сотни женщин. Он не чувствовал никаких моральных ограничений. Как язычник он считал, что может делать всё. И вместе с ним те же беззакония творила дружина, тогдашняя элита. И поняв, что дальше так нельзя, что нельзя поклоняться рукотворным идолам, князь принимает веру, которая открыла грандиозную перспективу духовного и нравственного развития личности и всего народа.
Крестившись, Владимир сам почувствовал перемену. Прекратились кровавые набеги, прекратились разврат и разгул, прекратилось бесчинство, и Владимир, который внушал ужас всем — и своим, и чужим — стал образцом для всего народа, для всех русских людей, и они назвали его Красным Солнышком.
Можете себе представить правителя, которого народ называет Красным Солнышком? И это был тот самый человек, который ещё недавно убивал и насиловал, но какая же колоссальная перемена произошла в его душе и одновременно — в жизни нашего народа! Благодаря вере, которую мы восприняли, благодаря системе нравственных ценностей, которые стали нашей системой ценностей, из разрозненных славянских племен возникла единая мощная держава — Русь, которая стала не только важным фактором на мировой арене, но и местом интенсивного культурного и духовного развития.
Когда наставали тяжёлые времена, когда нашествия с востока сменялись нашествиями с запада, и вплоть до XX века с его страшными войнами — духовная сила, которая через Крещение была укоренена в жизни нашего народа, помогала нам отстаивать свою независимость, свою свободу. И сегодня, если мы будем держаться этой веры, этой системы ценностей, мы будем сильны и непобедимы.
Когда я говорю о христианской, православной системе ценностей, я хочу сказать, что представители традиционных религий России, близки нам. А если бы было не так, то никогда Россия не стала бы многонациональным государством. Мы все знаем, что такое добро и что такое зло, и на основании этой способности отличать добро от зла, строим и будем строить, свою общую жизнь — жизнь Отечества нашего.
Я бы хотел обратить сегодня с этого места свои слова к нашим братьям на Украине, в Беларуси. Мы все наследники святого князя Владимира. Мы все воспитаны одной верой. Мы не можем быть врагами. Мы, в конце концов, исторически один народ. И если кто-то разрушает единство нашего народа, то нужно подумать, откуда же эти веяния идут, потому что из глубины народной жизни это происходить не может.
Сегодня мы освятили храм — обыденный храм, который был построен практически за сутки. Так строились храмы в древней Руси.
Князь Владимир, спасшись от печенегов, построил по обету обыденный храм. Вот и мы в знак благоговейной памяти о князе Владимире построили здесь обыденный храм, который я только что освятил. Мы передаем этот храм в то место, где крестился князь Владимир, — в древний Херсонес, нынешний Севастополь. Именно здесь великий князь Владимир принял Православие и вступил на новый путь, поведя за собой весь наш народ.
Господь молитвами святого князя Владимира да хранит нашу землю, наш народ, все страны, которые возникли на просторах исторической Руси, да дарует всем мир и благоденствие. А вам, дорогие мои, желаю хранить веру в ваших сердцах, развиваться всесторонне — умственно, нравственно, культурно, — становиться сильными, менять к лучшему жизнь нашу. И это будет самым лучшим ответом на то, что сделал для всех нас святой равноапостольный князь Владимир, Креститель Руси. С праздником вас поздравляю! (Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси).

Текст выступления мэра Москвы С. С. Собянина на открытии фестиваля славянского искусства «Русское поле» (полностью не опубликован):

Сегодня мы со всем православным миром отмечаем дни тысячелетия святого великого князя Владимира. Поздравляю вас! Тысячу лет тому назад не было ни Москвы, ни Санкт-Петербурга, ни двух третей городов и весей нашей огромной страны, но именно в те времена закладывалась та идеология, которая стала объединяющей для нашего великого государства, — идеология созидания, добра и справедливости». И мы эту великую дату отмечаем и словом, и делом.
Сегодня здесь собрался большой фестиваль под названием «Русское поле», на который прибыли посланцы из 38 регионов страны, 45 творческих коллективов, пришли более 100 тысяч москвичей и гостей столицы». И этот фестиваль посвящается святому князю Владимиру.
… «От города-героя Москвы городу-герою Севастополю передаётся деревянный храм, который был сегодня здесь возведён, на этом поле.
Севастополь — наш побратим, и на его земле произошло крещение самого князя Владимира». Я поздравляю Вас с днём Святого Владимира, с Днём основателя Святой Руси!»

Глава Московского представительства Правительства Севастополя Юрий Фененко сердечно поблагодарил Мэра Москвы, Патриарха, москвичей и гостей фестиваля за этот дар:

«Мы, севастопольцы, всегда считали себя частью великой России, хранителями земли-истока русской Православной веры! В долгом, 23-х летнем плавании исторической несправедливости, Севастополь всегда ощущал духовную связь с нашей Родиной – Россией! Мы получали нужную и важную поддержку Москвы и москвичей нашему городу и его прославленному Черноморскому флоту! Символично, что передача обыденного храма Севастополю проходит на площадке Фестиваля «Русское Поле», посвящённому святому равноапостольному князю Владимиру – крестителю Руси, в один из главных праздников для Севастополя – День Военно-морского флота, праздник для нас всенародный! Всем русским миром мы смогли в очередной раз отстоять наш Севастополь! Вернуть его к родным берегам, в Великую Россию! Севастополь говорит Вам за это огромное спасибо! Обыденный храм займёт достойное место в городе и станет ещё одним символом крепкой веры и нерушимой дружбы народов России!»

Главе Московского представительства Севастополя Юрию Фененко был торжественно вручён С.С. Собяниным Сертификат о передаче в дар городу Севастополю «Обыденного храма» При этом все, в один голос говорили, что деревянный храм был построен за одни сутки, причём без единого гвоздя. И к тому же единодушно уверяли, что за его архитектурную основу был взят проект церкви Святой Троицы, возведенной более 10 лет назад в Антарктиде, как и то, что этот храм для Севастополя сооружен или сооружался по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Попробуем теперь разобраться во всём этом, – и по какому проекту сооружался храм, и насколько он похож, на собранный в Антарктиде, и в том является ли этот построенный деревянный храм в музее-заповеднике Царицыно, обыденным храмом вообще.

Подробно о том, как будет возводиться этот храм и о традиции возведения обыденных храмов на Руси, корреспондентам сайта АиФ.ru ещё накануне 4-го фестиваля славянского искусства «Русское поле» рассказал руководитель Департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы Владимир Черников:

«Возведение на площадке фестиваля «Русское поле» обыденного храма с последующей передачей его нуждающемуся православному приходу становится доброй традицией. В 2015 году будет построен уже третий подобный храм. На фестивале в 2014 году за один день возвели точную копию Андреевской церкви, которая была построена на Соловках по указанию Петра I в 1703 году. Сейчас этот уникальный храм, освящённый во имя святой равноапостольной великой княгини Ольги, принимает прихожан в районе Солнцево на улице Родниковой.

В этом году за основу был взят проект храма в Антарктиде — церкви Святой Троицы, освящённой более десяти лет назад.
Обыденный храм на «Русском поле» возведут из архангельского леса. Благодаря строительному материалу из северных широт, сруб будет очень прочным и простоит не одну сотню лет.
Как и в прошлом году, храм будет построен по старинной российской технологии – без единого гвоздя.
Интересным будет и купол храма: маковку сделают из осины. Именно лемех (коротая осиновая дощечка) для куполов со временем приобретает особую благородную патину и производит впечатление серебряного купола.
Вообще, традиция возведения обыденных храмов, то есть храмов, воздвигнутых за один день, возникла более тысячи лет назад.
По легенде, первый подобный храм был возведён в 996 году князем Владимиром. Спасаясь от печенегов, князь дал обет, возвести храм, если Господь избавит его от опасности. И обет свой выполнил.
В возведении обыденных церквей обычно принимали участие все жители города, каждому находилась работа. Эту добрую, благородную и очень славянскую традицию, мы возродили на «Русском поле». Построенный в этом году храм предполагается передать в один из нуждающихся приходов на юге России»

http://www.aif.ru/culture/art/mnogonacionalnyy_prazdnik_vladimir_chernikov_o_festivale_russkoe_pole

Как тут не вспомнить историю построения и освящения деревянного славянского храма в Антарктиде. Именно просто деревянной церкви Святой Троицы, а не обыденного храма, который предстояло построить в музее-заповеднике Царицыно.

Церковь Святой Троицы в Антарктиде и его точная копия Церковь во имя преподобного Сергия Радонежского на Валдае
(по материалам сайтов http://nnm.me/blogs/Eutamias/cerkov-svyatoy-troicy-v-antarktide/, http://valday.com/tour_polarlight и http://www.pravoslavie.ru/smi/print38211.htm)

«На высокой прибрежной скале на острове Кинг-Джордж в группе Южных Шетландских островов стоит первый и единственный русский православный храм, срубленный из сибирского кедра и лиственницы. Его построили в начале этого века. Причудливый для здешних мест древнерусский силуэт заметен уже за много километров от бухты Ардли, на берегах которой находится российская полярная станция Беллинсгаузен. Венчая обрывающуюся к морю скалу, храм, построенный по всем канонам русского деревянного зодчества, как бы стремится ввысь, увековечивая память русских первооткрывателей, а также десятков погибших и умерших вдали от родной земли полярников.
О постройке церкви в Антарктиде уже давно задумывались ветераны-полярники из Института Арктики и Антарктики, испытавшие на себе тяготы дальних экспедиций и боль утраты близких товарищей. Идея создать постоянный храм в Антарктике появилась в 1990-х годах у начальника Российской антарктической экспедиции (РАЭ) Валерия Лукина. Узнав об этой идее, Петр Задиров, в прошлом испытатель парашютных систем и глава группы компаний «Антекс-Полюс», всерьёз загорелся ею. Будучи человеком решительным и глубоко верующим, он основал благотворительный фонд «Храм в Антарктиде». Целью фонда было не только строительство церкви, но и возведение нескольких часовен на других антарктических станциях. Решение было принято. Вскоре к проекту присоединился другой предприниматель, глава группы компаний «Руян», Александр Кравцов.
Так идея, высказанная полярниками, с помощью двух человек начала обретать реальное воплощение. Строительство храма в Антарктиде благословил Патриарх Всея Руси Алексий. Организованный фондом всероссийский конкурс выиграл проект барнаульских мастеров П. И. Анисифорова, С. Г. Рыбака и А. Б. Шмидта. Главный инженер проекта Александр Шмидт сделал основные расчёты будущих конструкций деревянного храма. Для его строительства выбрали сибирский кедр и лиственницу. Именно из этих деревьев на Руси издавна рубили храмы, так как их древесина наиболее устойчива к гниению. Во влажных условиях она даже лучше сохраняется, чем стальные и железобетонные конструкции. Проект этого антарктического храма был действительно уникальный. Ему ведь предстояло выдерживать ураганные антарктические ветры с порывами до шестидесяти метров в секунду.
Храм был срублен бригадой горноалтайских плотников под руководством К.В. Хромова на Алтае в селе Кызыл-Озек в 2002 году из древесины кедра и лиственницы, выросших на берегах Телецкого озера. Зданию храма дали «отстояться» почти год, затем разобрали, предварительно пронумеровав каждое бревно, и чтобы не повредить бревна при перевозке в железнодорожных вагонах, их аккуратно уложили в грузовые фуры и за девять дней довезли до Калининграда. И уже оттуда на судне «Академик Сергей Вавилов» разобранный храм, в сопровождении инженера проекта Александра Шмидта, которому предстояло на российской антарктической научной станции «Беллинсгаузен» заново воссоздать уникальный храм, и будущего священника первой антарктической церкви иеромонаха Каллистрата (Романенко), его привезли в Антарктиду. И уже там храм Святой Троицы вновь собрала бригада из восьми человек за 60 дней. На освящение храма на станцию «Беллинсгаузен» чартерным рейсом из Пунта-Аренас прилетело два десятка гостей. Были тут и православные священники, и певчие, и специально приглашенные на торжество паломники, и спонсоры. Из США прибыл Муравьев-Апостол, потомок знаменитого декабриста – на его средства были отлиты и доставлены на место колокола для храма. Большинство из прибывших гостей на станцию «Беллинсгаузен», впервые открывали для себя Антарктиду.
16 февраля 2004 года произошло самое долгожданное событие: освящение храма во имя Святой Троицы. Божественную литургию совершил наместник Троице-Сергиевой лавры епископ Сергиево-Посадский Феогност. Из воспоминаний Петра Задирова:

«На освящение места, где должен был появиться храм, мы летели большой группой, среди нас было одиннадцать священнослужителей из Троице-Сергиевой Лавры. Перелёт долгий: из Москвы в Париж, оттуда — в Чили, потом — на Огненную Землю и наконец — в Антарктиду. Все, что необходимо было для освящения, везли с собой из Москвы: в одной сумке был крест — срубленный, освященный, а затем разобранный и зашитый в чехол, в другой — облачения для батюшек, в третьей — сборники богослужебных текстов, необходимых для чина освящения.
Но прилетев в Чили, мы обнаружили, что именно эти сумки остались в Париже. А нам ведь еще дальше лететь, и самолет специальный военный нас ждёт. Он в рейс отправляется по своим делам, а нас только попутно захватывает. Специально ради нас никто в воздух его поднимать не станет…
И ведь получается, что у нас нет как раз того, ради чего мы вообще летим! Конечно, из Парижа нам пообещали, что за сутки все доставят, но верилось с трудом. Билеты куплены, деваться некуда, перелетаем на Огненную Землю, думаем, как быть.
Позвонили наместнику Лавры, тот благословил переправить нам по факсу все тексты, которые необходимы для чина освящения. Пришлось просить администратора этого малюсенького отеля на краю земли запастись, как следует факсовой бумагой. А священники решили: «На Соловках ведь в простынях служили. Так и мы обойдёмся: утром пойдем в магазины, купим материал, пришьем кресты — и нормально». Дальше — как быть с деревянным крестом?
Связались с начальником станции. Тот говорит: «К нам как раз только что дерево завозили, есть у нас пара ребят, которые в плотническом деле вроде понимают, даже храмы в России ремонтировали. К вашему прилету крест сделаем». С утра из Москвы на Огненную Землю по факсу пришло, как мне показалось, чуть ли не все Священное Писание. И крест в Антарктиде нам срубили. Однако в то же утро, слава Богу, прилетел самолёт из Парижа с нашими сумками.
На следующий день мы вылетели уже непосредственно на антарктическую станцию. Заранее узнавали погоду: нам говорили, что две недели не было ни облачка. Три часа летим, подлетаем к станции, выпустили шасси, но никак не садимся, чувствуем, что самолет кругами ходит над станцией. Наконец выходит командир: «Видимость нулевая, сесть невозможно — летим назад». Позже начальник станции рассказывал: «Полоса тумана с океана обогнала вас буквально на три минуты…» Вернулись все на нервах. Оно и понятно: была среда, в четверг погода обещала быть такой же. А у нас на воскресенье билеты в другую сторону, через весь земной шар. В пятницу вылетели, с горем пополам приземлились. Освятили. Улететь удалось в срок».

Первым настоятелем антарктического храма стал 30-летний иеромонах Каллистрат (Романенко), насельник Троице-Сергиевой лавры, в прошлом — скитоначальник скита на острове Анзер в Соловецком архипелаге.
Изначально храм хотели назвать в честь святителя Николая. Он покровитель путешественников и мореплавателей. Но Святейший Патриарх, Алексий II, благословил воздвигнуть храм в честь Святой Троицы. Уже потом готовый и установленный на месте храм передали в дар Русской православной церкви, и теперь он является Патриаршим подворьем Троице-Сергиевой лавры. Хотя храм собран из прочных сортов древесины, нижние венцы храма – из лиственницы, а верхние из сибирского кедра, – внутри церкви натянуты стальные цепи, которые должны удерживать храм, защищая его от антарктических ураганных ветров. Церковь имеет высоту 15 метров и вмещает до 30 человек. Из воспоминаний отца Сергия (Юрина), настоятеля антарктического храма Святой Троицы в 2009 году:

«Когда храм освящали, было очень облачно, тучи стояли стеной. Но во время службы облака вдруг разошлись, и все увидели, как три солнечных луча ударили на то место, где стоял храм. Так Господь показал нам, что выбор верный».

Наиболее подробно и достоверней о строительстве храма в Антарктиде рассказано на сайте Краеведческого портала Алтайской краевой универсальной научной библиотеки им. В.Я. Шишкова (http://www.altlib.ru/631):

«В мае 2002 г. бригада алтайских строителей в селе Кызыл-Озёк на берегу Телецкого озера приступила к сооружению храма Святой Троицы. Нижние венцы храма были рублены из лиственницы, верхние венцы – из алтайского кедра. Луковицы куполов для храма, включая лемехи шатрового покрытия крыши, рублены из осиновых плах. Одновременно со срубом изготавливались иконостас, иконы, отливались колокола. Колокола для звонницы были отлиты на средства потомков Муравьёвых-Апостолов за границей. Иконы выполняли мастера Палеха, одна икона святого Николая Чудотворца была выполнена из камней-самоцветов уральскими мастерами-камнерезами. Иконостас церкви был спроектирован членом Союза художников России нашим земляком Евгением Скурихиным и изготовлен из прочного дуба на алтайском предприятии «ФОРАНТ».

Вид в период строительства. Церковь в 48 венцов была построена из кедра и лиственницы (оптимальные для Антарктиды материалы) в селе Кызыл-Озек в Республике Алтай

В собранном виде храм близ Кызыл-Озёка простоял больше года. Затем каждое брёвнышко храма пронумеровали, разобрали и погрузили вместе с цементом, оснасткой для литья фундамента, инструментом, вспомогательными приспособлениями для укрепления храма на пять автомобильных фур, и отправили в порт Калининграда. По прибытии контейнеры перегрузили на научно-исследовательское судно «Академик Сергей Вавилов», и 1 октября 2003 г. храм отплыл к берегам Антарктиды.
На подходе к станции выяснилось, что на рейде стоят два чилийских военных корабля. Подойти близко к берегу не было возможности. На барже, на которой должны были перевезти на станцию 75 тонн груза, сломался кран. Пришлось всё делать вручную. Выгрузка шла 36 часов безостановочно. Выгружали все: и команда, и полярники. Руководит разгрузкой барнаульский конструктор Александр Шмидт.
Группу исполнителей-сборщиков возглавил архитектор из Республики Алтай Кирилл Хромов. В его бригаде пять человек, каждый из которых владеет тремя-четырьмя специальностями. Это строитель Евгений Рубцов, рубщики Владимир Корчуганов и Валерий Унучаков, художник-дизайнер Евгений Скурихин и архитектор Василий Отришко из Усть-Коксы (Республика Алтай).
После осмотра площадки строители пришли к выводу, что она непригодна для строительства: не хватало места для развёртывания стройки и, кроме того, впоследствии не было бы возможности осуществлять крестный ход вокруг храма. Было решено перенести площадку под строительство на несколько метров вглубь острова.
Траншею под опалубку пришлось копать вручную, так как в тракторе, прибывшем на корабле для выполнения тяжёлых работ в строительстве, из-за низкой температуры разорвало радиатор. По углам фундамента и под будущий алтарь были заложены камни, специально привезённые с алтайской земли. В фундамент были забетонированы железные конструкции, устройство для стяжки часовни.
Пока стояли белые ночи, строители трудились по 12-13 часов в сутки. Работали в очень суровых условиях. Скорость ветра иногда достигала 60 метров в секунду. При укладке брёвен приходилось телом и руками удерживать прокладочный мох, но его всё равно выдувало. Строители впервые столкнулись с таким явлением, как горизонтальный дождь. При сильном ветре вода проникала в каждый паз, на стенах изнутри здания надуваясь пузырями. Пришлось применить современные строительные материалы, такие как макрофлекс и силикон.
За время стояния в Горном Алтае сруб дал большую усадку, для сборки куполов тут же на месте были вырезаны и установлены новые лемехи из осины. Когда часовню собрали, под куполами из толстого железа были сделаны хомуты, к которым прикрепили цепи. С помощью пружин их соединили с металлической конструкцией, залитой в фундамент (это устройство как бы привязывает храм к земле). В течение года отцу Каллистрату помимо службы следовало подкручивать пружины, для того чтобы уберечь храм от сильных ветров.

16 февраля 2004 г. состоялось торжественное освящение храма Святой Троицы. Божественную литургию совершил наместник Троице-Сергиевой лавры епископ Сергиево-Посадский Феогност.
В бухте во время совершения крестного хода с грохотом раскололся надвое огромный столовый айсберг. Присутствующие на богослужении посчитали это хорошим знаком.
По своему архитектурному облику храм напоминает крепость, устремлённую ввысь. На одной из стен храма есть памятная доска, на которой вырезаны имена архитекторов и строителей храма. Церковь имеет высоту 15 метров. Размеры полярной церкви позволяют проводить службу одновременно для 30 человек. Зимует на станции обычно 8 полярников, включая священника. Храм является действующим, в нём регулярно ведутся службы. В храме Святой Троицы за время его существования дважды совершался обряд венчания.
Деревянную церковь на 30 прихожан – первую за почти 200-летнюю историю научного освоения шестого континента – установили на деньги спонсоров, а затем передали в дар Русской православной церкви. В настоящее время храм является Патриаршим подворьем Троице-Сергиевой лавры. В 2011 г. проект «Храм в Антарктиде» получил высокую награду на Международном фестивале «Сибирская пирамида». Его авторы барнаульские архитекторы Пётр Анисифоров и Светлана Рыбак получили главный приз творческого соревнования лауреатов региональных конкурсов в области архитектуры и дизайна – золотой «Сибирский Оскар», признаны лучшими на V Международном фестивале архитектуры и дизайна «Сибирская пирамида-2011».
Священники (лаврские иеромонахи) в церкви менялись каждый год, примерно по такому же графику, как и работники антарктических научных станций. В число обязанностей священника входит духовное окормление персонала российской и других близлежащих станций и поминовение 64 российских полярников, погибших в ходе изучения Антарктиды».

Несколько слов о климате станции «Беллинсгаузен». «Посмотрев на климатические данные станции «Беллинсгаузен», трудно поверить, что речь идёт об Антарктиде. Даже сами полярники называют базу не иначе, как «курорт», что вполне понятно: по сравнению с внутриконтинентальным максимумом в -20 °C, то местный можно назвать смехотворным — всего -7°C. Температура самого холодного месяца (август) всего −6,8°С, а самого тёплого (февраль) — +1,1 °C. Это своего рода оазис, правда, с поправкой на ледяную, а не песчаную пустыню. Картину «курорта» дополняет тот факт, что антарктическим летом почва вокруг станции почти полностью освобождается ото льда и снега, и там зацветают мхи и лишайники» (http://tonkosti.ru/Станция_«Беллинсгаузен).

Осенью 2004 года по инициативе упомянутого выше Петра Ивановича Задирова, на территории базы отдыха «Северное сияние», где он работал директором, начали возводить точную копию антарктического православного храма Святой Троицы — церковь во имя преподобного Сергия Радонежского.
Третьего июня 2007 года состоялось торжественное богослужение и обряд освящения храма во имя преподобного Сергия Радонежского, Высокопреосвященнейшим Львом архиепископом Новгородским и Старорусским. Рассказывает Пётр Задиров:

«В конце девяностых мы активно работали с иностранцами, и когда они приезжали в Россию, мне очень хотелось принимать их не в крупных городах, а в глубинке — там, где душа страны. Стали искать подходящее место. И особенно в душу мне запал Валдай. Там в это время одно разорившееся оборонное предприятие как раз продавало пансионат. Мы его приобрели и возили туда иностранцев. Но к тому времени я уже был человеком воцерковленным. А когда осознанно становишься на духовную площадку, стараешься всю жизнь подстроить под веру. Так передо мной встал вопрос: с одной стороны, у меня два построенных православных храма, а с другой — пансионат, где люди отдыхают, с дискотеками, банями и прочим. Как-то одно с другим не сочетается. И, стало ясно: наше местечко на Валдае надо «воцерковлять». Пришла идея создать лицей, наподобие того, что когда-то был в Царском Селе. Чтобы школьники там жили и учились, а потом напрямую поступали бы в вуз, к которому этот лицей будет приписан…
У нас было желание построить систему, где все этапы образования будут связаны — наподобие военного образования. Только мне ещё очень хотелось, чтобы в этом была и духовная составляющая. Снова написали письмо Святейшему Патриарху Алексию II, он благословил. Так у нас получилось как бы две базы: гражданская — академия при президенте и духовная — Русская Православная Церковь.
Начав строительство лицея, мы однажды пригласили Патриарха посетить наш пансионат. Святейший спросил: «А храм у вас там есть?» На тот момент не было. Мы ответили: «Будет, если благословите». Так и начали строить. Причем решили, что храм должен быть копией того, что стоит в Антарктиде. Ведь до Южного полюса мало кто доберется, а нам хотелось этой деревянной красой со всеми поделиться. Так на Валдае появился храм во имя преподобного Сергия Радонежского.
К сожалению, сейчас проект создания лицея остановился в силу разных причин — кадровых, административных. Но мы рассчитываем его реанимировать, потому что речь идет не об обычной валдайской школе, а, как я полагаю, о настоящем педагогическом эксперименте…».

Как и Троицкая церковь на арктической станции «Беллинсгаузен», валдайский храм также был выстроен из сибирского кедра. Кедровые бревна, известные своими прочностью и морозоустойчивостью, были доставлены под Валдай с Алтая. Высота бревенчатой церкви Сергия Радонежского составила около 15 метров. Размеры храма позволят проводить в ней службы с участием примерно 30 прихожан.

В соответствии с утверждённой программой IV межрегионального фестиваля славянского искусства «Русское поле», который проводился при поддержке Правительства Москвы, на одной из его праздничных площадок в музее-заповеднике «Царицыно», планировалось возведение обыденного деревянного храма, который должен был стать, смысловым центром всего фестиваля, представляя собой духовный стержень русской культуры. В строительстве храма отмечалось в программе фестиваля, что примут участие православные добровольцы города Москвы и что за основу его взят проект храма в Антарктиде – церкви Святой Троицы, освящённый более десятка лет назад в самом суровом крае
Обыденный храм на «Русском поле», как особо подчёркивалось в программе фестиваля, что, как и антарктический аналог, возведут из архангельского леса и что благодаря строительному материалу из северных широт, сруб храма будет очень прочным и простоит не одну сотню лет. А так же, как и при возведении храма на прошлогоднем фестивале, при возведении обыденного храма, строители должны были использовать деревянные нагели, т.е. построить храм «постаринке» – без гвоздей.
По завершении мероприятия храм планировалось передать в дар одному из нуждающихся православных приходов и освятить его во имя святого равноапостольного князя Владимира.

Программа работы со СМИ на площадке фестиваля «Русское поле» во время постройки Обыденного храма

25.07.2015, 06:00 Молитва и начала строительства Обыденного храма, спикер Андрей Журавлёв, генеральный директор компании «Солга», (на согласовании), Виктор Константинов, координатор добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело».

25.07.2015, 10:00 Ход работ по возведению храма на площадке фестиваля, спикер Архимадрит Тихон Шевкунов, наместник Сретенского ставропигиального мужского монастыря, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, отец Георгий – помощник, Виктор Константинов координатор добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело».

Дежурит: Рыженкова Марина (11:00 – 15:00), от ДНПМС и Т (от Департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы): Романова Елена, Яковлев Владимир (с 10:00)

25.07.2015, 11:00 Ход работ по возведению храма на площадке фестиваля. Спикер Владимир Черников, руководитель Департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы, Яковлев Владимир, Отец Алексей Яковлев, руководитель добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело».

25.07.2015, 12:00 Ход работ по возведению храма на площадке фестиваля. Спикер Михаил Кусков, заместитель руководителя административного секретариата Московской Патриархии, руководитель отдела по делам молодёжи Московской городской епархии, пресс секретарь Темнова Мария, представители православных волонтёров: Елена Александровна Аксёнова, руководитель движения «Русское Единство», помощница Татьяна.

Дежурит: Коровина Мария (14:00 – 17:00)

25.07.2015, 16:00 Ход работ по возведению храма на площадке фестиваля. Спикер Виктор Константинов координатор добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело», Захар Прилепин, писатель и общественный деятель, Анатолий, директор.

25.07.2015, 16:00- 0:00 Ночные съёмки по запросу редакций хода работ по возведению храма

26.07.2015, 06:00 Молитва и продолжение работ по строительству обыденного храма. Спикер Андрей Журавлёв, генеральный директор компании «Солга», Виктор Константинов координатор добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело»

Дежурит: Коровина Мария (с 10:00), от ДНПМС и Т (от Департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы): Романова Елена, (с10:00)

26.07.2015, 10:00 Ход работ по возведению храма на площадке фестиваля. Спикер Отец Алексей Яковлев, руководитель добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело», Сергей Крикалёв, российский космонавт.

Дежурит: Ломов Сергей, Рыженкова Мария, Цейслер Александра (с 10:30), от ДНПМС и Т (от Департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы):Черней Мария, Попова Татьяна с 11:00

26.07.2015, 14:00 Подготовка купола к монтажу. Спикеры: Виктор Константинов, координатор добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело»; Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, помощник Сергей Репринцев; Михаил Куксов, заместитель административного секретариата Московской Патриархии, руководитель отдела по делам молодёжи Московской городской епархии, пресс секретарь Темнова Мария; Анна Громова, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительное общество», пресс секретарь Людмила.

26.07.2015, 15:15 Подготовка к молебну у храма. Спикер Архимандрит Тихон (Шевкунов), помощник отец Георгий.

26.07.2015, 15:40 – 15:40 Молебен у Обыденного храма.

26.07.2015, 15:40 – 16:30 Обход площадок фестиваля. Сопровождение почётных гостей, пресс-подход. Спикер Владимир Романович Легойда, председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата, Мария Коровина.

О предстоящем строительстве Обыденного храма в музее-заповеднике «Царицыно» рассказывали задолго до начала фестиваля «Русское поле», немало было сказано и о начале строительства, и совсем ничего о завершении возведения этого храма, до которого было ещё далеко даже во время его окропления святой водой Патриархом Кириллом:

1. Душевный русский выходной: построить Храм!

По традиции, духовным центром фестиваля «Русское поле» станет обыденный храм (построенный за один день), в возведении которого примут участие православные добровольцы города Москвы.
Как сообщили в организационном комитете фестиваля, за основу взят проект храма в Антарктиде – Церкви Святой Троицы, освященной более десятка лет назад. Обыденный храм на «Русском поле», как и его аналог, возведут из архангельского леса.
Благодаря строительному материалу из северных широт, сруб будет очень прочным: мачтовые ель и сосна, выросшие в Архангельской области в условиях короткого лета, и длительной зимы, сохраняют свои качества веками. Как и в прошлом году, при возведении храма строители используют деревянные нагели, т.е. храм построят «по старинке» – без гвоздей.
«Возведение обыденного храма в рамках фестиваля «Русское поле» стало замечательной традицией, – отметил председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата Владимир Легойда.
– Что такое русское поле? Что делает тот или иной ландшафт поистине русским, и бескрайнюю южную степь, и ополья средней полосы, и суровые, но удивительно красивые просторы тундры? Это его символическое наполнение: и абрис древнего монастыря, и силуэт небольшого деревянного храма на горизонте. Крест как маяк на бескрайних просторах нашего Отечества даёт ориентир для движения широкой русской души. И потому очень символично, что фестиваль вновь, как и в прошлом году, приурочен к памятной церковной дате – в этот раз к 1000-летию со дня преставления святого равноапостольного князя Владимира».
Стоит отметить, что именно от святого князя Владимира ведется традиция русского храмового зодчества, в том числе и строительства обыденных храмов. Считается, что первый обыденный храм был построен в честь чудесного спасения князя и его дружины от печенегов: «об един день» воздвиглась Десятинная церковь.
В 2014 году на «Русском поле» был возведен другой храм – точная копия Андреевской церкви, построенной на Соловках по указанию Петра I в 1703 году. Сейчас уникальный храм равноапостольной княгини Ольги с «Русского поля–2014» принимает прихожан в районе Солнцево (ул. Родниковая, 12-14). В этом году построенный храм будет передан одному из нуждающихся приходов на Юге России (Департамент национальной политики, межрегиональных связей и туризма города Москвы, 12:40, 1 июля 2015 года http://welcome.mos.ru/news_moscow/detail/1974928.html)

2. Добровольцы начали строить храм на фестивале «Русское поле».

Православные добровольцы Москвы в рамках IV Межрегионального фестиваля «Русское поле» приступили к возведению обыденного храма в честь князя Владимира. Традиция строительства обыденных храмов «без единого гвоздя» уходит глубоко в историю России.
«Наши предки были очень верующими, воцерковленными людьми. Для них непосещение воскресных и праздничных служб без уважительных причин приравнивалось к самым плохим проступкам. Для русского человека еженедельное посещение Литургии было такой же необходимостью в его жизни, как еда, вода и воздух. Поэтому первым, что делали люди, селившись в новом месте, они возводили обыденный храм всем миром», — прокомментировал возведение обыденного храма в Царицыно координатор движения «Сорок Сороков» Андрей Кормухин.
Традиция русского храмового зодчества, в том числе и строительства обыденных храмов, ведется от князя Владимира, подчеркнул председатель Синодального информационного отдела Московской патриархии Владимир Легойда. В честь чудесного спасения крестителя Руси и его дружины от печенегов «об един день» была построена в Киеве Десятинная церковь. В 2014 году на «Русском поле» был возведен другой храм — точная копия Андреевской церкви, построенной на Соловках по указанию Петра I в 1703 году. Сейчас этот храм, освященный в честь равноапостольной княгини Ольги, принимает прихожан в московском районе Солнцево.

После завершения строительства обыденный храм освятит патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Впоследствии он будет передан в Крым, в один из православных приходов Севастополя. По словам организаторов, передача храма в «колыбель крещения Руси» станет глубоко символичным актом.
Впервые фестиваль «Русское поле» состоялся в Москве в 2012 году. Местом его проведения стали открытые площадки музея-заповедника «Коломенское». Целями его проведения были названы популяризация российской культуры, истории и семейных ценностей, сохранение и развитие традиций, их объединение с современными национальными традициями для укрепления взаимосвязи и взаимопонимания поколений. В 2014 году фестиваль был посвящен 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. В музее-заповеднике Царицыно праздник проводится впервые (http://ria.ru/religion/20150726/1147814451.html).

Из приведённого выше перечня работ на 25-26 июля 2015 года, связанных со строительством и Обыденного храма, приведены фамилии ответственных за строительства храма лиц, так называемых спикеров.
Среди них были лица высоких духовных званий: Архимадрит Тихон (Шевкунов), наместник Сретенского ставропигиального мужского монастыря, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре и его помощник Отец Георгий; Отец Алексей Яковлев, руководитель добровольческой организации по возрождению деревянных храмов Севера «Общее дело»; Михаил Кусков, заместитель руководителя административного секретариата Московской Патриархии, руководитель отдела по делам молодёжи Московской городской епархии; Протоиерей Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества; Владимир Романович Легойда, председатель Синодального информационного отдела Московского Патриархата.
Стоит только удивляться или развести руками по поводу их компетентности в порученном им деле, следить за строительством Обыденного храма. Большинству участникам и тем более гостям IV фестиваля славянского искусства «Русское поле» о тонкостях строительства обыденных храмов, ничего не было известно. Им только было доведено до сведения, что этот храм должен быть построен за один день (или сутки), без единого гвоздя, и быть похожим на православный храм, построенный в Антарктиде. При этом нигде не указывалось, что храм, возводимый в музее-заповеднике «Царицыно», точная копия антарктического храма, а только то, что его проект взят за основу, для проектирования и предстоящего строительства.
Автор этого очерка тоже особо не вдавался в тонкости строительства этого Обыденного храма и даже не придал значения тому, что он освещался Патриархом Кириллом в недостроенном виде, с крышей над алтарным приделом, подвешенной на тросе строительного храма. К тому же строительство его и после освещения, прекращено не было. Так что была надежда, что к концу фестиваля Обыденный храм всё-таки достроят. Автор очерка покинул площадку фестиваля, не дожидаясь подведения его итогов в шестом часу вечера. Возвращался домой он в обход фестивальных площадок, обойдя их вокруг за постройками ресторана, по краю оврага перед Хлебным корпусом, Большого Царицынского дворца. Когда он посмотрел в сторону площадки строительства Обыденного храма, то увидел перед ней с десяток, выстроившихся в линию экскурсионных электробусов. Они уже были почти заполнены «почётными гостями фестиваля «Русское поле» из состава приехавших на праздник «1000-летия крещения Руси» зарубежными Представителями Поместных Православных церквей. Поезд из электробусов с почётными гостями, тронулся раньше, чем автор этого очерка дошёл до каменного моста через овраг и проехал по нему. Смешно было смотреть, как не успевшие в электробусы «почётные гости» в сопровождении волонтёров с табличками чуть ли не бежали за ним следом. Не успел «поезд с почётными гостями» скрыться за Хлебным корпусом, как раздался колокольный звон со звонницы храма Иконы Божией Матери «Живоносный Источник», расположенной напротив Большого Царицынского дворца. Поехали наверно совершить молебен теперь уже в храме, – подумал автор этого очерка, ещё не зная, куда торопились «почётные гости» на самом деле.

В понедельник 27 июля 2015 года автор этого очерка (Константин Коханов), снова пошёл в царицынский парк, чтобы посмотреть на уже построенный обыденный храм, но к его удивлению, храм так и остался недостроенным. Машинного крана рядом не было, дверь в храм была подпёрта в закрытом состоянии доской так, что казалось, как будто она прибита ниже дверной ручки гнутым гвоздём. Кровля алтарного придела, также не было установлена, и лежала впереди него на земле. Сделав несколько фотоснимков, автор очерка вернулся домой, решив следующим вечером сходить посмотреть, на возобновлении работ по завершению строительства Обыденного храма.

Ночью прошёл дождь, и во вторник, когда автор очерка снова шёл к храму, он снова делал попытку возобновиться и словно раздумывая, метил асфальт своими крупными каплями. Никаких работ по окончанию строительства храма не было заметно. Подошедшие к храму несколько женщин, отодвинули доску, подпиравшую его дверь, которая оказывается, не была прибита и предварительно перекрестившись, вошли внутрь Обыденного храма.

Автор очерка последовал за ними следом и сделал несколько фотоснимков внутренних помещений храма и будущей звонницы под куполом церкви.

Затем автор очерка обошёл вокруг храма и около обрезков строительного материала, поднял с земли сильно подмоченную дождём пачку бумаг, как оказалось с программой организации и проведения фестиваля «Русское поле». Вылив из валявшего рядом с бумагами файла, попавшую в него воду, автор очерка стряхнул с поднятых им бумаг капли воды, и сунул их в него, чтобы дома после их сушки, детально ознакомиться с их содержанием. Как не торопился автор этого очерка до дождя вернуться домой, дождь всё-таки настиг его, правда, недалеко от подъезда дома.

Просушенные листы бумаг, поднятых около Обыденного храма, представляли собой описания разных разделов и частей проведения или подготовки фестиваля «Русское поле»:

1. Иллюстрированный буклет на 10 листах о самом фестивале «Русское поле»;
2. Гала-часть на 2-х листах;
3. Программа фестиваля «Русское поле» на 5-ти листах;
4. Программа работы со СМИ на площадках фестиваля на 11 листах;
5. Программа пребывания почётных гостей фестиваля «Русское поле» на 2-х листах;
6. Проект обыденного храма, архитектора М.Тихонова из фирмы «Солга» на 8-ми листах;
7. Заявка на съёмку фестиваля «Русское поле» от «Москвы-24» на 1-ом листе.

Больше всего автора очерка удивил проект Обыденного храма, который должен был возведён во время фестиваля «Русское поле». Что он видел в Царицыно, далеко не соответствовало тому, что должно было быть построено. В отличие от антарктического храма с тремя куполами, храм в Царицыно должен был построен с двумя куполами, а построили его с одним куполом, не говоря уже об окнах, которых, вообще, не было в алтарном приделе.

Поэтому автор очерка, захватив с собой проект храма, на следующий день, снова пошёл в Царицынский парк, чтобы убедиться, действительно ли его строили по проекту фирмы «Солга» или это была творческая импровизация привлечённых к строительству храма православных волонтёров.
И что же он там увидел нового и интересного для себя? Недалеко от храма росла большая одинокая липа с ветвями, опущенными почти до самой земли. Недалеко от липы лежала часть строительного материала, доски и обрезки брёвен, на которые он во время прежнего знакомства с будущим крымским памятником деревянного зодчества, просто не обратил внимания. Подняв ветви липы, Константин Коханов обнаружил под деревом обёрнутые в полиэтиленовую плёнку малый купол и его крест, прислонённый к стволу дерева.

Поэтому у автора очерка не осталось сомнений, что храм был построен по проекту фирмы «Солга», а то, что не хватало двух окон, то их могли и прорезать потом, если бы в этом возникла необходимость.
Вернувшись, домой, автор очерка, заглянул в Интернете на сайт фирмы «Солга» (http://www.domvel.ru/wooden_church/), где был опубликованы «КАТАЛОГ ПРОЕКТОВ ХРАМОВ ИЗ БРЕВНА и ПРОЕКТЫ ДЕРЕВЯННЫХ ЦЕРКВЕЙ И ЧАСОВЕН ИЗ СРУБА». В каталоге было представлено целых 16 типовых проектов деревянных церквей (от РХ-1 до РХ16).
Проект царицынского храма там имел номер РХ-12. Подробнее о нём можно было узнать на странице сайта «Солга» http://www.domvel.ru/wooden_church/12.html.
Практически были те же чертежи, как и его внешний вид, что и в бумагах, найденных автором очерка рядом с построенным храмом, но только в цветном изображении. Там даже был ответ на его недоумённый вопрос, почему его внешний вид в царицынском парке, не вполне соответствует хотя бы проекту, не говоря уже о том, что он мало похож на храм, построенный в Антарктиде:

«ПРОЕКТ ДЕРЕВЯННОЙ ЦЕРКВИ РХ- 12. ПРАВОСЛАВНЫЕ ХРАМЫ НА ЗАКАЗ В МОСКВЕ И СПБ У СТРОИТЕЛЬНОЙ КОМПАНИИ «СОЛГА».

Компания «СОЛГА» – проектирование деревянных церквей и часовен, их строительство «под ключ» из бревна северного леса.
В данный проект бревенчатой церкви можно внести конструктивные изменения и дополнения.
Мы строим бревенчатые храмы только из отборного, калиброванного леса хвойных пород произрастающего на территории Архангельской области.
Готовы предложить строительство бревенчатых церквей и часовен, как по типовому проекту, так и по индивидуальному. Спроектируем храм по эскизам, наброскам, рисункам, фотографиям, учтём все Ваши пожелания.

Теперь автору очерка стало ясно, что фирма «Солга» учла пожелания устроителей IV межрегионального фестиваля славянского искусства «Русское поле», посчитавших установку второго купала архитектурным излишеством и поэтому внесла коррективы в проект и тем самым упростила строительство храма.

Пожалуй, само строительство Обыденного храма, было мало похоже на его настоящее возведение и больше напоминало театрализованное представление, наравне с другими конкурсами фестиваля «Русское поле», также ограниченное во времени, как и выступление солистов на Главной сцене или на площадке «Казачьи рубежи России», с участием мастер-джигитов мирового уровня.
Подтверждением тому была «Программа пребывания на фестивале «Русское поле» почётных гостей»:

ПРОГРАММА ПРЕБЫВАНИЯ ПОЧЁТНЫХ ГОСТЕЙ
IV МЕЖРЕГИОНАЛЫЮГО ФЕСТИВАЛЯ СЛАВЯНСКОГО
ИСКУССТВА «РУССКОЕ ПОЛЕ»

Проект
26 июля 2015 г.
ГМЗ «Царицыно»

15:15-15:25 Прибытие почётных гостей на площадку фестиваля
«Русское поле» (ГМЗ «Царицыно, КПП № 11»).
Прибытие первых лиц к площадке «Обыденный храм»
(ГМЗ «Царицыно» КПП № 9).

Встречают:

• художественный руководителъ фестиваля
«Русское поле», главный военный дирижер,
народный артист России, генерал-лейтенант В.М.
Халилов.
• Заместителъ руководителя Департамента
национальной политики, межрегионального
сотрудничества и туризма города Москвы
К.Л. Блаженов.
• Заместителъ руководителя Департамента
национальной политики, межрегионального
сотрудничества и туризма города Москвы
И.Е. Петров.

15:25 -15:30 Переход к площадке строительства Обыденного
храма

15:30-15:40 Торжественный молебен у Обыденного Храма.
15:40-15:45 Переход от Обыденного храма к трибуне площадки
«Казачьи рубежи России».

15:45 -16:00 Программа «Поле воинской славы» с участием
мастер-джигитов мирового уровня: КСК «Боевые
искусства кавалерии» (г. Москва); Федерация конного
спорта России, КСК «Созидатель»; КТГ «Багмут»
(Ленинградская область).

16:00 -16:25 Прогулка почетных гостей по площадке мероприятия.
Посещение тематических площадок: «Средневековая
Русь», «Русские ремесла», «Аллея регионов».

16:25 -16:30 Переход Почетных гостсй от Главной сцены на
зрительскую трибуну.

16:40 -16:50 Церемония торжественного открытия фестиваля
«Русское поле».

• Приветственное слово Святейшего Патриарха
Московского и Всея Руси Кирилла.
• Приветственное слово Мэра Москвы
С. С. Собянина.

16:50 -16:55 Переход Почетных гостей от Главной сцены на
зрительскую трибуну.

16:55 – 17:30 Выступления творческих коллективов – почетных
гостей фестиваля.

17:30 – 17:45 Переход почетных гостей к Большому двору ГМЗ
«Царицыно».

17:45 -19:00 Официальный прием Мэра Москвы.

Как нам теперь не трудно догадаться, смысловой центр фестиваля «Русское поле», которым была площадка строительства Обыденного храма, был только до прибытия на неё Первых лиц и Почётных гостей, приехавших в Россию по случаю 1000-летия преставления святого равноапостольного великого князя Владимира.
Всё мероприятие от прибытия почётных гостей и первых лиц к площадке Обыденного храма, включая молебен и окропления храма святой водой Патриархом Кириллом, уложилось, как мы видим, всего в 10 минут. Даже на площадке «Казачьи рубежи России» Первые лица и Почётные гости были зрителями в течение 15 минут. 25 минут заняла прогулка Первых лиц и Почётных гостей по площадкам фестиваля. Торжественная церемония открытия фестиваля «Русское поле» тоже особенно не затянулась. Выступление Патриарха Кирилла и Мэра Москвы С.С. Собянина длилось только 10 минут. Затем 35 минут Первые лица и Почётные гости, перейдя на зрительскую трибуну, смотрели выступления на Главной сцене выступление творческих коллективов, также почётных гостей фестиваля «Русское поле» и затем, сев в экскурсионные электробусы, отправились на официальный приём Мера Москвы, который по протоколу или программе пребывания Почётных гостей должен был продолжаться 1 час 15 минут. Сколько он длился на самом деле и кто кроме духовенства на нём присутствовал, в официальной и в жёлтой прессе почему-то не сообщалось.

В то же время пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси прием у Мэра Москвы не обошла своим вниманием и опубликовала на своём сайте достаточно подробный «отчёт» (http://www.patriarchia.ru/db/text/4174842.html):

Вечером 26 июля 2015 года, по окончании концертной программы фестиваля «Русское поле», Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил прием от имени мэра Москвы, состоявшийся в Екатерининском зале Большого дворца в Царицыно.
Собравшихся в Екатерининском зале приветствовал мэр Москвы С.С. Собянин.

На приёме присутствовали представители Поместных Православных Церквей:

• от Константинопольского Патриархата — митрополит Милетский Апостол;
• от Александрийского Патриархата — митрополит Мемфисский Никодим, архимандрит Михаил (Заки);
• от Антиохийского Патриархата — представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси митрополит Филиппопольский Нифон, настоятель Ильинского Патриаршего монастыря в Швайе епископ Забаданский Константин, архимандрит Иаков (Хури), настоятель прихода святой Елены в Антиохийской православной архиепископии Франции протоиерей Павел Мурад;
• от Иерусалимского Патриархата — экзарх Всесвятого Гроба на Кипре митрополит Вострский Тимофей, представитель Патриарха Иерусалимского при Патриархе Московском и всея Руси архимандрит Стефан (Диспиракис), сотрудник Иерусалимской Патриархии Андреас Тамасиос;
• от Грузинского Патриархата — епископ Никорцминдский Вахтанг, игумен Мириан (Шенгелия);
• от Сербского Патриархата — представитель Патриарха Сербского при Патриархе Московском и всея Руси епископ Моравичский Антоний;
• от Болгарского Патриархата — митрополит Видинский Дометиан, представитель Патриарха Болгарского при Патриархе Московском и всея Руси архимандрит Феоктист (Димитров), протосингел Видинской митрополии архимандрит Анфим (Маноилов), сотрудница Видинской митрополии Ю.В. Таран;
• от Кипрской Православной Церкви — викарий Пафосской митрополии епископ Арсинойский Нектарий, архимандрит Стилиан (Стилиану), сотрудник Кипрской Архиепископии Михаил Спиру;
• от Элладской Православной Церкви — митрополит Калавритский Амвросий, секретарь Синода архимандрит Иероним (Николопулос), протосингел Эгиалийской митрополии архимандрит Иоаким (Венианакис), секретарь комиссии Синода по церковному образованию и повышению квалификации приходского духовенства архимандрит Иероним (Кармас);
• от Албанской Православной Церкви — епископ Амантийский Нафанаил, священник Григорий Пелуши;
• от Польской Православной Церкви — ординарий Войска Польского епископ Семятычский Георгий, благочинный сухопутных войск Польши протоиерей Михаил Дудич, священник Лука Годун, Ю.А. Калужский;
• от Православной Церкви Чешских земель и Словакии — архиепископ Михаловско-Кошицкий Георгий, представитель Православной Церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси архимандрит Серафим (Шемятовский), секретарь Священного Синода протоиерей Милан Герка, помощник представителя Православной Церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси иеродиакон Александр (Галушка);
• от Православной Церкви в Америке — архиепископ Оттавский и Канадский Ириней, представитель Православной Церкви в Америке при Патриархе Московском и всея Руси архимандрит Александр (Пихач), секретарь Канадской архиепископии протоиерей Назарий Полатайко, диакон Николай Светловский.
Также приняли участие представители Японской Автономной Православной Церкви — архиепископ Сендайский Серафим и клирик подворья Русской Православной Церкви в Токио протоиерей Иоанн Нагая.

От лица членов делегаций Поместных Православных Церквей, прибывших в российскую столицу для участия в торжествах по случаю 1000-летия преставления святого равноапостольного великого князя Владимира, выступил представитель Патриарха Антиохийского и всего Востока при Патриархе Московском и всея Руси митрополит Филиппопольский Нифон:

«Сегодня Москва стала местом, объединяющим православный мир в духе братства и мира, местом, в котором гостеприимство русского народа объединяет нас в любви, местом, где мы можем свидетельствовать о нашем единстве перед лицом вызовов времени», — сказал митрополит Нифон.

Обращаясь к мэру Москвы С.С. Собянину, представитель Патриарха Антиохийского отметил вклад столичного градоначальника в дело строительства новых храмов и сохранения духовного и культурного наследия:

«Когда я впервые приехал в Москву, здесь было 46 храмов, а теперь их около 1000. Помощь, которую Вы оказываете Церкви, поддерживая проекты патриотического воспитания, социального служения и просвещения, безусловно, имеет важное значение, ибо формирует христианскую систему ценностей в обществе», — подчеркнул представитель Антиохийского Патриарха. Он добавил, что для представителей всех Поместных Православных Церквей Москва — «один из столпов христианской цивилизации; и это стало возможным благодаря тому, что святой равноапостольный князь Владимир имел мужество весь свой народ посвятить Богу».

Предстоятель Русской Православной Церкви поблагодарил мэра столицы за труды по благоустройству и благоукрашению города. «Хотел бы пожелать Вам помощи Божией в Ваших трудах на посту мэра и выразить надежду на то, что взаимодействие московских властей и Церкви будет развиваться во благо столицы и всего нашего Отечества», — добавил Святейший Патриарх Кирилл, обращаясь к московскому градоначальнику.

Святейший Владыка также обратился со словами благодарности к представителям Поместных Православных Церквей, прибывшим для участия в юбилейных торжествах:

«Сердечно благодарю за то, что вы вместе с нами. Пусть эти празднования дадут вам возможность прикоснуться к нашей духовной и культурной жизни, почувствовать биение пульса нашего народа, почувствовать, что здесь сегодня укрепляется Православие».

По словам Его Святейшества, это укрепление полезно для всех Поместных Православных Церквей, потому что они составляют единую неделимую Православную Церковь:

«Поместные Церкви не означают отделенные друг от друга. Они имеют общую сопричастность Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви», — подчеркнул Святейший Патриарх Кирилл».

В пятницу 31 августа 2015 года недостроенный Обыденный храм начали разбирать. Когда автор очерка в тот же день, в 6 часов вечера, узнал об этом, то решил запечатлеть при помощи фотоаппарата это историческое событие. Разборкой храма занимались четыре человека – двое снимали брёвна наверху сруба и двое с помощью машинного телескопического крана, укладывали эти брёвна в кузов автомобильного прицепа. Стропальщик внизу, высокий парень, поинтересовался, зачем производится съёмка, а Константин Коханов, вместо ответа, спросил, – не из фирмы ли «Солга», работающие на разборке храма люди. Как оказалось, из фирмы «Солга» были только двое строителей производящих разборку сруба, но поговорить с Константином Кохановым у них желания не возникло. Да и он тоже не особо этого не хотел. Главное, что никто больше не мешал и не препятствовал фотосъёмке. Купол был уже снят и положен на козлы, на которых его видимо и привезли на строительную площадку. Креста с купола рядом не было, но не трудно было догадаться, куда его отнесли. Разумеется, его отнесли под липу рядом с разбираемым храмом, где все праздничные торжества пролежал малый купол и предназначенный для него крест, скрытые от публики, опущенными до земли ветвями этого дерева. Там же теперь, прислонённым к стволу дерева, находился и крест с большого купола.

Самое интересное было в том, что снятый с храма шатёр и подшатровый барабан-звонница, на земле, представляли собой груду строительного мусора, без каких либо намёков на разборку и маркировку их элементов. Конструкции этих архитектурных элементов «обыденного храма», якобы собранные без единого гвоздя на самом деле были скреплены гвоздями и саморезами, причёт отдельные бруски и доски для придания жёсткости были соединены при помощи металлических пластин и уголков.

Во время разглядывания «творчества» православных волонтёров к Константину Коханову, снова подошёл тот же высокого роста строитель, у которого он спросил, даже не перекрестившись, – просто интересно, что и этот строительный мусор, также повезут в Севастополь? Оказывается этот «мусор», как и снятую и неустановленную кровлю, везти туда не собираются, а отвезут только сруб, купола и кресты. Всё остальное доукомплектуют в Севастополе. Из какого материала, – Константин Коханов, – чтобы не смущать своим вопросом строителя, – не стал уточнять, хотя ему и было интересно – из чего доукомплектуют отсутствующие детали храма, опять же из сырого архангельского леса или высохшими досками с брусьями неизвестного происхождения, из ближайшего там склада строительных материалов?
Сделав ещё с десяток фотоснимков, Константин Коханов пошёл домой, уже окончательно потеряв интерес к тому, что на фестивале «Русское поле» должно было быть смысловым центром всего праздника «славянской культуры и искусства».

Дома Константин Коханов решил описать свои впечатления о фестивале «Русское поле 2015 года» и главное напомнить православным волонтёрам и самому Патриарху Кириллу, что собой представляет обыденный храм, для чего строится и главное как. К тому же и справочного исторического материала у автора этого очерка было достаточно, хотя, скорее всего, меньше чем во всех библиотеках московской патриархии. Немного подумав, Константин Коханов, решил, что для справки достаточно будет процитировать то, что написал об обыденных храмах философ Николай Фёдорович Фёдоров, «К пятисотлетию открытия святых мощей Сергия Радонежского, Миротворца и Избавителя от смут»:

«Обыденные храмы, т.е. храмы, созидаемые по обету совокупными усилиями в один день, это памятники единодушия и согласия в молитве и труде, в мысли и деле, согласия столь редкого на земле вообще, а в особенности на Руси, история которой началась признанием в себе порока розни и этим как бы указала и на конечную свою цель – согласие и единодушие.
Для устранения внешней розни Русь призывает иностранца, а для внутреннего примирения принимает Христианство, под влиянием которого рознь обращается в согласие, так что построение обыденных храмов даже в таких классических местах раздора, как Новгород и Псков, напоминающих по оживленной (истребительной) борьбе западные города, свидетельствует о глубокой внутренней потребности согласия, хотя бы оно было непродолжительно в действительности.
На вечах, обыкновенно бурных и шумных, нередко переходивших в побоища, водворялась тишина, и вопрос о построении обыденных церквей решался мгновенно, единодушно, без прений.
Обыкновенно единогласие (не говоря уже об единодушии) считается невозможным и даже нежелательным. На единогласие в учреждении смотрят, как на порок, приводящий к гибели; а между тем построение обыденных храмов – святое дело – не находило ни одного противника.
Отсюда и можно заключить, что главная причина розни скрывается не в людях, а в отсутствии дела, безусловно, благого и святого, дела, которое было бы одинаково дорого для всех. Храм, воздвигнутый в один день, как бы мал он ни был, есть чудо, и тем более дивное, что он воздвигался трудом безденежным («работающии народи мзды не взимаху») и всенародным:
«овии древие употребляху и назидаху; а иннии на основание полагаху, а иннии из разных мест древие везяху, не бяше бо тогда на сооружение храма в готовности ничтоже, но вся из разных мест приношахуся», т.е. требовалось, чтобы все было трудовое и ничего дарового.
Это были светлые минуты в нашей жизни: «не бяше бо тогда видети, или слышати во граде и в весех татьбы, и разбоя, лжи и клеветы, гнева, ярости и обиды, и всякия злобы; но бяше любовь велия». В эти минуты наш народ был истинно-христианским, ибо в единодушном, беззаветном труде на пользу общего, святого дела и раскрывается нравственное значение высочайшего догмата христианства, догмата о Святой Троице неслиянной и нераздельной, где единство не есть подчинение, а неслиянность не есть рознь.
В этом-то единодушии, соединяющем многих на единое дело, и заключается, быть может, разгадка того, что такое Русь, в чем ее самобытность и на что она способна. В этой стране редких минут согласия, зато согласия не только внешнего, но и внутреннего, т.е. единодушия, Преподобный Сергий и воздвигнул храм Пресвятой Троице как образцу величайшей добродетели единодушия, не минутного, а вечного, конечно для того, чтобы эти редкие минуты согласия в народе обратить в постоянное состояние, в неразрывное единство, и тем начать осуществление той конечной цели, которая крылась в самом признании в себе порока и греха розни. Храм Пресвятой Троицы в обители Сергия был «аки зерцало». Потому-то обитель Святой Троицы служила и обличением розни, и призывом к соединению. Воззрение на этот образ единодушия и согласия не допустило погибнуть государство Московское от Шемякинской усобицы и утратить единство именно тогда, когда появились новые враждебные Пресвятой Троице орды Казанская, Крымская и особенно Османская, сокрушившая Константинополь, что сделало Москву последним убежищем Православия, и она вместе с именем Третьего Рима приняла на себя новый долг, стала понимать свое назначение во всемирной истории. После падения Второго Рима Старый Рим, в лице пап и преданной им Польши, пользуясь нашими раздорами, задумал поразить Православие в его последнем убежище и обратить нас в орудие своего властолюбия для подавления протестантского восстания, что и могло бы быть исполнено в Тридцатилетнюю войну, если бы папство успело поработить Московское государство; но взятие Москвы поляками показало только, что истинною столицею была Свято-Троицкая обитель Преподобного Сергия. Она-то и соединила весь народ «как одного человека» и спасла не Россию только, но и Запад: ибо исключительное господство Католицизма, т.е. духовного ига без всякого протеста, было бы таким же злом, как и исключительное господство протестантской розни, не сдерживаемой никаким авторитетом; совместное же их существование ясно указывает, что благо заключается в Царстве Живоначальной Троицы, где единство не есть иго, а самостоятельность не есть рознь.
Такова логическая связь между вопросом о построении обыденных церквей, как памятников единодушия, и делом жития Чтителя Пресвятой Троицы, Сергия Радонежского, Миротворца и Избавителя от смут. Это именно тот святой, какой нужен в переживаемую нами эпоху…, когда
…среди западных учёных (Сигели, Барбаста, Тарда, Ферри, Нордау) распространено мнение о том, что толпа действует на отдельных единиц понижающим образом, совокупная деятельность собрания людей уподобляется психическим эпидемиям, собрание людей есть толпа, где всегда преобладают низшие инстинкты и страсти.

Для справки: «Концепция «преступной толпы» строилась на основе теории имитации, развитой в работах французского социолога и криминалиста Габриэля Тарда (1843-1904). Считая способность к подражанию одним из коренных свойств человеческой природы, Тард указывал на её определяющую роль в общественной жшни, в становлении различных социальных образований, групповых и общественных ценностей и норм. Развивая идеи Тарда. наиболее полно сформулированные в его работе «Законы подражания» (СПб, 1892), итальянский ученый Сципион Сигеле в книге «Преступная толпа: опыт коллективной психологии», предпринял направленное изучение психологии толпы. Его выводы заключались в том, что толпа по самой своей сути криминогенна, в составляющих её индивидуумах в момент возбуждения всегда торжествуют низменные, жестокие инстинкты. Толпа мгновенно электризуется и способна на любые деструктивные действия. Для доказательства своих суждений Сигеле привлекал широкий исторический материал, данные психологии и криминалистики, высказывания философских и научных авторитетов…
А собственный вывод о том, что интеллектуальный и нравственный уровень толпы всегда ниже уровня составляющих её индивидуумов, основывал на идеях писателей Аристида Габелли и Макса Нордау. Вслед за С. Сигеле одноименную книгу «Преступления толпы» (Казань, 1893) выпустил и Г. Тард. Опираясь на собственную теорию подражания и продолжая размышления Сигеле, Тард заявлял: толпа среди других общественных организмов есть явление низшего порядка, шаг назад в социальной эволюции. Толпа – это «дикий, бешеный, несдержанный зверь», «слепая игрушка своих инстинктов и рутинных привычек, а иногда напоминает собой беспозвоночное низшего порядка, род какого-то чудовищного червя». Особенно ополчался Тард на свойственные толпе «единодушие» и однородность идей и убеждений. Они всегда являются, утверждал он, «результатом лишь односторонней подражательности». Толпа плоскодонна, тупа и неспособна ни к великому деянию, ни к творчеству – и то и другое есть принадлежность лишь личности, а личность в толпе неизменно подавляется, тушуется, тонет, безжалостно сминается ею».

Но построение обыденных храмов ясно опровергает это мнение. Оказывается более справедливым убеждение нашего народа, что совокупность людей образует не толпу с разнузданными, грубыми стремлениями, в которой благоразумный средний человек обращается в дикаря, зверя, а «мир», т.е. то общество, в котором царят согласие и единение, для единого дела, в котором отметается греховный элемент частных составных единиц, и человек от святости общего дела очищается и достигает небывалой духовной высоты…».

Комментарий Н.Ф.Фёдорова: Обыденный храм заключает в себе minimum дарового и maximum трудового, труда безденежного, бесплатного. Сама судьба «обыденный храм» сделала исходным пунктом всего дела.

Опубликовано: «Русский архив» (1894, № 11, с. 448-453), Текст с частичным редактированием приведён в сокращении из Собрания сочинений Н.Ф.Фёдорова в 5-ти томах (М., Традиция, том 3, 1997, стр.54-58, комментарий концепции «преступной толпы» стр. 610, комментарий Н.Ф.Фёдорова, стр.67).

Для справки: Фёдоров Николай Фёдорович (1829 -1903) русский религиозный мыслитель и философ-футуролог, деятель библиотековедения, педагог-новатор, один из основоположников русского космизма.

Также для справки относительно того, чем отличается строительство обыденного храма от обычного храма, обратимся к статье Дмитрия Зеленина «Обыденные полотенца и обыденные храмы», опубликованной в журнале «Живая старина» (СПб, типография Императорской Академии Наук, 1911, стр.20):

«…Сделаем некоторые пояснения. Относительно «безусловной чистоты» (обыденного храма) нам могут возразить, что храм Божий и без того, без всякой «обыденности» чист и свят. На это заметим: храм чист и свят только уже после его освящения; до этого времени он почти ничем не отличается от обычных зданий, а значит и может быть легко осквернён нечистою силою. Напомним, что и освящённый храм может быть осквернён, например, входом в него собаки, после чего он требует нового освящения. Мало того, по народному воззрению, даже и к освященному храму и даже во время богослужения Чёрт близок. Профессор Довнар-Запольский приводит следующее белорусское поверье: «в церкви Чёрт сидит па окне и записывает смеющихся и разговаривающих; записи ведутся па воловьей шкуре» (М.В. Довнар-Запольский, Исследования и статьи, том I, стр. 284).
От всех этих возможностей (кроме, правда, последней, которую допускают, мы думаем, только в некоторых местностях) обыденный храм гарантирован: нечистая сила не может заглянуть в него даже во время постройки, длящейся столь непродолжительное время и непрекращающейся ни на одну минуту; таким образом, внутренность обыденного храма остается совершенно неведомою нечистой силе, тогда как внутренность обычных храмов обыкновенно доступна ей во время постройки вплоть до освящения. Мы думаем, что это соображение, не было чуждо многим из тех русских людей, которые строили некогда обыденные храмы…».

В качестве примера в этой же статье, будущего члена-корреспондента Академии Наук СССР Дмитрия Константиновича Зеленина (1878-1954) на стр.18, приведены исторические свидетельства постройки обыденного храма в Вологде в 1654 году:

«…В Вологде в 1654 году, по одним свидетельствам, «положиша основание его (обыденного храма) в вечере в первом часу нощи» (изданное С. Белокуровым по спискам конца 18 и начала 19 веков сказание, стр. 15), а по другим — «начали рубить против 18 числа в 6 часу ночи, а клали светочи и зажигали скалы на батогах, светили светло, а срубили за два часа до дни; а святить начали в 5 часу дни» (местная летопись, см. П. Савваптов, Описание Вологодского Спасокаменного Духова монастыря, стр.47). «И освятиша олтарь в той же день и литоргию отслужиша к вечеру» (сказание, изданное Белокуровым, стр. 16); иконы для новой церкви были взяты из других городских цѳрквей и обратно возвращены не были, а остались в обыденной церкви навсегда…».

После того как мы узнали, для чего и как строится обыденный храм, вспомним, что сказал о построенном в ГМЗ Царицыно «обыденном храме», на открытии фестиваля славянского искусства «Русское поле», Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«…Я бы хотел обратить сегодня с этого места свои слова к нашим братьям на Украине, в Беларуси. Мы все наследники святого князя Владимира.
Мы все воспитаны одной верой. Мы не можем быть врагами. Мы, в конце концов, исторически один народ. И если кто-то разрушает единство нашего народа, то нужно подумать, откуда же эти веяния идут, потому что из глубины народной жизни это происходить не может.
Сегодня мы освятили храм — обыденный храм, который был построен практически за сутки. Так строились храмы в древней Руси.
Князь Владимир, спасшись от печенегов, построил по обету обыденный храм. Вот и мы в знак благоговейной памяти о князе Владимире построили здесь обыденный храм, который я только что освятил.
Мы передаем этот храм в то место, где крестился князь Владимир, — в древний Херсонес, нынешний Севастополь. Именно здесь великий князь Владимир принял Православие и вступил на новый путь, поведя за собой весь наш народ.
Господь молитвами святого князя Владимира да хранит нашу землю, наш народ, все страны, которые возникли на просторах исторической Руси, да дарует всем мир и благоденствие. А вам, дорогие мои, желаю хранить веру в ваших сердцах, развиваться всесторонне — умственно, нравственно, культурно, — становиться сильными, менять к лучшему жизнь нашу. И это будет самым лучшим ответом на то, что сделал для всех нас святой равноапостольный князь Владимир, Креститель Руси…».

Как строили обыденные храмы на Руси, мы теперь знаем, и как строили «обыденный храм» в МГЗ «Царицыно» тоже. Православные волонтёры явно плюнули на традиции русского народа, когда в полночь покинули или прекратили постройку храма и возобновили его строительство на следующее утро. В недостроенном виде этот уже обыкновенный храм был освящён Патриархом, но почему-то был провозглашён им «обыденным храмом», причём даже уточнил, что «так строились храмы в древней Руси», правда, забыв при этом сказать, что обыденные храмы строились, не прекращаясь ни на одну минуту, до их освящения.

Обращаясь «к нашим братьям на Украине и в Беларуси», Патриарх Кирилл сказал, что «мы воспитаны одной верой», поэтому «мы не можем быть врагами» и самое главное, что «мы, в конце концов, исторически один народ».

Вот именно после этих слов и нужно было приступить к строительству обыденного храма, в котором должны были бы принять участие вместе с русскими православными волонтёрами, православные волонтёры с Украины и Беларуси, чтобы положить конец братоубийственной войне на Украине, и наконец, прийти к миру и согласию, которого добивался князь Владимир. Тогда бы, хоть появилась надежда, что «Господь молитвами святого князя Владимира, будет хранить нашу землю, наш народ, все страны, которые возникли на просторах исторической Руси, и дарует всем им, мир и благоденствие».

К сожалению, строительство обыденного храма в ГМЗ «Царицыно», свелось, несмотря на его освящение, по сути, к театрализованному представлению по программе пребывания там, почётных гостей из числа представителей зарубежных Поместных Православных Церквей, прибывших в Москву на торжественные мероприятия в честь 1000-летия преставления Святого Равноапостольного Великого князя Владимира, крестителя Святой Руси.

Храм построенный в Антарктиде:

Копия храма построенного в Антарктиде на Валдае:

Копия храма построенного в Антарктиде под Томском:

Проект храма фирмы «Солга», который собирались построить в ГМЗ «Царицыно, чтобы подарить затем, после фестиваля «Русское поле» городу Севастополю:

А таким будущий обыденный храм в ГМЗ «Царицыно» был представлен в новостях на телеканале «Москва-24″

И вот что было недостроено на самом деле в ГМЗ «Царицыно» и затем разобрано, чтобы уже собрать, будем надеяться не так же на скорую руку, действительно обыденный храм, чтобы потом не было стыдно Москве за такой подарок, который она сделала городу Севастополю.

Как в ГМЗ «Царицыно» собрали (собирали) «обыденную» церковь для Севастополя (в вопросах корреспондента «Archmag – журнала о людях и пространстве» и в ответах участника строительства Никиты Сенькина)

«Общее Дело» и движение «Сорок Сороков» с субботы по воскресенье собирали обыденную церковь в Царицыно.
Никита Сенькин (проект возрождения деревянных церквей севера «Общее Дело») отвечал на вопросы archmag.ru:

archmag: Никита, расскажите, пожалуйста, про проект. Кто организатор, кто участвует вместе с вами?
Н. С.: Организует фестиваль Русское Поле правительство Москвы, а мы, собственно говоря, принимаем участие в строительстве обыденного храма. Добровольцы проекта «Общее Дело» собирали храм вместе со строителями из Архангельской области и людьми из движения «Сорок Сороков». Вчера днем мы начали, и вот за сутки собрали храм. Понятно, что привезли готовые подогнанные бревна, и вот здесь мы уже его собрали.
archmag: Сколько часов заняла сборка?
Н. С.: Если вычесть сон, то вышло около 24 часов. Нам помогали люди из движения «Сорок Сороков», они ставили крест. Видно было, что они имеют опыт в этом.
archmag: Чем продиктован выбор проекта церкви?
Н. С.: Это точная копия храма, который несколько лет назад построили на Антарктиде. А этот храм уже в понедельник начнут разбирать и перевозить в Севастополь. Можно проследить связь — один на крайнем севере нашего Отечества, а другой — на его юге, в Крыму.
archmag: Кто будет собирать храм в Крыму?
Н. С.: Собирать будут уже местные ребята. Хотя и мы были бы рады съездить на юг, к морю, не только же на север ездить.
Никита Долгой @ 28.07.2015, http://archmag.ru/archives/2015/07/28/5907

Владимир Новиков из газеты «Вечерняя Москва» также ссылается на Никиту Сенькина, который достаточно подробно объясняет особенности сборки «обыденного» храма:

…Храм строится по старой технологии: вся работа выполняется вручную. Обыденный храм на «Русском поле» возводят из архангельского леса. Благодаря строительному материалу из северных широт, сруб будет очень прочным и простоит не одну сотню лет.
- У дерева вручную снимали кору, видите, остаются следы от инструмента на бревнах, – показывает Никита Сенькин на едва заметные полоски на бревне. – Потом на каждом бревне делают канавку – такое закругление – чтобы каждое бревно плотно друг к другу ложилось.
Здесь строители и волонтеры собирают эти бревна как конструктор.
- Обыденный храм строят за один день и собирают до конца, а сверху его венчает главка,- показывает наверх Никита.
Маковку храма сделали из осины. Именно лемех (коротая осиновая дощечка) для куполов со временем приобретает особую благородную патину и производит впечатление серебряного купола.
- Серебреный цвет появится через полгода и будет казаться, что купол покрыт серебром,- объясняет Никита.
Подробнее: http://vm.ru/news/2015/07/26/v-moskve-vozveli-obidennij-hram-292870.html

Казалось бы, решили построить «обыденный» храм, но в тоже время решили не соблюдать основное (главное) условие или цель – «не останавливать строительства ни на минуту, возвести и сразу освятить его в течение дня или суток».
На самом же деле, строили обыкновенный храм и осветили его в недостроенном виде, не постеснявшись затем подарить городу Севастополю. Даже разбирать храм стали не в понедельник, а в пятницу, без участия волонтёров, четыре человека – двое рабочих из фирмы «Солга» и двое – крановщик машинного крана и стропальщик из какой-то другой организации (назвать из какой, они явно постеснялись).
Непонятно, зачем Никите Сенькину нужно было врать, что построенный при участии «Общего дела» деревянный храм в ГМЗ «Царицыно» «точная копия храма возведённого в Антарктиде». Точные копии уже установлены на Валдае и под Томском, без участия волонтёров из «Общего дела», которые готовы засветиться в любом деле, как и один из спикеров, осуществлявший контроль над строительством храма в ГМЗ «Царицыно» писатель Захар Прилепин, блеснувший своей бритой головой вместе с ними на одной из фотографий.

Фотографии освящения храма в ГМЗ «Царицыно» взяты с сайта Московской патриархии.

Следует всё-же отметить, что это была не первая попытка построить именно обыденный храм, посвящённый 1000-летию кончины равноапостольного князя Владимира. Первая неудачная попытка всё-таки была не в городе Москве в ГМЗ «Царицыно», а непосредственно в городе Севастополе, на площади у Свято-Владимирского кафедрального собора в Херсонесе, к тому же недалеко от места, где крестился сам князь Владимир. По крайней мере, там действительно собирались построить настоящий обыденный храм, соблюдая все условия, связанные с его строительством, собрать его за 24 часа или даже быстрее. В субботу, 17 января 2015 года, в 22 часа приступили к его сборке с целью её закончить в 16 часов 18 января 2015 года, к началу вечернего богослужения в Свято-Владимирском кафедральном соборе. Но как было отмечено в прессе «погода внесла свои коррективы» – из-за сильного ветра, монтаж купола перенесли на следующий день – 19 января 2015 года.

Но даже, если бы по времени, храм был построен за сутки или даже меньше, то всё равно самое главное условие не было бы соблюдено. Ведь сборка храма в Севастополе велась, кроме начального этапа, в основном наёмными вятскими рабочими, из привезённых ими сосновых брёвен, построенного и разобранного в Кировской области деревянного храма. И что немаловажно, но и всё это строительство «обыденного» храма в Севастополе велось на деньги спонсора, да и сами севастопольцы приняли в его строительстве минимальное участие. Таким образом, поводом для строительства обыденного храма, было не желание отметить скорбную дату – 1000-летие кончины князя Владимира, с целью прекращения братоубийственной войны на Украине, а только, как необходимость показать процесс его строительства во время съёмки документального фильма Владимира Бортко «Креститель». А сам храм затем перенести, уже в третий раз, в другое место, где как потом оказалось, не все севастопольцы его хотели там видеть. Чтобы не быть голословным, и показать, как это всё происходило на самом деле, Константин Коханов предлагает ознакомиться с подборкой материалов опубликованных в прессе, хотя из того, что удалось найти, полной картины, строительства, переноса и освящения деревянного храма в Севастополе, увидеть или рассмотреть её, пока не представляется возможным:

В Севастополе к Крещению за сутки построили храм
18:41 19/01/2015

Деревянный храм на площади у Свято-Владимирского кафедрального собора в Херсонесе (недалеко от места, где крестился князь Владимир), был возведён меньше, чем за двое суток.
Строительство церкви в рамках всероссийского просветительского проекта «Креститель», посвященному 1000-летию кончины равноапостольного князя Владимира, крестившего Русь, началось поздним вечером 17 января. Завершить строительство планировалось на следующий день.
Но сильный ветер заставил строителей на время приостановить работы. В итоге возведение храма было завершено утром в понедельник, 19 января.
Как сообщает пресс-служба правительства Севастополя, через некоторое время строение разберут и перевезут на постоянное место в 5-й микрорайон Севастополя на ул. Шевченко. Там для храма уже готовится фундамент. По словам Благочинного севастопольского округа протоиерея Сергия Халюты, освящен новый храм будет в честь святого преподобного Сергия Радонежского.
Газета «Аргументы и Факты-Крым» http://www.krym.aif.ru/culture/events/1427591

Подробнее:

В канун Крещения жители Крыма стали свидетелями таинства – в Херсонесе за сутки был возведен храм. Забытую традицию строительства обыденных («об один день») храмов возродил Российский клуб православных меценатов.
– Раньше обыденные храмы строили в благодарность за особую Божию милость – прекращение мора, военную победу, рождении вымоленного ребенка – рассказывает Александр Холдин, председатель российского клуба православных меценатов, – Такие храмы возводили всем миром – на строительство приходили все жители, от мала до велика. Люди почитали за честь донести бревно, обрубить ветки, накормить строителей.
Почти 400 лет эта традиция была забыта и утрачена – в спокойные времена храмов было много, а строить их можно было на протяжении многих лет многие годы, без спешки. После возрождения православия в России, нехватка храмов стала ощущаться особенно остро. И опять возникла потребность в быстровозводимых храмах, вокруг которых формировались христианские общины единомышленников.
– Обыденный храм в Крыму мы пытались построить давно – но долгое время этому мешали бюрократические препоны, – поясняет Александр Холдин – Новое руководство Крыма не только поддержало наш проект, но и оказало ему максимальную поддержку.
Строительство обыденного храма в Херсонесе было приурочено к тысячелетию преставления князя Владимир – святителя Руси.
Летописи свидетельствуют, что в 987 году князь Владимир захватил Корсунь ( нынешний Херсонес), принадлежавший в то время Византийской империи и потребовал руки царевны Анны, сестры византийских императоров. Когда царевна прибыла с духовенством в Херсонес, князь внезапно ослеп. Царевна предложила ему креститься. Во время крещения князь воскликнул «Теперь я узрел Бога истинного!» и прозрел. Многие дружинники, пораженные этим чудом, так же приняли святое Крещение.
В благодарность за свершенное чудо князь построил на высоком холме Херсонеса храм в честь своего небесного покровителя – святого великомученика Василия. А спустя тысячу лет на этом же месте был возведен храм уже в честь его имени.
Храм возводила бригада из Кирова – для строительства было завезено 53 кубометра леса из вятских лесов. Малое освящение храма состоялось в праздник Крещения, 19 января, после чего строение было перенесено в новый микрорайонов Севастополя.
18 января в Херсонес прибыли князья Шаховские – прямые потомки князя Владимира.
«Возвращение к истокам – всегда радостное событие, – сказал Дмитрий Иванович Шаховской – А возвращение Крыма в лоно России – это еще и праздник единения. В Севастополе, как нигде, понимаешь правоту Александра III, который говорил, что у России нет других союзников, кроме армии и флота».
В этот день в Херсонесе начались съёмки документального фильма Владимира Бортко «Креститель».
– Судьба этого человека – яркий пример того, что происходит с человеком после того, как он приходит к вере, – поясняет Александр Холдин, Президент Фонда «Энергия жизни» – Владимир был язычником и имел пять жен. Но после Крещения его жизнь изменилась и теперь потомки его вспоминают как величайшего святого, крестившего Русь.
http://energia-foundation.ru/node/41 (ссылка на газету «Аргументы и Факты)

Старорусская сборка (В Севастополе впервые возвели обыденный храм)

В Херсонесе построили обыденный храм Святого Равноапостольного князя Владимира. Корреспондент «Русской планеты» побывала в историко-археологическом заповеднике и узнала об особенностях, связанных с возведением подобных храмов.
Созданием проекта и строительством храма занимается московская производственно-строительная компания «Зодчие».
– К этому проекту мы начали готовиться еще в середине декабря, — рассказывает корреспонденту РП генеральный директор ПСК «Зодчие» Александр Федоровский.
— У нас московская компания, но производство находится в Кировской области. Там в цехах мы изготовили комплект сосновых бревен, провели контрольную сборку. Купол и резные двери — это тоже наша работа. Купол мы доставляли через Керчь, а бревна через Новороссийск. Рабочие, которые непосредственно возводят стены храма, также приехали из Кировской области.
Вечером 16 января в Херсонес прибыли три машины с необходимыми материалами, а уже 17 утром начали возводить верхнюю часть храма.
– Основное строительство проходило с вечера 17 января. Сам храм будет почти 20 метров в высоту.
Храм должны были возвести за сутки, но из-за сильного ветра и ухудшения погодных условий установить крест так и не получилось. Завершающие работы затянулись ещё на день. Перед началом возведения храма помощник благочинного Севастопольского округа протоиерей Стефан отслужил молебен. После чего начало строительства было запечатлено для документального фильма «Креститель. Херсонес. Севастополь» продюсера Виктора Глухова.
– В чем особенность этого храма и почему он должен возводиться за один день?
– Это древний обыденный (возводимый за один день. — Примеч. ред.) храм. Как правило, его возводили от рассвета до заката для избавления города или страны от какого-либо бедствия или в память о каком-нибудь важном событии. Первый такой храм приказал построить князь Владимир перед своим походом на печенегов. При возведении храма бревна укладываются по старорусскому варианту, одно на другое, в виде креста в углах будущих стен, — рассказывает Александр Федоровский.
– За чей счет строится этот храм?
– На деньги частного инвестора, который просил не называть его имени. Могу лишь сказать, что мы общаемся с ним через продюсера Виктора Глухова. Вообще, в России возведено уже порядка 25-30 подобных обыденных храмов. Планируется, что в Херсонесе данный храм простоит до 21 января, после чего его разберут и переместят в 5–й микрорайон на улицу Шевченко, где для него уже готов фундамент, и там он будет стоять уже на постоянной основе. В Херсонесе же он собирается для съемок кинофильма «Креститель».
С возведения этого храма в Севастополе начались и другие мероприятия в рамках Всероссийского просветительского проекта «Креститель». Так, вместе с материалами для строительства нового храма в Херсонес доставили еще 15 икон, рассказал РП исполнительный директор общероссийской общественной организации «Российский клуб православных меценатов» Иван Поздеев.
– Одновременно с храмом мы доставили в Севастополь 5 икон с мощами и 10 мерных икон. В России в наших мастерских мы возродили технику их написания. В древности при рождении ребенка измерялся его рост и писался лик святого. Именно поэтому эти иконы и называются мерные, — по росту, в меру младенца. Эти иконы мы доставили на выставку, которая открылась 18 января во Владимирском кафедральном соборе в Херсонесе…

http://sevastopol.rusplt.ru/index/v_Sevastopole_vpervye_vozveli_obydennyi_hram-15202.html

В Севастополе за один день построили Обыденный храм
19.01.2015 14:31

Накануне Крещения севастопольцы стали свидетелями таинства — возведения обыденного храма на Херсонесе. Незаслуженно забытую традицию строительства деревянных храмов «без единого гвоздя», символизирующих шестой день сотворения мира, в городе-герое решили возобновить и
По такому поводу Правительство Севастополя и Министерство культуры организовали всероссийский просветительский проект с говорящим названием «Креститель». 18 января на святую землю прибыли прямые потомки равноапостольного князя — князья Шаховские, а также народная артистка РФ, кавалер ордена Почета и ордена Дружбы Светлана Дружинина и народный артист РФ, режиссер Владимир Бортко. Целью их визита стали съемки документального фильма «Креститель», первые кадры которого Владимир Бортко решил снять именно в Херсонесе. По давней киношной традиции начало съемок официально провозгласили после разбития тарелки о сцену.
Сам режиссер прокомментировал идею создания картины следующим образом:

«На создание фильма меня вдохновило то, что Владимир, изначально будучи язычником, стал христианином и крестил Русь. Мне интересен его нравственный путь и приход к христианству».
У небольшой сцены, возведенной напротив собора Святого Владимира, в ожидании торжественной речи собрались прихожане, вышедшие после утренней службы, туристические группы и молодые родители, совершавшие воскресную прогулку по заповеднику со своими чадами.
Первым на сцену поднялся губернатор Севастополя Сергей Меняйло:

«Сегодня мы стоим на том святом месте, откуда начиналась православная вера, которая стала одной из составляющих нашего возвращения домой. Я поздравляю вас с наступающим праздником, желаю всем веры, надежды и любви», — сказал он.

Далее благочинный отец Сергий напомнил о значении наступившего года для православного народа, а также о значимости возводимого храма:

«Сюда 27 апреля 988 года, на эту площадь, где стоял храм Рождества Пресвятой Богородицы, пришел молодой ослепший князь, которому покорилась Корсунь (Херсонес. — Прим. авт.). Пришел для того, чтобы принять таинство крещения и крестить Святую Русь. Господь явил великое чудо: князь Владимир прозрел не только очами духовными, но и очами телесными. В благодарность за это великое деяние Божие князь Владимир на самом высоком холме Херсонеса возвел храм в честь святого великомученика Василия — своего небесного покровителя. До сего дня мы можем прикоснуться к остаткам этого храма. Обыденный храм, который строится в рамках проекта «Креститель», объединит нас, севастопольцев. Это храм, который крайне нужен городу Севастополю, который крайне нужен району Шевченко, где люди уже десятилетия ждут появления храма. И это великое чудо, когда в течение десяти—пятнадцати дней храм будет перенесен на новое место, освящен, и там начнется Божественная литургия».

Дмитрий Михайлович Шаховской выразил глубокую благодарность организаторам акции за приглашение:

«Эта особая радость — вернуться к своим истокам. Эта радость также связана с тем, что Крым и Севастополь вернулись в лоно России. Это праздник не только новой жизни через крещение, но и праздник единения, потому что именно святой князь Владимир положил начало единому русскому государству».

За торжественной частью последовал концерт, позволивший севастопольцам и гостям города насладиться волшебным вокалом столичных исполнителей, в частности известного композитора, исполнителя и режиссера Леонида Гревнова1, написавшего заглавную песню к документальному фильму «Креститель».
Всероссийский просветительский проект рассчитан всего на два дня. Он сопровождается литургией, крестным ходом, купелью и дарением икон из регионов России. Также 18 и 19 января город снова запестрит ярмарками, ведь эта невиданная прежде затея пришлась по душе горожанам во время новогодних каникул.
19 января в Праздник Крещения Господне на храм установили купол и крест.

http://primechaniya.ru/home/news/2132/2603/

Севастопольцы выступают за и против строительства церкви на улице Шевченко (Антонова Алиса 21 января 2015 года, 12:54)

Строительство церкви в сквере на улице Шевченко стало причиной противостояния жителей микрорайона. Одни протестуют против строительства храма, другие — выступают за появление в районе новой церкви.
В начале января 2015 года в скверике между улицей Шевченко и Столетовским проспектом появился стенд с информацией о том, что «здесь будет возведен храм Святой Живоначальной Троицы».
Узнав об этом, жители близлежащих домов разделились на противников и сторонников строительства. Первые переживают, что им будет мешать шум от строительства, а впоследствии и колокольный звон, а также о том, что в связи с застройкой сквера негде будет гулять с детьми. Вторые поддерживают строительство церкви, говорят, что уже давно ждут храм в микрорайоне.
И те, и другие выходят на пикеты. В одном из таких выступлений приняли участие и представители Севастопольского Благочиния, которые заверили, что деревья и кустарники в сквере вырубаться не будут и храм никому не помешает.
«Я, конечно, не сторонник строительства несуразных храмов и часовен, но и защитников этого сквера тоже не понимаю — сколько лет здесь живу, ни разу бы не подумал, что «это» можно назвать сквером», — говорит житель улицы Шевченко Игорь.
Тема строительства новой церкви активно обсуждается на Севастопольском форуме. «Все как всегда: сначала типа «мы тут в уголочке церкву построим по многочисленным просьбам трудящихся», потом окрестную территорию обносят забором и сообщают, что это «церковная земля» и нефиг по ней ходить всяким левым людям. Ну и сквер повырубят к чертям», — пишет один из противников стройки.
На информационных щитах о строительстве церкви, которые установлены в сквере, протестующие написали слова проклятия.
Тем временем на территории сквера уже заложили фундамент будущего здания. Как сообщает пресс-служба Севастопольского благочиния, сюда через две недели перенесут деревянный обыденный храм, сооруженный в Херсонесе 19 января к празднику Крещения.

http://sevastopol.press/2015/01/21/sevastopoltsy-vystupajut-za-i-protiv-stroitelstva-tserkvi-na-ulitse-shevchenko/

Севастопольцы выступили против планов Московского патриархата
(Давид Аксельрод, опубликовано 19.01.2015)

Севастополь – Жители Севастополя вышли на акцию протеста против застройки очередного «зеленого» места в городе. Поводом для этого стала появившаяся в СМИ информация о планах Украинской православной церкви Московского патриархата воздвигнуть храм на территории кипарисового сквера по улице Шевченко.
Горожане обратили внимание на то, что у застройщика отсутствуют юридические основания для строительства на этой территории, так как никаких документов, согласованных с нынешним «правительством» Севастополя, кроме карты с начерченным на ней красным квадратом, у них нет.
«Церковь никогда ничего не разрушала»
В комментарии для «Крым.Реалии» благочинный Севастопольского округа УПЦ Московского патриархата протоиерей Сергий (Халюта)сообщил, что подготовкой к строительству храма на этом земельном участке церковь занимается с 2010 года. В тот момент, когда уже практически все документы были в сборе, Крым «перешел» в российское юридическое пространство, из-за чего все бумаги, по словам благочинного, пришлось переоформлять. Тем не менее, новая севастопольская «власть» строительство храма одобряет, и карта, о которой говорили упомянутые ранее активисты, подписана Сергеем Меняйло и его заместителем, – заверил протоиерей.
Представители УПЦ также заявляют, что большинство жителей все же поддерживает строительство храма, поскольку это поспособствует благоустройству прилегающей территории: будет построена детская площадка, облагорожены газонные насаждения, а те деревья, которые могут быть затронуты в процессе строительства, пересадят:

«Группа активистов, которая выступает против строительства, нам и мне лично хорошо знакома, – говорит протоиерей Сергий, – её «костяк» состоит из пяти человек, не более. Эти люди уже неоднократно проявляли себя, устраивая подобные «сцены протестов» во время начала строительства храмов на Радиогорке, проспекте Октябрьской Революции и проспекте Острякова. А теперь сравните экстерьер той местности до и после строительства церквей: там везде были неухоженные пустыри, а нынче бьют фонтаны, разбиты газоны и оборудованы детские площадки. Церковь никогда ничего не разрушала. Мы лишь строим и созидаем».

Корреспонденту «Крым.Реалии» удалось побывать на месте строительства храма и пообщаться с местными жителями. Мнения севастопольцев относительно застройки сквера разошлись. Некоторые высказались «за», другие – выступили «против», ссылаясь на то, что капитальное сооружение, которое в будущем планируется воздвигнуть, перекроет весь сквер, и от единственного «зеленого пятна» в пустынном микрорайоне не останется и следа. Горожане также сообщили, что в последние дни забор, ограждающий территорию, на которой ведутся строительные работы, несколько раз подвергался атаке со стороны жителей, которые аэрозольной краской нанесли на нем оскорбительные надписи.

Напомним, ранее депутат «законодательного собрания» Севастополя Илья Журавлев заявил, что строительство храма неизбежно, а документы в данный момент находятся на утверждении в «правительстве» города. В связи с вышесказанным у севастопольцев возникает вопрос: может ли застройщик осуществлять строительные работы до окончательного оформления документов?
С этим вопросом «Крым.Реалии» обратились к одному из частных юристов-практиков Севастополя, который на условиях анонимности сообщил, что строительные работы, в том числе заливка фундамента и ограждение соответствующего земельного участка, не могут осуществляться застройщиком до согласования всех юридических нюансов строительства и абсолютного одобрения властей. Исключением может являться случай, когда застройщик имеет право собственности на тот или иной земельный участок, однако даже последний момент следует рассматривать индивидуально, в зависимости от типологии строения, цели застройки, местонахождения участка и иже с ним. Во всех остальных случаях строительные работы, а также сооруженные в результате строения являются незаконными. Представители благочиния, в свою очередь, юридическую сторону данного вопроса комментировать отказались, ссылаясь на собственную некомпетентность в этой сфере.
Сегодня стало известно, что после окончания крещенских праздников обыденный храм, воздвигнутый на территории Херсонеса Таврического, будет перенесён и установлен на залитый фундамент по улице Шевченко. Другими словами, строительство храма будет окончено в ближайшие дни. Какой будет реакция недовольных севастопольцев – покажет время.

http://ru.krymr.com/content/article/26802261.html

В Севастополе заложен храм во имя преподобного Сергия Радонежского

22 января 2015 года – памятный день для жителей микрорайона ул. Шевченко. 6 лет назад было принято решение о создании здесь общины во имя Живоначальной Троицы.
На участке, выделенном правительством города Севастополя – в Троицком сквере, началось возведение деревянного храма во имя преподобного Сергия, Радонежского Чудотворца московской компанией ООО «ПСК Зодчие». И вот 22 января состоялся чин закладки нового храма, который совершил протоиерей Сергий Халюта, благочинный Севастопольского округа, в сослужении настоятеля нового храма протоиерея Виталия Капелюшко, и духовенства Севастопольского благочиния.
По окончании богослужения отец Сергий обратился к собравшимся с пастырским словом:

«Дорогие о Господе отцы, братья, сестры! Сегодня для града Севастополя – особый день. Сегодня, по благословению Митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, здесь, в Троицком сквере, заложен храм в честь преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца. Огромный район, в котором проживают десятки тысяч наших православных христиан. Огромный район, в котором нет ни одного православного храма. Великая отрада и великое утешение, что в этом месте теперь будет стоять храм Божий.
Когда мы взираем своими очами к великому угоднику Божию, собирателю земли русской, молитвеннику, преподобному Сергию, игумену Радонежскому, мы вспоминаем слова тропаря: «Иже добродетели подвижник, яко истинно воин Христа Бога». В чем же заключалась воинственность преподобного Сергия? Было ли у него оружие, была ли у него дружина, была ли у него крепость. Нет! Его оружие – это его молитва. Его щитом была его благочестивая, монашеская, постническая жизнь. Оружие, которое побеждало сатану, оружие, которое собирало Русь воедино, оружие, которое побудило святого благоверного князя Димитрия Донского собрать дружину, дабы избавить от ненавистного монголо-татарского ига. Молитва – вот его оружие. Смирение – вот его защита. Кротость и воздержание – вот его крепость, которая непобедима для врага рода человеческого»…

http://proekthrama.ru/news/139-v-sevastopole-zalozhen-hram-vo-imya-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo.html

В стенографических вариантах пастырского слова, опубликованных в прессе, отсутствует, главное, что есть на видеозаписи его речи, это успокоительные слова, о судьбе Троицкого сквера, где было начато возведение храма «в честь преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца»:

«…Конечно же, даже при таком строительстве, аккуратном строительстве, которое здесь ведётся, невозможно не ранить землю, которая находится в этом сквере. Поэтому дорогие братья и сестры, я прошу Вас, по первому зову прийти сюда, в этот сквер, дабы навести здесь порядок, дабы убрать те ранения, которые нанесла техника этому замечательному скверу. Я твёрдо уверен, что по окончанию строительства этого храма, этот сквер буден благоустроен, этот сквер будет обновлён, в этом сквере будут цвести самые красивые цветы….».

http://dayz3.ru/watch/wZwr8wxrMhQ/khram-prp-sergiya-radonezhskogo-v-sevastopole.html

Понятно, что игнорировать протесты по поводу возведения храма в Троицком сквере некоторых жителей микрорайона Шевченко было нельзя, но и говорить, что жители этого микрорайона Севастополя без этого храма не могли обойтись и шесть лет только и мечтали его построить, тоже несерьёзно. Спасибо спонсору, на деньги которого был построен этот храм, который, по сути, никому кроме общины Живоначальной Троицы там был не нужен. Если бы это было не так, то при чине закладки этого храма присутствовало бы несколько тысяч человек, а не человек пятьдесят из членов этой православной общины и не более десятка случайно оказавшихся там прохожих.

Строительство храма планировали закончить к концу февраля, чтобы уже в марте в нём началась совершаться божественная литургия. Но 1 марта в храме ещё не закончились отделочные работы и не завершена укладка «тёплых полов». Поэтому мероприятия в «День Торжества Православия» ограничились только молебном, на котором присутствовало не больше будущих прихожан храма, чем их было при чине его закладки 22 января 2015 года.

Молебен в храме преп. Сергия Радонежского в день торжества Православия.
(Севастополь, микрорайон «Шевченко» 1 марта 2015 года)

1 марта 2015 года, в день Торжества Православия, Неделю 1-ю Великого поста, благочинный Севастопольского округа протоиерей Сергий Халюта совершил молебен у храма Преподобного Сергия Радонежского (микрорайон Шевченко). За богослужением отцу Сергию сослужили священнослужители Свято-Покровского собора во главе с настоятелем протоиереем Евгением Шунькиным, в т.ч. протоиерей Виталий Капелюшко, настоятель общины Святой Живоначальной Троицы в микрорайоне «Шевченко».
Храм во имя Преподобного Сергия Радонежского был заложен по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря в Троицком сквере 22 января 2015 года. На сегодняшний день ведутся работы по внутренней отделке, завершается укладка «теплых полов». Планируется, что уже в марте в стенах храма будет совершаться Божественная литургия.
По окончании молившимся за богослужением были вручены экземпляры книги «Новый завет и Псалтирь» в рамках акции «Евангелие в каждый дом», которая проводится в Севастопольском благочинии по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря, при поддержке полномочного представителя Президента России в Крымском федеральном округе Олега Белавенцева и Благотворительного Фонда «Православный Крым».
Пресс-служба Севастопольского благочиния, http://crimea.orthodoxy.su/21-events/sevastopol-2013/4051-молебен-в-храме-преп-сергия-радонежского-мрн-шевченко-в-день-торжества-православия

И вот, наконец, 11 апреля 2015 года, в микрорайоне Шевченко города Севастополя, были освящены колокола храма Преподобного Сергия Радонежского и совершена первая Божественная литургия. Вероятно, на этот раз собралась по поводу открытия храма, подаренного Севастополю одним из спонсоров художественного фильма режиссёра Владимира Бортко «Креститель» и заодно документального «Креститель. Херсонес. Севастополь», чтобы присутствовать на богослужении, вся православная община, созданная во имя Живоначальной Троицы. Народу было значительно больше, но давки внутри храма, рассчитанного на 100 человек, во время Божественной литургии, судя по фотографии, всё-таки не было.

Освящены колокола храма Преподобного Сергия Радонежского
(микрорайон Шевченко, города Севастополя)

11 апреля 2015 года благочинный Севастопольского округа протоиерей Сергий Халюта совершил молебен с чином освящения колоколов храма Преподобного Сергия Радонежского (мрн. Шевченко). За богослужением отцу Сергию сослужило духовенство храма во главе с настоятелем общины Святой Живоначальной Троицы в мрн. Шевченко протоиереем Виталием Капелюшко.
Храм во имя Преподобного Сергия Радонежского был заложен по благословению митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря в Троицком сквере 22 января 2015 года. 11 апреля 2015 года, утром Великой субботы, в стенах храма была совершена первая Божественная литургия.

http://proekthrama.ru/news/160-osvyascheny-kolokola-hrama-prepodobnogo-sergiya-radonezhskogo-mrn-shevchenko.html

Рубрика: Достопримечательности | Метки: , , | Комментарии отключены

«Великим планам, как не сбыться – литературы, всё-же, год (2015)»


Великим планам, как не сбыться,
Литературы, всё-же, год,
Кому-то Блок, в двенадцать, снится,

Кому-то даже, Аксельрод. -1/.

Про Маяковского забыли,
Что впору памятник снести,
Чтоб Евтушенко на кобыле,
На том же месте возвести.

В годах двадцатых, в прошлом веке,
Поэтам было нелегко,
Но каждый видел в человеке,
Что низко в нём и велико.

И оттого звенели рифмы,
И била мысль, внутри, ключом,
И шли, забыв об эльфах, нимфы,
К поэтам в сумраке ночном.

В послевоенную эпоху,
Как жить в ней с лирикой одной,
Не до неё, когда всем плохо,
В стране израненной войной.

Поэт писал, – у нас всё будет… -2/.

И Евтушенко был такой,
Мечтал, как все другие люди,
Не только в бурях, что покой.

Писал о судьбах человечьих,
Вселяя в души оптимизм,
Что там, на станции конечной,
Построим всё-же коммунизм.

Что ж люди многого добились,
И над планетой поднялись, -3/.

Потом, не то чтоб, обленились,
При первых трудностях, сдались.

Поэтам первым надоело,
О том, что будет, говорить…
Звезда Кремлёвская сгорела,
А Вифлеемская горит.

И потянуло их на Запад,
Чтоб там разруху пережить,
Не красных роз, а денег запах,
Стал только скрашивать, им жизнь.

Хотелось Евтушенко славы,
Не только пушкинской одной,
Свою жизнь, с Бродским, сопоставил,

И стал постылым, дом родной.

Хотелось в мире стать известней,
Поэтом нобелевским стать,
Но мир не слушал его песни,
И не хотел его читать.

Лишь стал в России забываться,
Напоминает каждый год,
Стал, с кем попало, целоваться,

Из новоявленных господ.

Великим планам, как не сбыться,
Литературы, всё-же, год,
Кому-то Блок, в двенадцать, снится,
Кому-то даже, Аксельрод…

Для справки:

-1/. – поэт Зелик Аксельрод (1904–1941), писал на идиш, упоминается во всех белорусских энциклопедиях, в стихотворении 1924 года предсказал свою судьбу, в 1941 году был расстрелян.
-2/. – Поэт Владимир Маяковский
-3/. – Первый космонавт Юрий Гагарин

Рубрика: Писатели и поэты | Метки: , , , | Комментарии отключены

Что в Незнакомке видел Блок?

Не буду петь про Магадан,
И хорошо, когда поддам,
Ведь с Кальвадоса на Агдам,
Не перейду уже с братвою:
Бокал я выпью в три глотка,
Не торопясь – жизнь коротка,
Мне от шампанского хлопка,
В салат не ткнуться, головою.

Мой друг поедет в Магадан,
За героина килограмм,
Средь мужиков, где мало «дам»,
Там по его, скучают жопе:
Меня он сдал, как пидорас,
Но Сашка опер, меня спас,
Мне предназначенный «заказ»,
Ему засунул, суке, в «Опель».

Мне трудно пить без сигарет,
Но соблюдаю этикет,
На незнакомки силуэт,
Смотрю, как будто, раздевая,
Она сидит, ко мне спиной,
Не постоял бы за ценой,
Как за русалкой водяной,
Нырнул бы к ней, под одеяло.

Её приятель неказист,
Какой-то спившийся артист,
Меню мусолил долго лист,
Официант разочарован,
Его я пальцем поманил,
Чтоб он коньяк им заменил,
И ту услугу оплатил,
Я ликом Франклина суровым.

В графин им, Хеннесси нальют,
Они, что выпьют, не поймут,
И через несколько минут,
Слегка быть может, опьянеют,
Найдётся повод к ним подсесть,
Букет роз чайных преподнесть,
Чтоб незнакомка, знала есть,
Кто может грусть, её рассеять.

Я пью сегодня Кальвадос,
А «друг» мой трёт, разбитый нос,
Ведёт с пристрастием допрос,
Следак, мой бизнес, крышивавший,
Сегодня я, в законе вор,
Расторг с «властями» договор,
И сам им вынес приговор,
В суд подал иск, как пострадавший.

Я им припомнил Магадан,
Спирт питьевой, портвейн Агдам,
И к тем пятнадцати годам,
Им мне червонца не добавить…
Поймал я незнакомки взгляд,
Её партнёру, дал под зад,
Сказал, – хочу, пить завязать, -
И лечь в постель с приличной бабой.

Что в Незнакомке видел Блок,
На самом деле знает Бог,
Мой мир духовный не глубок,
И даже очень приземлённый…
Артист милицию не звал,
Он с кем имеет дело, знал,
За «франклин» лишь, покинул зал,
Без незнакомки обозлённой:

В глазах и ненависть, и страсть,
Остаться, чтоб так низко пасть,
Но пересилить денег власть,
Натурам падшим невозможно,
Стол быстро заново накрыт,
Он обо мне всё говорит,
Официант, благодарит,
Сгибая «франклин» осторожно.

Всё хорошо, когда без слов,
Ты наяву, во власти снов,
И по Москве, не понесло,
К цыганам в «линкольне» до «Яра»,
Не сводишь с незнакомки глаз,
Но стоит рот раскрыть ей раз,
Ты с ней гусей, как будто пас,
И целовался за сараем.

Всё было так и в этот раз,
Поз соблазнительных показ,
Кивка хватило с парой фраз,
Решить за сколько ей отдаться…
Допить осталось Кальвадос,
Ей «франклин» в руки, «пять» в поднос,
Официант, чтоб счёт принёс,
И сам смог жизнью, наслаждаться.

Я пил сегодня Кальвадос,
А «друг» утёр, разбитый нос,
Давно закончил свой допрос,
Следак, мой бизнес, крышивавший,
Сегодня я, в законе вор,
Расторг с «властями» договор,
И сам им вынес приговор,
В суд подал иск, как пострадавший.

Я им припомнил Магадан,
Спирт питьевой, портвейн Агдам,
И к тем пятнадцати годам,
Им мне червонца не добавить…
Поймал я незнакомки взгляд,
Её, оценивая зад,
Забыв, что пару дней назад,
С такой же спал, «приличной» бабой.

Я незнакомке роз купил,
К её партнёру отпустил,
Чтоб тот сегодня не грустил,
И Гамлет-принц, ему не снился…
А незнакомка не поймёт,
Второй, в руке, мой «франклин» мнёт,
Зачем, её, кто не возьмёт,
С собой, так странно, с ней, простился.

Рубрика: Бытовые сценки | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

«Нужно быть всем добрей»

Чем можно отвлечь российский народ от политики, от борьбы с коррупцией и даже от войны на Украине, так это любовью к животным. Однажды Константина Коханова попросила высказать своё мнение о книге Гавриила Троепольского «Белый Бим Чёрное ухо». Его ответ, содержал в себе вопрос, который многих возмутил: «Насколько нужно было ненавидеть людей, чтобы так написать о собаке?» А сам его встречный вопрос, так и остался без ответа. Так что, как никогда, кстати, история с котом, который в магазине полакомился деликатесными морепродуктами, все проблемы последнего времени, отодвинула на задний план. Официальная точка зрения «одобрения властями мнения народа» на сайте «Вести.RU» предельно ясно выражена в «Реплике Андрея Норкина»:

«…За последнее время я привык к агрессии, выплескиваемой на страницы печатных изданий, в радио- и телеэфир, в Интернет. Я понимаю, что времена непростые. Тяжелые времена. Вспомните другие вчерашние новости: рубль опять падает, нефть продолжает дешеветь и апофеоз – предсказан десятипроцентный рост цен на хлеб! Плюс продолжающийся украинский кризис и так далее. Вы и сами все знаете…
Накапливающееся раздражение от потока негативных новостей заставляет искать виновных, спорить, обвинять, злиться. То есть только раскручивает этот маховик разрушительных эмоций все сильнее и сильнее. Логично предположить, что и новость про кота должна была бы породить очередные проклятья в адрес нашего традиционного разгильдяйства – мол, куда смотрели, почему не пресекли. Должно было проявиться обычное торжествующее злорадство – что-нибудь, связанное с санкциями, «белорусскими устрицами» или чем-то подобным…
Возможно, оно и было. Но я ничего такого не заметил. Ни в публикациях СМИ, ни в комментариях в соцсетях. Везде был исключительный эмоциональный подъем, добрые шутки и, если хотите, тепло. Более того, к вечеру стало известно, что коту то ли нашли, то ли решили найти хозяина…» (http://www.vesti.ru/doc.html?id=2194854).

Трудно поверить, что все благочестивые «андреи норкины», настолько наивны, что не читали или не видели многочисленных отрицательных откликов, не в поведении кота, а в отсутствии элементарного финансового и санитарного контроля частных продовольственных магазинов и супермаркетов. Да и в адрес российской власти было сказано много нелестного и, судя по некоторым случайно не удалённым комментариям, можно сказать, что при той степени верноподданнической тотальной модерации (или добровольной цензуре), что это, всего лишь, их ничтожная часть.

Именно об этой части, неодобрительных и критических замечаний в адрес российской власти, Константин Коханов написал небольшой стихотворный фельетон:

Кот добрался до рыбы,
Вся страна повелась,
Мы ведь тоже могли бы,
Сбросить Путина власть.

Перевешать буржуев,
Сёмги, крабов поесть,
И друг с другом, враждуя,
Сами в петлю залезть.

Рядом сволочь не видим,
Каждый сам за себя,
Оттого и обиды,
В каждом, правда, своя.

Макаревич в героях,
Всем довольны жиды…
А народ матом кроет,
Изобилье еды:

Видит кот, отличился,
Все проблемы забыл,
Что война в дом стучится,
И всё больше могил.

Брат-хохол стал фашистом,
Озверел и грозит,
Либеральным артистам,
Оторвать бы язык.

Но нельзя быть такими,
Нужно быть всем добрей,
Хоть с котами одними,
Их не гнать, от дверей.

Рубрика: Новости | Метки: | Комментарии отключены

«Мы только лишь пить, господа-офицеры…»

Мой друг фалерист,
ордена собирает,
Поручик Голицын
их может, носил,

Корнет Оболенский,
один только знает,
Медали его,
на дне моря, что с ним.

Лежат на столе,
чьи-то подвиги кучей,
Они для кого-то,
всего лишь металл,
Ефрейтор Коханов,
вы разве поручик?
Сержант Селиванов,
им тоже не стал.

Портвейн «Три Семёрки»,
разлит по стаканам,
Его разве выпьешь,
не морщась до дна,
Медаль выбирает,
ефрейтор Коханов,
Сержант Селиванов,
надел ордена.

Воюет сосед,
целый день,
в коммуналке,
К ним он прорвался,
и просит огня:
Ефрейтор Коханов, -
вам спичек не жалко?-
Сержант Селиванов,
плесните вина!

Он пьёт, как гусар,
оттопыривши палец,
И с дамой готов,
их знакомить своей,
Ефрейтор Коханов,
не смейтесь, мерзавец,
Сержант Селиванов, –
вам выпить бы с ней.

Он даме отнёс,
их вина,
полстакана,
Они выливают,
коньяк в унитаз,
Ефрейтор Коханов,
он начал с «Агдама»,
Сержант Селиванов,
с ним брал и «Кавказ».

Как будто коньяк,
имел уксуса привкус,
Они налегли,
на дешёвый портвейн,
Ефрейтор Коханов,
не блюйте под фикус,
Сержант Селиванов,
не блюйте в портфель.

Дама соседа,
его к ним заносит,
Как санитарка,
бойца в лазарет,
Ефрейтор Коханов,
стакан ей подносит,
Сержант Селиванов,
коробку конфет.

Дама кокетливо,
юбку задрала,
Сержант Селиванов,
как юнкер смущён,
Ефрейтор Коханов,
она б тебе дала,
Но только она,
не напилась ещё.

Сержант Селиванов,
«звенел» орденами,
Ефрейтор Коханов,
медаль свою снял,
Хотел пристегнуть,
на бюстгальтере дамы,
Но груди у дамы,
сержант уже мял.

Ефрейтор Коханов,
соседа не будит,
Приподнял с дивана,
назад поволок,
Сержант Селиванов,
его не осудит,
Он, лёжа под дамой,
смотрел в потолок.

Ефрейтор Коханов,
блевал в туалете,
Сосед почти весь,
коридор облевал,
Сержант Селиванов,
спал с дамой валетом,
И кто там кого,
не поймёшь, раздевал.

Ефрейтор Коханов,
ушёл не прощаясь,
Сержант Селиванов,
не смог протрезветь,
А дама раздетой,
ушла, не смущаясь,
Лишь утром соседа,
портвейном согреть.

Ефрейтор Коханов,
медаль свою ищет,
Сержант Селиванов,
убрал ордена,
Соседа, что было,
совсем не колышет,
Ему, как гусару,
плеснули вина.

Мы только лишь пить,
господа-офицеры,
А сами всего лишь,
состав рядовой,
Ефрейтор Коханов,
ведь люди не звери,
Хотя жизнь такая,
хоть волком завой.

Сержант Селиванов,
достаньте медали,
На трезвую голову,
их посмотреть,
Поручик Голицын,
вы их не продали,
С груди их сорвала,
в изгнании смерть.

Портвейн «Три семёрки,
разлит по стаканам,
Его разве выпьешь,
не морщась до дна,
Медаль в руке держит,
ефрейтор Коханов,
И пьёт он за тех,
чьи лежат ордена.

1969, 2014

Картины: «Исход» и «Морское сражение в Азовском море в 1920 году»

mix_9m22s efreytor Kohanov(audio-joiner.com)

Поручик Голицын (ноты для гитары): http://gitaraplus.ru/poruchik-golicyn/

Рубрика: Воспоминания | Метки: , , | Комментарии отключены

Будет, когда не до сказок…

В детстве волшебная дверца,
В юности звёздный портал,
В зрелости чёрствое сердце,
Коль их искать, перестал.

Будет, когда не до сказок,
Не до полётов до звёзд,
Время настанет рассказов,
Про вероломство и злость.

Душу, коверкая зависть,
Славой чужою добьёт,
Даже, что счастьем казалось,
Хлопая дверью, уйдёт.

Вспомнятся старые сказки,
Звёздных порталов врата,
Жизнь, как прошла, по-дурацки,
А ведь, могла быть, не та.

В детстве смотрел лишь на звёзды,
Думая к ним полететь,
Взрослым мечтать стал серьёзно,
Их на погонах иметь,

Грудь свою ими украсить,
Только боязнь, рисковать,
Зависть, хотя и не гасит,
Но заставляет, скрывать.

В детстве волшебная дверца,
В юности звёздный портал,
В зрелости чёрствое сердце,
Коль их искать, перестал.

Рубрика: Без рубрики, Космос | Метки: , , | Комментарии отключены