«Какая женщина, была со мною рядом, но не понравился, мне, яркий макияж…»

«Какая женщина, была со мною рядом, но не понравился, мне, яркий макияж…»

Константин Коханов: Неожиданно вспомнил слова песни «Ах, какая женщина!», наверно потому, что и для меня, когда-то была «В шумном зале ресторана, средь веселья и обмана, пристань загулявшего поэта…» (Композитор и автор текста: Анатолий Владимирович Розанов и Татьяна Ивановна Назарова, 1995 год).

Какая женщина, как в песне: «Мне б такую»,
В той песне грусть, не кажется смешной,
Я прожил жизнь, мне кажется, впустую,
Не к той я женщине, когда-то подошёл.

Играла музыка, которую не помню,
И не скажу, что был особо пьян,
Но, как ошибся я, тогда не сразу понял,
Наверно перепутал ресторан.

Она была доступнее подруги,
И на лице скромнее макияж,
Красавица из города Калуги,
С которой я отправился на пляж.

Она разделась, словно королева,
Я Северянина. – «У моря», – вспомнил стих,
И словно паж, обнял её колени,
В ажурной пене волн, любовью заплатив.

Я утром протрезвел, но было поздно,
Не как рабыня встала госпожа,
Поэзия «У моря», стала прозой,
И до Москвы лишь частью багажа.

Какая женщина, была со мною рядом,
Но не понравился, мне, яркий макияж,
И что-то, в слишком вызывающем наряде,
Чтоб с этой женщиной, отправиться на пляж.

Какая женщина, теперь бы, мне такую!
Она ушла, где жили мы, в отель,
И с кем-то жизнь прожила не впустую,
Не так, как я, жить больше, не хотел.

4 июня 2024 года

Рубрика: Бытовые сценки, Песни | Метки: , , , , , , , | Комментарии отключены

Две тыщи двадцать пятый год (астрологический прогноз)

Константин Коханов: Две тыщи двадцать пятый год
(астрологический прогноз, уже не в шутку, а всерьёз, и дуракам всем, очевидный)

Две тыщи двадцать пятый год,
Какие есть уже прогнозы,
О наводнениях, морозах,
Какие санкции, угрозы,
На русский свалятся народ.

Какой астролог предсказать,
Пугать весь Мир, теперь возьмётся,
К нам астероид не несётся,
И хвост кометы не коснётся,
Чума, где будет, показать.

Какой ещё короновирус,
Маньяк какой-нибудь создаст,
Чтоб в Книгу Гиннеса попасть,
В итоге с ней, и сам пропасть,
Чтоб в Мире всё остановилось.

Что делать? – люди отупели,
Потерян первобытный страх,
И вместе с Папой Патриарх,
Парят в заоблачных мирах,
Но Бога там не рассмотрели.

Во всём стал видеться обман,
Нет на Земле святого места,
Есть с литургией только месса,
У Бога Сын Христос – известно,
Кто лишь Пророк у мусульман.

Библейский текст кому есть править,
В «Заветах» многое убрать,
Сейчас всё можно переврать,
Что Бог не прав, подозревать,
И суд над Ним уже представить:

Как смел Содом с Гоморрой сжечь,
Мог посчитать любовь развратом,
Считать мужчину виноватым,
Что спал с другим в одной кровати,
И мог, как женщину, развлечь.

Зачем тогда спасает Лота?
За то, что ангелов он спас? -
Об этом в Библии не раз,
Упоминается рассказ,
Не как о праведнике что-то:

Развратных Лота дочерей,
С ним для зачатья переспавшим,
Не наказал проклятьем страшным
За грех ведь Бог, а их наславший,
К народам Лота сыновей.

Что есть в Писании Священном,
Что нужно дальше сохранять,
И под грехом в нём понимать,
Когда на вех всем наплевать,
И нет морали совершенно.

Семьи в привычном виде нет,
И лишь родителей есть двое,
Один и два, понять такое,
Не может Бог, потопом смоет,
В год двадцать пятый «Старый свет».

Потом Америку разрушит,
Горящей серой всю зальёт,
И тех, кто Дьявола зовёт,
И рад, что так произойдёт,
В глубоких бункерах задушит.

Нейтральный статус надоел,
Во всех войны не знавших странах,
Набрав в правительства баранов,
Безмозглых самых и упрямых,
Успеть на Мира передел,

Но термоядерных грибов,
Ещё в Европе не поели,
За стол в Швейцарии не сели,
Понять, что будет в самом деле,
Когда не нужно и гробов.

И станет ясно, – Байден гнида,
Что больше нечего делить,
Не будет тех, кто победит,
И в Антарктиде, кто сидит,
Загнётся после панихиды…

Две тыщи двадцать пятый год,
Какие есть ещё прогнозы,
Россия слушает угрозы,
Пока Голландия все розы,
Хохлам бесплатно отдаёт.

Конца войне ещё не видно,
Но красных линий уже нет,
Ракетам в шахтах не ржаветь,
Их больше незачем жалеть,
В год двадцать пятый – «грибовидный».

Историческая справка:

«Про тот наивный оптимизм, когда был «ядерный туризм», чтоб закалялся организм, была хорошая реклама. И хорошо, кто отдохнул, лишь только пыль с себя стряхнул, и что умрёт, не думал рано».

(В счастливые 1950-ые годы, когда в Вегасе можно было не только сыграть в казино, но и посмотреть прямо из окон гостиницы, попивая мартини, на «ядерные грибы», потому что всего в 100 километрах от него располагается Невадский ядерный полигон, и туристы со всей страны специально приезжали туда смотреть на ядерные взрывы
Источник: https://disgustingmen.com/history/nuclear-tourism-nevada/?ysclid=lwrhcvvvu0787073727)

29 мая 2024 года

Рубрика: "Всемирная история", Война на Украине, Читать и думать | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

Изменники в России, все «отпелись», или вдруг «рванули» в эСВэО

Изменники в России, все «отпелись», или вдруг «рванули» в эСВэО

Константин Коханов: «Зачем уехали артисты, фашистам стали помогать, им песни петь, как пацифисты, чтоб русских всюду оболгать!»

На русском петь, уехавшим не надо,
Зачем везде расстраивать хохлов,
И пусть Европа, их послушать рада,
Любые песни, но без русских слов.

Мечтают спеть, по-русски, даже в баре,
И не собрать, как прежде стадион,
Высоцкий пел, в руках с одной гитарой,
Для всей страны, до самых похорон.

Теперь поёт кому-то Смольянинов,
Назаров всех стремится рассмешить,
Но, где евреев в зале половина,
Им перейти придётся на иврит.

Никитиным и тем, теперь не сладко,
Забыли, есть у авторов права,
Они им жизнь, испортили порядком,
Без права петь, закончилась пора.

Теперь солисты, тем лишь, интересны,
Кто Украине, сдуру присягнул,
И на ура! – в Европе спели песни,
Кто снял штаны и задницей блеснул.

Изменники в России, все, «отпелись»,
Или вдруг «рванули» в эСВэО,
Правда, им, не этого хотелось,
Стал, кто «отпущения козлом».

Ведь все они, как «гафты» патриоты,
И впору всем, – «За Путина!» – кричать,
И даже понадеяться, – «За ЧТО-ТО»,
Ордена, как прежде получать.

Справка из недавнего прошлого:

Константин Коханов (из стихотворной политической сатиры):

Подобострастно изогнувшись,
Подставить шею норовят,
У нас лишь лучшие из лучших,
Кто только «правду» говорят.
Они у Путина в «любимцах»,
Всегда их нужно убеждать,
Что без конца идти на принцип,
Одно и тоже, что предать.

Кстати о Гафте:
Константин Коханов: Что сказать хорошего о Валентине Гафте?

Не пойду с рогатиной на Гафта,
Он в своей «берлоге» не медведь,
Будет Ахеджакова в ней гавкать.
Нет, чтоб по-украински запеть.

В общество зачислен русофобов,
В «белом списке» номер даже три.
Значит очень важною особой,
Сборища «приличного» внутри.

В Интернете очень популярен,
За него там пишут ерунду.
В виртуальном мире он Гагарин,
А в реальном – мечется бреду.

Можешь быть великим ты артистом,
Автором известных эпиграмм,
Но остаться разве можно чистым,
В обществе «продавшихся» врагам.

В «белом списке» – слава мировая,
В чёрном списке – слава поскромней.
Можно жить, «друзей», не предавая,
И не быть от этого умней.

Для справки: начало «Полного белого списка друзей Украины»:

1. Андрей Макаревич – музыкант, лидер группы «Машина времени»;
2. Лия Ахеджакова- актриса театра и кино;
3. Валентин Гафт – актер театра и кино, писатель;
4. Олег Басилашвили – актёр театра и кино;
5. Эльдар Рязанов – кино- и телережиссер…

5 сентября 2015 года

Рубрика: Политики и политиканы, Читать и думать | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

Всеволод Гаршин сказал, – «когда война нельзя быть либералом», но стоит добавить, – особенно таким, как Анатолий Чубайс

Всеволод Гаршин сказал, – «когда война нельзя быть либералом», но стоит добавить, – особенно таким, как Анатолий Чубайс

Константин Коханов: С Чубайсом кто, с кем надо с краю, что было в прошлом изоврут, у них ключи к «Воротам Рая», сквозь них в рай Чёрта проведут.

Они всегда с кем надо с краю,
Прилипнут так – не оторвать,
Они по правилам играют,
Но рвутся правила менять,
Не опираются на факты,
Зачем сторонников смущать,
Когда прописано в контракте,
Как нужно хором верещать.

В Кремле таких умеют слушать,
Как знают нужно поощрять,
И тот, кто к Путину допущен,
Своих обязан защищать.
Не брать пример, как с Президента,
Своих, – сказал он, – не сдаёт,
И говорящих без акцента,
С клеймом на лбу иноагента,
Сажать евреев не даёт:

Сбежал Собчак, когда попался,
Чубайс покинул быстро пост,
Но он, за ним, ещё остался,
Пока «преемник» не подрос.
Опять застой, пока что сверху,
В стране стабильности не ждут,
И, кто герой был, при проверке,
Над тем уже в народе ржут.

Идёт война на Украине,
И побежал «интеллигент»,
Чтоб жить без родины отныне,
В Караганду или в Ташкент.
В Европе русских презирают,
Открыто, больше не таясь,
Что делать с классикой не знают.
И только пробуют проклясть.

Стал Достоевский даже страшен,
Толстой с «Войной и миром» враг.
И отвратительным стал Гаршин,
Кто о войне не смог соврать:
Протестовать мог в русской прессе,
Клеймить в России произвол,
Но шёл с солдатами он вместе,
Чтоб не испытывать позор.

Дворянином мог покаяться,
Но за народ, чтоб пострадать,
Либералам не понравится,
А трусость, есть чем, оправдать:
Нет, войне! – на чате высказать,
Чтоб весть Донбасс фашистам сдать,
В военкомат, пока не вызвали,
Нашли страну, куда удрать.

Мог лечь с солдатом рядом барин,
И штык примкнув, приказа ждать,
И с поля боя тех, кто ранен,
Сам выносить, а не сбежать.
В бою не сразу Гаршин понял,
Когда в нём ранили его,
Чтоб бить врага, остаться подвиг,
Где жизнь не стоит ничего.

Представлен к чину офицера,
Не получил, а заслужил,
Но тем военная карьера,
Его закончилась, а жизнь?
Она осталась вся на фронте,
В его рассказах фронтовых,
И дальше шла на мрачном фоне,
До дней последних роковых.

Он как Христос, не долго прожил,
На всех остался непохожим,
Сказал, – вошло, что в обиход:
«Когда война, быть либералом,
Нельзя», и сами выбираем,
Ты за народ или урод.

Кто Гаршин? – скажет русофоб,
Его не верящий рассказам,
Ничем с Россией стал не связан,
Своим от Родины отказом,
Говном поклонником обмазал,
И часть в правительстве особ,
За вред стране, кто не наказан.

В Кремле вид делают, – не знали,
Кого героями признали,
Какой у них авторитет:
Недоумение понятно,
Ведь знать всю правду неприятно,
Не слышать лучше, чем запрет.

Теперь известно, кто предатель,
И кто открыто предаёт:
Какой обласканный писатель,
Престижных премий обладатель,
Кому флаг звёздно-полосатый,
Жена в кальсоны перешьёт.

Для справки о русофобе-историке Александре Архангельском, найденного Анатолием Чубайсом, в качестве одного из авторов для создания «Новейшей псевдоистории России после 1991 года» в университете Тель-Авива, вместо комментария, всего несколько фотографий»:


Президент Путин среди сотрудников газеты «Известия» 13 марта 2002 года на её 85-летнем юбилее. Крайний слева Александр Архангельский.

Говоря о своём личном отношении к газете, Путин подчеркнул, что более всего его впечатляет в «Известиях» отсутствие стремления любой ценой подать «жареный факт». Он признался, что читает издание каждый день, так как в нём – «минимальное количество вранья». «Если хочется что-то сравнить, сверить, убедиться, что информация из других источников представляет интерес, я беру «Известия», – заявил президент России.


Дмитрий Медведев 13 января 2015 года вручает диплом лауреата премии Правительства «За цикл программ ТЕМ ВРЕМЕНЕМ» журналисту Александру Архангельскому


Александр Архангельский на Митинге в защиту науки и образования в Москве 6 июня 2015 года.


Александр Николаевич Архангельский в магазине «Пиотровский» в Ельцин-центре 8 октября 2017 года.

Для «Новейшей псевдоистории России после 1991 года», там действительно, самая большая в России коллекция всевозможных «неопровержимых» исторических материалов и бреда правозащитников.

5 мая 2024 года, 15:05

Рубрика: Политики и политиканы, Читать и думать | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Анатолий Чубайс не на шутку испугался оттого, что вектор развития России изменился, от его пути, в противоположную сторону.

Анатолий Чубайс не на шутку испугался оттого, что вектор развития России изменился, от его пути, в противоположную сторону.

Экс-глава «Роснано» Анатолий Чубайс стал «организатором группы спонсоров» Центра российских исследований в Тель-Авиве. Центр будет изучать Историю новейшей России после 1991 года и публиковать о ней свои псевдонаучные труды.

Константин Коханов: Кремля раскрыть, чтоб закулисье, Чубайса лучше не найти…

Чубайс он больше чем еврей,
Он так печётся о России,
Теперь, как спонсор в Тель-Авиве,
Её историю расширит,
От Ельцина до наших дней.

В России понятый превратно,
Вернуться пробует обратно,
Хотя его никто не ждёт,
И только Путин вспоминает, -
Зачем сбежал не понимает, -
И не понятно, где живёт.

Давно бы в Кремль его вернули,
В служебный прежний кабинет,
Висит в нём Ельцина портрет,
В столе остался пистолет,
И в нём серебряные пули.

Но не застрелится вампир,
Не зря ему же намекали,
С вершины власти вертикали,
В какой ходить ему сортир,
Чтоб на толчке не обоссали.

Он всё записывал всегда,
В кармане чиркал на бумажке,
Что ляпнет Ельцин иногда,
Какие сделает поблажки,
Лизать ему готовым ляжки,
К нему с ним в бане подойдя.

Кремля раскрыть, чтоб закулисье,
Чубайса лучше не найти,
И Чёрт не сможет превзойти,
Понять правление Борисье,
От алкоголя, как зависло,
В стране всё к рынку на пути.

Он сам ни в чём не виноват,
В России спрос был на евреев,
Закон, как нужно воровать,
Написан ими, – как проверить?
Одна надежда, что Чубайс,
С Вахштайном это обоснуют,
И просветят весь средний класс,
Когда найдут и весь «обуют».

И пусть Вахштайн иноагент,
Он всё же лучший социолог,
И Баунов, как политолог,
Пока не пьёт ещё абсент.
Экономист Бутрин, не Бу́трин,
За тридцать сребников не куплен:

Смел настолько, как Усманов,
Просто врёт, а не обманет,
Верит в западную чушь,
Об экономике он судит,
Как эксперты, кто в бегах,
На заморских берегах.

Лишь Архангельский известный,
И в России самый честный,
Не продажный публицист,
Главный лектор Ельцин-центра,
В него ходит словно в церковь,
«Православный атеист».

3 мая 2024 года

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , , , , | Комментарии отключены

«Всего забытого не вспомнить, от незабытого лишь стыд…»

«Всего забытого не вспомнить, от незабытого лишь стыд…»

Константин Коханов: Того, что было не вернуть, расстался с кем того не встретить…

Того, что было не вернуть,
Расстался с кем того не встретить,
Лишь там, где шею не свернуть,
Споткнёшься камень не заметив.

Всего забытого не вспомнить,
От незабытого лишь стыд,
Что слов достойно непристойных,
В огромном перечне обид.

Забыть так многое хотелось,
Но вспоминаешь всё равно,
Как был не прав, любую мелочь,
И откровенное враньё.

Бывало даже не ругались,
И шли всегда на компромисс,
На день казалось расставались,
И навсегда вдруг расстались.

Довольны были обоюдно,
Что обязательств никаких,
Не пили после беспробудно,
Ни от обид, и ни с тоски.

Что делать с памятью не знаешь,
Пойти отмаливать грехи?
Но, что грехом ты сам признаешь,
Добро кому-то вопреки.

Как за себя бывает стыдно?
Кого просить, тебя простить?
Их даже в прошлом спин не видно,
Чиста чья совесть, или спит.

26.04.2024, 23:26.

Рубрика: Друзья, Читать и думать | Метки: , , | Комментарии отключены

Таежная сага про туриста

Рубрика: Без рубрики | Комментарии отключены

Найти Бога внутри себя, как Лев Толстой, и не выпускать Его наружу

Найти Бога внутри себя, как Лев Толстой, и не выпускать Его наружу

Константин Коханов: У нас в России лишь «толстовства» не хватало, хотя в ней сект немало развелось…

«Насколько он велик, рассказывать не буду,
Его «талант» не стану отрицать,
Смог поместить Христа, с Конфуцием и Буддой,
В одной «компании», нельзя сказать, что сдуру,
От власти ждал тернового венца.

У нас в России лишь «толстовства» не хватало,
Хотя в ней сект немало развелось,
Где даже «равенство и братство процветало»,
Свободы только лишь народу не хватало,
Терпеть властей и церкви произвол.

Что Бога нет, – нам этого Толстой, – не скажет,
И что Христос, совсем не Бога Сын:
Каким-то дуракам, действительно докажет,
И свой им перевод Евангелий покажет,
Как море, луг в росе, пройдёт босым.

Он христианство без чудес, себе представил,
И что Христос был только лишь пророк,
Который письменных свидетельств не оставил:
Кем снят с креста, когда воскрес, как был прославлен,
Какой архангел, к Богу уволок?

Так всех апостолы запутать постарались,
Во лжи не смог Толстой их уличить,
Но понял Бог «Живёт», внутри его, под старость,
И в каждом Он, в себе и каждому осталась,
Искать Его и этому учить.

Ну, разве кто, что Бог, внутри его, допустит,
Чтоб, как Толстой, искать его начать,
Но, если наше всё, для многих, только Пушкин,
Но кто его в айфон скачает для прослушки,
И будет в нём Толстого изучать?

1 марта 2024 года

Рубрика: Вера в Бога, Писатели и поэты | Метки: , , | Комментарии отключены

Как иудейская пасха, закончилась возникновением христианства, и чья в том «заслуга»

В романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» имя Афрания носит начальник тайной стражи прокуратора Иудеи Понтия Пилата, поэтому не исключается, что он вполне мог быть внуком (или правнуком) Луция Афрания – древнеримского писателя комедий, который родился около 150 года до н. э., и не исключено, что внук (или правнук) писателя-комедианта, мог вполне участвовать в «божественной комедии», связанной с воскресением Иисуса Христа.

Константин Коханов: Как иудейская пасха, закончилась возникновением христианства, и чья в том «заслуга».

Опять пришёл, опять не вовремя,
Евреи снова не поймут,
Что их донос, известным органам,
Они же мне, передадут.

Опять сижу у прокуратора,
Донос, читаю на себя:
Зачем Иуду-провокатора,
Я бил ногами без суда.

Ну, что же взять с меня Афрания,
Комедианта всех времён,
Каких там прав, ещё попрание,
Когда, кто прав, не разберём.

Воскрес «Распятый», чьи старания?
Смешно писать, об этом, в Рим,
Мессию ждут, поднять восстание,
А мы «о чуде» говорим:

Где сняв с креста, пророка спрятали,
Зачем искать, когда воскрес?
В еврейском храме настоятелям,
Он стал мерещиться с небес.

Иуду всё-таки зарезали,
Никто убийцам не мешал,
Им совершить, своё возмездие,
Признался я, что оплошал.

Расстроил этим прокуратора,
Остался Левий не причём,
Донос отправлен императору,
«Как был» с еврейским сургучом.

Первосвященник пусть надеется,
Что прокуратора сместят,
Но легион, куда он денется,
И пять других здесь разместят.

А Палестину, ещё вытопчет,
И наш четвертый легион:
Один воскрес, его вычтете,
Зачем мне мёртвых «миллион».

Ну, что же взять, с меня Афрания,
Комедианта всех времён:
«Каких там прав, ещё попрание,
Когда, кто прав, не разберём».

Мессию ждут, восстать готовятся,
Чтоб посягнуть, на Рима власть,
Но Храм снесут, он не отстроится,
Не только Рим, и Бог не даст.

Века пройдут, евреи съедутся,
Им в Палестине «повезёт»,
Одни остаться, в ней надеются,
Не зная, что произойдёт:

У Бога нет народов избранных,
За счёт чужих, в раю не жить,
Там места нет, потомкам изгнанных,
Из рода Каина, кто «жид».

Не верит кто, пусть вспомнит прошлое,
За что Пилата не простят,
Кого прощал, народ на площади,
И сам решал, кого распять?

Осудит кто, теперь Афрания,
Комедианта всех времён,
Что всё решал, за всех заранее,
И не причём, был «игемон».

Не тронул всё-таки «апостолов»,
Пергамент им не пожалел,
Как будто знал, кто будет после них,
Искать, «что истина», уже.

«Краткая библейская история»

Людям Бог дал Скрижали,
Моисей Их разбил,
Что Они выражали,
Очень скоро забыл.

А потом, будто вспомнил,
Первый в мире делец,
Что наступит всем полный,
Страшный вскоре конец.

Испугались евреи,
И в пустыню ушли,
Сорок лет жопы грели,
Для спасенья души.

А вокруг как-то люди,
Обходились без них,
И Тельцам хоть молились,
Но на землях своих.

А евреи остались,
Как бы все в стороне,
А потом размечтались,
В раз о райской стране.

Потеснили народы,
Свой построили храм,
И без войн дальше годы,
Стали редкими там.

И пороли их греки,
Да и римлян их сёк,
Но Мессия их некий,
Не сошёл с неба в срок.

И не сходит поныне,
Освятить, чтоб порок:
Манны с неба в пустыне,
Заготовленной впрок.

Людям Бог дал скрижали,
Моисей Их разбил,
А они выражали,
Как всех нас Он любил:

I. Что одной люди расы;
II. Нет любимых святынь;
III. Не о теле раскрасе,
Суть общения с Ним.

Верят жизни Основа,
С Богом «Ветхий Завет»,
Но от Бога в Нём «Слово»,
Только «Будет» и «Свет».

2007

Остальное рассказы,
Много в них небылиц:
Кто Христос, знают разве,
И его знавших лиц.

Было всё при Пилате,
Лишь в каком-то году,
И Христа, кто-то схватит
В Гефсиманском саду:

Где смущал иудеев,
Самозваный пророк,
Их в Мессию не верить,
И отец его Бог,

Что к нему вознесётся,
Пострадав за людей…
И что вскоре найдётся,
Его выдать злодей.

Кем был схвачен Христос?
Ясно – стражей их храма,
Приказал кто, – вопрос,
Чья разыграна драма?

Кем опознан пророк,
Лишь Иудой, известно,
Получил кошелёк,
Там же сразу на месте.

Он за сребников тридцать,
Страже выдал пророка,
Чтоб потом удавиться,
Там с распоротым боком.

Говорят, что Пилат,
Отомстил за Пророка,
Был хотя он распят
Им, – не выступил против.

Утвердил приговор
Сам, синедриона,
Лишь, вступая с ним в спор,
Даже пальцем не тронув.

Этим был оскорблён,
И унижен «жидами»,
Был Иуда казнён,
И других казней ждали.

И «Первосвященник»,
Всё понял без слов,
Козлом отпущенья,
Сам стать был готов.

Христа на Голгофе,
Тогда не убили,
Толпу разогнали,
И там «воскресили»:

Три дня от побоев,
«Стирали следы,
Но разве все скроешь,
Но стали бледны.

Ещё сорок дней,
Проповедовал всюду,
Пророк вновь везде,
Обещал счастье людям.

А после вознёсся,
Как все говорят,
Сказав, что вернётся,
Зачем ему врать.

В синедрионе,
От злобы тряслись,
Что кто-то, их кроме,
Мог ересь нести.

Просить разобраться,
Хотели Пилата,
Но только Пилат,
Смог «так руки умыть»,
И вытереть их,
Так сумел «постараться»,
Что вместе с Христом,
До сих пор не забыт.

2024

Рубрика: "Всемирная история", Вера в Бога | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

«Нам это хорошо знакомо, простить участников погромов, и мрази судьбы не ломать…»

«Нам это хорошо знакомо, простить участников погромов, и мрази судьбы не ломать…»

Муфтий и спортсмены попросили снисхождения для погромщиков в аэропорту и на взлётной полосе Махачкалы, даже, не смотря на то, что на кого они напали, был один ребенок на коляске и на аппарате ИВЛ, которому также пришлось прятаться от участников погромов, вместе с остальными пассажирами, прилетевшего из Тель-Авива самолёта.

Константин Коханов: «А мусульмане не подсудны, как им в России знают трудно, везде прохожих избивать…»

Нам это хорошо знакомо,
Простить участников погромов,
И мрази судьбы не ломать:
Найдутся муфтии, спортсмены,
В Кремле с Песковым там Ельцмены,
Евреи, кто Чубайса сменят,
Лишь только русских обвинять.

А мусульмане не подсудны,
Как им в России, знают трудно,
Везде прохожих избивать,
Им все российские законы,
В их всех «анклавах», не знакомы,
Всегда готовы на погромы,
Всегда их есть, кому скрывать.

Хотя с евреями, все также,
Кто срал на Родину однажды,
Потом ещё прощался дважды,
Как Макаревич и сейчас,
Уже призывы раздаются,
Кто предал нас, должны вернуться,
И ни за что, не отвечать.

Элите, как переобуться,
Когда о сволочи пекутся,
Сокуров любит подлецов:
Пусть Макаревич пел фашистам,
Был для Прилепина артистом,
И Михалкову был Сенцов,
Лишь режиссёр, не террористом.

Мораль двойная налицо,
Идёт война, конца не видно,
И кто стране плюёт в лицо,
Он, как герой, в конце концов,
Назад вернётся, мы же быдло,
Кому за Родину обидно,
Что враг взял Родину в кольцо.

2 ноября 2023 года

Рубрика: Шизофрения протеста | Метки: , , , , , , , , | Комментарии отключены