Писатель Лев Толстой и старовер-отшельник Карп Лыков – разные судьбы с одним и тем же концом

Константин Коханов: Писатель Лев Толстой и старовер-отшельник Карп Лыков – разные судьбы с одним и тем же концом.

Изучая и прослеживая жизнь Л.Н.Толстого по документальным источникам и заслуживающих внимания воспоминаниям его современников, Константин Коханов в течение пяти лет, старался по возможности сделать описание каждого дня его жизни. При этом, он постоянно, как и многие из литературоведов, задавался вопросом, почему великий русский писатель, когда «опростился», не проверил на себе правильность своего религиозного учения, жить только за счёт своего труда, как все в России крестьяне и «бросил барскую жизнь, которая противоречила его убеждениям», только накануне своей смерти?
Ответ на этот вопрос, оказывается, был дан, практически сразу после смерти великого русского писателя и был найден Константином Кохановым, когда он знакомился с материалами книги И.А.Бунина «Освобождение Толстого» (СС в 9-ти томах, М., Художественная литература, том 9, 1967 г.). И.А.Бунин в своей книге, в частности, пересказывал воспоминания писательницы Екатерины Михайловны Лопатиной (писавшей под псевдонимом К.Ельцова), отметив, как она просто объяснила причину бегства Льва Толстого из Ясной Поляны, ссылаясь только на слова врача:

«…Один врач психиатр сказал мне, что уход (Льва Толстого) был началом воспаления лёгких, что у стариков при этой болезни очень часто является потребность движения, стремления куда-то (уйти).

Когда И.А.Бунин рассказывала об этом, слушавшие «либералы», конечно, – ужасно возмущались:

– Низводить величие гения, бросившего жизнь, которая противоречила его убеждениям, на степень старческого заболевания – это непростительно!» (стр.81).

Можно сказать и у Константина Коханова, вначале была реакция, как у «либерала», но он всё-таки посчитал уместным, отметить и эту версию ухода Льва Толстого из Ясной Поляны и поэтому начал свою книгу «Астаповская Голгофа» практически с медицинского заключения о причинах смерти великого писателя. А так как Константин Коханов в своём творчестве не ограничивался только одним Львом Толстым, то можно сказать, сам неожиданно пришёл к такому же выводу, о причинах бегства великого русского писателя из Ясной Поляны, как и упомянутой И.А.Буниным психиатр. Правда, произошло это, не при детальном изучении воспоминаний современников Льва Толстого о его последних днях жизни, а, когда он прочитал историю о последних днях жизни старовера-отшельника Карпа Осиповича Лыкова, о котором рассказал в своей книге «Всё это было» журналист Василий Песков.
Посетивший Агафью, после смерти Карпа Лыкова, в марте 1988 года, Василий Песков рассказывает в своей книге «Таёжный тупик», о том, что они, «тщательно с Агафьей посчитали: умер (Карп Осипович) на восемьдесят седьмом году. Умер можно сказать от старости. В последнее время, ни в каких делах старик не участвовал – лежал, поднимаясь только поесть и молитве.

В феврале стало замечаться помутнение рассудка – всё пытался куда-то пойти. 15 февраля, выйдя за дверь, упал, и Агафья с трудом втащила его в избу. Полежав полчаса, опять устремился наружу.

Обливаясь потом, Агафья вволокла его в дверь, уложила у печки. Уснув под храп и хрипы отца, на рассвете Агафья встрепенулась от тишины: «Подбежала, а он холодный…».

Врач Игорь Павлович Назаров, на основании своих медицинских наблюдений за Лыковыми, считает, что Карп Лыков, как и его сыновья с дочерью, умер от пневмонии.

«Пневмония (воспаление лёгких) это – острое заболевание дыхательной системы человека, характеризующееся инфекционным поражением тканей легких. Даже, не смотря на достижения современной медицины и появление новых эффективных антибактериальных препаратов, пневмония является чрезвычайно распространенным и угрожающим жизни заболеванием.

Следует отметить, что «особенность протекания пневмонии у пожилых людей – возможное отсутствие характерных признаков начальной стадии этого заболевания, таких как температура, кашель, боли в груди. Вначале болезни пожилые люди становятся слабыми, вялыми, у них пропадает настроение и аппетит. В отдельных случаях пневмония у пожилых людей начинается с возбужденного состояния и бреда». http://www.skalpil.ru/4211-pnevmoniya-atakuet-pozhilyh-lyudey.html

Как мы видим все симптомы начальной стадии проявления заболевания пневмонией у Карпа Лыкова, такие же, как и у Льва Толстого. Если «уход или бегство» Льва Толстого были истолкованы его единомышленниками, как его стремление наконец-то самому начать жить, согласно со своими убеждениями, то чем можно обосновать «стремление куда-то уйти или убежать» Карпа Лыкова, как мы видим, только болезнью. У одного не было выхода из «таёжного тупика», а другого загнали умирать в «астаповский тупик», «близкие по духу Льву Толстому», люди, во главе с младшей дочерью Александрой. Агафья хотя бы затащила отца умирать в «родной» дом, в отличие от Александры Львовны Толстой, которая сама, по сути, помогла отцу, убежать из родного дома, умирать под чужой крышей (Константин Коханов «Астаповская Голгофа» М.,2015, стр.1354-1356).

Рубрика: Воспоминания | Метки: , , , , , , , , | Добавить комментарий

Какой Джон Маккейн «герой», лишь знает Пётр Порошенко

Константин Коханов: Какой Маккейн «герой», лишь знает Порошенко

О чём с Маккейном было говорить?
Мог разве с ним Лавров договориться,
Когда хотел он Путина «свалить»,
Чтоб им могла Америка гордиться.

«Опущенный» советскою ракетой,
Таким же «сбитым лётчиком» затем,
Лишь «выяснил», что не было секретом,
В тюрьме «стонал» он, женщиной, под кем.

«Отпет» был Порошенко-пидорасом,
И геями Кличко с Кара-Мурзой,
Что даже Трамп уехал восвояси,
Не окропил умершего слезой.

Маккейн, сам двадцать пять, угробил самолётов,
И авианосец, он чуть не потопил,
К «Герою» представляли, всех таких пилотов,
Но к Брежневу доклад, о нём не поступил.

Пора бы конгрессменам с Маккейном разобраться,
И скидок всех на климакс, Клинтон не давать,
И может быть, не стоит им, на Трампа обижаться,
Что он к Терезе Мэй, не лез ещё в кровать.

Оставят, тогда может, Путина в покое,
И не будут санкций, новых, добавлять,
Ничего не выгорит, дело ведь пустое,
Глупое, как виски, нефтью разбавлять.

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Что делать, если правит мразь, И в оппозиции подонки?

Константин Коханов: Пора Владимиру Путину передать свой пост Сергею Собянину, как ему передал свои «полномочия» Борис Ельцин.

Что делать, если правит мразь,
И в оппозиции подонки,
Патриотизм, коль напоказ,
Весь наш останется потомкам:

Терпеть и знать, что будет жрать,
Элита вся и ртом, и жопой,
Так лишь надеяться и ждать,
Что Бог хотя бы не солжёт нам.

Так из кого, нам выбирать?
Чем, кто бессовестней, тем лучше,
Так их бы Богу покарать,
Но Бог смирению лишь учит.

Зачем Москвы, нам прежний вид,
Фасады довоенных зданий,
Не дали немцам разбомбить,
Собянин их ломать как, знает.

За москвичей решает он,
Где жить кому, и что построить,
Давно Премьера превзошел,
И места Путина достоин.

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: СПС – Стихотворная политическая сатира

Константин Коханов: СПС – Стихотворная политическая сатира

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , | Комментарии отключены

«Бывает разная война»

Константин Коханов: «Бывает разная война»

Бывает разная война,
Порой невидима она,
Без свиста пуль и взрыва бомб,
Под гром орудий,
Без груза двести и наград,
Но есть в ней каждой Сталинград,
И до сих пор не кончен бой,
И гибнут люди.

Всё хорошо, но не для всех,
Кому-то слава и успех,
Кому-то только выносить,
За них помои,
Кому-то гибнуть за Донецк,
Купить билет в один конец,
Зачем? – кому, его спросить, -
И кем он, понят?

Пусть Макаревич, просто мразь,
И льёт на Родину, кто грязь,
Такие все, ещё в Кремле,
Рукопожатны,
Под Розенбаума косят,
Всё ждут, прибалты нас простят,
За тех, лежит, кто в их земле,
Мешая, жрать им.

Рубрика: Война на Украине | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

«110 лет со дня падения Тунгусского метеорита. Что можно теперь сказать о предполагаемом месте падения Тунгусского метеорита или об эпицентре его взрыва?»

Знакомясь с рассказами очевидцев, просто удивляешься, как их наблюдения можно было связать с полётом «Тунгусского метеорита». Всё в их рассказах больше напоминало впечатления от пережитой ими «страшной бури» и прохождения над ними или рядом с ними одного или нескольких смерчей. В показаниях трёх основных очевидцев, находившихся на относительно небольшом расстоянии друг от друга, ясно указывается, что страшная буря была вызвана не взрывной волной от упавшего метеорита. Конечно, взрывная волна могла бы повалить на большой площади тайгу, как и поднять в воздух чум и разметать по тайге людей и оленей, снести часть горы и образовать в результате завалов в руслах рек и ручьёв новые озёра, но вот только действие «такой космической бури» носило бы кратковременный характер.

А что, собственно говоря, можно почерпнуть из рассказов очевидцев, если, непредвзято, снова просмотреть (прочитать) их показания. Акулина, её муж Иван и Василий Охчен спали, когда утром, чум вместе с ними, налетевшим вихрем был поднят над землёй и затем упал на землю. Акулина и Иван потеряли сознание и, когда сознание к ним вернулось, они увидели горящий вокруг лес. Много лесу было повалено, но кругом слышался какой-то шум. Василий проснулся в тот момент, когда сорвало чум и его сильным толчком отбросило в сторону. Сознание он не терял и поэтому слышал невероятно сильный продолжительный гром, чувствовал, как тряслась земля, и видел, как падали деревья. При этом, он также отмечает, что всё вокруг было застлано дымом и мглой. Вскоре, когда гром стих, ветер прекратился, но лес продолжал гореть. Дети эвенка Подыги Чекарен и Чучанча были разбужены сильным грохотом. Повсюду слышались удары, сотрясение земли, сильный треск и шум. Страшная буря, от которой трудно было удержаться на ногах, вблизи их чума валила лес. Вдали, по направлению на север, было видно какое-то облако; после они убедились, что это был дым.И, наконец, Иван Аксёнов, первоначально в своих показаниях Виктору Коненкину говорил, что вдруг, над его головой, небо стало красным, потом какая-то сила отбросила от него лося, и стало темно. Когда он очнулся, валились или уже были повалены деревья, собаки не было. И вот тогда Аксёнов увидел летящего к нему или на него «дьявола», «длинного, как таймень, серого с круглыми, как окошки, глазами». Аксёнов от страха упал на землю, лицом вниз, стал молиться, и только это считает он, тогда его и спасло. «Дьявол» покружился над ним и улетел. А вот, что говорят о пожаре Акулина, Василий Охчен и Иван Аксёнов: «После бури лес продолжал гореть. И только Аксёнов и Павел Даонов пошли тушить пожар. Если на его стойбище, по его словам эвенки очухались только к вечеру, становится понятно, что пошли тушить тайгу не сразу, и вторично рассказывая, как всё было на самом деле, Иван Аксёнов уточняет, что лишь «на другой день» в той стороне, где он видел огонь, стала гореть тайга. Складывается впечатление, что тайга загорелась оттого, что разметала у чумов костры, и это мало походило на пожар, а больше было похоже на горение сухой травы, ягеля и мха, а также только некоторых сухих, стоящих или поваленных ветром рядом с чумом деревьев. Если бы это был настоящий таёжный пожар, то эвенкам впору было думать не о тушении огня, а только о том, как бы самим выбраться живыми, из охваченных огнём мест.

Если бы все эти показания очевидцев прочитал в какой-нибудь летописи любой метеоролог, он, не раздумывая, мог бы сразу сказать, что это был обыкновенный смерч и вызванная им сильная буря. В связи с этим учёным следовало бы придать больше значения, не только рассказам этих трёх очевидцев, а вообще показаниях всех опрошенных лиц, особенно в части указанного ими времени полёта Тунгусского метеорита или наблюдавшихся ими атмосферных световых и акустических явлений в течение времени суток – утром, в обеденное время или после обеда. И уже потом судить о форме и цвете наблюдаемого объекта, с целью уточнения траектории его полёта.

Самое интересное заключается в том, что Леонид Кулик не смог убедить всех учёных в Академии наук, что найденный им «радиальный вывал тайги в окрестностях Ванавара имеет отношение к падению Тунгусского метеорита, не смотря на предоставленные им фотографии.

Со слов академика Е.Л Кринова (помощника Л.А.Кулика в его третьей экспедиции 1929-1930 года), «мы знаем, что основной характерной особенностью, установленной Л. А. Куликом ещё в первую его экспедицию в 1927 г. для предполагаемого места падения метеорита, является вывал леса. Местами (этот вывал леса) переходит в сплошной (вывал), с радиальным расположением поваленных деревьев, ориентированных корнями на котловину, а вершинами наружу. Этот вывал леса и был принят за главный и несомненный признак падения здесь метеорита, а котловина, вокруг которой проявляется радиальность вывала леса,— за место падения метеорита».

Леонид Кулик и Евгений Кринов, фотографии из книги Бориса Вронского «Тропой Кулика» (М., Мысль, 1968, вкладка после стр.192)

Правда, Е.Л.Кринов делает в своей монографии «Тунгусский метеорит» (М-Л, 1949) оговорку, что «радиальный характер вывала леса был установлен Куликом в пределах лишь ближайших окрестностей котловины, когда он обследовал вершины и гребни окружающих ее сопок, в радиусе не более 5 – 8 км, считая от центра котловины…

Тем не менее, сам Е.Л.Кринов, хотя обследовал далеко не всё место «тунгусской катастрофы» и то в нарушении запрета своего начальника этого не делать, осмотрел лично около 40 кв. км, и о своих личных впечатлениях, написал следующее:

1. «Вывал леса действительно внушал представление о происшедшей в данной местности грандиозной катастрофе. Наоборот, не говоря уже о торфяниках, которые мы исключаем, как места падения метеорита, само Южное Болото казалось обыкновенным образованием ландшафта. Более того, при самом тщательном осмотре ближайших к нему участков, вплоть до края болота и, особенно, в западной его части, т.е. в непосредственной близости от места взрыва, всё оказалось самым обычным и естественным…»

2. «С вершин северных сопок автор хорошо видел синеющую тайгу, расположенную сразу же за Лебединым озером (Чеко) и уходящую к северу от него. Насколько можно было определить во время наблюдений, с расстояния около 6 – 8 км, этот участок уцелевшей тайги расположен на возвышенном, ничем не защищенном месте. Поэтому сохранность леса от действия взрывной волны в указанном месте совершенно непонятна…»

3. При просмотре аэрофотоснимков северо-западного, западного и юго-западного участков, расположенных на расстоянии 2 – 4 км от Южного Болота, т. е. на внутренних, очень пологих склонах котловины, обнаружены места с очень мощным вывалом леса, ориентированным на Южное болото. Однако в этом участке была обнаружена полоса почти сплошного вывала леса, ориентированная на северо-западный торфяник котловины… По-видимому, этот вывал леса полосой, не согласный с общим радиальным вывалом, был образован обычным сильным ураганом, уже после падения метеорита…»

4. «Далее на указанных участках бросалась в глаза неравномерность вывала леса – «выхватывание». В некоторых местах можно было видеть отдельные поляны, где лес был повален начисто. Но тут же рядом наблюдались участки с сохранившимся на корню растущим лесом. Контуры площадок с вывалом леса неправильные и какой-либо ориентировки их по отношению к Южному Болоту не усматривается…»

5. «Следует отметить ещё одну интересную особенность действия взрывной волны. Во многих местах, как внутри котловины, так и вне её, но в зоне распространения ожога, неоднократно встречались уцелевшие на корню одиночные старые лиственницы, совершенно лишенные боковых ветвей. Очевидно, последние были сорваны воздушной волной, однако самые стволы деревьев (хлысты) уцелели и даже не были обожжены. В результате за прошедший после падения метеорита промежуток времени они обросли густыми молодыми побегами и приобрели теперь совершенно необычную форму, напоминающую форму пирамидальных тополей или кипарисов…».

Из выделенных Константином Кохановым пяти личных впечатлений Евгения Кринова от вида «радиального вывала тайги», приведённых в его монографии «Тунгусский метеорит», особого внимание заслуживает, отмеченное под №4, о «неравномерности вывала леса – выхватывание». Можно было видеть, что рядом с полянами, где весь лес был повален начисто, находились участки с сохранившимися на корню и растущими деревьями.
Удивительно, почему Евгений Кринов не придал значения сохранившимся на корню участкам тайги рядом со сплошным вывалом деревьев, видимо, не знал, хотя в это трудно поверить, что одной из особенностей движения смерчей является их прыгание. Пройдя какое-то расстояние по земле, смерч может подняться в воздух и не касаться земли, а затем снова опуститься и, соприкасаясь с поверхностью земли, снова продолжая вызывать большие разрушения.

Например, чудовищной, невероятной силой обладал смерч, который зародился 8 июля 1984 года на северо-западе Москвы и прошёл почти до Вологды (до 300 км), по счастливой случайности минуя крупные города и села. Ширина полосы разрушений достигала 300-500 м. Сопровождалось это выпадением крупного града. Ужасающими были последствия другого смерча этого семейства, получившего название «Ивановское чудище». Он возник в 15 км южнее Иванова и прошёл зигзагообразно около 100 км через леса, поля, пригороды г. Иваново, далее вышел к Волге, уничтожил турбазу «Лунево» и затих в лесах близ Костромы. Только в Ивановской области существенно пострадали 680 жилых домов, 200 объектов промышленного и сельского хозяйства, 20 школ, детские сады. Без крова остались 416 семей, разрушено 500 садово-дачных строений. Более 20 человек погибли (http://www.grandars.ru/shkola/bezopasnost-zhiznedeyatelnosti/uragany-i-buri.html).

У торнадо 31 мая 2013 года в штате Оклахома, скорость ветра в районе города Эль-Рино (El Reno) достигала 475 километров в час, что соответствовало максимальной измеряемой категории F5 по расширенной шкале Фудзиты. Этот торнадо стал самым широким в истории. По данным НОАА, диаметр атмосферной воронки достигал 4,16 км и оставил на земле след протяженностью 25,9 км.
Предыдущий рекорд ширины составлял 4 км и принадлежал торнадо категории F4, который 22 мая 2004 года обрушился на Уилбер-Халлам, штат Небраска.
Вертикальный ворот, ударивший по Эль-Рино, был в 2 раза шире, чем шторм, разрушивший город Мур, в штате Оклахома, 20 мая 2013 года, последствия которого метеорологи США сравнили со взрывом атомной бомбы. При этом специалисты считают, что смерч разрушивший город Мур по силе в 8 раз превзошел бомбу, сброшенную на Хиросиму. (https://piter.tv/event/Tornado_v_Oklahome_bil_v/).
Таким образом, менее чем за две недели Центральная Оклахома подверглась удару сразу двух суперторнадо (F5). Для сравнения, на всей территории США за весь рад наблюдений, с 1950 года, таких явлений было «всего» 60. Шкала Фудзиты разработана для классификации торнадо и содержит 13 категорий, от F0 до F12. При этом категории от F6 до F12 являются чисто теоретическими, поскольку скорость ветра в них превышает 512 км/ч, а ее просто невозможно измерить, так как не уцелеет ни один прибор. Такие торнадо называют «апокалипсическими». Вне зависимости от скорости ветра максимальная категория таких торнадо всё равно всегда будет F5. (https://www.gismeteo.ru/news/stihiynye-yavleniya/tornado-nablyudavshiysya-v-oklahome-31-maya-ustanovil-rekord-shiriny/).

В повести Константина Коханова «Поиск Тунгусского метеорита. Малоизвестные герои драмы ХХ века. Виктор Григорьевич Коненкин. Часть 1 – Часть 4», автором подробно рассматривались попытки Леонида Кулика, как и после его Евгения Кринова, не говоря уже о сменивших их последователях от Кирилла Флоренского (КМЕТ) до Николая Васильева (КСЭ), доказать, что обнаруженный Леонидом Куликом вывал тайги, действительно является эпицентром взрыва Тунгусского метеорита.

При этом автора этой повести всегда удивляло, что при описаниях радиального вывала тайги и самой местности, ни кем из исследователей «Тунгусского феномена» никогда не заострялось внимание на то, что «радиальный вывал тайги» находится в зоне вечной мерзлоты. Её ледяная граница, в зависимости от прогреваемости почвы даже летом, находится на глубине в основном 15 – 50 см, и поэтому сама тайга в тех местах, представляет собой, как бы единый живой организм с переплетёнными, доходящими до этой глубины корнями. Поэтому для того, чтобы повалить почти сплошь все деревья на значительной площади в тех местах, хватило бы силы средней мощности ураганного ветра, который в европейской части России, на такой же площади, повалил бы только отдельные деревья. В «Части 4» (http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=101) этой повести, Константин Коханов подробно рассмотрел разрушительное действие смерчей (торнадо), которые обрушились на штаты Канзас и Миссури в США 29 и 30 мая 1879 года. Для этого он воспользовался «детальным и полным освещением этих 9 смерчей, которое сделал американский метеоролог Джон Финлей («Report of the Tornadoes of May 29 and 30, 1879», Вашингтон, 1881). Из девяти обрушившихся в те дни, в основном на штат Канзас смерчей, Джон Финлей выделил нанёсшие наибольшие разрушения два идущих друг за другом смерча Ирвинг, два смерча Дельфос и смерч Ли.

Действительно тому, кто интересуется проблемой Тунгусского метеорита и тем более занимается изучением обстоятельств его падения, а может быть даже поиском этого космического тела, было бы полезно ознакомиться сделанным Джоном Финлеем описанием прохождения этих смерчей на американскими штатами. Это нужно сделать, хотя бы только потому, что в описании содержатся ответы на некоторые вопросы, связанные с радиальным вывалом тайги, чем вызвано скручивание некоторых стволов деревьев и чем вызван их «специфический» ожог, который объясняемым сейчас тепловым воздействием на них воздушного взрыва космического гостя:

«Ирвингский смерч начался с того, что 30 мая 1879 года к югу от небольшого местечка Ирвинг, на севере Канзаса, над высокой степью в 4 часа после полудня появились два необыкновенных облака, чёрных и плотных, нависших над землей.
Встретившись, они слились в одно облако, в котором начались бешеные вращательные движения; отдельные обрывки облаков с молниеносной быстротой устремлялись вверх.
Начался дождь и крупный град, а минут через пятнадцать на нижней поверхности облака возникла воронка. Быстро удлиняясь, она приняла форму огромного хобота и достигла земли. Немедленно начались разрушения, которые продолжались 3 часа, в течение всего 150-километрового пути смерча.
Второй смерч прошёл над Ирвингом на несколько десятков минут позже первого и значительно отличался от него по форме.

Четко ограниченная воронка отсутствовала, но разрушительная сила его была ещё больше. Вероятно, это был низкий, широкий смерч с расплывчатыми очертаниями. Вблизи он напоминал чёрное облако, сильную бурю, двигавшуюся прямолинейно, но следы вращения были очевидны. Его путь был северо-восточного направления и шириной от 100 до 300 метров Разрушения были ужасны. Местами путь расширялся до 1500-2000 метров.

Вот тут-то и случилось самое удивительное. Перейдя Большую Голубую реку, воронка упёрлась в высокий и крутой обрывистый берег, не смогла преодолеть его и загнула к западу. При этом сила её резко увеличилась, и когда она встретила на пути новый железный арочный мост, то подняла его и сбросила в воду. Далее воронка пошла вдоль обрыва до первого оврага, свернула в него и пошла по старому северо-восточному направлению. Оставим её на время и вернемся к мосту.
Мост был новый, железный, длиной 75 метров и стоял как раз поперёк движения смерча. Воронка, коснувшись его, подняла стальную громадину, и подняла так быстро, что каменные быки, на которых лежал мост, почти не пострадали: у одного быка даже уцелел цемент сверху, а у другого сорвало всего два камня.
Подняв громадное стальное сооружение, воронка в воздухе изогнула и закрутила его с невероятной, совершенно исключительной силой. Вся структура моста превратилась в плотный свёрток стальных планок и канатов, порванных и изогнутых самым фантастическим образом.
Свёрток был настолько компактным и такого небольшого диаметра, что полностью исчез в воде, хотя глубина реки была 1.5-2 метра.
Мост летел с быков до воды всего несколько секунд, и за эти секунды сложное, красивое и прочное сооружение было превращено в длинный свёрток. Такова была сила вращения в стенах воронки, скорость которой, несомненно, превышала сверхзвуковую.

Этим удивительным событием ирвингский смерч закончил свою разрушительную деятельность, поднялся в воздух и исчез в темноте.
Его материнское смерчевое, грозовое облако продолжало ползти дальше на северо-восток. Сопровождавшие его шквальные ветры в ряде пунктов вызвали разрушения, но это уже был не смерч.

Эпопея ирвингского смерча, его длительный путь со сплошными разрушениями, сотни уничтоженных зданий, десятки убитых людей, корова и мальчик, благополучно летавшие над лесом, громадный железный мост через реку, поднятый, скрученный и брошенный в воду, живые голые цыплята, бегающие по степи, все это поразительные, но для большого смерча обычные явления.

Дельфосский смерч, названный по имени местечка Дельфос в Канзасе, относился к той же группе смерчей 29 и 30 мая 1879 года, что и ирвингский смерч. Вероятно, он был связан с тем же громадным и высоким грозовым облаком, которое дало начало ирвингскому смерчу и восьми другим, убившим 42 человека и сопровождавшимся ужасными разрушениями.
Это облако появилось над Канзасом после полудня; первая воронка из него образовалась около 2 часов дня, последние – около 6 час.

Дельфосская воронка возникла в 3 часа дня и исчезла в 4 ч. 25 м. За это время она прошла около 70 км со скоростью 50 км/ч. Она отличалась своей свирепостью. Проходя через реку Салин, она сорвала верхушки деревьев, но бурелома после себя не оставила, снова опустилась и двинулась почти по прямой линии к речке Солт Крик.

Самые страшные разрушения начались у реки Соломон и непрерывно продолжались, пока смерч проходил рядом с местечком Дельфос. Само местечко осталось совершенно нетронутым.

Перейдя реку, путь смерча расширился до 2.5 км и вошёл в лес. Здесь ужасная сила воронки проявила себя полностью. Громадные старые деревья ломались, как прутики, а молодые скручивались в верёвку. У многих деревьев были содраны все листья и ветки, остались одни голые стволы.

Масса бурелома перегородила все русло реки, образовав небольшое озерко.
Многие видели, что, когда воронка пересекала реку, дно ее обнажилось на всём пути, так же как у Москвы-реки во время смерча 1904 году.
Высосав воду и ил со дна реки, хобот смерча превратился в ужасную массу воздуха, воды и ила, вращающуюся с безумной скоростью. Его разрушительная сила была чрезвычайной.
Когда смерч подходил к Дельфосу, один наблюдательный горожанин по фамилии Макларен находился на возвышении, с которого было видно очень далеко, и спокойно наблюдал за смерчем.
Как рассказывал Макларен, сначала надвинулось чёрное, низкое, плотное облако и пошёл дождь с необыкновенно крупным градом. Затем на нижней поверхности облака, почти горизонтальной, в разных местах начались какие-то странные движения. Скоро они приняли спиралевидную форму и из спиралей начали отвисать многочисленные тонкие воронки. Они непрерывно изменяли свою, форму, то появляясь, то снова исчезая в облаке, грациозно качаясь и изгибаясь, они напоминали «танцующих фей».

Через некоторое время они исчезли, сменившись громадным, тёмным хоботом высотой около 150 м, почти, но не совсем достигшим земли. Через несколько минут хобот ударился о землю, навстречу ему поднялся конический каскад пыли. Слившись вместе, они приняли форму песочных часов. В таком виде смерч и двинулся дальше, уничтожая всё на своем пути.
Когда он переходил через небольшую речку, то засосал вверх массу воды и ила. Они повисли вокруг главной воронки в виде футляра. Смерч получил редкую форму, напоминающую бокал. Скоро вода и грязь упали на землю, и в своей обычной форме смерч двинулся дальше. Большая часть этой воды и ила обрушилась на ферму Крона, принеся незабываемое им несчастье.

Услышав отдалённый грохот, как от сотни поездов, Крон вышел из дома. На расстоянии около 3 км он увидел гигантскую чёрную воронку, с резкими очертаниями, ползущую по земле и наполненную обломками. Она то утолщалась, то утончалась, непрерывно изгибаясь.

Он бросился обратно в дом с криком: «Торнадо, торнадо, уходите из дома скорее!». В доме было около двадцати человек. Все бросились бежать, но было поздно.
Гигантский хобот схватил хозяина, бросил его на землю, снова поднял его, снова бросил и покатил по земле. Сам Крон жестоко пострадал, но остался жив.
С другими было хуже: его дочь, бежавшая рядом с отцом, была подхвачена в воздух, пронесена 200 метров и брошена на изгородь из колючей проволоки. Вся одежда с неё была сорвана, а тело и волосы пропитаны грязью. Она была моментально убита.
Столбы, на которых держалась проволока, были вытащены из земли, проволока сорвана с них и закручена в громадный бесформенный ком.
Сын Крона в одно мгновение перенесен в поле, весь окатан в грязи и убит. У другой дочери нога была проткнута доской, которая оставила зияющую рану около 15 см длиной; рана была наполнена гвоздями, грязью и щепками.
Остальные члены семьи все были более или менее серьёзно ранены. Особенно пострадали женщины, с которых неизменно сдиралась одежда, а волосы настолько пропитывались грязью, что их приходилось срезать у самой головы, – иначе удалить грязь с головы было невозможно.
Двое мужчин, прибежавших в дом искать убежище, трагически пострадали. Один заполз в амбар, но вместе с ним был поднят, затем брошен на землю, снова поднят, снова брошен, и потом его волочило по земле, как тюк зерна. Он был изуродован и убит. Другой спрятался в стог соломы, но стог взлетел, распался на соломинки, и мужчина полетел с ними. Как высоко он летел, он не знает. В воздухе он схватил за гриву летящую рядом лошадь, но лошадь вырвало из рук и его опустило на землю со шляпой в одной руке и пучком конских волос в другой. Его ранило, но он остался жив.
В это время Крон лежал на земле и видел, как над ним летели телега и лошадь. Потом оказалось, что телега, запряженная двумя лошадьми, стояла у амбара. И телегу, и лошадей подняло в воздух и понесло. Тут-то мужчина, летевший рядом, и схватил одну лошадь за гриву, но не удержал. От телеги не нашли и следов. Одна лошадь пропала, а другая была убита.
Огромный, прочный и высокий амбар был разнесен в щепки. В нём находилось шесть лошадей, восемнадцать жирных свиней, куры и кошка. Две лошади были убиты сразу, остальных пришлось застрелить, – так жестоко они были ранены летевшими обломками. Все свиньи были уничтожены. Одна из них, весившая 120 кг, была проткнута балкой длиной 2 м и 15 см в поперечнике, другая – доской от забора; третью насквозь проткнул заостренный столб от забора; четвёртую свинью унесло в поле на 300 м и убило. У всех кур были ободраны, высосаны перья, а одну унесло по пути смерча на 5 км. Но тяжелее всех пострадала кошка: её унесло на километр и бросило о землю с такой силой, что она буквально была размозжена.
Что делалось с машинами и другим инвентарем, бывшими в амбаре, трудно и представить. Стальная ось одной повозки была изогнута воздухом в петлю. Громадные балки летели по воздуху, как перья. Живая изгородь вокруг фермы была наполнена обломками, обрывками одежды, кусками мебели.
Большой, прочный дом в несколько секунд бесследно исчез; не осталось ничего даже от фундамента – одна голая земляная площадка.
По полноте разрушения и ужасам, которые его сопровождали, дом Крона стоит на одном из первых мест, даже в злосчастном Канзасе.
Рядом стоял дом дочери Крона. И от этого дома не осталось и следа. Здесь смерч достиг максимума своей силы. Следующий дом, несмотря на то, что стоял в стороне от центра пути, вместе с конюшней и складом тоже превратился в тучу обломков, летящих по воздуху.
Еще далее воронка прошла через группу из трёх домов, новых и солидных. От них ничего не осталось. Полнота уничтожения поражает. Хозяин одного дома пытался спастись бегством, но был убит летящими обломками. Другие семьи спаслись в погребах, но трудно представить их переживания, когда они вышли из погребов и увидели пустое место там, где были их дома и все хозяйство.
Немного пройдя по степи, воронка обрушилась на дом священника, стоявший в 2 км от Дельфоса. Большое здание в одно мгновение было снесено, и обломки его исчезли в воздухе. Здесь произошел трагикомический случай.
Священник с семьей спрятался в углу большого погреба, тянувшегося под всем домом. Погреб был заполнен старой мебелью, вещами и запасами пищи. Когда надвинулась воронка, наступила полная темнота; ужасный рев и грохот от подходящего смерча не поддавался описанию; над головами семьи что-то страшно зашумело и затрещало, пыль и мусор посыпались на их головы, рядом что-то тяжело упало.
Через минуту все ушло, стало светло, и семья с удивлением увидела рядом с собой двух свиней, с удовольствием пожиравших запасы каких-то сладостей. От пола дома – крыши погреба – ничего не осталось, а свиней смерч принес и благополучно опустил в погреб.
Две лошади священника также совершили интересное путешествие. Каждая из них весила 480 кг; обе взлетели в воздух и полетели по кругу. Одна пролетела 1.5 км над ручьем и рощицей; когда она вернулась к дому, шла она нетвердо, качаясь, как будто от головокружения: после полета. Она почти не пострадала. Другая лошадь пролетела километр и тоже осталась цела.
Соседние три дома были несколько в стороне от пути смерча и мало пострадали. Только у одного были полностью разрушены амбар и конюшня. Лошадь была поднята в воздух и брошена о землю с такой; силой, что все ноги и ребра у нее были буквально раздроблены.
Городок Дельфос остался в стороне, в 2 км от пути смерча. Перепуганные жители с ужасом смотрели, куда пойдёт воронка, но она прошла по равнине, уничтожая фермы. В самом городке не чувствовалось даже ветра. За десять минут до смерча пошел дождь, а затем град, сначала обильный и мелкий, затем редкий, с громадными градинами, до 35 см в окружности; угловатые градины были с кулак величиной.

Воронка смерча даже издали произвела на жителей Дельфоса страшное впечатление. Гигантский чёрный хобот все время изгибался и вращался с непостижимой скоростью. Его силе ничто не могло противостоять. Всё, что было на его пути, поднималось вверх мощным вихрем и разбрасывалось в стороны. Сама воронка довольно быстро двигалась почти по прямой линии на северо-восток. Её основание в облаке было несколько светлее, но тоже вращалось с огромной скоростью.

Пройдя мимо Дельфоса, смерч за домом священника встретил другой дом. Этот дом и пристройка разлетелись в разные стороны. Большая и тяжелая балка пролетела 800 м. Тяжёлая плита с очага в кухне весом 20 кг пронеслась 400 метров.
Следующая ферма в 500 м дальше испытала такую же судьбу. Сила смерча все еще была ужасна. Сначала разлетелись конюшня и амбар их обломки пролетели над домом. Затем дом был буквально разорван на куски; обломки его тоже описали дугу. У амбара на колу, вбитом в землю, был привязан на длинной веревке телёнок. Его подняло в воздух и начало крутить вокруг кола. Ему почти оторвало голову, но и он, и кол остались на месте. Но самое удивительное случилось с тремя жеребятами. Они паслись на лужайке, окруженной живой изгородью. Смерч их поднял, пронёс через изгородь на пшеничное поле рядом, где они опустились на землю. Несколько раз их перевернуло на земле, затем снова подняло в воздух, где они описали полный круг. Когда их нашли, они были сплошь покрыты грязью.
Следующая ферма, стоящая в километре далее по пути смерча, тоже была полностью разрушена, и весь инвентарь уничтожен.
Через полтора километра находился большой, прочный, каменный двухэтажный дом Острандера. К этому времени смерч явно ослабел и уничтожить дом не смог. Он сорвал крышу, разнеся её на три стороны, и почти разрушил стены верхнего этажа. У стены дома стоял наёмный рабочий. Его подняло в воздух и бросило в ручей, это спасло его. Он был весь в синяках, ужасно вымазан илом, залепившим ему рот, глаза, уши и волосы, но остался жив.
У следующего дома тоже была только сорвана крыша. В самом конце пути стояла небольшая хижина. Хозяин её с ужасом ждал конца, но перед самой хижиной воронка поднялась и пролетела над ней, не затронув её.

За хижиной смерч прошел по открытой, ненаселенной равнине еще 6 км, постепенно слабея и уменьшая ширину пути. На этом отрезке пути из воронки непрерывно падали обломки, обрывки и мусор самого разно­образного состава. В конце смерч утончился, разорвался и ушёл в облако, закончив своё почти семидесятикилометровое странствование.

Книга Джона Финлея содержит описания и других разрушений, произведённых группой смерчей 29 и 30 мая 1879 года в Канзасе. Они все более или менее похожи, но одно выделяется своей жестокостью и силой. Оно произведено смерчем «Вершина Ли» в конце его пути.
Дом фермера Гарриса стоял в ложбине, недалеко от небольшого ручья, среди довольно значительного сливового сада. Дом размером 5X5 м имел мезонин и пристройку с кухней. Воронка ударила дом в угол, повернула его и полностью разрушила. Все обломки были унесены вихрем на расстояние до 1 км. Место, где стоял дом, было выметено ветром так чисто, как будто метлой. От одежды и мебели не осталось и следа. Только здесь и там, на деревьях или изгороди виднелись небольшие обрывки и обломки.

Жестоко пострадал и сад. Деревья в его восточной части были согнуты, сломаны и лишены листьев и веток. Та сторона их, которая подверглась давлению ветра, выглядела, как обожженная и высушенная.

Соседи Гарриса долго рассматривали деревья, но так и не могли решить, что с ними произошло. Группа деревьев к востоку от дома осталась нетронутой. Это подчеркивает резкое ограничение воронки.

Жестоко пострадала и сама семья. В её судьбе было много общего с судьбой семьи фермера Крона, уничтоженной дельфосским смерчем.
При приближении смерча вся семья бросилась из дома спасаться в саду, но вместо того, чтобы бежать от пути воронки, завернула к нему. Воронка настигла их, подняла в воздух и понесла.
Отец с грудным ребенком на руках были унесены в поле за 150 м, брошены на землю и покрыты грязью; их нашли в предсмертной агонии. Мать пролетела всего 75 метров, но её бросило о дерево, буквально закрутило вокруг него и разбило череп. Тело было совершенно голое и чёрное от грязи. Восьмилетняя девочка была найдена на расстоянии 50 м от дома разбитой о землю, голой и мертвой. Другая девочка пролетела дальше в середине пути воронки – 80 метров, но осталась жива. Спасся и мальчик, которого бросило о стог сена.

Когда тела убитых были отмыты от грязи, то оказалось, что та сторона тела, которая подверглась первому удару ветра, почернела так же, как и почернели стволы деревьев. Врачи, осматривавшие тела, установили, что эта чернота является сплошным синяком, как от очень сильного удара.

(Материалы со значительными сокращениями текста о смерчах в Канзасе взяты из книги Д.В.Наливкина «Ураганы, бури и смерчи», отредактированы автором статьи, в том числе с изменением фамилии американского метеоролога с Файнли на Финлей, как она значится в справочных изданиях, включая энциклопедию Брокгауза и Эфрона).

Но вернёмся снова к «куликовскому радиальному вывалу тайги» и к трудно объяснимым попыткам поиска Леонидом Куликом осколков Тунгусского метеорита в болотах, а не на возвышенных местах:

Учитывая, что монография Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит» была написана только спустя 10 лет, но даже то, что относится к нему лично, вероятно было написано в основном, полагаясь на память, а не на дневниковые записи. Поэтому трудно понять, почему Л.А.Кулик не обращал внимания на, казалось бы, очевидные факты, занимаясь поиском метеорита исключительно в болоте. Скорее всего, и выводы о предполагаемом месте падения Тунгусского метеорита были сделаны Е.Л.Криновым тоже спустя много лет, после описанных им в монографии (М., 1949, стр.173) событий:

«…исследования сначала нескольких небольших воронок, а затем воронки Суслова не привели не только к обнаружению в них метеоритов, но даже к установлению характерных и несомненных признаков того, что эти воронки были образованы падением отдельных метеоритов. Наблюдавшиеся некоторые следы деформаций и, по-видимому, нарушений нормальных процессов в них не могут быть признаны доказательством метеоритной природы этих образований.
С другой стороны, тот факт, что все воронки и депрессии располагаются в нескольких (трёх) низинных местах, в точности следуя контурам этих низин, и совершенно не обнаружены на склонах сопок и на других возвышенных местах между этими низинами, занимающих в общей сложности значительно большую площадь, чем низины, убедительно говорит против метеоритной природы этих образований».

Может показаться странным, какая была реакция Леонида Кулика, на предположения его помощников Сытина и Кринова, что метеорит упал, может быть в другом месте. И почему она была такой бескомпромиссной и, по сути, одинаковой: с Виктором Сытиным, после своего «спасения», он, вообще, прекратил общаться, а Евгения Кринова отстранил от работ и просто уволил.

Но странным такое поведение Леонида Кулика может показаться только тем, кто плохо разбирается в повседневной жизни страны во время его экспедиций. Академик Владимир Иванович Вернадский хорошо понимал, что представляет собой его «предприимчивый» подчинённый и даже отметил его «лучшие качества» в своём дневнике:

26 января 1941 года (утро, Москва):
…Утром вчера был у меня В.Г.Фесенков (его деда переселили в Донскую область). Я знал его по его диссертации о Юпитере, а затем (мы) встретились в Москве, когда он служил в Наркомпросе и затем ушёл в Академию. Ему одно время пришлось в Академии трудно, мне кажется, когда пострадали астрономы.
Я уже работаю с ним несколько лет и чем больше узнаю и слежу за его научной работой, тем больше ценю. Организатор и учёный.
С ним говорил о Кулике и Кринове: их прошлое для астрономов неизвестно. Оба – self made (сделавшие себя сами) люди, оба вошли в академический горизонт через меня.
Кулик с 1900 годов был, как помощник лесничего приглашён мною для составления монографии копей Ильменских гор – (он) там заинтересовался минералогией и метеоритами.
В голодное время он организовал «метеоритную экспедицию» – не что иное, как форма промышления пищи в голодное время.
Напечатанный им в Академии в «Известиях» отчёт («Кашинский метеорит»,Известия РАН, том. 12, №11, 1918, стр. 1089-1108) – как все работы Кулика – неточный, но есть и интересное.
От его успеха с Тунгусским метеоритом – у него закружилась голова. Он очень высокого мнения о себе, но без жены Лидии Ивановны, он бы пропал.
Как секретарь Комиссии (по метеоритам) он плохой – но весь преданный делу.
Получил всемирную известность. Работник – формалист. Знает много – но больше любитель. Страшный трус – подделывается к власти, выступает, как безбожник. Из мелких землевладельцев Оренбургской губернии – выходец из Украины. Брат его – геолог – гораздо выше.
Кринов – сын священника из-под Моршанска, работал у Морозова в Лесгафтовском институте, а затем был впервые послан мною на поиски Борискинского метеорита. Как сын священника, в то время не мог окончить (получить) ни высшего, ни среднего образования. Овладел и языками, и математикой, и астрономией. Более одарённый, чем Кулик и более основательный.

То же самое, можно сказать и о последователях Леонида Кулика, из числа «энтузиастов» после 1962 года. Они, как и он, нашли удобную форму, но только не «промышления пиши», а для получения научных званий, особенно не утруждая себя конкретными результатами, лишь занимаясь математическим моделированием процессов, которые не имели места в природе или теоретически могли быть на основании собранного статистического материала из сомнительных источников. Даже, если бы и таких источников не было, то их можно было просто высосать из пальца под впечатлением от прочитанных в детстве фантастических рассказов. Поэтому не удивительно, что на фоне «успехов» первых новоиспечённых кандидатов физико-математических наук, произошёл всплеск интереса к изучению вещества Тунгусской кометы, которого ещё никто не обнаружил. Не смотря на это, тогда у многих возникло очень большое желание всех убедить, что найденные в торфе магнетитовые шарики, ни чем не отличающиеся по составу от вещества обыкновенной промышленной пыли, имеют непосредственное отношение к космическому гостю, или гостье.
В 1972 году, малоприметную со стороны лавочку в СО АН СССР по финансированию работ этих «энтузиастов», решил прикрыть академик М.А.Лаврентьев, написав в своей разгромной статье, что «в науке много денег тратится на всякую ерунду, такую, как Тунгусский метеорит. И что даже, если установят, что это было за явление – пользы от этого никому не будет».
Глубоко ошибался академик, в том же году появились две аспирантки, у которых были темы по изучению вещества Тунгусского тела (то есть космической пыли, извлечённой из торфа Тунгусских болот). Насчёт финансирования, автор статьи ничего сказать не может, но как он убедился лично в 1972 году, число «энтузиастов» явно поубавилось, в части «активного» мужского контингента. После распада СССР и развития рыночных отношений, остались заниматься проблемой Тунгусского метеорита действительно только одни «энтузиасты», но с каждым годом, ввиду достижения преклонного возраста, их список постоянно сокращается, и надежд на значительное пополнение своих рядов, у них уже нет.

Теперь становится понятным, почему Леонид Кулик, не хотел расширять район поиска Тунгусского метеорита, потому что прекрасно понимал, что ему никто не позволит длительное время это делать в других местах. Оставалось только кормить всех обещаниями, что метеорит будет найден только в районе обнаруженного им «радиального вывала тайги». Как ни странно, нет сколько-нибудь убедительных фотографий самого «радиального вывала тайги», даже недавно опубликованные стереофотографии из архива КМЕТа, выглядят крайне неубедительно и не соответствуют словесным описаниям местности, сделанных ни самим Леонидом Куликом, ни его помощником Евгением Криновым.

Крайне осторожно нужно относиться и к воспоминаниям (1975 года) помощника Кулика в его второй экспедиции 1928 года, Виктора Сытина, которая напоминает больше детективную историю спасения «погибающего в тайге» начальника экспедиции, где сам поиск «гостя из космоса», является лишь «театральной декорацией», подчёркивающей героизм «советского учёного». Опубликованные им воспоминания «Тропа Кулика» сначала в журнале «Вокруг света» (№9, стр.39-45, 1975), затем в сборнике очерков «Пути и встречи» (М.,1976, стр. 57-58), через 47 лет, содержат подробное описание его размолвки с Леонидом Куликом. Но об этой размолвке с Куликом он не упоминает в своих воспоминаниях (впечатлениях участника экспедиции за метеоритом Л.А.Кулика), в своей книге «В тунгусской тайге» (Издательство Сойкин, Ленинград, 1929). За столь длительный промежуток времени у многих возникает соблазн, скорректировать своё прошлое таким образом, чтобы быть в числе тех, кто якобы никогда не менял своё мнение, и делал правильные предположения, что в далёком прошлом соответствовало тогда действительности. Поэтому стоит ознакомиться с этими «скорректированные воспоминания Виктора Сытина», а потом уже сделать окончательные выводы. Во время полёта над тайгой в душу В.А.Сытина закрались сомнения, – а там ли они ищут метеорит? Как будто с некоторых пор засела в ней заноза:

«Собственно не с некоторых пор, а точно первого октября (1928 года), немного более месяца назад. В тот день я влез в кабину старенького самолёта «Юнкерс-13» на поплавках. Александр Степанович Демченко покрутил ручное магнето, каким в то время заводили мотор, и, дав прогреться двигателю, повёл машину на взлёт по широкому плёсу Ангары. Внизу открылась панорама Иркутска, затем раскинулась до края неба необъятная тайга. Она была похожа на чёрно-зелёный ковер, украшенный затейливой вязью ярко-жёлтого рисунка. Лиственницы уже окрасились в цвет осени. В девственной тайге нет открытых, безлесных пространств. «Поляны» там – это либо «гольцы», вершины высоких сопок, либо пожарища или болота. Уже в районе Братска, когда сверкающая лента Ангары у горизонта вспенилась бурунами знаменитого Падуна, крупнейшего порога на этой реке, слева, в распадке, между грядами и покрытых чащобой холмов, я увидел обширное, продолговато-овальное болото. Поверхность его была буро-рыжая и волнистая – совсем как Большое Болото в «стране мёртвого леса» А в одной его части совершенно чётко выступали пятнышки, очень похожие на «кратеры» от падения осколков метеорита. Поспешность выводов, как известно, характерная черта молодости, недостаточности знаний…

- Здесь тоже упал метеорит, – подумал я сначала. Затем мысль моя повернулась, как говорят, на все сто восемьдесят градусов:

- Нет…, наверное, Кулик ошибается. Наверное, он принял обычные для таёжных болот ямы, выжженные в торфе подсохшего болота, вокруг пней, за «кратеры» – воронки от падения осколков метеорита. А лесоповал вокруг – следствие вихря, торнадо, подвергшего уже мёртвые, обожжённые большим таёжным пожаром деревья. Ведь таких пожарищ немало в тайге.

- Стало быть, – пришёл я к выводу, – Тунгусский метеорит упал не в том месте, где его ищем мы. Он, может быть, пролетел дальше. И где-нибудь лежит себе в бескрайних просторах на севере, у Хатанги.

Этот вывод и был той «занозой»…. А тут ещё новые «доводы» в пользу еретической мысли.

Добравшись до Заимки у Большого Болота, все мы участники «спасательной» экспедиции, и в том числе корреспонденты, почти две недели с утра дотемна рыли по указаниям Леонида Алексеевича траншеи и шурфы в «кратерах» и… ничего не обнаружили. Ни малейших осколков метеорита не было найдено и на каменистых склонах гор вокруг. А там ведь они не могли «зарыться» в породу! Ничего не дали и магнитометрические наблюдения. В одной из больших воронок, «кратере Суслова», сам Иннокентий Михайлович (в честь кого и назван был этот «кратер») пролежал немало часов, опустив голову над котелком магнитометра. Ничего не сказала ему стрелка прибора…

И я выдернул «занозу»:

- Леонид Алексеевич, – сказал я тихо, – Леонид Алексеевич…. А может быть, метеорит упал не тут, а пролетел дальше? Я видел болота…

Продолжать мне не пришлось. Кулик резко отодвинул, вернее – оттолкнул меня. Отклоняясь к противоположной стенке лабаза, я задел рукой за свечу, она упала и погасла. И в полной темноте я услышал чужой, жёсткий голос:

- Предатель…. Как я мог вам верить, старый дурак! Я должен был предвидеть, что академики вас убедят…, не верить мне! Уходите… (Виктор Сытин, «Пути и встречи», М.,1976, стр. 57-58)».

Как мы видим, что Тунгусский метеорит упал не там, где искал его Леонид Кулик, сделал предположение ещё Виктор Сытин в 1928 году, правда написал об этом только в 1975 году, хотя ещё в 1971 году один из руководителей КСЭ Дмитрий Дёмин уже острил в присутствии Константина Коханова, что слово «не там», в Третьем издании Большой Советской энциклопедии буде обозначать (толковаться), как место падения Тунгусского метеорита.

Интересно другое в этих воспоминаниях Виктора Сытина, что сам «радиальный вывал тайги» является воздействием на неё после пожаров, вихря или торнадо, и не имеет никакого отношения к взрыву метеорита или кометы

Но наиболее странным выглядит всё-же мнение Евгения Кринова, где всё-таки следует искать Тунгусский метеорит, словно забывая, что он говорил в свой монографии «Тунгусский метеорит» об этом месте раньше:

«Вывал леса действительно внушал представление о происшедшей в данной местности грандиозной катастрофе. Наоборот, не говоря уже о торфяниках, которые мы исключаем, как места падения метеорита, само Южное Болото казалось обыкновенным образованием ландшафта. Более того, при самом тщательном осмотре ближайших к нему участков, вплоть до края болота и, особенно, в западной его части, т.е. в непосредственной близости от места взрыва, всё оказалось самым обычным и естественным…» (Е.Л.Кринов «Тунгусский метеорит», М-Л, 1949, стр. 176).
«…Итак, хотя в Южном болоте и не обнаруживается явных признаков падения метеорита, тем не менее, оно является наиболее вероятным местом падения метеорита… (Е.Л.Кринов «Тунгусский метеорит»», М-Л, 1949, стр. 177).

Откровенно говоря, Евгений Кринов мало чем отличался от Леонида Кулика в своей уверенности, что эпицентр взрыва метеорита и падения его осколков Тунгусского метеорита определён правильно и только искать его нужно «в Южном болоте», которое не было включено Куликом в объект исследования. Правда, он всё-таки допускал, в отличие от Кулика, что часть Тунгусского метеорита могла упасть и в другом месте:

«…Можно поэтому допустить, что в районе хребта Лакуры действительно упала часть метеорита. Во всяком случае, следует проверить сообщения эвенков и тщательно обследовать хребет, также как и всю область поваленного леса. Последнее, однако, имеет значение для изучения условий падения метеорита, но не в отношении поисков нового места его падения. Судя по тому, что со стороны эвенков, кочующих повсюду на огромной территории вокруг области поваленного леса, никаких указаний на другие «подозрительные» места не было получено, можно считать, что западная часть Южного Болота и является местом падения Тунгусского метеорита.
Следует отметить, что совпадение координат данной области (по определениям С. Я. Белых) с координатами эпицентра землетрясения, полученными Вознесенским, а также с приближенными данными о расположении места падения метеорита, получающимися в результате обработки наблюдательного материала, также убедительно подтверждает правильность определения места падения метеорита и пределах области радиального вывала леса. Никакие непроверенные сведения об обнаружении в других, далеко расположенных местах в тайге поваленного леса, подобно бурелому в бассейне реки Кети, о котором писал П. Л. Драверт, или в ином месте, не должны отвлечь нашего внимания от данной области» (Е.Л.Кринов «Тунгусский метеорит»», М-Л, 1949, стр. 179).

Таким образом, уже более 90 лет, обнаруженный Куликом «радиальный вывал тайги» считается эпицентром взрыва Тунгусского метеорита, и даже поиски других мест, связанных с его возможным падением, были ориентированы на похожие ему таёжные вывалы у болот с карстовыми озёрами (которые также воспринимали, как метеоритные воронки).

То, что причиной образования «радиальных» вывалов тайги могут быть смерчи, об этом стараются не говорить, даже обнаружив их признаки, приписывая этим вывалам техногенный характер, как например «поисковики» Чёртового Кладбища, случайно наткнувшиеся на сайт Константина Коханова, который мог, по их мнению, оказаться рядом с местом, предполагаемого ими «Шишковского вывала тайги». Для них Константин Коханов был интересен, как источник дополнительный информации, а не тем, что после падения Челябинского метеорита, совершив в места падения его осколков, настоящих и мнимых, две экспедиции (в 2013 и 2016 годах), по завершении в эти годы своих эвенкийских путешествий, понял, почему не был найден Тунгусский метеорит. Потому что, хотя и делались предположения, что метеорит мог быть каменным, искали всё-таки железоникелевый метеорит и на то у Кулика были веские причины – стране нужен был никель. А после войны, когда в космическом никеле потребности уже не было, с лёгкой руки писателя-фантаста Александра Казанцева, сделавшего предположение, если в месте падения Тунгусского метеорита ничего не было найдено, то значит, он взорвался в воздухе и это был не просто взрыв, а взрыв марсианского корабля с атомным двигателем. Следом за ним писатель Борис Ляпунов, известный своими популярными книгами о перспективах развития космонавтики, опубликовал научно-фантастический рассказ, в котором Тунгусское космическое тело превратилось в звездолёт. В послевоенных экспедициях КМЕТа (1953, 1958, 1961 и 1962 годах) под управлением Кирилла Флоренского, гипотеза писателя Александра Казанцева была частично подтверждена, учёные пришли к заключению, что взрыв Тунгусского метеорита действительно произошёл в воздухе, но взорвался не марсианский космический корабль, а маленькая комета с ледяным ядром.
Таки образом, послевоенные экспедиции Академии Наук СССР под руководством К.П.Флоренского в 1953, 1958, 1961 и 1962 годах по поиску вещества Тунгусского метеорита, тоже в основном ограничились районом, изучавшимся Леонидом Куликом, но уже для подтверждения версии его кометной природы.
Что же касается многочисленных самодеятельных экспедиций (большей частью КСЭ – комплексных самодеятельных экспедиций в основном из научных работников сибирских научно-исследовательских институтов и томского государственного университета с привлечением студентов) в те же места, начиная с 1959 года, то они подходили к объяснению природы Тунгусского метеорита, уже с широким спектром мнений. Первый руководитель КСЭ Геннадий Плеханов, например, был сторонником техногенной природы Тунгусского метеорита, сменивший его Николай Васильев – сторонником кометной теории, но и не отрицал полностью и иной его природы. В этом Константин Коханов смог убедиться лично, когда его в шутку пригласили 7 ноября 1971 года на конференцию по проблеме Тунгусского метеорита в Томский университет. Но, когда Константин Коханов приехал в Томск, сибирские учёные, подумали всерьёз, что уже их разыгрывает «товарищ из Москвы», прикидываясь простым рабочим, что было правдой, а не является на самом деле, как в песне Владимира Высоцкого «засекреченным ракетчиком».
Знакомство Константина Коханова с КСЭ произошло во время его второй экспедиции в 1971 году. Тогда его на Заимке Кулика приняли за марсианина, так как он пришёл туда с реки Хушмы налегке, с обычной плетёной авоськой, в которой были поллитровка с лимонадом, изготовленным из последнего лимона и полиэтиленовый пакет с ломаными сушками. На вопрос Дмитрия Дёмина, откуда он пришёл, Константин Коханов ответил, что из Ванавары. А на дополнительный вопрос, – зачем? – ответил, – чтобы посмотреть, чем они тут занимаются. После приглашения остановиться на Заимке Кулика, Константин Коханов вернулся на Хушму за рюкзаком и провёл на Заимке Кулика несколько дней. К тому же, не только отдыхал, но даже оказал томской экспедиции помощь, сходив на Южное болото, в составе одной из групп, за торфяными пробами на цезий.
В 1972 году, после пешего похода к хребту Лакура, (с целью обнаружить «сухую» речку), по берегам реки Верхней Лакуры от её устья на Подкаменной Тунгуске до верхового болота и через него до хребта, Константин Коханов второй раз оказал помощь КСЭ, на этот раз непосредственно Джону Анфиногенову. Этот в КСЭ «свободный поисковик» в то время нашёл на вершине горы Стойковича валун, который принял за Тунгусский метеорит. Среди его коллег, эта находка тогда ничего, кроме смеха, не вызывала. Константин Коханов отнёсся к находке Джона Анфиногенова серьёзно и предложил ему свою помощь.

Константин Коханов у камня Джона Анфиногенова, где он сравнивает свой валун с фотогрфией камня Константина Янковского (рабочего из экспедиции Леонида Кулика), которую ему дал автор статьи, вырвав с этой фотографией лист из книги Бориса Вронского «Тропой Кулика»:

Но вместо того, что помогать Джону Анфиногенову откапывать его валун (весом не менее 10 тонн), Константин Коханов предложил провести раскопки вокруг валуна, с целью поиска его осколков, потому что их должно было быть достаточно много перед падением на землю, на траектории его полёта. Так оно и оказалось – Константин Коханов откопал осколок валуна, который словно лежал на выжженной им поверхности грунта.

Камень Джона, фотография 1972 года

То, что Джон Анфиногенов нашёл действительно Тунгусский метеорит, вскоре, кроме Константина Коханова, стали верить все, и те, кто в то время находился на Заимке Кулика и те, кто, тогда возвращались из маршрутов за торфяными пробами. А так как все знали, что Джон Анфиногенов, обещал пожарникам, которые доставили его с женой на вертолёте на Заимку Кулика, если он найдёт метеорит, то выложит им из стволов поваленных берёз, звезду на ближайшем болоте. Поэтому звезду на болоте из поваленных берёз выкладывали на болоте, почти все мужчины, кто в то время находился на Заимке. Константин Коханов даже сфотографировался с Джоном Анфиногеновым внутри выложенной березовой звезды на память, но память у людей короткая, о Константине Коханове в КСЭ вскоре стало некому вспоминать и он думал, что фотографии того памятного дня ни у кого не сохранились. И вот в дни празднования 110-летия падения Тунгусского метеорита, одна из таких фотографий, отвратительного качества, появилась в одной из статей, напечатанных на сайте газеты «Комсомольская Правда». Нужно отметить, что пожарники с вертолёта, эту звезду увидели и приземлились, чтобы поздравить Джона Анфиногенова с находкой Тунгусского метеорита. На это торжественное мероприятие, завхоз экспедиции КСЭ даже не пожалела бутылки вина.

Джон Анфиногенов рядом с человеком, похожим на Константина Коханова. Заимка Кулика. 1972 год (https://www.krsk.kp.ru/daily/26846/3888528/).

Валун на вершине горы Стойковича, который мгновенно превратился в метеорит, в это даже сам Константин Коханов верил (правда всего в течение трёх дней, а мог ведь верить и до сих пор), вскоре стал для него темой неприятного разговора с Джоном Анфиногеновым. У Джона Анфиногенова вдруг сдали нервы, от предчувствия, что ему придётся делить Нобелевскую премию, с каким-то «старателем» Костей. Свидетелями этого неприятного разговора, оказались московские геоморфологи из МГУ. Они в тот день пришли в гости к Константину Коханову, который пригласил их ещё в Ванаваре, попутно, (при сплаве на плотах по реке Кимчу), посетить Заимку Кулика. С ними Константин Коханов и продолжил своё путешествие, послав Джона Анфиногенова на три всем известные буквы. Во время сплава по Кимчус геоморфологами, Константин Коханов, понял природу выжженного грунта, под найденным им осколком валуна – такой же грунт был под каждой берёзой, где он копал до мерзлоты ямки, чтобы положить в них сливочное масло. Путешествие с геоморфологами, правда, Константину Коханову пришлось прервать, примерно после 30 км сплава по реке. У них закончились листы топографических карт дальнейшего маршрута, радиосвязь с начальством в течение двух дней установить не удалось, и Константин Коханов решил возвращаться в Ванавару. Перед уходом от геоморфологов, он оставил им почти все консервы и заодно пообещал передать от них письмо их ванаварскому начальству. Попрощавшись с московскими геоморфологами, Константин Коханов пешком по берегу реки Кимчу вернулся на озеро Чеко, где в то время находилась лаборатория КСЭ, и руководитель экспедиции Николай Васильев. Вместе с ним и его студентами, Константин Коханов снова вернулся на Заимку Кулика. Задержавшись там, только на время подведения итогов экспедиции КСЭ 1972 года, Константин Коханов в тот же день с двумя студентами отправился в Ванавару. В Ванаваре Константин Коханов передал письмо геоморфологов их начальству, купил билет на самолёт до Красноярска, но поддавшись на уговоры, одного из добровольных участников в работе КСЭ «товарища», майора ВВС, предпенсионного возраста, решил составить ему компанию по спуску на купленной им лодке по реке Большая Ерёма до посёлка Усть-Чайка. Билет пришлось сдать в кассу и по просьбе одного из научных работников КСЭ Антонова-старшего, пообещать ему взять попутно несколько земляных проб. Как и оказанная помощь, Джону Анфиногенову, так и согласие быть попутчиком, майору авиации, по спуску на вёслах по реке Большой Ерёме, вышли для Константина Коханова боком. Посёлок Усть-Чайка оказался не жилым, характер майора авиации оказался, мягко говоря, на любителя терпеть оскорбления. Но отказ Константина Коханова продолжать путь в туман через пороги, до того времени, пока он не рассеется, вообще, привёл его в такое скотское состояние, что Константину Коханову, пришлось послать его, как и Джона Анфиногенова на те же, всем хорошо известные, три буквы. Майор поплыл дальше один, а Константин Коханов, оставшиеся 80 км до Нижней Тунгуски, прошёл по левому берегу Большой Ерёмы пешком. И как бы ему не было тяжело идти, он всё-таки, взятые им там, земляные пробы, тогда не выбросил. Эти земляные пробы, с указанием на самодельной карте, где они были взяты, он вручил потом Антонову-старшему на перроне Красноярского железнодорожного вокзала, во время остановки его поезда, на котором он возвращался в Москву. На этом «сотрудничество» Константина Коханова с КСЭ закончилось навсегда. Около двух лет продолжалась его переписка с некоторыми студентами, не с теми, которых он привёл к Джону Анфиногенову, когда был вынужден отнести на Заимку Кулика, часть продуктов, потому что никто из идущих туда членов КСЭ не соглашался помочь ему их туда отнести. Зато они навязали ему двух студентов и студентку, явно не носивших в тайге рюкзаки, даже со своими вещами, большую часть которых пришлось тогда нести за них Константину Коханову, причём вместо двух, почти четыре дня.

Константин Коханов со студентами, которых привёл к Джону Анфиногенову на Заимку Кулика в 1972 году. Слева на фотографиях жена Джона Анфиногенова. Снял этот «исторический момент» фотоаппаратом автора статьи сам Джон Анфиногенов:

Возвращался он после своих путешествий к хребту Лакура и сплава с геоморфологами по Кимчу, с другими двумя студентами, один из которых до сих пор имеет отношение к КСЭ и даже имеет отношение к её сайту, хотя сам был участником только одной метеоритной экспедиции 1972 года.

Вид на хребет Лакура с края отмеченного на карте непроходимого болота из которого берут начало несколько рек в том числе Верхняя Лакура. !972 год

Насколько автору этой статьи (Константину Коханову) стало не так давно известно, изучением проблемы Тунгусского метеорита и его поиском, длительное время, как он (с 1970 года по 2017 год), никто за свой счёт не занимался. К тому же никто, как он не охватывал своими рекогносцировочными экспедициями, большую часть территории Иркутской области и Красноярского края на протяжении предполагаемой траектории полёта Тунгусского метеорита от села Ерёма на Нижней Тунгуске, до посёлка Муторай на реке Чуне. Причём свои экспедиции, первые девять из десяти (с 1970 года по 1986 год) он совершал в одиночку без проводников и огнестрельного оружия, так же без проводника и огнестрельного оружия, он совершил и свою, пока ещё последнюю двадцатую экспедицию 2017 года. Как и в годы своей молодости, ему пришлось послать, напившегося перед отплытием в верховья реки Муторайки, проводника, на те же всем известные три буквы. И после плыть в одиночку, но уже не на его лодке, а на своей «Романтике-2» от посёлка Муторай на реке Чуне до посёлка Байкит на реке Подкаменной Тунгуске.

Экспедиции Коханова К.П. с 1970 по 1986 год:

Рекогносцировочные экспедиции Константина Коханова в Иркутской области и в Красноярском крае с 1970 года по 2017 год:

Даже во время этого последнего путешествия Константин Коханов проплыл несколько мест на берегах реки Чуни с явно поваленными смерчем деревьями. Конечно, эти буреломы не шли ни в какое сравнение с «куликовским радиальным вывалом тайги», но это не имеет принципиального значения.

Вывалы тайги на левом берегу Чуни приблизительно в 200-х км от посёлка Муторай, ниже устья реки Янгото:

Хотя, до сих пор косвенным доказательством для определения эпицентра взрыва Тунгусской кометы считается, только обнаруженный Леонидом Куликом радиальный вывал тайги, даже он, за долгие годы уточнения его конфигурации трансформировался из окружности (вытянутого эллипса) во что-то напоминающее бабочку.
В связи с этим, поиск места падения Тунгусского метеорита был расширен, в соответствии с показаниями «очевидцев», которых с каждым годом становилось всё больше. Но опять же, почти все сходились в главном, что эпицентр падения (или взрыва) метеорита (кометы, космического корабля и прочих внеземных объектов) всё-таки связан с местом обнаруженного Леонидом Куликом, гигантского радиального вывала тайги и все попытки объяснить этот вывал тайги обычным ветровалом, всерьёз никогда не воспринимались.
Кстати о «бабочках». Константин Коханов никогда бы не додумался до такого, чтобы конфигурацию куликовского вывала тайги, прикладывать на спутниковую карту и искать на ней, похожие на этот вывал, места. От советских учёных можно было ожидать чего угодно, Чёрт знает каких, гипотез, хотя бы как-то аргументированных и не похожих на откровенную чушь. Профессор Александр Исаакович Китайгородский, ссылаясь на А.П.Чехова, называл такой бред сивой кобылы – «ренинксой» по-русски, или по-латински («renyxa») – «чепухой». В отличие от них, от «российских учёных» на РЕН-ТВ, ждать нечего, у них философия художников-абстракционистов, плевать на то, что вы не понимаете, о чём они говорят, – только они верят в то, что Земля плоская, американцев не было на Луне, а Юрия Гагарина забрали к себе инопланетяне.

Примечание ко второй части дневника Константина Коханова о его сплаве по реке Чуне до 26.05.2017 года:

После падения и взрыва Челябинского метеорита, говорить о Тунгусском метеорите, что он имел техногенную природу своего происхождения, или более понятным языком – был звездолётом с какой-то планетной системы, одной из ближайших к Солнцу звезд, просто несерьёзно. Хотя, если продолжать досконально изучать таёжные буреломы и многочисленные карстовые образования, в радиусе 500-1000 км от Заимки Кулика в окрестностях села Ванавара, то при математической обработке полученных результатов, можно сделать ещё много «ошеломляющих открытий». Разговоров о том, что Тунгусский метеорит «ищут не там», было много, возможно даже раньше 1971 года, когда и мне такая мысль пришла в голову, а ещё раньше одному из «командоров КСЭ» Дмитрию Дёмину. Научный руководитель совместной экспедиции «Комсомольской правды», РГО и Первого канала ТВ, по местам предполагаемого падения Тунгусского метеорита (которая ограничилась только сплавом по рекам Кимчу и Чуни), Владимир Коваль, особенно не утруждал себя изучением исторических материалов, предпринятых после Леонида Кулика и до него самого, поисков Тунгусского метеорита, но сделал громогласное заявление, где нужно искать Тунгусский метеорит. Экспедиция сняла фильм о своём путешествии, опубликовала, что-то вроде дневников, без дат и фамилий её участников и, разумеется, не привлекла внимания читателей газеты «Комсомольская правда», а также не дождалась восторженных комментариев на сайте этой газеты, на сделанной этой экспедицией вклад в российскую науку. Развёрнутые комментарии сделал только Константин Коханов, но их часть не была опубликована. Части комментария, не опубликованные на сайте «КП», Константину Коханову пришлось, опубликовать на сайте «Телепрограммы» (teleprogramma.pro). На этом сайте публикация из газеты «Комсомольская Правда», была продублирована, перед показом снятого экспедицией «Комсомольской правды» документального фильма «Где же Тунгусский наш метеорит?» Пару комментариев с уточнением публикаций Константина Коханова на этих сайтах, сделал Андрей Строганов (тоже занимающийся поисками, но не метеорита, а «Тунгусского космического тела», надо полагать, скорее всего, разбившегося инопланетного космического корабля). Поблагодарила «за подробную информацию» Константина Коханова, только Ольга из Томска, судя по всему, с вероятностью 99,9%, это Ольга Чаркина (КСЭ-1971). Ну, кого ещё могут интересовать в Томске публикации Константина Коханова, даже его книг «о поисках Тунгусского метеорита» в библиотеке Томского университета и в Центральной библиотеке города, там никто ещё не читал.
Вряд ли, кто будет отрицать очевидные факты, относительно того, что местность в районе предполагаемого взрыва Тунгусского метеорита, в 70-ти километрах северо-западнее села Ванавара, представляет собой низину, с неравномерным вывалом тайги. При этом в некоторых местах, наряду с отдельными площадями, где все деревья повалены сплошь, непосредственно рядом с ними сохранился не поваленный «воздушным взрывом», растущий до настоящего времени лес. Ещё при жизни Леонида Кулика, некоторые учёные, ознакомившись с результатами его первых трёх экспедиций, указывали на то, что вывал тайги полосой, не согласуется с его «общим радиальным вывалом», и скорее всего, связан с сильным ураганом, к тому же не до, не во время, а после падения Тунгусского метеорита. Тогда же было отмечено, что все обнаруженные Леонидом Куликом воронки и депрессии располагаются в трёх низинных местах, в точности повторяя контуры этих низин, и их совсем нет, ни на склонах сопок, ни на других возвышенностях между этими низинами. И даже указание на то, что возвышенности над низинами, занимают в районе радиального вывала тайги несравнимо большую площадь, отрицая тем самым их метеоритную природу, Леонид Кулик не усомнился в метеоритной природе обнаруженных им там обыкновенных карстовых озёр. Даже обнаруженный им на дне «сусловской» воронки пень, не остановил его от поисков осколков Тунгусского метеорита именно в болотах, а не на возвышенных местах. Мало того, он как будто зомбировал большинство учёных и энтузиастов, непременно искать осколки Тунгусского метеорита в этих болотах или в окрестностях обнаруженного им «радиального вывала тайги». Не был исключением и Константин Коханов, хотя он уже ориентировался и на другие обнаруженные в тайге вывалы, на предполагаемых траекториях полета Тунгусского космического тела.
Получилось так, что во время поиска новых мест падения, самое интересное, имеющее прямое отношение к падению Тунгусского метеорита, Константину Коханову удалось обнаружить в 2011 году, непосредственно на реке Южная Чуня. В тот год, когда он плыл к охотничьей базе напротив устья реки Ирикты, Константин Коханов узнал, что после его отлёта в 2010 году из Стрелки Чуни в Москву (через Ванавару и Красноярск), его проводник Валерий Зарубин снова поплыл на эту охотничью базу, и ничего необычного, по пути туда, не заметил. А вот, когда возвращался обратно в Стрелку Чуни в 20 км ниже своей базы, он увидел, что на расстоянии более двухсот метров по обоим берегам реки, поваленную тайгу. Когда лодка с Кохановым и Зарубиным достигла этого места, то выйдя из лодки на берег, Коханов, кроме обычного ветровала, ничего другого не отметил. Сделав несколько фотографий берегов реки, он, может быть, и оставил бы это место без дальнейшего его обследования, если бы тогда, от них там не убежали собаки. Звать и ждать их там, было бесполезное занятие, поэтому выбросив на берег, пустой бак от горючего, Зарубин и Коханов решили с утра на следующий день наведаться на это место снова – Коханов ещё раз посмотреть на ветровал, а Валерий Зарубин, чтобы забрать своих собак. На охотничьей базе, когда они вечером снова разговорились об этом вывале, Валерий Зарубин сказал, что в тот год образовался вывал тайги не только на Южной Чуне, а также и в верховьях речки Киниген, где проходит его путик (прорубленная для езды на «буране» тропа, на которой охотники ставят свои капканы). Но там вывал тайги, значительно больше, но на какой площади, он точно определить не смог, хотя насколько он большой, можно было судить потому, что свой путик от поваленных деревьев Валерий Зарубин расчищал, пройдя по нему не менее двух километров. После таких уточнений о площади и силе ветровала тайги 2010 года в бассейне Южной Чуни, интерес Константина Коханова к нему значительно возрос. Мало того, он на следующий день, кроме навигатора и компаса, взял с собой, на всякий случай и металлодетектор, который, правда, ничего, имеющего отношения к метеоритному веществу, там не определил. Зато стало понятно, что вывал тайги был образован смерчем, причём направление его вращения легко было установить по направлению стволов переломленных, но не поваленных деревьев. Таким образом, образование куликовского таёжного радиального вывала, нашло ещё одно убедительное подтверждение, его естественного природного происхождения. Подробнее об этом можно прочитать в статье «Поиск Тунгусского метеорита. Малоизвестные герои драмы ХХ века. Виктор Григорьевич Коненкин. Часть 3 (http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=114).

Однако стоит отметить, что природное происхождение куликовского вывала, какие бы доказательства не приводились, никогда не переубедят тех, кто был «запрограммирован» А. П. Казанцевым, а затем Б. В. Ляпуновым, на доказательство техногенной природы «Тунгусского космического тела», на основании написанных ими фантастических рассказов. Наибольшего успеха на этом поприще добился А.В. Золотов, защитивший даже кандидатскую диссертацию, о природе взрыва Тунгусского космического тела за счёт его внутренней энергии, да так, что всем было понятно, что согласно математическим выкладкам в его кандидатской диссертации, речь идёт о ядерном взрыве инопланетного космического корабля. Много приложил усердия, чтобы, навязать всем, кто проявлял интерес к «Тунгусскому феномену 1908 года» гипотезу ядерного (термоядерного) взрыва Тунгусского метеорита Феликс Зигель. Он даже не нашёл ничего более умного, чтобы на основании разноречивых рассказов очевидцев падения Тунгусского метеорита, заявить, что перед взрывом Тунгусское космическое тело совершило манёвр над селом Кежма на реке Ангаре в сторону села Преображенка на Нижней Тунгуске и оттуда обратно в сторону фактории Ванавара на реке Подкаменная Тунгуска.
Он также опубликовал несколько статей по итогам исследований А.В. Золотова, на которые XII метеоритная конференция отреагировала заявлением компетентных по этим вопросам лиц, что «результаты изучения радиоактивности и другие исследования не дают оснований для предположения о ядерном характере Тунгусского взрыва». При этом конференция признала недопустимость популяризации различных фантастических гипотез. Казалось бы, отмеченное в «эпицентре взрыва Тунгусского метеорита», повышение суммарной радиоактивности более чем в 1,5 раза, по сравнению с естественным атмосферным фоном, объяснить случайным совпадением было нельзя, но кому-то пришло в голову проверить на наличие радиоактивности грунта под Избами Кулика, построенными задолго до первых испытаний ядерного оружия. К большому разочарованию сторонников ядерного взрыва, в том грунте никаких следов повышенного уровня радиоактивности обнаружено не было. Казалось бы, вопрос с ядерным взрывом Тунгусского метеорита можно было бы закрыть навсегда, но спустя «какие-то 50 лет», по астрономическим меркам, что-то около одной миллиардной части от поддающегося измерению мгновения, находится очередной «энтузиаст», которому лень сходить в библиотеку и начинает снова говорить о ядерном взрыве Тунгусского метеорита. Тоже можно сказать и о техногенной природе Тунгусского метеорита. Казалось бы, после падения и взрыва Челябинского метеорита, 105 лет спустя, говорить о том, что Тунгусский метеорит, был инопланетным космическим кораблём, также несерьёзно, но всё равно, для тех, кто не воспринимает никаких доводов и доказательств его астероидного происхождения, это стало ещё одним поводом выдавать свой бред за «евангельскую истину». С одной стороны хорошо, что прошли те времена, когда любые не официальные точки зрения на различные проблемы, мягко говоря, не поощрялись и не имели шансов на широкое ознакомление с ними научной общественности, не говоря уже об ознакомлении с альтернативными точками зрения, просто интересующихся научными проблемами, обычных людей. Но с другой стороны, отсутствие критических публикаций, приводит к тому, что любая чушь, начинает выдаться чуть ли не истиной в последней инстанции. Теперь можно выйти и прочитать любую лекцию, о чём угодно и где угодно. Неважно, какому количеству слушателей, даже только своему отражению в зеркале, снять своё выступление на видеокамеру и выложить его в Интернете, где гарантировано несколько сотен просмотров, может не всей лекции, а хотя бы её скучного начала в основном течение не более 30 секунд. Слушая одну их таких лекций о техногенной природе Тунгусского метеорита, Константин Коханов невольно задумался, что она ему напоминает и не сразу догадался, что это всего лишь сеанс любительского гипноза (https://www.youtube.com/watch?time_continue=47&v=qBKJ7_I-7Sw). Участником таких любительских сеансов гипноза, он и сам был неоднократно в молодости и даже писал гипнотизирующие людей тексты, читаемые монотонным голосом или под стук метронома. Для большего эффекта, можно было держать в руке стеклянный шар, или какой-нибудь блестящий предмет, но теперь с успехом можно применять для этих целей жестикуляцию в сторону большого монитора или проектируемого на экран изображения.

«Сеанс Гипноза» члена РГО Андрея Строганова по внушению версии техногенной природы Тунгусской катастрофы посетителям клуба Искатель в Клубе Алые Паруса

По поводу сеанса гипноза Константин Коханов получил ответ от самого «гипнотизёра» Андрея Строганова, (март 06, 2018, вторник, 15:57):

Здравствуй Парфирич.
Почему-то твоё письмо попало в спам. Твой характер знаю. Так и думал, что ты обрушишься. Спасибо за похвалу про гипноз. Среди Тунгусников, я наверно первый гипнотизёр. Среди твоих доводов есть ошибки по недомыслию в сложных вопросах. Но я хочу попросить исправить не их, а только одну. В заголовке, где речь идет, что я делал доклад перед членами РГО. Потому что на докладе был только я из числа членов РГО. Лучше написать, что это перед посетителями клуба Искатель в Клубе Алые Паруса. Про РГО ты взял из своей головы. И это некоторыми будет воспринято, как не небрежная работа с источниками информации. Лучше, чтоб этого не было…

На ответ Александра Строганова по существу изложенной Константином Кохановым причины образования «куликовского радиального вывала», в одной строке достойной афоризма Кузьмы Пруткова: «Среди твоих доводов есть ошибки по недомыслию в сложных вопросах», он решил пока не заострять внимания, просто перевёл взгляд от монитора компьютера на книжные полки с книгами авторов, которые хорошо разбирались в «сложных вопросах» от Александра Казанцева до Вадима Черноброва.

Теперь, используя, ставшие доступными для всех в Интернете космические снимки земной поверхности, можно, разглядеть на них не только предполагаемые места падения или взрыва Тунгусского метеорита и оставленные его осколками воронки, но, оказывается, даже обнаружить место жесткой посадки звездолёта. Полвека назад это было невозможно, но и тогда М.А. Цикулин и И.Т. Зоткин поставили серию интересных экспериментов по воздействию ударных волн (баллистической и взрывной) на деревья, чтобы дать «научное» объяснение образования обнаруженного Леонидом Куликом радиального вывала тайги. Для этого они натягивали под некоторым углом детонирующий шнур, а на нижнем его конце, на некоторой высоте над поверхностью, изображавшей Землю, укрепляли заряд взрывчатого вещества. Деревья моделировались спичками и проволочками, установленными вертикально. Шнур поджигался, по нему шла волна детонации, в воздухе расходилась баллистическая волна, имевшая коническую форму. Наконец, взрывался концевой заряд и часть «деревьев» валилась. Все эксперименты проводились в специальной герметически закрытой камере. При изменении угла наклона шнура и мощности заряда, спички, имитирующие деревья, после некоторых взрывов падали, в виде «бабочки», похожей на вывал тайги в «эпицентре взрыва Тунгусского метеорита». Лучшие результаты получились при угле наклона детонирующего шнура в пределах 20-30°.

Если бы эти экспериментаторы догадались ещё сделать действующую модель космического аппарата Дмитрия Дёмина, то управляя его соплами, они могли бы получить более «достоверную картину», обнаруженного Леонидом Куликом радиального вывала тайги.

Что можно было бы сказать не поддавшемуся гипнозу слушателю лекции Андрея Строганова, только то, что «лектор» на самом деле обнаружил и изучал следы смерчей или торнадо в том месте, где теперь их больше не увидишь, так как они теперь затерялись на дне Богучанского водохранилища. Хотя «лектор» привёл фотографию последствий воздействия на лесной массив, одного из торнадо, подчеркнув хаотичность направления стволов поваленных деревьев, он не уточнил местность и тем более не показал фотографию самого торнадо, что не может служить каким-либо доказательством того, что все торнадо будут оставлять в лесных массивах только хаотично поваленные деревья. Откуда такая уверенность, что воронка смерча не будет укладывать деревья радиально по краям окружности вращения. Смерч (или торнадо) – атмосферный вихрь, возникающий в кучево-дождевом (грозовом) облаке и распространяющийся вниз, часто достигает поверхности земли, в виде облачного рукава или хобота диаметром в десятки и сотни метров. В последние годы Россию стали регулярно «навещать» торнадо, а в 2017 году их разрушительные последствия ощутили на себе жители одновременно и её европейской, и азиатской частей. Хотя наиболее наглядно, в полной мере, оценить сокрушительную силу торнадо (смерча), его последствия, в виде ветровалов в лесных массивах, удалось с помощью фотосъёмки этих ветровалов с беспилотника в Пермском крае, летом 2015 года. Вряд ли кто, из тех специалистов лесного хозяйства, кто публиковал эти фотоснимки с беспилотника и обрабатывал фотографии этих ветровалов, сделанные из космоса, мог подумать, что они смогут поставить окончательную точку, в продолжавшихся более 90 лет спорах о том, отчего образовался радиальный вывал тайги в предполагаемом месте взрыва Тунгусского метеорита. О том, что это ветровал, говорили некоторые учёные сразу же после Первой экспедиции Леонида Кулика 1927 года, ознакомившись со сделанными тогда первыми фотографиями, обнаруженного им, «радиального вывала тайги». В этом никогда не сомневался и Константин Коханов, которого никогда не гипнотизировал вывал тайги, напоминающий «бабочку» и вбитые в « неё» столбы, указывающие эпицентр взрыва Тунгусского метеорита, такими известными «куликоведами», как Вильгельм Фаст, Алексей Золотов и Джон Анфиногенов. Константин Коханов даже упомянул о их подвигах в своей песне, в одном из её куплетов:

«…Тех лет там сняли торфа пласт, Искали, что могло упасть, И словно соревнуясь, Сказать не прав, что был фантаст, Стоят три «ЭПИ-», «-Джон» и «-Фаст» На «-Золотова» дуясь…».

Вспомнил о «бабочке таёжного вывала» на Заимке Кулика и «лектор» Андрей Строганов и даже совместил её контуры с очертаниями звездолёта, который совершая «жёсткую аварийную посадку» недалеко от реки Ангары, в месте, где сейчас находится Богучанское водохранилище. Там стометровый космически корабль, оказывается, пробил насыщенный водой пласт земли и, пройдя под землёй почти полкилометра, «вылетел» наружу, и надо думать не взорвался, а «оказавшись» за пределами земной атмосферы, навсегда затерялся в бесконечных просторах Вселенной. Правда, после себя, он оставил, наверно на память землянам, такой же след «бабочки», как от вывала тайги у Заимки Кулика. Когда человеку вешают на уши лапшу, пусть даже в виде «бабочек», ему ничего не остаётся другого, как самому не подкинуть очередную «бабочку» для тех, кто ничего другого не хочет, не видеть и, тем более, знать. К тому же Константину Коханову, даже подобную «бабочку» не пришлось искать на месте таёжных буреломов, так как его промоина на левом берегу Чуни, тоже напоминала «бабочку», к тому же с её дна, им был поднят «очередной Тунгусский метеорит».

Если перестать иронизировать над «открытиями» энтузиастов, изучающих «Чёртовы Поляны» и «Места вынужденных жёстких посадок звездолётов», и вернуться к таёжным ветровалам в лесных массивах, образованных смерчами или торнадо, то следует обратить внимание на торнадо, которое прошло над Пермским краем 16 июня 2015 года. Именно оно наглядно показывает, как произошло образование «куликовского радиального вывала» в предполагаемом месте взрыва Тунгусского метеорита. В своей статье о смерчах Константин Коханов, разбирал известные исторические факты поведения торнадо, когда его хобот (основание рукава) натыкался на какое-нибудь препятствие, например на высокий и крутой берег реки и при этом изменял направление своего движения (огибая это препятствие по его контуру). Таким образом, в зависимости от рельефа местности торнадо может образовывать различные картины вывала деревьев, в том числе и в виде «бабочки».

Бури над Камой, 10 июля 2015, 14:00, http://www.npo-diar.ru/news/2082/25883/

Свалившиеся в начале июня 2015 года на Пермский край смерчи, ураганы и торнадо причинили немало вреда. В конце июня жители Перми наблюдали даже смерч, подходивший к городу вместе с грозовой тучей. К счастью, он распался, не дойдя до краевого центра.
И в конце июня в Пермь пожаловал ураган с юго-запада. Результат ужасающий. Реликтовый Патринский бор в устье Яйвы почти полностью был уничтожен в течение нескольких минут. Особенно шквал разгулялся там, где Яйва впадает в Каму. На речных просторах ветер набрал силу и просто снёс все сосны на берегу. Несколько рыбаков, ночевавших там, попали в итоге в больницу – на их палатки рухнули толстенные сосны, сломанные шквалом. Местечко, прозванное местными Ситовкой, просто перестало существовать. Метеорологи признали этот ураган сильнейшим в июне. Однако парадокс в том, что метеостанции его не зафиксировали. Специалисты связывают учащение резких изменений погоды с общим потеплением климата. Воздух становится теплее и к тому же он до предела насыщен влагой. А это питательная среда для возникновения смерчей, ураганов, шквалов и торнадо. По данным метеорологов, если раньше подобные происшествия случались раз в несколько лет, то сейчас они происходят ежегодно и по несколько раз в сезон. В том, что стихийные бедствия будут происходить все чаще и чаще, учёные уверены. Климат меняется, и когда-то суровая погода Западного Урала постепенно смягчается. Но потепление, как сейчас выяснилось, имеет не только плюсы, но и значительные минусы. В итоге и смерчи, и ураганы, и невиданные ранее грозы становятся в Пермском крае нормой.

Березниковское лесничество сняло последствия разрушительного шквала с беспилотника, 03 августа 2015, 09:56, https://www.business-class.su/news/2015/08/03/bereznikovskoe-lesnichestvo-snyalo-posledstviya-razrushitelnogo-shkvala-s-bespilotnika

ГКУ «Березниковское лесничество» опубликовало новые снимки последствий сильного шквала, прошедшего 16 июня южнее Березников. По информации центра геоинформационных систем ПГНИУ, в результате шквала, имевшего западное направление, был частично уничтожен сосновый бор западнее устья реки Яйва, а также лесной массив в районе строящегося Усть-Яйвинского рудника. Всего было повалено или сильно повреждено около 350 га леса, ширина полосы разрушений от шквала составила около двух километров. На берегу Камского водохранилища шквал уничтожил практически все деревья. Для оценки последствий стихии Березниковское лесничество провело съемку территории с беспилотного летательного аппарата.
То в жар, то в холод, 30 декабря 2015, 10:01, https://www.business-class.su/news/2015/12/30/to-v-zhar-to-v-holod

Фотографии, сделанные с беспилотников, ветроповалов деревьев в лесах Пермского края, после прохождения над ними смерчей, намного убедительнее того, о чём уже не первый год говорит Константин Коханов по поводу Куликовского радиального вывала тайги северо-западнее села Ванавары:

Самым сильным за все лето был шквал, прошедший во второй половине дня 16 июня южнее г. Березники, в районе пос. Легино (Яйвинский рейд). Шквал повалил 350 га сосновых лесов по берегам Яйвинского залива. Ширина полосы разрушений составила 2-3 км, длина около 20 км. Метеостанция Березники шквал не зафиксировала.
Хотя площадь куликовский вывала оценивается 2150 квадратных километров, а вся суммарная площадь сплошных вывалов в Пермском крае только от смерча 16 июня 2015 года составляет 3.5 квадратных километра, что кажется на первый взгляд несоизмеримыми величинами. Но с учётом рельефа местности в районе предполагаемого взрыва Тунгусского метеорита и в Пермском крае в районе Яйвинского залива, а также того, что в районе падения Тунгусского метеорита лес (тайга) растёт в условиях вечной мерзлоты, то и устойчивость деревьев к сильным ветрам, бурям и ураганам, тоже несоизмерима. И она делает эвенкийскую тайгу намного неустойчивей лесов в Пермском крае. Твердая поверхность верхнего горизонта вечной мерзлоты в Эвенкии, а также низкие температуры оттаявшего грунта и вод ограничивает возможность проникновения корней деревьев глубоко в почву, и они вынуждены распространяться во все стороны горизонтально, лишь в верхних, лучше прогреваемых слоях почвы на расстояния до 12 м от их стволов. Поверхностная корневая система деревьев эвенкийской тайги, делает их неустойчивыми даже против там частых и сильных ветров, не говоря уже об ураганах и смерчах, которые там не такое уж редкое явление. Только ввиду малой заселённости местности, разрушительные смерчи в тайге ещё никто не наблюдал. А мини смерчи, которые на Севере Иркутской области, имеют название «вихорь», явление достаточно частое, даже Константин Коханов наблюдал их зарождение дважды практически рядом со своей лодкой и один наиболее сильный, находясь на берегу, посередине реки Нижняя Тунгуска, около двух километров выше села Ерёма. Тогда раздался, словно пушечный выстрел и над поверхностью реки поднялся большой водяной купол. При этом никакого рукава или хобота опустившего на реку смерча не было видно. Интересна была реакция на это явление, стоявшего с ним рядом местного жителя. На вопрос Константина Коханова, что это было, тот ответил, – ничего особенного, просто «вихорь». Остальные, сидевшие на берегу рыбаки, даже не обернулись, чтобы посмотреть, что это так громыхнуло на реке.

Контуры ветровалов, выделенные на спутниковом снимке в районе Яйвинского залива в Пермском крае

Рельеф местности в районе Яйвинского залива в Пермском крае

Спутниковая карта окрестностей Заимки Кулика

Рельеф местности в районе Заимки Кулика

Фотографии местности предполагаемого падения Тунгусского метеорита, сделанные при работе экспедиций Леонида Кулика в 1928-1930 годах (из архива КМЕТа – отредактировал снимки Коханов К.П.)

Следует отметить что ранее (в период с 2001 по 2012 гг.) на территории Пермского края и в сопредельных районах Республики Коми выявлено 16 участков массовых ветровалов на общей площади более 11,5 тыс. га (115 квадратных километров).. Из них 5 участков связаны с сильным шквалом 18 июля 2012 года, и 6 – со смерчами и шквалами 7 июня 2009 года. Пространственное распределение участков массовых ветровалов показано на рисунке ниже… Большинство участков массовых сплошных ветровалов расположены в северных районах Пермского края, где сохранились значительные площади спелых и перестойных хвойных лесов, подверженных вывалу при сильных ветрах. Значительный интерес представляет определение даты, когда наблюдались сильные шквалы и смерчи, приведшие к образованию ветровалов. Однако в ряде случаев определить дату опасного явления не представляется возможным по причине локального характера шквалов и смерчей и низкой плотности населения. С использованием космических снимков LANDSAT TM/ETM+ для каждого случая ветровала был установлен временной диапазон его появления (с точностью от нескольких дней до нескольких месяцев). Был выполнен анализ данных наземных метеорологических наблюдений, сведений об ОЯ и нанесенном ими ущербе, данных МРЛ за определенные периоды времени. По результатам анализа были установлены даты большинства ветровалов, а также подтверждены факты прохождения смерчей в Пермском крае 30.08.2008 года и 07.06.2009 года (http://gis-lab.info/qa/windfalls-perm.html).

Если оценить площадь распространения ветровалов от шквалов и смерчей на Севере Пермского края, то они с севера на юг распространяются приблизительно на 240 км, а с запада на восток приблизительно на 315 км. При этом площадь охваченная ветровалами в разные годы (на протяжении 10 лет) охватывает суммарную площадь приблизительно 75600 квадратных километров, что превышает площадь тайги в Красноярском крае изученный на месте и вокруг «куликовского радиального вывала» (2150 квадратных километров) примерно в 35 раз.

Если выделить только образованные шквалами и смерчами ветровалы 2005-2012 годов севернее населённого пункта Гайны (Западная часть Севера Пермского края), то даже тогда суммарная площадь ветровалов только этой западной части, будет приблизительно 12800 квадратных километров, что превысит суммарную площадь изученного «куликовского вывала» в Эвенкии в 6 раз. Поэтому если локально рассматривать вывалы деревьев от шквальных ветров и смерчей севернее населенного пункта Гайны, то можно найти участки с «радиальным вывалом леса» наподобие «куликовского радиального вывала тайги» северо-западнее села Ванавара в Красноярском крае на соизмеримой с ним площади 2150 квадратных километров.

А если вообще анализировать ветровалы деревьев на территории севера Пермского края и Кировской области, а также в южных и восточных районах Республики Коми, то 35 из них образованы прохождением смерчей в период с 2003 по 2014 год. В Пермском крае подобное явление наблюдалось днем 7 июня 2009 года. Тогда торнадо, один из самых сильных смерчей в России в те годы, прошёл через Юрлинский и Гайнский районы Пермского края и Усть-Куломский район Республики Коми. Длина пути смерча составила почти 200 км. Ширина полосы разрушений достигала местами полукилометра. Поскольку смерч практически не задел населенных пунктов, за исключением д. Кебраты и Шордын Гайнского района, то и пострадавших от него не было. Ущерб для лесного хозяйства оказался более значительным – на своем пути только этот один смерч уничтожил 2,5 тыс. га (25 квадратных километров) леса (http://accident.perm.ru/index.php/monitoring/otchety-ob-opasnykh-yavleniyakh-pogody/541-2014-08-29-tornado).

Пролетая на лёгкомоторном самолёте над Карельским перешейком в начале октября 2011 года, фотограф Фёдор Борисов, увидев сверху вывал леса после страшного урагана в конце июля 2010 года, был поражён настолько, что сказал, что в этих местах можно было бы снимать кино про Тунгусский метеорит. Вот насколько до сих пор в головах людей сохраняется убежденность, внушённая им Леонидом Куликом, что подобные, грандиозные лесоповалы, могут вызвать, только падающие на землю, или взрываясь над ней, «тунгусские» метеориты:

А теперь проанализируем, что пишет Е.Л. Кринов («Тунгусский метеорит», издательство Москва-Ленинград, АН СССР, 1949) об области поваленного леса на предполагаемом месте падения Тунгусского метеорита.
…Основной характерной особенностью, установленной Л. А. Куликом еще в первую его экспедицию в 1927 г. для предполагаемого места падения метеорита, является вывал леса, местами переходящий в сплошной, с радиальным расположением поваленных деревьев, ориентированных корнями на котловину, а вершинами наружу. Этот вывал леса и был принят за главный и несомненный признак падения здесь метеорита, а котловина, вокруг которой проявляется радиальность вывала леса, – за место падения метеорита. Вывал леса оказался настолько мощным, а радиальный характер его настолько необычным, что мы имеем все основания объяснить эти явления взрывом, последовавшим при падении метеорита… (стр.157).

Правда, не всё укладывалась в картину «идеального радиального вывала тайги», некоторые участки противоречили направлению стволов поваленных деревьев и даже напоминали обычные таёжные ветровалы, поэтому Е.Л. Кринову постоянно приходится делать всем этим участкам правдоподобные объяснения:

«…Иногда рядом с участками растущего леса на ровных площадках наблюдается сплошной валежник, ориентированный на котловину, расположенную на расстоянии 5-8 км к северо-востоку. Создается представление, что взрывная волна действовала далеко неравномерно вокруг места падения метеорита, и что не один только рельеф местности оказывал защитное влияние. Можно было заключить о том, что взрывная волна имела «лучистый» характер и как бы «выхватывала» отдельные участки леса, где и производила сплошной вывал его или другие разрушения. Такое «выхватывание» отдельных участков особенно хорошо наблюдалось при рассматривании аэрофотоснимков, относящихся к местности, расположенной на расстоянии 2- 3 км к западу от места падения метеорита (стр.160-161)».

«…При просмотре аэрофотоснимков северо-западного, западного и юго-западного участков, расположенных на расстоянии 2-4 км от Южного Болота, т. е. на внутренних, очень пологих склонах котловины, обнаружены места с очень мощным вывалом леса, ориентированным на Южное болото. Однако в этом участке была обнаружена полоса почти сплошного вывала леса, ориентированная на северо-западный торфяник котловины. …По-видимому, этот вывал леса полосой, не согласный с общим радиальным вывалом, был образован обычным сильным ураганом, уже после падения метеорита.
Далее на указанных участках бросалась в глаза неравномерность вывала леса — «выхватывание». В некоторых местах можно было видеть отдельные поляны, где лес был повален начисто. Но тут же рядом наблюдались участки с сохранившимся на корню растущим лесом.
Контуры площадок с вывалом леса неправильные и какой-либо ориентировки их по отношению к Южному Болоту не усматривается (стр.167-168)»
Наглядность «лучистого характера взрывной волны» или неравномерность вывала леса, его «выхватывание», которое не мог объяснить Е.Л.Кринов, легко понять, если посмотреть на фотографии с разрушительными последствиями смерча, который пронёсся над Пермским краем 16 июня 2015 года.

Фотографии с поваленными деревьями, сделанные при работе экспедиций Леонида Кулика в 1928-1930 годах (из архива КМЕТ – снимки отредактировал Коханов К.П.)

Общая панорама местности:

Фотографии с поваленными деревьями (из архива КМЕТ и из документального фильма «В тайгу за метеоритом)

Водопад Чургим и долина ручья Чургим в районе реки Хушмы

Если внимательно посмотреть на характер вывала деревьев в долине ручья Чургим, то нетрудно заметить, что это скорее последствия прохождения смерча, с явно выраженными следами вращения его воронки, чем действие взрывной волны от высотного взрыва Тунгусского метеорита или, как официально до сих пор считается, небольшой ледяной кометы.

Астроном Владимир Коваль: Тунгусский метеорит все эти годы искали не там.

Но что тогда упало на землю?
Владимир Коваль и другие ученые считают, что это точно не был ядерный взрыв, потому что до сих пор не найдено ни одного следа повышенной радиации, зато обнаружено множество уцелевших деревьев, которые по всем параметрам должны были превратиться в золу в эпицентре.
Не могло это быть и исполинским ледяным шаром – все расчеты были проведены еще на первых советских ЭВМ и показали, что для взрыва как у мощнейшей водородной бомбы лед должен быть прочнее титана. И даже если бы – гипотетически – и взорвалось ледяное ядро кометы, все равно бесследно испариться не могло – внеземных следов на земле оказалось бы достаточно.
Но что тогда упало на землю?
- По всем параметрам, это был редчайший, огромный по массе и необычный по траектории каменный метеорит! – отвечает Коваль. – По моим расчетам, он вошел в атмосферу Земли под углом 15 градусов. От столкновения с воздухом произошло резкое высвобождение энергии, что приняли за взрыв. Что-то вроде того, что мы наблюдали в Челябинске, но во много раз сильнее. Ударная волна повалила деревья на огромной территории. Но далее метеорит, грубо говоря, отскочил от тропосферы на высоте 15-20 километров, как камень от воды (все же забавлялись в детстве игрой в «блинчики») и упал в 100 – 150 километрах северо-западнее от эпицентра взрыва. Опять же приведу в пример Челябинский болид — взорвался над городом, а упал в озеро более чем в сотне километров.
Получается – все 90 лет со дня первой экспедиции Кулика Тунгусское диво искали не там.
- Все попадали под гипноз вывала, – усмехается астроном. – Если взрыв был здесь, значит и искать надо здесь. Хотя достаточно элементарно установить азимут полета по упавшим деревьям, высоту взрыва по уцелевшим и обожженным стволам, угол наклона по первым свидетельствам и т.д. Но для этого нужно было работать всем вместе, вместе искать истину. Но слишком у многих были другие цели — не найти Тунгусский метеорит, а заработать на нем — деньги, славу, ученые звания… По моим подсчетам, Тунгусское космическое тело упало в районе впадения речки Кимчу в Чуню. Там и надо искать. Но это дело очень большой и весьма хорошо оснащенной экспедиции. И — не одной.
Кроме того, что прочесать придется десятки квадратных километров дикой тайги, есть и еще одна сложность.
- За 109 лет осколки Тунгусского метеорита, рассеянные по тайге и берегам рек, стали неотличимы от земных камней. Понять их неземное происхождение можно только с помощью специальных анализов. Но, в принципе, и сейчас метеорит найти можно. Было бы желание раскрыть одну из главных тайн ХХ, да уже и ХХI века. Кто знает, может быть, найдется новый Кулик?

https://www.kp.ru/daily/26699.7/3722845/

Комментарии:

3 апреля (2018) 12:24, Владимир Брагинский
Господин Коваль перевалил на восьмой десяток. Он признанный авторитет в исследовании Тунгусского метеорита. Так, что упреки в том, что он шел не пешком, а летел на вертолете, не убедительны.
Москва, Россия

10 февраля (2018), 18:13, Тамара Каплинская
Я участвовала в экспедиции на Тунгуску с 1963 –го года. Так вот, атмосфера была неизменно доброжелательная. Принимали всех желающих охотно, приветливо. Естественно, возникали споры, несовпадения мнений, взглядов, отношений к проблеме. Но никогда не переходили на личности. Работа начиналась с ТРОПЫ КУЛИКА -90 с лишним километров – и не все по твёрдой земле, а больше по болотистой зыбкой поверхности – мы одолевали с тяжёлыми рюкзаками на спине. Работу, которой занимались, захватывающей вряд ли назовёшь: кропотливая, требующая внимания к массе мелочей. К тому же каждый добирался до Тунгуски за свой счёт. Я, к примеру, начиная со второй поездки, добиралась туда из Ташкента. Те, кто профессионально занимался проблемами взрыва, изучая его следы, из года в год оплачивали свои поездки из своего кармана. И этим учёным Владимира Коваль приписывает мошенничества, подтасовки фактов в корыстных интересах?! Приписывает бездоказательно, огульно! На каком основании? Покойный Вильгельм Фаст занимался вывалом деревьев. Математик, он вычислил его параметры. Он обошёл весь многокилометровый вывал собственными ногами, обследовал собственными руками. Знал его, как говорится, и на взгляд и на ощупь. И вот теперь этих учёных пытаются уличить в обмане ради продвижения в карьере. При этом никаких фактов, никакой конкретики. А ведь многих обвиняемых уже нет с нами. Где же уважение к памяти ушедших из жизни?! Ну, пренебрежительный, свысока тон Владимира Коваля можно объяснить. Ведь участники КСЭ добирались до центра и в рабочие маршруты пешим ходом, а господин Коваль – на вертолёте. На чём основаны его обвинения? Пожалуй, вполне можно предположить, других нет. В народе это называется – Мерить на свой аршин.
Иерусалим, Израиль

4 июля 2017, 13:40, Константин Коханов
Ну, что же? Будем ждать экспедицию с новой памятной доской от РГО, «КП» и Первого канала ТВ в 2018 году на 110-летие падения Тунгусского метеорита и рассказа о ещё какой-нибудь новой траектории, уточнённой каким-нибудь, никому неизвестным «астрономом». А сплав по реке Чуне и Подкаменной Тунгуске до Байкита, лучше всего совершить в первой половине мая, чтобы навсегда отпала охота совмещать рыбалку с наукой, в тех действительно удивительно красивых местах. К сожалению, чтобы оценить их по достоинству, нужно пролететь (покружить над ними) на вертолёте, т.к. с лодки или с плота виден только первый (нижний ярус) этих живописных отвесных скал и причудливых, отдельно стоящих от них, столбов.
Москва, Россия

https://www.vladimir.kp.ru/daily/26699.7/3722845/

Примечание к комментариям:

Прочитав бред Владимира Коваля по поводу того, где нужно было бы всем вместе искать Тунгусский метеорит, Константин Коханов, даже побрезговал его комментировать и ограничился только пожеланиями Владимиру Ковалю и его спонсорам из «Комсомольской Правды», установить ещё одну памятную доску уже в честь 110-ой годовщины со дня падения Тунгусского метеорита. Работая над этой статьёй, Константин Коханов, заглянул снова на страницу сайта, где Владимиром Ковалем было указано точное место падения Тунгусского космического тела – в районе впадения речки Кимчу в Чуню. Никто, как он считает, конечно, не мог даже предположить, не то, что проверить эту «ещё ни кем не озвученную гипотезу». Удивительно, как изучив всю литературу о Тунгусском метеорите, он пропустил шутливое стихотворение первого руководителя КСЭ Геннадия Плеханова, который не меньше его размышлял, где нужно искать Тунгусский метеорит:

«Пойдём искать Метеорит по средней траектории – А вдруг он где-нибудь лежит, у Муторай-фактории?»

Вникая в рассуждения Владимира Коваля о том, что для того, чтобы найти Тунгусский метеорит, «нужно было работать всем вместе, вместе искать истину. А то у слишком многих были другие цели – не найти Тунгусский метеорит, а заработать на нём – деньги, славу, учёные звания…», невольно, задаёшь себе вопрос, – а где в это время он был сам? Об этом «астрономе» в последнее время, очень много говорят, но почему-то не приводят ни одной его научной работы, и даже нет ссылок на результаты его более 20-ти экспедиций, в предполагаемые им районы падения Тунгусского метеорита. Хотя Константина Коханова в последнее время не раз спрашивали в Эвенкии, знает ли он Владимира Коваля, он всегда говорил, что нет, но интересовался, чем он там занимался, кроме фотографирования достопримечательностей, но вот только об этом, никто, ничего определённого, ему сказать не смог.

В персоналиях участников КСЭ на букву «К» перечислены 144 фамилии, (с перечнем лет, когда они в них работали), где отмеченные в комментариях лица, там присутствуют под следующими номерами:

21. Каплинская Тамара Моисеевна (1963, 1964, 1965)
54. Коваль Владимир Иванович (1988, 1999)
84. Коненкин Виктор Григорьевич (1967)
104. Коханов Константин (1972)

http://tunguska.tsc.ru/ru/cae/perso/3/12/

Коваль Владимир Иванович – (1945 г.) московский астроном, исследователь метеоритных кратеров, фотохудожник. Руководитель 20-ти самостоятельных экспедиций (данные В.Ромейко на 2008 год в книге-сборнике статей «100 лет тунгуской проблеме», М.»Бином», 2008, стр.439) начиная с 1978 г. Автор научных работ по природе Тунгусского взрыва. Активный участник московского коллектива исследователей Тунгусской проблемы. В тезисах к своему 10-минутному докладу «К вопросу о поисках фрагментов Тунгусского метеорита» на Конференция «95 лет ТУНГУССКОЙ ПРОБЛЕМЕ» ( 23-24 июня 2003 г., Москва, ГАИШ) перечислил вероятно все свои научные статьи:

Коваль В.И, Бижанов А.А. Тунгусский Сборник. Москва 2000, стр.76, 71;
Коваль В.И. Техника Молодёжи. №4. 1979 «Приморские чудеса»;
Коваль В.И. Астрономический Циркуляр. №927. «О происхождении комет…»;
Коваль В.И. Техника Молодёжи. №9. 1978. «Откуда приходят кометы»;
Коваль В.И. Земля и Вселенная. №5. 1989. «По следам Тунгусского Дива»;
Коваль В.И. Техника Молодёжи. №6. 1981. «Памятник на Тысячелетия».

Каплинская Тамара Моисеевна – (1934 г.) родилась в Курске, после эвакуации семья переехала в Самарканд. Закончила там школу с золотой медалью, затем филологический факультет Самаркандского университета. Работала в газете на Узбекской целине, «Молодежь Алтая», «Правда Востока» (Ташкент). Участница трёх экспедиций КСЭ (1963, 1964, 1965) к местам падения Тунгусского метеорита. С 1998 г. живёт в Израиле (http://питание.рф/764-6-drugajaekologija.html?pv=Y).

Упрекая всех, кто искал Тунгусский метеорит в том, что они не хотели скоординировать свои цели для общего дела, поиска Тунгусского метеорита, причём в том в месте, которое он якобы определил сам, Владимир Коваль, не указывает это место конкретно, хотя бы в радиусе 50 км.

А что он делает, чертит на спутниковой карте несколько окружностей циркулём или на экране компьютера «мышкой» в «фотошопе», вместо того чтобы начертить одну окружность радиусом в 250 км и говорит, – вот куда нужно отправлять экспедицию по поиску Тунгусского метеорита, а может быть не одну.

Вот, что нужно было сделать давно, а то, как считает Владимир Коваль, никто, кроме него, на самом деле, не хотел, как он, искать метеорит. Все только думали о славе, о том, как получить, прикрываясь поиском метеорита, учёные звания, и соответственно, на этом, ещё неплохо заработать. Соблазн, конечно, был у кого-то, войти «в большую науку», с чёрного входа, только больших успехов, почему-то не видно ни у кого. По сути, тех, кто занимался поиском Тунгусского метеорита, было не так уж много, а главное не было ни одной самодеятельной экспедиции, по уровню близкой к КСЭ. А руководитель КСЭ Николай Васильев всегда был готов объединять свои усилия по поиску Тунгусского метеорита, с кем угодно, даже с Константином Кохановым, который на три из пяти своих первых рекогносцировочных экспедиций (в 1972-1974 годах), потратил почти все свои три годовые зарплаты.

Конечно, спорить с Владимиром Ковалем, всем, кто занимался поиском Тунгусского метеорита, теперь совершенно бесполезно. Вздрогнул весь русскоязычный Интернет: «Русский ученый раскрыл загадку Тунгусского метеорита», «Астроном Владимир Коваль разобрался в тайне «тунгусского дива»», – оказывается он сделал выдающееся открытие, достойное нобелевской премии – доказал, что все 90 лет со дня первой экспедиции Кулика Тунгусское диво искали не там.
Чтобы сделать это открытие ему пришлось немало потрудиться, и сколько сил им лично было отдано Тунгуске:

«Более 1100 дней в Эвенкийской тайге, тысячи часов в библиотеке, сотни за компьютером – почему и зачем? Вкус расследования тайны, научный «альпинизм». Романтики и прагматики. Астероидная опасность и только? Уроки Каали, Содома и Гомморры /небесная кара – как сдерживающий фактор олигархического «беспредела». Необходимость управляемой фантазии. Альтернатива классическому сценарию. Гипотеза тунгусской инъекции, по принципу «космопедагогики». Гармония восприятия. От проблем метеоритики к проблемам сохранения прекрасного. Эвенкийский фотоальбом. АРМАГЕДДОН!» http://tunguska.tsc.ru/ru/science/conf/2003/p1/koval/

Но такой завышенной самооценки его персоны – могут позавидовать только «учёные» из состава редакции газеты «Комсомольская Правда». После 2003 года Владимир Коваль, видимо, забыл дорогу в библиотеку, думая, что о поисках Тунгусского метеорита, кроме него, больше никто не напишет.

Но вот для таких «учёных», как «астроном Владимир Коваль», Константин Коханов написал книгу «Тунгусский метеорит – история поисков. 1908-1962 год». В этой книге, он подробно рассказал о тех людях, кто искал Тунгусский метеорит. А главное о взаимоотношениях членов экспедиций, используя их воспоминания, не каждое в отдельности, а синхронизируя эти воспоминания с воспоминаниями других лиц, с которыми их пути пересекались. При этом он лишь делает краткие комментарии о некоторых неточностях от забывчивости «летописцев» за давностью лет, а также иногда указывает на откровенное враньё. Книгу он планировал написать в двух томах, и на период с 1963 до 2008 года, собрал много интересных воспоминаний. Правда, к сожалению, по этическим соображениям, наиболее интересные воспоминания, он опубликовать не мог (были ещё живы некоторые участники тех событий, и ему не хотелось тем, к кому он сам относился с явной симпатией, сыпать соль на раны). Первый том «сочинений» Константина Коханова был издан в одном экземпляре, специально для РГБ, а последующие двадцать аналогичных «сочинений», для удобства чтения, в двух книгах.

Первый том, Константина Коханова «Тунгусский метеорит – история поисков. 1908-1962 год», в двух книгах:

Теперь о самом главном, что имеет отношение к 110-ой годовщине падения Тунгусского метеорита.

Нужно отметить, что на 100-летие падения Тунгусского метеорита, некоторыми «учёными» делались прогнозы, что к 110-ой годовщине Тунгусский метеорит либо будет найден, либо точно установлено, чем всё-таки было это «Космическое Тело». И вот падение Челябинского метеорита 15 февраля 2013 года, избавило «учёных» дальше фантазировать на эту тему, хотя и с падением этого метеорита, было немало спекуляций на тему его техногенного происхождения, а кто-то, сравнивая его с Тунгусским метеоритом, поспешил уверить общественность, что теперь уж «тайна» Тунгусского метеорита будет, наконец, разгадана. Наверно кому-то очень хотелось, вопреки здравому смыслу доказать, что дважды два равно пяти. Теперь мы знаем, что наибольшего успеха на этом пути добилась совместная экспедиция газеты «Комсомольская Правда», РГО и Первого канала ТВ. Эта она сделало то, что не смогли сделать за 90 лет все искавшие Тунгусский метеорит со времён первых экспедиций Леонида Кулика, все последующие экспедиции – «раскрыла тайну Тунгусского метеорита». Успеха не смоги добиться, ни экспедиции Кирилла Флоренского (КМЕТ АН СССР), ни многочисленные самодеятельные экспедиции Геннадия Плеханова и Николая Васильева (КСЭ), ни даже менее многочисленные, но хорошо известные, как например, экспедиции Алексея Золотова, «доказавшие», что над Тунгусской тайгой, в 1908 году, произошёл ядерный взрыв.
Куда им было тягаться с экспедициями газеты «Комсомольской Правды», для которых нет ничего недостижимого или невозможного, ведь её члены, под руководством Дмитрия Шпаро даже впервые в мире, 31 мая 1979 года, только «на одних лыжах с рюкзаками», достигли Северного полюса.

«Комсомольская правда» раскрыла тайну Тунгусского метеорита
(публикация на сайте газеты «ЕВГЕНИЙ САЗОНОВ» от 18.11.17; 01:17)

Официальная наука ищет эти следы ровно 90 лет – ведь именно в 1927 году на берегу речки Хушма высадился первый российский исследователь метеоритов Леонид Кулик. Впоследствии сотни экспедиций прошли по его следам. Искали и космическое тело колоссальных размеров, и следы ледяной кометы, и даже обломки НЛО с ядерным двигателем. Удача никому так и не улыбнулась. Пока летом этого года на место не прибыла совместная экспедиция «Комсомольской правды», Русского географического общества, Первого канала и Министерства культуры. Благодаря научному руководителю отряда Владимиру Ковалю, который занимается тайной тунгусского феномена почти полвека, удалось установить, почему все эти годы метеорит не могли найти. Просто искали не там!

А вот чтобы определить реальное место падения космического гостя и установить, из чего же он состоял, экспедиции пришлось сойти с тропы Кулика и отправиться гораздо дальше – преодолеть почти 700 километров по диким рекам и тайге, где комфортно себя чувствуют исключительно медведи.

Фильм, снятый журналистами «Комсомолки», который вы увидите в это воскресенье на Первом канале, подробно расскажет о приключениях экспедиции и приподнимет завесу одной из самых интересных тайн ХХ века. Расскажет он и о трагической судьбе Леонида Кулика, в честь которого наш отряд установил памятную доску от РГО и «КП» на месте высадки первой научной группы.

Первый канал. «Где же Тунгусский наш метеорит?». Воскресенье, 9.10.

https://www.kp.ru/daily/26759.7/3789395/

Комментарии:

20 декабря 2017 08:40, Андрей (Строганов)
Уточняя комментарий Парфирьевича, хочу добавить, что есть данные, что в 38г отсняли аэрофотосъёмкой только центральную часть вывала рядом с эпицентром. Потом много позже доснимали значительно большую территорию. На этом основании Джон Анфиногенов построил карту вывала, которая практически совпала по форме с бабочкой вывала Фаста.
Московская область, Россия
ОТВЕТИТЬ

21 ноября 2017, 15:55; Парфирич
Константин Коханов: Хотелось бы отметить основные неточности, высказанные авторами документального фильма с подачи их «научного консультанта» Владимира Коваля о том, что «официальная наука ищет эти следы Тунгусского метеорита ровно 90 лет». Официальная наука прекратила поиски Тунгусского метеорита ещё в 1962 году и ограничилась признанием кометной природы «Тунгусского метеорита. С 1963 года изучением проблемы Тунгусского метеорита занимались только любители-энтузиасты при финансовой поддержке организаций, в которых они работали (академий, НИИ и университетов). Двое из этих энтузиастов Г.Ф. Плеханов и Н.В. Васильев, в разное время руководившие «комплексными самодеятельными экспедициями» в районе «куликовского бурелома», даже стали академиками, хотя и не по изучению, найденного ими космического вещества, в золе изучаемого ими торфа. При этом следует отметить, что с 1963 года изучением последствий падения и поиском Тунгусского метеорита занимались действительно одни «энтузиасты», к тому же, в основной своей массе, бескорыстно, и только потом на основании собранного материала, у некоторых «организаторов самодеятельного научного сообщества» появилось желание на этом «сомнительном научном материале» защитить кандидатские диссертации… (см продолжение ниже)
Москва, Россия
ОТВЕТИТЬ

21 ноября 2017, 16:14; Парфирич
Константин Коханов: (продолжение). Правда, успели это сделать только двое – Вильгельм Фаст в 1966 году (по теме «Статистическая структура полей разрушений, вызванных ударной волной Тунгусского метеорита ») и Алексей Золотов в 1969 году (по теме «Экспериментальная физика»). В отличие от Вильгельма Фаста, Алексей Золотов в диссертации научно обосновал выводы из своей монографии «Проблема Тунгусской катастрофы 1908 года» (Минск, 1969). Он просто убедил учёный совет, что «Обобщение имеющихся материалов показывает, что Тунгусская катастрофа – это новое, грандиозное, чрезвычайно редкое и исключительно интересное, но ещё не изученное уникальное явление природы, которое гораздо сложнее, чем падение обычного метеорита или ледяной кометы», причиной которой вполне мог быть ядерный взрыв, что подтверждалось его математическими расчётами. В 1972 году, малоприметную со стороны лавочку в СО АН СССР по финансированию работ этих «предприимчивых энтузиастов», решил прикрыть академик М.А. Лаврентьев, написав в своей разгромной статье, что «в науке много денег тратится на всякую ерунду, такую, как Тунгусский метеорит. И что даже, если установят, что это было за явление – пользы от этого никому не будет»… (см продолжение ниже)
Москва, Россия

21 ноября 2017, 16:22, Парфирич
Константин Коханов: (продолжение) Глубоко ошибался академик, в том же году появились две аспирантки, у которых были темы по изучению вещества Тунгусского тела (то есть космической пыли, извлечённой из торфа Тунгусских болот). Насчёт «источников» финансирования работ по поиску вещества Тунгусского метеорита, автор этого комментария, ничего сказать не может, но как он убедился лично в 1972 году, число «энтузиастов» явно поубавилось, в части «активного» мужского контингента. После распада СССР и развития рыночных отношений, остались заниматься проблемой Тунгусского метеорита действительно только одни «энтузиасты», но с каждым годом, ввиду достижения преклонного возраста, их список постоянно сокращается, и надежд на значительное пополнение своих рядов, у них уже нет. В конце фильма говорится, где нужно искать теперь Тунгусский метеорит, но почему-то не делается предложение, что этим должно заняться официальная наука, представители которой наверно сразу вспомнят, что говорил об изучении Тунгусского метеорита академик М.А. Лаврентьев. Кстати изучать за свой счёт Тунгусский метеорит, никогда никому не запрещали, так же, как собирать почтовые марки, заниматься туризмом и водными видами спорта. Неприятно прозвучала слова в фильме, что все кто искали Тунгусский метеорит, не объединяли свои усилия, а каждый хотел только прославиться. И с кем, кто должен объединять свои усилия: Золотов и Коханов с Васильевым и Анфиногеновым? …(см продолжение ниже)
Москва, Россия

21 ноября 2017, 17:08; Парфирич
Константин Коханов: (продолжение). К сожалению, со времён Леонида Кулика в основном упор делался на изучение именно бурелома, а не на поиск метеорита, который на официальном уровне стали считать взорвавшейся в воздухе кометой. Леонид Кулик полагал, что только аэрофотосъёмка даст ответ, где следует искать Тунгусский метеорит и возлагал на неё все свои надежды, особенно не утруждая себя изучением прилегающей к его Метеоритной Заимке территории. Наконец, аэрофотосъёмка была произведена в 1938 году на площади 250 км² и долгие годы она служила основным источником для уточнения конфигурации вывала, и подтверждения различных гипотез о природе взрыва Тунгусского Космического Тела (ТКТ), от кометы до инопланетного космического корабля. В Комплексных Самодеятельных Экспедициях (КСЭ) со слов одного из их руководителей академика Г.Ф. Плеханова, приняло участие более 1000 человек. Как сказал академик, – обо всех не напишешь. Константин Коханов частично этот пробел устранил, правда, пока ограничился экспедициями вплоть до 1962 года в своей монографии «Тунгусский метеорит – история поисков» (М., 2009-1077 стр, [60] л. ил., карт .) В центральных библиотеках Москвы (РГБ), Петербурга (РНБ), Томска и Томского университета, Красноярска, не считая ряда других библиотек – она находится в свободном доступе.
Москва, Россия

27 ноября 2017, 20:09; Ольга
Большое Вам спасибо за подробную информацию!
Томск, Россия

20 ноября 2017, 22:12; Виктор
Я родом из Карелии и мне от мамы достался прозрачный шарик с завернутой по спирали сине-белой массой ,на «экваторе»широкая а к полюсам узкие На мой вопрос» Это что»? Она сказала » что находили в тайге эти шарики , с неба упали». диаметр 2,3 см. мне по спине катала ладонью когда простужался.. Она от бабушки знала и меня учила кровь останавливать, грыжи лечить,ячмень на глазах заговаривать… Может до нас в Кенозеро прилетали дожди метеоритные???
Московская область, Россия
ОТВЕТИТЬ

19 ноября 2017, 15:22; Парфирич
Константин Коханов: После просмотра фильма у меня возникло несколько вопросов. Судя по анонсу «экспедиции КП пришлось пройти более 700 километров по диким местам и по тайге». Что-то в тайге действительно было показано, что-то из путешествия по реке Чуня тоже, но опять же не более половины маршрута и непонятно достигла ли экспедиция КП вплавь на лодке посёлка Байкит? Почему-то в фильме нет участка реки между притоками рек Верхняя и Нижняя Чунку, где скалы и столбы не менее экзотичны, чем показанные в документальном фильме. Зато показан самолёт АН2, и не на нём ли экспедиция КП закончила своё путешествие до аэропорта Байкита? Хотелось бы получить ответ. Почему-то никто из моих знакомых в Байките, присутствие членов экспедиции КП там не заметил. Зато, якобы кто-то им говорил, что видел её членов в аэропорте Байкит. Вообще-то я ждал от этого фильма больше интересных видеокадров и фотографий, а не пустопорожних размышлений о природе Тунгусского метеорита и мест, где его нужно искать.
Москва, Россия
ОТВЕТИТЬ

18 ноября 2017, 18:37; Парфирич
Константин Коханов: Ещё в 1971 году члены КСЭ (Томской комплексной экспедиции) в моём присутствии шутили о том, где упал Тунгусский метеорит. Даже тогда их начальник Дмитрий Дёмин, хлопая меня по плечу говорил: «Знаешь Константин, что в третьем издании Большой Советской Энциклопедии словосочетании «не там», будет толковаться, как место падения Тунгусского метеорита. Экспедиция КП, РГО и Первого канала спускалась по Чуне в 2017 году за мной следом, причём отплыла она от Муторая, когда я уже был на устье Чуни и плыл по Подкаменной Тунгуске в сторону Байкита. По пути туда я обнаружил много следов оставленных там туристами, из одежды и утопленного ими снаряжения, особенно на порогах. Своё пребывание там я отметил в нескольких зимовьях, на видных местах, в виде памятных значков своей экспедиции «Тунгусский метеорит». Если экспедиция КП их не увидела, то можно с уверенностью сказать, что господин Коваль никогда не найдёт место падения Тунгусского метеорита там, где задолго до него и до меня, его искали с десяток метеоритных экспедиций, без лишнего шума и громких заявлений, что они там что-то нашли.
Москва, Россия
ОТВЕТИТЬ

18 ноября 2017, 17:42; Сема
Тунгусский метеорит-опыт Теслы по передаче энергии на расстояние.
Россия, Республика Карелия, Петрозаводск
ОТВЕТИТЬ

18 ноября 2017, 05:47; Евгений Сазонов?
«Бурный поток»?
Амстердам, Нидерланды
ОТВЕТИТЬ

https://www.kp.ru/daily/26759.7/3789395/

«Где же Тунгусский наш метеорит?»
(публикация на сайте издания «ДАРЬЯ МИХЕЕВА», от 17 ноября 2017)

СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ TELEPROGRAMMA УЧРЕДИТЕЛЬ И РЕДАКЦИЯ АО «ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА».
ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР: СУНГОРКИН ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ.
ИЗДАТЕЛЬ: ГЕМСТ ВЛАДИСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР САДКОВ ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ
Первый канал покажет фильм, созданный журналистами «Комсомольской правды».
Есть такие лихо закрученные тайны, что не дают покоя на протяжении веков. Одной из них является загадка Тунгусского метеорита, нагло ворвавшегося в атмосферу Земли 30 июня 1908 года…

«Где же Тунгусский наш метеорит?»
19 ноября 2017; 9.10, Первый канал ТВ.
Текст: Евгений Сазонов
Продюсер фильма: Владимир Сунгоркин.
Режиссер и автор сценария: Евгений Сазонов.

https://teleprogramma.pro/cinema-stop/295576/

Комментарии:

Парфирич, 2017.11.21; 19:01
Константин Коханов: Неприятно прозвучали слова в фильме, что все кто искали Тунгусский метеорит, не объединяли свои усилия, а каждый хотел только прославиться. И с кем, кто должен объединять свои усилия: Золотов и Коханов с Васильевым и Анфиногеновым? Не знаю, как Золотов, но Коханов попробовал «объединить усилия с Николаем Васильевым в 1971 году, как во время своей «второй экспедиции» так и на конференции в том же году по Тунгусскому метеориту в Томске. и даже во время своей «третьей экспедиции 1972 года», помог Джону Анфиногенову «доказать, что найденным им валун, на горе Стойковича «действительно является Тунгусским метеоритом». Самое главное Константин Коханов верил в это целых три дня, а Джон Анфиногенов верит в это до сих пор. Но, как только Джон Анфиногенов «убедился», что он «нашёл» Тунгусский метеорит, то сразу испугался, что ему придётся с Кохановым разделить «Нобелевскую премию» и стал его сравнивать с Коненкиным, который мог бы много принести пользы, таким, как он и Николай Васильев, но решил искать метеорит самостоятельно. И к чему это привело? – задал сам себе вопрос Анфиногенов, и сам же на него ответил, – в итоге он спился и был убит в Байките. Во время 20-й экспедиции в мае-июне 2017 года Константин Коханов. приплыл в Байкит, и одной из его целей там было узнать, в каком точно году Виктора Коненкина убили в Байките…(см продолжение ниже)
Ответить

Андрей Строганов> Парфиричу, 2017.11.25; 15:01
Полагаю, что вся компания по поиску была заорганизована как всё в СССР. И огромные толпы искателей мотались по просторам по заданным в каком-то центре направлениям. Конечно при такой организации возможны пропуски очень перспективных мест. Могут ли такие места быть обнаружены через 110 лет? Да могут. На базе новых методов спутниковой съёмки и глобальному скоростному обмену информации через интернет.
Ответить

Парфирич> Парфиричу, 2017.11.21; 19:06
Константин Коханов: (продолжение). Константин Коханов хотел в архиве Байкитского суда найти уголовное дело по факту убийства и по нему установить годы жизни этого давно забытого в Эвенкии человека. В копиях уголовных дел в Байкитском суде о Коненкине им ничего не было найдено, архив суда сгорел во время пожара, да и о самом Викторе Коненкине в Байките уже никто не помнил. У Константина Коханова вызывают даже не смех, а только улыбку воспоминания «родственников очевидцев» падения Тунгусского метеорита, особенно услышанные от их «дедушек и бабушек», которые во время его первой экспедиции в июне 1970 года, бегали по Ванаваре с октябрятскими значками, а кто постарше, с пионерскими галстуками.
После первой экспедиции Леонида Кулика в 1927 году учёными только допускалась возможность падения Тунгусского метеорита именно в том месте, которое было обследовано Куликом. А насчёт двух крайних суждений о буреломе «ничего необычного» и «его своеобразия», была принята расплывчатая формулировка «необычности бурелома» и поставлена основная задача не его изучения, а обнаружение метеорита… (Остальные части этого комментария на сайте газеты «Комсомольская правда»)
Ответить

Парфирич, 2017.11.19; 15:17
Константин Коханов: После просмотра фильма у меня возникло несколько вопросов.
Судя по анонсу «экспедиции КП пришлось пройти более 700 километров по диким местам и по тайге». Что-то в тайге действительно было показано, что-то из путешествия по реке Чуня тоже, но опять же не более половины маршрута и непонятно достигла ли экспедиция КП вплавь посёлка Байкит? Почему-то в фильме нет участка реки между притоками рек Верхняя и Нижняя Чунку, где скалы и столбы не менее экзотичны, чем показанные в документальном фильме. Зато показан самолёт АН2, и не на нём ли экспедиция КП закончила своё путешествие до аэропорта Байкита? Хотелось бы получить ответ. Почему-то никто из моих знакомых в Байките, присутствие членов экспедиции КП там не заметил. Зато, якобы кто-то им говорил, что видел её членов в аэропорте Байкит. Вообще-то я ждал от этого фильма больше интересных видеокадров и фотографий, а не пустопорожних размышлений о природе Тунгусского метеорита и мест, где его нужно искать.
Ответить

Андрей Строганов> Парфиричу, 2017.11.25; 15:12
Если они проплыли часть пути, то и надо было бы так и заявить. Но это снизит коммерческий успех от показа. А причины свернуть экспедицию могут возникнуть само-собой. Наиболее безобидная – разрядились или утопились аккумуляторы видеокамер. Раз участвовала РГО, то ставилась задача расшевелить интерес в народе к географии.
Ответить

Парфирич, 2017.11.18; 18:45
Константин Коханов: Ещё в 1971 году члены КСЭ (Томской комплексной экспедиции) в моём присутствии шутили о том, где упал Тунгусский метеорит. Даже тогда их начальник Дмитрий Дёмин, хлопая меня по плечу, говорил: «Знаешь Константин, что в третьем издании Большой Советской Энциклопедии словосочетание «не там», будет толковаться, как место падения Тунгусского метеорита. Экспедиция КП, РГО и Первого канала спускалась по Чуне в 2017 году за мной следом, причём отплыла она от Муторая, когда я уже был на устье Чуни и плыл по Подкаменной Тунгуске в сторону Байкита. По пути туда я обнаружил много следов оставленных там туристами, из одежды и утопленного ими снаряжения, особенно на порогах. Своё пребывание там я отметил в нескольких зимовьях, на видных местах, в виде памятных значков своей экспедиции «Тунгусский метеорит». Если экспедиция КП их не увидела, то можно с уверенностью сказать, что господин Коваль никогда не найдёт место падения Тунгусского метеорита там, где задолго до него и до меня, его искали с десяток метеоритных экспедиций, без лишнего шума и громких заявлений, что они там что-то нашли.
Ответить

https://teleprogramma.pro/cinema-stop/295576/

Несколько нескромных замечаний к вопросу о направлении полёта Тунгусского метеорита, особенно к её южной траектории.

Опросом очевидцев полёта Тунгусского метеорита Константин Коханов лично не занимался, но, как ни странно, к нему в 1973 году, один из очевидцев, когда он после своей Третьей экспедиции к реке Алтыб, возвратился в село Ерёма, пришёл сам. Фаркова Василия Семёновича члены экспедиции КСЭ опрашивали дважды, и его очень удивило, почему член ещё одной экспедиции, не проявил к его особе никакого интереса. Автор статьи, когда к нему пришёл в Ерёме В.С. Фарков, не стал расспрашивать его, что он видел, а сразу спросил, где он и с кем ещё из жителей села, тогда находился. В.С. Фаркову в то время было 10 лет, и он вспомнил, что тогда стоял на берегу реки Нижней Тунгуски вместе со своим дядей. Единственно, что он мог сказать уверенно, что метеорит пролетел, высоко в небе над Нижней Тунгуской от них с правой стороны. Но точно, где В.С. Фарков тогда с дядей стоял на берегу реки, он указать места не смог, потому что места уже такого не существовало, как и двух горок, за которыми тогда было расположено его село Ерёма. Обе горки были смыты окончательно большим паводком 50 лет назад, то есть где-то в 1922 году. Разве мог автор этой статьи подумать, что на месте песчаного пляжа, за круто обрывающимся размытым правым берегом, когда-то были две горки, за которыми стояло село Ерёма? По крайней мере, тогда Константин Коханов, убедился, что Тунгусский метеорит действительно перелетел Нижнюю Тунгуску в окрестностях села Ерёмы, которая была выше (севернее) села Преображенка, по прямой километров на пятьдесят, (а по воде, почти на 80 км).

Как всем хорошо известно, траектория (точнее вероятные траектории) полёта Тунгусского метеорита в основном определялась на основании показания очевидцев и уточнялась по конфигурации Куликовского вывала тайги. Насколько это несерьёзно, даже трудно себе представить, хотя нужно отдать должное тем, кто скрупулезно, на протяжении десятков лет изучал обнаруженный Леонидом Куликом таёжный ветровал, и фиксировал приборами координаты и направление поваленных, якобы взрывной волной стволов, даже отдельных деревьев. В связи с этим имеет смысл ознакомиться с рассказом лётчика-испытателя Бориса Антоновича Орлова на его впечатлениях от полёта на МИГ-25У над Северным Ледовитым океаном на высоте 10000 метров (Б.А. Орлов «Записки лётчика-испытателя», М., Авико-пресс, 1994):

«…Мы летали строго на север, на Новую Землю, и возвращались обратно, чуть отклонившись к западу. Никогда я не мог представить себе, что бывает такой прозрачный воздух: после взлёта и набора десяти километров высоты я видел конечный пункт нашего маршрута почти за 400 км!
Невероятно, но это так. Я видел, как Новая Земля скрывается за выпуклым горизонтом, и воочию тогда убедился, что Земля круглая…
Красота кругом была необычайная: синее море с кое-где поблескивающими точечками льдин, сверкающие грани причудливых вершин Новой Земли, яркое голубое небо и простор – дух захватывает!..».

Если б полёту Челябинского метеорита, его взрыву и падению его осколков, было уделено больше внимания теми, кто по своему служебному положению, должен профессионально заниматься изучением и поиском упавших на территории России метеоритов, то и к поиску осколков Тунгусского метеорита, можно было бы подойти иначе. При этом не зацикливаясь на Куликовском радиальном вывале тайги, а сосредоточившись на уточнении траектории его полёта, без спекуляций о совершённых «Тунгусским Космическим Телом» манёврах или о его техногенном происхождении.

Падение Тунгусского метеорита, как нам известно, по показаниям очевидцев «наблюдалось при безоблачном небе на огромной территории Восточной Сибири, начиная с берегов Енисея на западе и кончая населёнными пунктами вдоль рек Витима и Мухтуя на востоке, т.е. на пространстве около 1500 км в поперечнике. Очевидцы наблюдали полёт ослепительно яркого болида, затмившего собой солнечный свет. Болид пронёсся в течение нескольких секунд в направление с юго-востока на северо-запад (по Кринову). По пути движения болида оставался очень мощный пылевой след, наблюдавшийся в пунктах расположенных вдоль проекции траектории в виде гигантского столба; над местом падения метеорита наблюдалось пламя и облако дыма, отмечавшееся очевидцами из ближайших к месту падения пунктов. После падения раздались оглушительные взрывы, которые были слышны на расстояние свыше 1000 км от места падения. Затем раздался грохот, треск и гул. На огромной территории, почти достигавшей области видимости световых явлений, отмечалась сотрясение почвы, дрожание построек, раскол оконных стёкол, падение различных предметов и домашней утвари, качание висячих предметов. Многие очевидцы даже были свалены с ног воздушной волной, распространившейся с места падения».

В этом нет ничего удивительного, потому что Тунгусский метеорит летел на большой высоте и к тому же, как и Челябинский метеорит с гиперзвуковой скоростью. Если лётчик Б.А. Орлов с высоты 10 км видел конец своего маршрута за 400 км, то допустим, если бы на его борту взорвалась атомная бомба, эквивалентная хотя бы сброшенной на Хиросиму, то её вспышку тоже увидели бы на земле с такого же расстояния. Возможно, вспышку от взрыва бомбы на его самолёте, на такой высоте, смогли бы увидеть и за пятьсот километров, даже вне зоны видимости самого самолёта, а звук от взрыва бомбы, услышали бы ещё дальше и ощутили бы на себе действие её взрывной волны.
Наблюдали же полёт и взрыв Челябинского метеорита в районе села Просвет в 750 км юго-западнее города Челябинска. И удивляться тут нечего, потому что сейчас считается, что взрыв Челябинского метеорита произошёл на высоте от 25 до 30 км.

В сообщении о падении Тунгусского метеорита в газете «Красноярец» от 13 июля 1908 года, следует обратить особое внимание в показаниях очевидцев, на указанное ими направление его полёта и последовательность наблюдаемых ими световых явлений, и уже затем после их прекращения, на услышанные ими первые взрывы:

«…Как рассказывают очевидцы, перед тем, как начали раздаваться первые взрывы (удары), небо прорезало с юга на север со склонностью к северо-востоку какое-то небесное тело огненного вида, но за быстротою (а главное – неожиданностью) полета ни величину, ни форму его усмотреть не могли. Но зато многие в разных селениях отлично видели, что с прикосновением летевшего предмета к горизонту, в том месте, где впоследствии было замечено указанное выше своеобразное облако, но гораздо ниже расположения последнего – на уровне лесных вершин как бы вспыхнуло огромное пламя, раздвоившее небо. Сияние было так сильно, что отражалось в комнатах, окна которых обращены к северу, что и наблюдали, между прочим, сторожа волостного правления. Сияние продолжалось, по-видимому, не меньше минуты, так как его заметили многие бывшие на пашнях крестьяне. Как только «пламя» исчезло, сейчас же раздались удары…».

Евгений Кринов, в своей монографии «Тунгусский метеорит» подчёркивает то, что в первую очередь при изучении траектории падения метеорита следует учесть, что «ближайшим из населенных пунктов, откуда поступили сведении с описанием падения метеорита, опубликованные в газетах, является село Кежма. Однако оно удалено от места падения метеорита по прямому направлению приблизительно на 200 км» Далее он предлагает сравнить описания очевидцев падения Тунгусского метеорита, с наблюдавшимися явлениями при падении 12 февраля 1947 года Сихотэ-Алинского метеорита. Тогда «граница видимости его световых явлений проходила на расстоянии 300 км от места падения, а значительно более мощные явления с сотрясением земли и падением различных предметов наблюдались лишь в пределах нескольких десятков километров». И делает по этому поводу заключение, которое трудно оспорить: «то мы можем представить себе все грандиозные масштабы падения Тунгусского метеорита …». А вот его сетование о состоянии царской науки в то время, ничего кроме улыбки сейчас вызвать не может, на фоне её современного состояния: «приходится удивляться той инертности, с которой отнеслась наука царской России к этому небывалому явлению природы». А как российская наука отнеслась к такому же грандиозному событию, через 105 лет, что предприняла и что сделала для того, чтобы по горячим следам, в зоне рассеивания упавших осколков Челябинского метеорита, уточнить траекторию его полёта, высоту взрыва и даже место падения его последних осколков. Только благодаря наличию огромного количества видео регистраторов у российских автовладельцев, была компенсирована инертность научных кругов сразу после падения Челябинского метеорита. Ничего практически не было сделано, при благоприятных погодных условиях для поиска осколков Челябинского метеорита, но зато было сделано всё возможное, не только, чтобы «затоптать» зону падения осколков Челябинского метеорита», но даже её «проутюжить» Боевыми Машинами Десантных войск, на участке от Челябинского аэродрома Шагол до Чебаркульского военного полигона. Обо всём этом Константин Коханов написал в своих шести очерках под общим названием «Челябинский метеорит или что-то иное?!», обобщив в них работу двух своих рекогносцировочных экспедиций (2013 и 2016 года) в Челябинской области.

В дополнении к сказанному выше о траектории полёта Тунгусского метеорита, Константин Коханов, считает нужном, обратить внимание, на направление его полёта указанное очевидцами в Кежме – «с юга на север со склонностью к северо-востоку». Если бы очевидцами было бы отмечено направление полёта метеорита «с юга на север, со склонностью к северо-западу», то тогда можно было бы говорить о его южной траектории. А так как наблюдавшийся ими, практически на горизонте взрыв метеорита (его вспышка»), указывает, скорее всего, что он произошёл северо-северо-восточнее Кежмы, а сам метеорит перед этим летел на северо-северо-запад.

«Главным следом, оставленным Тунгусским метеоритом на поверхности земли, до сих пор считается астроблема без кратера».

По мнению академика Николая Владимировича Васильева (1930-2001), многолетнего бессменного руководителя и координатора исследований «в районе Тунгусской катастрофы», «единственным и бесспорным «специфическим» следом Тунгусского метеорита на поверхности земли, является вывал леса, открытый в 1927 году Л.А.Куликом.

И это мнение академика редко кем оспаривалось, по крайне мере, в серьёзных научных трудах не опровергалось. Никто, хотя бы как-то аргументировано, не оспаривал мнение Н.В.Васильева, что «именно район катастрофы представляет собой нерасшифрованный до конца «черный ящик», содержащий решающую информацию о последних секундах существования Тунгусского космического тела, о его природе, а возможно, и о дальнейшей его судьбе…».

Н.В.Васильев в своей монографии «Тунгусский метеорит: космический феномен лета 1908 г.», опубликованной после его смерти в 2004 году, пишет, что «картирование вывала леса было начато в 1958 г. экспедицией КМЕТ АН СССР (начальник- К.П.Флоренский), основной же объём работ был выполнен в 1960-1979 гг. экспедициями АН СССР (руководитель работ – И.Т.Зоткин) и КСЭ (В.Г.Фаст). Проведение этих уникальных исследований было бы абсолютно невозможно, если бы не самоотверженность и энтузиазм более чем ста участников экспедиций, непосредственных исполнителей полевой части работ. За двадцать лет ими было заложено свыше тысячи пробных площадей, причем на каждой пробе измерялись азимуты в среднем пятидесяти (на некоторых площадях – до четырехсот и более) поваленных деревьев, определялись их диаметры, число мертвых стоящих деревьев, а на пятистах с лишним площадях – также число переживших катастрофу живых деревьев. Проводя эту съёмку, маршрутные группы, состоявшие, как правило, из двух человек (оператор и документалист), уходили от базы экспедиции на расстояние до сорока пяти километров и более, причём продолжительность таких автономных маршрутов составляла нередко десять, двенадцать и более дней».

Не вдаваясь в подробности выполненных работ, на общей площади 2150 ± 25 кв. км (Фаст В.Г., 1967), в том числе сплошного лесоповала около 600 кв.км (Анфиногенов Д.Ф. и др., 1998) разрушенного лесного массива», по форме напоминающего «гигантскую бабочку (без головы), распластанную на Земле и ориентированную одним крылом на северо-восток, а другим – на юго-восток». По мнению Н.В.Васильева, «векторная структура вывала в целом радиальна, что подтверждает открытие радиального вывала тайги, сделанноё Л.А.Куликом ещё в 1927 году. Оставим без внимания рассуждения Н.В.Васильева о разных «осях симметрии бабочки вывала», а сразу перейдём к их сопричастности траектории полёта Тунгусского метеорита, по сути, к сделанному по этим вопросам академиком, резюме (точнее к неутешительному выводу):

«Добавим (ко всему), что в последнее время высказано мнение (Злобин А.Е., 1996) о том, что отождествление оси симметрии района взрыва с проекцией траектории метеорита представляет собой глубокое заблуждение, сыгравшее в истории изучения Тунгусского феномена драматическую роль. Полагая, что на подлёте к эпицентру Тунгусское космическое тело двигалось по траектории, близкой к южной (2-ой вариант траектории по И.С.Астаповичу), А.Е.Злобин считает, что непосредственным свидетельством этому является характерная «подковка» в структуре изоклин области вывала, представляющая собой след удара баллистической волны. В пользу «южного» варианта склоняются также М.Н.Цынбал и В.Э.Шнитке (1988).

Какая же из осей симметрии области вывала сопричастна траектории?

«…Мнение В.Г.Фаста (высказанное им в 1976 году, а затем опубликованное в работе с соавторами в том же году), по этому вопросу однозначно. Во внутренней структуре поле средних направлений повала деревьев имеет четко выраженную симметрию около прямой, проходящей через особую точку поля вывала в направлении 99° к востоку от географического меридиана. Эту симметрию следует связывать с симметрией ударной волны Тунгусского метеорита около траектории его движения. Но если это так, то парадокс, касающийся траектории Тунгусского космического тела, предельно обостряется: траектория в этом случае приобретает почти восточное направление, трудно совместимое с ключевыми показаниями очевидцев на Ангаре…».

Не будем вдаваться в умозаключения академика по поводу этого «парадокса». А сразу же перейдём к главному, с чего конечно надо было Николаю Васильеву начать, если бы он, перед тем, как писать свою монографию, ознакомился со статьёй В.И.Коваля, опубликованной в юбилейном выпуске Тунгусского сборника (под редакцией В.А.Ромейко М., 2000). Поэтому ему пришлось, несмотря на то, что раздел его монографии: «Главный след (Тунгусского метеорита) – астроблема без кратера» (из книги Н.В.Васильева «Тунгусский метеорит: космический феномен лета 1908 г.», М., Русская панорама, 2004, стр.93-115), снова вернуться «к рассмотрению круга затронутых им вопросов». А всё дело было, что вышедший в то время, юбилейный выпуск Тунгусского сборника под редакцией В.А.Ромейко (Москва, 2000) собрал тогда «отличную подборку свежих научных статей по проблеме Тунгусского метеорита и содержал, в ряде случаев, новую принципиально важную информацию:

«…В числе авторов сборника (особо отмечает Н.В.Васильев) присутствовал астроном-профессионал В. И. Коваль, по собственной программе осуществляющий разносторонние полевые и камеральные работы, связанные с проблемой Тунгусского события, и занимающий в спектре исследователей Метеорита свою собственную «экологическую нишу». Являясь сторонником ультракосмического направления, он на протяжении многих лет последовательно собирает материалы в пользу того, что Тунгусский метеорит был обычным астероидом. При этом исследователь не проявляет особой активности в публикации полученных (им) результатов. И вот сейчас «лед молчания» оказался сломанным, – данное обстоятельство ещё раз напоминает о необходимости серьёзного разговора на тему о вывале. Раздел проблемы Тунгусского метеорита, посвященный разрушениям, вызванным взрывной волной Тунгусского метеорита – сбор, каталогизирование и первичная обработка исходной информации – в большой мере был сформирован в 1960-1970-е годах. Итоги этого грандиозного труда запечатлены в двух коллективных работах (Фаст В.Г. и др., 1967; 1976), представляющих образец информационной классики. Наличие этих трудов способствовало формированию иллюзии, что все основное в сфере изучения вызванного Тунгусским взрывом вывала леса сделано, и что отныне мы вступаем в некую пору благоговейного созерцания достигнутого, внимая, так сказать, «Музыке сфер». Такие периоды приятного самопогружения в нирвану имеют место в истории развития, наверное, любой научной проблемы, – и Тунгусский материал в этом плане не является исключением. Но каждый, кто знаком с этим не понаслышке, знает, как и чем такие периоды заканчиваются: рано или поздно в хрустальных чертогах с треском рушится разбитый «стеклянный» свод, и в комнату влетает ловко запущенный кем-то с улицы кирпич. А дальше разворачивается действие, когда благоговейная гармония сменяется скандалом и начинается, в представлении одних – безобразие, а, по мнению других – научная революция. Именно это несколько эмоциональное сравнение приходит в голову при прочтении статьи В. И.Коваля (2000), посвященной итогам его исследований вывала леса, вызванного взрывом Тунгусского метеорита. Основные позиции, выносимые на обсуждение В.И.Ковалем, – причём в обычно присущей ему достаточно эмоциональной форме, – сводятся к следующим моментам:

- контур «бабочки» вывала определен в работах В.Г. Фаста на основании трудноверифицируемых субъективных критериев;

- метод определения направления поваленного дерева «с руки» при помощи адриановекого компаса весьма неточен и не может привести к получению прецизионных данных при любом накоплении фактического массива;

- в выполненной под руководством В.Г.Фаста работе не учтен фактор локальных колебаний магнитного поля Земли, которое в любом районе имеет явно нестабильный характер;

- при проведении подобного рода работ предпочтение следует отдавать измерению азимутов не вывороченных деревьев, а сломов, используя с этой целью теодолит.

Проведенные В.И.Ковалем, с учётом этих соображений замеры, свидетельствуют о том, что граница вывала, по крайней мере, в ряде мест, (была) проведена весьма произвольно, с большими ошибками. А направление траектории полета Тунгусского метеорита (на самом деле) составляет 126 ± 2°. Все это достаточно серьезно, чтобы от сказанного (им) можно было отмахнуться, сделав вид, что ничего (серьёзного) не произошло.
Совершенно очевидно, что нечто произошло, и это нечто породило ситуацию, требующую анализа и включающую в себя обсуждение ряда пунктов – отчасти тесно связанных, отчасти в известной мере независимых. Для этого нам с читателем придется, видимо, вернуться в экспедиционный архей, к кострам экспедиций начала 1960-х годов, когда в горячих спорах оттачивалась методика полевых работ. Дело в том, что разработчикам данного вопроса предстояло совместить два, мало совместимых момента. С одной стороны, съёмка должна была быть площадной и охватить территорию в несколько тысяч квадратных километров. А дело это очень трудоемкое. С другой (стороны), в каждой данной точке нужно было получить статистически устойчивую информацию, характеризующую не только направление поваленных деревьев, но и ряд других скалярных и векторных параметров (характер повреждений леса, процент уцелевших деревьев, состав пород, экспозицию склона, тип почв и т. д.).

С учётом сказанного, программа планируемых исследований в каждой данной точке района то сужалась, то, напротив, расширялась. Вердикт на согласованный проект методики съемки вывала деревьев был получен лишь после нескольких дискуссий на Заимке, в которых помимо К.П.Флоренского и В.Г.Фаста участвовали также И.Т.Зоткин, В.К.Журавлев, Г.Ф.Плеханов, Д.В.Демин, К.А.Любарский, Ю.М.Емельянов и ряд других специалистов. За основу была принята именно методика В.Г.Фаста, и именно она почти в неизменном виде использовалась в дальнейшем вплоть до завершения картирования вывала в конце 1970-х годов, (хотя и допускалась возможность использования и более подробных методик).

Именно с её помощью были получены все основные оценки в дальнейшем, и в силу этого она нуждается, естественно, в повторном обсуждении – коль скоро, как мы видим, соответствующие вопросы, безусловно, назрели. Прежде всего, начнем с вопроса о границах района. Поскольку действие взрывной волны на лес – это типичный затухающий процесс, очевидно, что говорить о границах района, подвергшегося его воздействию, можно лишь весьма условно. Тем не менее, они реально существуют, и об этом свидетельствует документ – карта с большим (площадью более 2 000 кв.км) и весьма компактным участком сравнительно молодого леса (с преобладанием древостоев менее чем столетнего возраста), – которая при ближайшем рассмотрении оказывается не чем иным, как «бабочкой вывала» . Конечно, это еще не значит, что формирование указанного пятна произошло только в результате действия ударной волны, без участия разрушительного действия, например, пожара и других факторов катастрофы 1908 года, – но то, что вклад в эту общую сумму именно взрывной волны является определяющим, – это вряд ли может быть взято под сомнение.
Тем более что взаимоотношения вывала и пожара 1908 года многократно служили предметом специальных исследований (Цынбал М.Н., Шнитке В.Э., 1986, 1988).

«Бабочку» Фаста, разумеется, не следует фетишизировать и рассматривать как некий аналог фамильного герба «автора»Тунгусской проблемы. Но было бы не меньшей ошибкой, – как это, похоже, собирается делать В. И. Коваль, – дисквалифицировать её до ранга надоевшей ванаварской мухи.

Что же касается неточностей, то они, конечно же, есть, вероятнее всего, их достаточно много, но вряд ли этот вопрос играет в данном частном случае принципиальную роль. Говоря о выборе в качестве объекта замера между сломом и вывороченным деревом, по-видимому, оптимальным было бы сочетать оба метода. Но это не поздно сделать и сегодня, так как каталоги замеров В.Г.Фаста целы и опубликованы, а замеры В.И.Коваля, надо полагать, также со временем увидят свет и будут всем доступны.

Сопоставить же результаты тех и других замеров, используя современную вычислительную технику, вполне реально. Вопрос о возможной искажающей роли местных локальных магнитных аномалий в формировании векторной картины поля вывала всегда беспокоил исследователей проблемы, и к нему возвращались неоднократно. В середине 1970-х гг. эта работа была специально проведена астрономо-геодезической группой А.В.Кардаша (1984), которая пришла к заключению, что на территории вывала имеются довольно многочисленные локальные магнитные аномалии, какой-либо объективной значимой закономерной картины они не создают и могут, скорее, затушевывать истинные эффекты, чем формировать ложные. Отметим, однако, что твёрдой уверенности в этом всё же нет.

Определённый В.И.Ковалем азимут траектории (126 ± 2°) гораздо ближе к оценкам Е.Л.Кринова (1949) и Н.Н.Сытинской (1955). Он представляется нам более реалистичным, прежде всего, по той причине, что не находится в столь явном противоречии с более ранними оценками траектории, сделанными на основании показаний очевидцев с Ангары.

Вместе с тем, однако, правомерен вопрос: если мы снова теперь уже в исполнении В.И.Коваля – возвращаемся к симметрии» фигуры вывала (на сей раз – определенной по сломам), то, сколько же, наконец, у этой фигуры осей симметрии, и какая из них является той самой, настоящей?

И хотя В.И.Коваль очень не любит слово «парадоксы», – полагая, видимо, что некто изобрел его специально к огорчению сторонников астероидальной версии, – тем не менее, факт остаётся фактом: налицо ещё один парадокс, разбираться с которым, по-видимому, придется уже самому его автору (В.И.Ковалю).

Итак, в целом: в благородном семействе состоялся скандал. С положением дел по проблеме вывала (теперь) необходим и тайм-аут, и соответствующая экспертиза. Д.В.Демин был глубоко прав, полагая, что основные события на этом поле ещё впереди. Не исключено, что в чем-то недалек от истины А. Е .Злобин (1996), считающий, что физику Тунгусского явления придется ещё в будущем переписывать едва ли не с «чистого листа» .

Впрочем, не будем загадывать. Наше дело – прежде всего, собирать и анализировать факты. Что же касается времени для выводов, – то оно, надо думать, придёт само собой. И, возможно, быстрее, чем это нам кажется. Итак, изучение «следа» № 1 – вывала леса – не только не снимает трудности, возникающие при анализе показаний очевидцев, но и усугубляет их наметившееся впечатление о нелинейном характере полета Тунгусского космического тела в атмосфере Земли. Таковы, в первом приближении, данные, полученные в ходе натурного изучения вывала леса, вызванного взрывной волной Тунгусского метеорита (Н.В.Васильев «Тунгусский метеорит: космический феномен лета 1908 г.», М., Русская панорама, 2004, стр.93, 95, 110-115).

Если ничего определённого нельзя сказать о форме и яркости, летящего высоко в небе, светящегося огненного шара, то об отмеченном некоторыми очевидцами оглушительном звуковом сопровождении его полёта, чего-то необъяснимого, в настоящее время нет.

Никого ведь теперь не удивляет звук пролетающего высоко над нами, на сверхзвуковой скорости, самолёта, что издаваемый им звук, доходит до наших ушей, уже после того, как он пролетел над нами, а не во время его приближения к нам, или когда он, пролетает над нами.

После падения Челябинского метеорита 15 февраля 2013 года, автор этой статьи до конца марта 2013 года, подбирал все опубликованные материалы и просматривал новые научные публикации о движении аппаратов на гиперзвуковых скоростях. Его интересовало больше всего в этом вопросе распространении ударных волн в атмосфере и их воздействии на земную поверхность, в том числе при высотных ядерных взрывах, не смотря на то, что он уже много лет интересовался этими вопросами, занимаясь поиском Тунгусского метеорита.
При знакомстве с опубликованных статьями о распространении сверхзвуковых волн, не трудно было прийти к заключению, что ударная волна, рождённая в условиях сверхзвукового движения тела, характеризуется фронтом разной формы исходя из геометрии объекта. Так, движение тела с головной частью округлой формы сопровождается формированием волны, обладающей кривой параболической поверхностью. Такая волна движется, несколько опережая объект. Однако совсем иначе выглядит процесс формирования волны объектом, имеющим заострённую головную частью. Здесь фронт ударной волны приобретает конусообразную форму, а верхняя точка конуса контактирует с объектом. В любом случае, сверхзвуковое движение тела порождает образование зон воздуха, резко отличающихся друг от друга по уровню плотности.

Изображение распространения сверхзвуковых волн, можно посмотреть даже в Википедии, в статье «Звуковой барьер»:

Жёлтая линия – след ударной волны на земле. Снаружи конуса ударной волны (а на земле – перед жёлтой линией) самолёт не слышен.

Но наиболее интересную иллюстрацию, распространения ударной волны при высотных взрывах, но с понятными любому обозначениями этого явления, можно посмотреть на форуме http://forum.atominfo.ru/lofiversion/index.php/t776-50.html

В комментарии к этому рисунке на форуме сказано, что «ударная волна имеет форму сферы и распространяется симметрично во все стороны. Отразившись от поверхности земли, она превращается в отражённую ударную волну. За фронтом падающей ударной волны, во-первых, создаётся разрежение, во-вторых, падающая ударная волна нагревает воздух, поэтому отражённая ударная волна движется с большей скоростью, чем падающая ударная волна. На некоторой высоте падающая и отражённая ударная волны сливаются и образуют головную ударную волну. В результате слияния на фронте головной ударной волны создаётся давление, примерно вдвое большее, чем на фронте падающей ударной волны. По этой причине считается, что головная ударная волна в зоне иррегулярного отражения, как бы создана зарядом удвоенного веса. Этим, скорее всего, объясняется наличие довольно сильных разрушений, например, как рухнувшая крыша и стена одного из цехов Цинкового завода в Челябинске. Хотя судить о силе, конкретно, этой ударной волны нельзя, так как разрушения произошли только из-за явно некачественного ремонта кровли, в чём смог убедиться автор этой статьи, на основании знакомства с фотоматериалами и рассматривая ещё не убранные обломки стены этого цеха, спустя три месяца после падения Челябинского метеорита.

Возможно, Константин Коханов что-то мог не знать о тонкостях движения космических тел в атмосфере земли на сверхзвуковых (гиперзвуковых) скоростях, но, что описано выше соответствовало действительности. В этом автор статьи смог убедиться лично в посёлках Депутатский и Березняки в Челябинской области, сравнивая с тем, что рассказывали очевидцы почти сразу после падения Челябинского метеорита:

На траектории полёта Челябинского метеорита, после его взрыва, в посёлке Березняки, Челябинской области, в доме на Лесной улице, слившиеся ударные волны, падающая и отраженная, выдавили наружу оконную раму:

Приблизительно через три километра от дома в посёлке Депутатский, ударной волной были разбиты стёкла в магазине, а на улице Береговой, в доме Андрея Владимирович Бирюкова, шиферную крышу сарая пробило осколком Челябинского метеорита:

Показывающий на разбитые стёкла магазина, проживающий в Депутатском Нестеров Ю.А., 1952 года рождения, во время взрыва Челябинского метеорита был рядом с магазином и от неожиданности, как он сказал Константину Коханову присел, думая что произошёл взрыв проходящего рядом с посёлком (невдалеке от магазина), магистрального газопровода.

И нечто похожее, произошло на озере Чебаркуль 15 февраля 2013 года, о чём совсем, не фантазируя, можно сказать, сославшись на интервью рыбака, которое он дал сотрудникам МВД и запечатлённого на видеозаписи, которую вероятно сделали, после оформления официального протокола:


Из рассказа рыбака:

«Вот, ребята сказали… (было), как после фугаса, бомбы. Лёд метров (на) сто взлетел, если не выше. И что поразительно вертикальное падение было, не под углом, а вертикальное…. А осколки разлетались, и наверно на излёте всё было, не то что с космической скоростью…. А вот именно после взрыва…».

Не правда ли, как это похоже на действие слившихся падающей и отражённой ударных волн?

Все признаки налицо: взлетел вверх лёд, около прорубленный чернобыльскими рыбаками лунок и у большой проруби на поверхности озера, затем рухнул вертикально вниз. Так что и на видеозаписях Николая Мельникова, в конце концов, может быть определят, если вообще что-то сумеют на них разглядеть, не пары газов после взрыва, а поднятый вверх, слившимися ударными волнами, снег и куски льда.

Если отказаться от «священной коровы», привязки куликовского радиального вывала к падению или взрыву Тунгусского метеорита, и рассчитать его траекторию исключительно по заслуживающим доверия показаниям очевидцев, то и вероятность нахождения его крупных осколков, не только возрастёт, но и станет реальным делом.

Е.Л.Кринов в своей монографии Тунгусский метеорит (М-Л, 1949. стр. 27) отмечает, что «Кулик, Вознесенский, а затем Суслов пытались определить (по показаниям очевидцев) направление движения болида и установили, что болид летел с юга на север (Кулик) или с юго-юго-запада на северо-северо-восток (Вознесенский и Суслов). Строгую научную обработку наблюдательного материала для получения траектории метеорного тела выполнил И. С. Астапович [10]. Он также получил направление траектории с юго-юго-запада на северо-северо-восток [10 и 11]. Тем не менее, автор счел необходимым заново пересмотреть весь наблюдательный материал, пополненный новыми сообщениями, которые не были в свое время использованы Астаповичем. Как мы потом увидим, полученное автором направление траектории оказалось несколько отличающимся от направления, полученного Астаповичем. По полученным автором данным, болид летел с юго-востока на северо-запад.

Автор этой статьи (Константин Коханов) считает, что все имеющиеся в наличии исследователей материалы, связанные с показаниями очевидцев, наблюдавшими полёт Тунгусского метеорита, нужно в обязательном порядке пересмотреть, исключительно в оригиналах, датированных до начала 1927 года, а не их сокращённые копии в монографиях учёных, изданных после экспедиций Леонида Кулика, даже таких авторитетных, как Евгений Кринов и Николай Васильев. Константин Коханов отмечает этих двух учёных, только в качестве примера, не перечисляя всех других и все их научные труды. При этом за основу для составления (графического изображения) новых схематических карт, возможных траекторий полёта Тунгусского метеорита, можно взять, схематическую карту А.В.Вознесенского, опубликованную Е.Л.Криновым в его монографии «Тунгусский метеорит» на стр.20, но только без заштрихованной местности, вероятного падения метеорита:

Конечно, это процесс очень трудоёмкий, но сейчас во многих библиотеках разрешают читателям делать фотографии, а в таких, как РГБ в Москве, почти со всех печатных изданий можно снять ксерокопии. Хотя это и дорого, но значительно дешевле, чем ехать изучать места падения Тунгусского метеорита, указанные такими всем всемирно известными астрономами, как Виталий Ромейко или Владимир Коваль, точнее других определивших траекторию полёта Тунгусского метеорита в компании с «мальчиками» из московских «дворцов пионеров», чередуя измерения самыми точными приборами азимутов поваленных в тайге деревьев с рыбалкой и охотой.

В начале 1970-х годов Константину Коханову приходилось в Ленинской библиотеке (теперь РГБ) от руки переписывать рассказы очевидцев падения Тунгусского метеорита, опубликованные в сибирских газетах в 1908 году. В статье «Перспективы поиска мест падения Тунгусского метеорита», опубликованной в Интернете в 2009 году и перенесённой на некоторые сайты без фамилии автора, Константин Коханов, приводит сокращённый Е.Л.Криновым источник информации, наблюдения полёта Тунгусского метеорита в Кежме, а затем дополняет его из оригинала, опубликованного в газете «Красноярец» и далее комментирует эту часть:

«Е.Л.Кринов в своей монографии «Тунгусский метеорит» (М-Л., 1949, стр.9-11) опускает, как не заслуживающие внимания, рассказы крестьян, хотя в них содержится заслуживающая внимания не менее важная информация. Что-что, а крестьяне слышали артиллерийские выстрелы, и перепутать их просто с какими-то сильными ударами или с обычным землетрясением (они) никак не могли. Выражение «то ли гром, то ли стреляют» и когда несли мешки с мукой и оба «при первом ударе упали», не следует воспринимать, что от страха, а отнести к резкому содроганию после «взрыва» земли».

Вроде бы несущественные детали опущены, но в них ничего не указано о том, как в некоторых источниках, что взрывом Тунгусского метеорита в Кежме было сметено часть почвы. И не отметить такого факта корреспондент газеты «Красноярец», конечно бы не смог, раз описал такие, несущественные для Е.Л.Кринова детали с падением крестьян, и как они комментировали то, что слышали после «падения метеорита».

Тоже можно сказать о сокращении оригиналов статей (источников информации) и в монографии Н.В.Васильева «Тунгусский метеорит: космический феномен лета 1908 Г».

Как считал академик Н.В.Васильев, «в общей сумме показаний очевидцев Тунгусской катастрофы приоритет принадлежит, безусловно, показаниям, собранным до 1941 г. и в особенности до 1930 г., т. е. по сравнительно свежим следам. Что же касается сообщений относительно поздних, то их следует подвергать тщательной фильтрации. В то же время «вес» любых показаний может существенно увеличиваться в случае, если они независимо подтверждаются какими-либо объективными данными, например, структурой разрушений, вызванных взрывной волной…» (стр72).
Например, по его мнению, для южной группы очевидцев, «в качестве эталонного показания» может рассматриваться свидетельство политического ссыльного Т.Н.Науменко, наблюдавшего Тунгусский болид в селе Кежемское: «… Около 8 часов утра день был на редкость ясный, и не было заметно ни одного облачка, ветер не шевелился, была полнейшая тишина. Вдруг послышался отдаленнейший, еле слышный звук грома; это заставило нас невольно оглянуться во все стороны; звук послышался, как будто из-за реки Ангары… звук грома начал быстро усиливаться, он казался уже чем-то необыкновенным, поскольку никаких туч на горизонте не было видно; при этом раздался первый, сравнительно небольшой удар, когда я быстро повернулся в направлении удара, то увидел, что лучи солнца, пересекались широкой огненно-белой полосой с правой стороны лучей; с левой же, по направлению к северу… в тайгу летела неправильной формы еще более огненно-белая (бледнее солнца, но почти одинаковая с лучами солнца) несколько продолговатая масса в виде облачка («комка»), диаметром гораздо больше луны и без правильных очертаний краев. После первого несильного удара, примерно через две-три секунды, а то и больше, раздался второй, довольно сильный удар грома, самый сильный, какие бывают во время грозы. После второго удара «комка» уже не стало видно, но хвост, вернее полоска, уже вс.я очутилась с левой стороны лучей солнца, перерезав их, и стала во много раз шире, чем была с правой стороны от него; и тут же через более короткий промежуток времени, чем было между первым и вторым ударами, последовал третий удар грома, и такой сильный (как будто бы еще с несколькими, внутри него слившимися ударами, даже с треском), что вся земля задрожала и по тайге разнеслось такое эхо (какой-то оглушительный сплошной гул), что казалось, что гул охватил всю тайгу необъятной Сибири… Плотники… после первого и второго ударов в полном недоумении крестились… а когда раздался третий удар, так плотники попадали с постройки на щепки навзничь… некоторые были так ошеломлены и совсем перепуганы, что мне приходилось приводить их в чувство и успокаивать… все мы побросали работу и пошли в село. Там увидели на улицах целые толпы местных жителей, с ужасом говоривших об этом .явлении. Некоторые еще спали, и их разбудили эти необыкновенной силы удары грома, от которых звенели стекла, а в некоторых домах даже треснули печки и попадала с полок кухонная посуда». Показания Т.Н.Науменко гармонируют с другими сообщениями очевидцев с Ангары, в частности, с подробным изложением наблюдений в Кежме, приведённым в газете «Красноярец» от 13 июля 1908 г.» (стр.74-75).

При этом Н.В.Васильев пользуется не оригиналом статьи из этой газеты, а той её частью, которая была опубликована в монографии Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит», делая тоже «несущественное сокращение», даже этой части.
Ну, а само «эталонное показание Т.Н.Науменко», он сократил настолько, что даже не привёл вид, изображённого им «комка» – продолговатой массы в виде облачка.

Поэтому Константин Коханов, считает уместным привести в своей статье копию статьи Т.Н.Науменко «Наблюдение полёта Тунгусского метеорита», опубликованную в журнале «Метеоритика» (1941, выпуск 2, стр.119-120):

Место падения Тунгусского метеорита (его осколков), по мнению Владимира Коваля, должно быть не на месте его взрыва:

«По всем параметрам, это был редчайший, огромный по массе и необычный по траектории каменный метеорит! – (говорит) Владимир Коваль. – По (его) расчетам, он вошел в атмосферу Земли под углом 15 градусов. От столкновения с воздухом произошло резкое высвобождение энергии, что приняли за взрыв. Что-то вроде того, (он говорит) мы наблюдали в Челябинске, но во много раз сильнее. Ударная волна повалила деревья на огромной территории. Но далее метеорит, (по его расчётам), грубо говоря, отскочил от тропосферы на высоте 15-20 километров, как камень от воды (все же забавлялись в детстве игрой в «блинчики») и упал в 100 – 150 километрах северо-западнее от эпицентра взрыва. Опять же (он приводит) в пример Челябинский болид — взорвался над городом, а упал в озеро более чем в сотне километров».

Всё о чём говорит Владимир Коваль, судя по сказанному выше, говорит только о его некомпетенции по поводу падения Челябинского метеорита. Вся его осведомлённость о падении Челябинского метеорита основывается на бреде Челябинских учёных, о том, что Челябинский метеорит упал в озеро Чебаркуль. Насколько они серьёзно отнеслись к падению Челябинского метеорит, говорит то, что к изучению мест падения его осколков, они приступили, когда в Челябинскую область, на третий день после взрыва метеорита, приехали из Москвы научные сотрудники КМЕТа академии наук РФ. Нужно быть благодарным только научным сотрудникам из Екатеринбургского Уральского федерального университета (УрФУ) и лично профессору, члену Комитета по метеоритам РАН Виктору Гроховскому, который, не ожидая указаний сверху, сразу же их послал в Челябинскую область искать упавшие осколки метеорита и затем определившему химический состав Челябинского метеорита:

«Чебаркульский метеорит» оказался обычным хондритом

ГОЛОС РОССИИ 18 февраля 2013 года
В воскресенье (17февраля 2013 года) экспедиция ученых Уральского федерального университета (УрФУ) обнаружила в районе озера Чебаркуль в Челябинской области около 50 фрагментов метеорита. Они были доставлены в лабораторию УрФУ в Екатеринбурге, где ими занимаются исследователи. На данный момент точно известно, что метеорит относится к классу обыкновенных хондритов. Это каменный фрагмент с содержанием железа около 10%. Интересно отметить, что и эта поездка к озеру Чебаркуль не была официальной. «Это была наша самодеятельность, я просто как член комитета не мог остаться в стороне, послал туда ребят», – рассказал Виктор Гроховский.

https://news.rambler.ru/science/17682819-chebarkulskiy-meteorit-okazalsya-obychnym-hondritom/

Виктор Иосифович Гроховский:

Во время своей Первой экспедиции в Челябинскую область, через три месяца после падения Челябинского метеорита (после окончания своей 16-ой экспедиции по поиску Тунгусского метеорита), Константин Коханов в районе эпицентра взрыва Челябинского метеорита, прошёл (проехал на дорожном велосипеде), под траекторией полёта Челябинского метеорита, несколько раз, от березовых рощ на окраинах посёлка Березняки до ближайших берёзовых рощ за посёлком Депутатский, определяя координаты, найденных там осколков метеорита и уточняя наблюдения полёта самого метеорита над этими посёлками у местных жителей. Несколько дней он также уделил на самостоятельный поиск осколков метеорита. Часть из собранных при помощи поискового магнита образцов, отправил в КМЕТ, который не подтвердил их метеоритного происхождения (но, оставшуюся, большую часть, собранных образцов, он решил отправить в КМЕТ, только тогда, когда там сменится его руководство).

О траектории полёта Челябинского метеорита и падении его осколков, Константин Коханов узнал, действительно и такое, о чём ещё тогда ещё не упоминалось в прессе:

Во-первых, что от белого инверсионного слоя, отделился черный след, который «шёл» по направлению к поверхности земли. Именно под этим чёрным (тёмным) следом Челябинского метеорита было собрано местными жителями большинства его упавших там осколков.

Во-вторых, осколок, который пробил крышу сарая Бирюкова, имел направление полёта противоположное полёта метеорита, что говорило о том, что после взрыва Челябинского метеорита, его осколки разлетались в разные стороны и падали, как в эпицентре его взрыва, так и за летевшими вперёд, как минимум двумя крупными, оставшимися частями.

На фотографии ниже, показан дом Андрея Бирюкова на Береговой улице и стоящеая, посередине её, дочь Бирюкова Настя. Со слов Андрея Бирюкова, если ориентироваться по облакам в небе, то чёрный, снижающейся след метеорита проходил над ребром крыши дома (маленькие облачка над ним, а белый след проходил справа от его дочери (большое облако, но значительно выше). Под чёрным следом от метеорита, местными жителями, было найдено большинство осколков Челябинского метеорита найденных в посёлке Депутатский и в его окрестностях:

Константин Коханов надеялся, что «уральские учёные», серьёзно отнесутся к установлению точной траектории полёта Челябинского метеорита, но оказалось, что они «действительно все такие же крупные учёные», как высокопоставленные чиновники, принятые в Академию наук РФ, в научных заслугах которых усомнился даже Президент РФ Владимир Путин. Он прямо спросил у Президента РАН Владимира Фортова, действительно ли это так? Ответ Владимира Фортова на этот вопрос, был на уровне обыкновенного дебила, что приём в Академию Наук решал не он сам, но это было понятно и так любому дураку, а Президенту РФ было важно его личное мнение:

«На Владимире Фортове не было лица. «Все они сказали, что получили разрешение…» – растерянно пробормотал он.
- Вопрос не в этом, – перебил ВВП, – Они действительно такие крупные ученые, что должны быть членкорами и академиками?
- Они прошли весь конкурс без изъятий и исключений…
- Вы не отвечаете на мой вопрос, – опять перебил президент и продолжил свой иезуитский допрос:
- Так, значит, они крупные ученые?
Положение Владимира Фортова выглядело абсолютно безвыходным. Он как будто одновременно получил шах и мат. Признать чиновников крупными учеными уровня Капицы или Жореса Алферова ему не позволяла совесть. Сказать, что они таковыми не являются, – честь. Ведь в таком случае получалось, что Академия наук, раздавала высокие научные звания, просто кому попало.
- Они достойны того, что их избрали, – наконец, чуть слышно прошептал президент РАН.
Путин кровожадно улыбнулся.
- Значит, они крупные ученые? – опять переспросил он.
- Получается, что так, – не мог больше сопротивляться Фортов».

http://www.mk.ru/politics/2016/11/23/putin-ustroil-zhutkiy-raznos-glave-ran-za-chinovnikov-stavshikh-akademikami.html

Получилось так, что даже учёные из Екатеринбургского УрФУ ограничились изучением эллипса рассеивания упавших осколков Челябинского метеорита от Челябинска (Коркино) до озера Чебаркуль, совершенно игнорируя очевидные факты, что часть осколков Челябинского метеорита упала значительно дальше города Сатки.

Поэтому в 2016 году, свернув работу своей рекогносцировочной экспедиции на реке Муторайке, ввиду многочисленных пожаров в Эвенкии (в том числе в окрестностях села Ванавара и посёлка Муторай), Константин Коханов, отправился в свою, уже вторую экспедицию в Челябинскую область. Учитывая, что неизрасходованных им средств на этот раз было достаточно, он не стал мелочиться и «принял» в состав своей экспедиции таксиста, жителя города Златоуст Сосновского Андрея Алеклавовича, 1967 года рождения и владельца резиновой лодки с мотором, жителя города Чебаркуль Бухарина Сергея Васильевича, 1963 года рождения. Использование Константином Кохановым личного автомобиля Сосновского и личной моторной лодки Бухарина, сэкономило ему много времени и позволило ознакомиться со значительной территорией Челябинской области, над которой пролетел Челябинский метеорит, а также, практически со всем озером Чебаркуль, при измерении эхолотом его глубины в предполагаемых точках падения в это озеро осколка Челябинского метеорита. Попутно, Константин Коханов посетил две редакции газет, «Златоустовский рабочий» и «Саткитский рабочий». В «Златоустовском рабочим» подшивок вышедших номеров в 2013 году, не оказалось (просмотрел их в Центральной городской библиотеке), а в «Саткинском рабочем, не только была подшивка газет за 2013 год, но даже их электронные копии. Редакции газет, на своих сайтах, отметили появления в них «активного московского блоггера», а главный редактор «Златоустовского рабочего», даже сфотографировался с ним на память:

Номер газеты «Саткинскй рабочий» от 19 февраля 2013 года, с фотографией следа Челябинского метеорита, пролетевшего над этим городом:

Рубрика: Тунгусский метеорит, Челябинский метеорит | Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов – «Перспективы поиска мест падения Тунгусского метеорита»




Рубрика: Без рубрики | Комментарии отключены

Сплав по реке Чуне от Муторая до Байкита, Часть 3

Вторая часть описания путешествия Константина Коханова по реке Чуня, закончилась кратким описанием событий 26 мая 2017 года и была прервана в связи с присланным ему по электронной почте сообщением от Члена Географического Общества России, Кандидата Биологических Наук Строганова А.Н.
В качестве приложения, письмо Строганова А.Н. содержало видеосюжет с его выступлением «перед посетителями клуба Искатель в Клубе Алые Паруса» об итогах его же одиночной экспедиции, реанимирующей техногенную гипотезу «взрыва Тунгусского метеорита», в результате аварийной посадки инопланетного космического корабля. Зачем-то он её ещё приложил к письму,
возможно, невнимательно им просмотренные видеоматериалы Владимира Коваля, «научного руководителя» совместной экспедиции Комсомольской Правды, РГО и Первого канала, которая почти месяц спустя проплыла за мной следом по реке Чуне от посёлка Муторая до села Байкита (но, что она доплыла до Байкита, подтверждений в видеосюжетах Коваля не было) после посещения Заимки Кулика и её спуска до реки Чуни по реке Кимчу:

«Здравствуй Парфирич!
Коваль выложил видео о своём сплаве до Байкита. Он там был выходит. Корреспонденты Комсомолки уехали раньше, а он сплавлялся один.
www.youtube.com/watch?v=Nu2qq9dgpFk
Моё кино здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=LC-kbY6R2c0&feature=youtu.be

С уважением Андрей».

Так как в видеосюжете Строганова А.Н. много времени было уделено вывалу тайги «в виде бабочки» в окрестностях Заимки Кулика, Константину Коханову пришлось прокомментировать «свою фотографию с вымоиной на левом берегу реки Чуни», также «в виде бабочки». Сделать комментарий из нескольких слов у него не получилось, и его комментарий разросся до самостоятельного очерка о том, что было более вероятной причиной образования обнаруженного Леонидом Куликом радиального вывала тайги, хотя, честно говоря, он об этом говорил уже не раз:

«…После падения и взрыва Челябинского метеорита, говорить о Тунгусском метеорите, что он имел техногенную природу своего происхождения, или более понятным языком – был звездолётом с какой-то планетной системы, одной из ближайших к Солнцу звезд, просто несерьёзно. Хотя, если продолжать досконально изучать таёжные буреломы и многочисленные карстовые образования, в радиусе 500-1000 км от Заимки Кулика и даже в окрестностях самого села Ванавара, то при математической обработке полученных результатов, можно сделать ещё много «ошеломляющих открытий»…».

26 мая 2017 года

Практически всю ночь было ветрено, шёл дождь, к 7:00 реку заштормило. Температура снаружи зимовья + 4 градуса, внутри зимовья + 11,5 градуса. На ночь Константин Коханов печь не топил, позавтракал, собрал вещи и стал ждать хотя бы какого-нибудь относительного прояснения погоды. Когда дождь прекратился, но реку ещё штормило, Константин Коханов совершил экскурсию по берегу реку вверх по течению до каменной осыпи, на одном их обнажений. Камней напоминающих их «метеоритное происхождение», было немного, но всё-таки попались несколько коричневатых камней с глянцевидной поверхностью. Вернувшись с экскурсии по берегу реки, Константин Коханов привёл зимовьё в первоначальное состояние, вынул раму, засунул обратно под кровлю и оставил дверь в зимовьё открытой. Спальный мешок хозяина зимовья снова повесил на гвоздь, вбитый в потолочную балку в середине зимовья. Потом он отсортировал найденные в окрестностях зимовья камни и большую их часть выбросил в нескольких метрах от двери в зимовьё со стороны сопки. Отплыл от зимовья приблизительно в 10:00 КВ, плыл (грёб) с остановками пока не стемнело до 2:30 КВ следующего дня, поужинал и позавтракал, в очень неудобном для стоянки месте на каменной осыпи, на правом берегу реки…(текст частично отредактирован).

26 мая 2017 года (подробности дня и ночи)

С 26-го по 27-ое мая 2017 года самый длинный «день», путешествия (сплава по реке), перешедший в ночь без сна. Как объяснить, почему, так произошло?
Странные дела творились на реке 26.05.2017 года – трудно было понять увиденных мной в тот день местных и ванаварских рыбаков, ну и моё им, наверное, тем более.

Как я уже отмечал выше, отплыл от зимовья на левом берегу Чуни в 10:00 КВ. В 10:40 вблизи противоположного правого берега, промчался катер с одним человеком, перед этим он почему-то меня долго «догонял», возможно, рыбак останавливался и проверял сети. В 11:30 КВ, на правом берегу, показалось зимовьё с лабазом, которое расположилось перед небольшим (не длинным) обнажением. Ветер стих и штормить реку перестало в 13:30 КВ. Потом стали попадаться не пригодные для ночёвки зимовья. Когда, наконец, в 15:05 КВ я обнаружил приличное зимовье, то был большой соблазн остановиться в нём и переночевать, Примерно в десяти метрах от зимовья было озеро и ведущая к нему тропа. Хотя зимовьё (на левом берегу) было, как и предыдущее, где я переночевал накануне, без оконных рам, но они лежали под кровлей, и установить их, не составило бы особого труда. Координаты зимовья: 61,79236; 99,76062. Но от ночёвки в этом зимовье пришлось отказаться, потому что было только 15:20 КВ, на реке был штиль, и грех было не воспользоваться эти подарком небес. Поплыл дальше, думая, что зимовий, подобных этому, ещё будет много и вроде бы не ошибся в своих предположениях. Но, когда в 17:00 КВ сразу после обнажения увидел зимовьё, оно оказалось с худой крышей и с выбитыми окнами. То что зимовьём давно уже не пользовались, указывали две жестяные, прогоревшее до многочисленных дыр, печки, которые ничего, кроме глубокого уныния, вызвать не могли. Перед тем, как стали сгущаться сумерки, в 18:55 КВ я увидел, примерно за 0,5 км, на возвышенности правого берега реки, дом (сооружение, которое язык не поворачивался назвать зимовьём) со спутниковой тарелкой. Рядом с домом работал бензогенератор, а в метрах двадцати-тридцати от дома, была причалена моторная лодка, к которой от дома шли двое мужчин. Затем, следом за ними, стал спускаться от дома к реке третий мужчина. Один из мужчин забрался в лодку, а двое других что-то стали обсуждать и, по всему было видно, что они никуда не торопились ехать. Константин Коханов, который плыл со стороны противоположного берега, решил с ними поговорить, во-первых, уточнить расстояние, которое он проплыл за этот день, и, во-вторых, узнать, сколько есть ещё впереди приличных охотничьих избушек. Поэтому он повернул лодку к противоположному берегу и решил причалить рядом с моторной лодкой. Но не успел он достигнуть середины реки, как стоящие на берегу мужчины, его заметили. И тут случилось совсем не то, на что рассчитывал Константин Коханов. Один из стоящих на берегу мужчин быстро запрыгнул в лодку, запустил лодочный мотор, и лодка быстро умчались вниз по реке. Третий мужчина, посмотрев на идущую по направления к нему вёсельную лодку, повернулся к реке спиной и стал подниматься от реки к дому. Константин Коханов оценив ситуацию, понял, насколько правы были древние славяне, говоря, что «нежданный гость хуже татарина». Быть в роли татарина (точнее в роли ордынского посла), Константину Коханову совсем не хотелось и он, выровняв лодку по течению реки, поплыл дальше. В 20:10 КВ за обнажением по правому берегу показалось зимовьё. Константин Коханов причалил к берегу, думая там переночевать, но зимовьё оказалось полуразрушенным, даже без печки с заделанным непрозрачной плёнкой окном и явно не пригодным для ночлега, так что даже уточнять его местоположение по карте и навигатору у него тогда не возникло никакого желания. К тому же, когда он причаливал к берегу, что-то там впереди, на правом берегу, явно не природного происхождения, всё-таки «зеленело». Когда в 20:20 КВ он подплыл к тому месту, то обнаружил перевернутою, днищем вверх, «казанку» и рядом с ней лежащие напиленные чурбаки для колки дров. В метрах ста от берега виднелась база охотников – зимовьё, баня, два лабаза и спутниковая тарелка. Людей видно не было и света в окнах тоже. Идти к зимовью было лень, потому что хозяева, могли находиться внутри, или в любое время неожиданно туда вернуться. Просто сфотографировал на память дрова на берегу, а также базу охотников и продолжил плавание по реке, надеясь найти приемлемое для ночлега и никем ещё не занятое зимовьё. Одного Константин Коханов не учёл, что сумерки стали быстро переходить в ночь, стемнело в итоге так, что стало утомительно вглядываться поочерёдно в берега реки, с надеждой обнаружить хотя бы какое-нибудь зимовьё, а не «трёхзвёздный отель» по эвенкийским меркам. После того, как в 21:30 КВ посередине реки промчался на большой скорости мимо него катер с одним человеком на борту в сторону Муторая, для которого человек на вёслах не представлял никакого интереса, Константин Коханов понял, что пора приставать к берегу, хотя поблизости не было ни одного приличного места.

Но к 24:00 КВ, понимая, что он зимовья теперь уже точно не найдёт, насколько уже стемнело, ему пришлось причаливать рядом с каменной осыпью, на которой, чтобы поставить палатку не было ни одного подходящего места, а лезть в тайгу по крутому склону не хотелось и тем более переносить туда вещи. Кругом был один, как будто только что остановившийся каменный поток (или закончившийся камнепад). Константин Коханов вытащил из лодки складной стол и положил его просто на камни, не устанавливая на ножки, поставил на него портативную газовую плитку, включил газовую горелку и поставил на неё чайник с водой. Для ужина положил круглую коробку с голландским плавленым сыром «Президент», сушки, чай и сахар. После ужина походил со спальником по берегу, чтобы найти подходящее место для сна, но так там его и не нашёл. Прободрствовал до 2:30 КВ 27 мая 2017 года, пока не рассвело, затем погрузил в лодку все вынутые из неё вещи и поплыл дальше.

27 мая 2017 года

Вскоре, после отплытия со стоянки на каменной осыпи, Константин Коханов преодолел, не выходя из лодки на разведку, перекат, издали напоминающий порог и нужно сказать сделал это, не без некоторого волнения, рискуя налететь на подводные камни. Поэтому, когда он подошёл в 4:30 КВ к настоящему порогу, то причалил к левому берегу в метрах 300-от от основного слива. Недалеко от того места, где он привязал свою лодку, лежала перевёрнутая лодка «казанка» и японский подвесной мотор. Пройдя по берегу, Константин Коханов прикинул, как ему лучше провести лодку через порог вдоль берега и частично по мелководью волоча её за собой или спуская по течению, стравливая фал, чтобы она прошла между торчащих из воды валунов, и не застряла между ними. Потом выгрузив из лодки две сумки, одну с фотоаппаратом, эхолотом и другими приборами, включая литиевые батарейки, карты и путевой дневник, и вторую сумку, с портативной газовой плитой и запасным газовым баллончиком, с посудой и набором продуктов на два дня путешествия, я повёл лодку через порог. Особенно не спешил, соблюдая осторожность при ходьбе, чтобы не споткнуться и в самый неподходящий момент не рухнуть в воду. Управился с проводкой лодки за порог, я минут за сорок, с учётом погрузки в лодку сумок, оставленных перед порогом.

Вскоре после порога встретился с двумя рыбаками из Ванавары, возвращавшимися в Муторай. От них узнал, что от пройденного мной порога до посёлка Муторай 200 км. А до Байкита, рыбаки сказали мне, что плыть ещё 350 км.

В 7:40 КВ поднялся сильный ветер. Когда я проплывал около устья реки, ветром меня стало сносить в устье, с трудом развёрнулся и увидел на противоположном берегу базу охотников. Развернул лодку и начал грести к противоположному берегу, чувствуя, что течение реки совпало с направлением ветра и меня стало сносить ниже, стоящей на берегу охотничьей базы. Когда я подошёл вплотную к берегу заросшему высокими кустами, то меня уже снесло течением от неё метров на сто ниже. Пришлось причаливать не там, где хотел, а в прогалине между кустами. Чтобы лодку не захлёстывали волны, пришлось её вплотную прижать к берегу, причём при этом задвинуть её нос в торчащие из воды кусты, а потом уже привязать с двух сторон (с кормы и с носа) к кустам на берегу. И только после такой основательной швартовки, я вынес из лодки на берег часть лежавших в ней сумок. Из них две сумки, одну с приборами и документами и вторую с портативной газовой плитой и посудой взял с собой, чтобы не идти к базе охотников налегке. К моему удивлению база охотников, точнее дом, оказался «Пунктом наблюдения МЧС города Байкита». Главной достопримечательностью «Пункта наблюдения» был туалет с замысловатым наружным замком и с внутренней отделкой стен, «утеплителем» синего цвета. К стене дома были прибиты две вывески с названием этой организации МЧС. На первой вывеске с Гербом России (стеклянной в деревянной рамке) было написано, причём криво: «МЧС России, Отряд государственной противопожарной службы ПЧ-2», а на второй: МВД РФ, УВД Администрации Эвенкийского АО, Отдел Государственной Противопожарной службы, Отряд Государственной противопожарной службы №1, г. Байкит». Сняв перед такой солидной организацией кепку и почесав затылок, Константин Коханов подумал: «А не слишком ли много организаций расположилось в этом, стоящем на берегу реки Чуни доме, больше напоминающим зимовьё?» (И только в селе Байките, хозяин этого зимовья, рассказал ему, что всё это обозначало на самом деле). Во всяком случае, Константину Коханову стало ясно, докуда его собирался отбуксировать на своей лодке Владимир Соловьёв из Муторая, всего-то, за какие-то, двадцать тысяч рублей. Но у Константина Коханова всё-таки не было цели устанавливать рекорд по времени сплава от Муторая до Байкита и, тем более, побыстрее закончить своё путешествие. Судя по всему (по разорванной плёнке, заменивший в оконной раме часть остекления, и сломанного наличника у входной двери), перед прибытием Константина Коханова на ПЧ-2, вокруг дома потоптался медведь, но почему-то передумал заглядывать внутрь.

Плёнку в раме, Константин Коханов кое-как поправил, и затем, когда вошёл в дом, понял, что для полноценного отдыха – это самое подходящее место. Поэтому он решил перенести в дом ещё несколько сумок с одеждой и продуктами. Одежду, чтобы просушить у печки, а продукты отсортировать так, чтобы не искать то, что хотелось бы съесть, а не довольствовать во время плаванья тем, что подвернётся под руку или окажется в одной из сумок поближе. Первым делом затопил печь, колотых дров в сенцах было много, так что рубить напиленные чурбаки не пришлось. Правда, пока перетаскивал в дом сумки и накрывал плёнкой от дождя, оставленные в лодке, погода начала портиться, Солнце скрылось в тучах, ветер усилился и реку заштормило. В 16:10 КВ заморосил дождь и, когда стало понятно, что пришло время обедать, дрова в печи прогорели, и всё тепло из дома выветрилось наружу. Константин Коханов сходил к реке за водой и снова затопил печь. На плиту печи он поставил чайник, который был в зимовье, а на газовой плите разогрел в сковороде баночную «гречневую кашу с тушёнкой», добавив в неё, для большей калорийности, ещё целую банку тушёнки. Если бы «не ночной сплав» по реке, то он приплыл бы к ПЧ-2 только к вечеру и наверняка не в таком оптимистическом настроении, как сейчас. А теперь, сидя за столом и уплетая с удовольствием кашу с тушёнкой, он запивал её превосходным цейлонским чаем, купленным, в развес, в магазине «Чай-Кофе», напротив Центрального Почтамта в Москве, и смотрел в окно, как на стене висевшую картину, с видом на устье реки Янгото.

После обеда, Константин Коханов подмёл веником пол, освободил от постельных принадлежностей один из гостевых лежаков, рядом с застеленными нарами, то ли начальника пожарной службы, то ли членов его пожарного подразделения. Лежак он накрыл собранной из плиток «тёплый пол» подстилкой и расстелил на ней свой спальный мешок. Когда он производил уборку в доме, то обнаружил несколько пустых 5-литровых бутылок от различных спиртных напитков и одну, лежащую около нар, на четверть наполненную, какой-то, явно алкогольной, жидкостью. Тогда-то и закралось у Константина Коханова в душу сомнение, что этот дом к МЧС не имеет никакого отношения, но, возможно, имел какое-то отношение к эвенкийским пожарникам, и то только в советское время. Забравшись после уборки в доме в спальник, Константин Коханов, проспал в нём около трёх часов.

Проснувшись, сначала измерил при помощи навигатора «Магеллан» измерил координаты ПЧ-2 или «Пункта наблюдения МЧС: 61,61537; 99,44388, а затем приготовил на ужин лапшу «Доширак» с тушёнкой. В 23:50 КВ поужинал и затем приготовил на завтрак снова гречневую кашу с тушёнкой, но на этот раз, добавил в неё ещё сливочного масла. Пока спал ветер почти стих, шторм на реке прекратился, дождь тоже взял то ли передышку, то ли прекратился совсем. Температура в доме (по термометру эхолота) +11оC., поэтому топить печь на ночь не стал.

28 мая 2017 года

Встал в 4:10 КВ, температура в доме +7,5оС, поэтому первым делом затопил печь, предварительно наколов дров, а говоря точнее, порубив для растопки на щепки готовые поленья, лежавшие в сенцах.
Сначала не понял, почему печь начала дымить. Выгреб золу их поддувала и только тогда увидел, что дымят положенные мной на печную плиту стельки от сапог. Стелек было не жалко, запас был большой, но и жарить их «на завтрак», всё-таки, не стоило. В 6:50 КВ погода пока солнечная, на реке штиль. Что ночью были заморозки, не трудно было догадаться по инею на траве. Температура в доме +16,5 градусов С, не смотря на то, что когда выхожу наружу, не закрывая за собой дверь. В доме ПЧ-2 (пожарной части) нашёл интересную брошюру: «Лечение водкой и самогоном» (М., РИПОЛ классик, 2009, – 64 стр.). Автор Ирина Ильинична Ульянова, наверно «близкая родственница» Владимира Ильича Ульянова-Ленина, судя по совпадению с ним, её отчества и фамилии. Позавтракал (каша с тушёнкой и растворимое вьетнамское кофе и разового пакетика).

После завтрака измерил тонометром артериальное давление: 151/68, пульс 104 – наверно кофе мне всё-таки придётся исключить из рациона таёжного питания. Одно всё-таки отрадно, что в доме отряда №1 противопожарной службы города Байкита, я отоспался, как настоящий пожарник, и возможно сдал зачёт на зачисление в пожарную команду ПЧ-2. Вернул лежак в прежнее состояние, уложив снятые на него постельные принадлежности.

Принесённые в дом сумки перетаскал за несколько ходок обратно к лодке и сделал в ней переустановку лежащего в ней снаряжения, частью которого даже не воспользуюсь (четырёх местной палаткой, двумя раскладными туристическими шезлонгами и японским подвесным лодочным мотором).

Отплыл в 9:15 КВ. Лодка лениво, не без помощи весла, отошла от берега, словно не выспалась и забыла, сколько мне стоило трудов, причалить в этом месте, хотя на самом деле хотелось рядом с домом пожарников. Проплыл очень интересное на левом берегу место, сфотографировал его и даже в метрах двухсот ниже по течению измерил координаты: 61,63213; 99,33929. Место представляло собой живописную картину бурелома, с поваленными в одну строну деревьями с вывороченными корнями и посередине этого поверженного стихией пространства стояло зимовьё с лабазом. Скорее всего, это было похоже на последствия смерча, как на Южной Чуне, но досконально исследовать этот бурелом у меня теперь не возникло никакого желания. Прекрасная наверно была бы в этом месте естественная декорация, для фильма о Леониде Кулике. Вполне это зимовьё на краю обнажения можно было бы «показать», как Заимку Кулика, сославшись на её первоначальный, а не в последствие перестроенный, вид.

Когда рассматривал эту таёжную достопримечательность, надо мной, в её сторону, пролетел, громко крича, как будто, чем-то возмущаясь, лебедь. В 14:00 прошёл «вялый перекат», вроде бы заметный явно выраженный слив воды, но при встречном ветре, лодке нет, чтобы мчаться вперёд, она медленно, словно «ползёт» по реке вниз. Затем проплыл ещё почти таких же три переката. Ничего интересного, по сути, не увидел, кроме как в 12:48 КВ со стороны правого берега старого зимовья, похожего на дом с двухскатной крышей, стоящего далеко от русла реки, на правом берегу бурного ручья, впадающего в Чуню. Видимо, в пик половодья всё это низинное пространство перед домом, превращается в мини водохранилище, и прямо к дому можно тогда легко подплыть на моторной лодке.
В 18:35, когда Константин Коханов проплыл пятый перекат, он понял, что нужно у первого же приличного зимовья останавливаться на ночлег. Но, проплыв более часа, при интенсивной гребле двумя вёслами, сидя в лодке спиной по направлению движения, Константин Коханов, с грустью подумал что до темноты, найти хотя бы какое-то зимовьё, скорее всего бесполезное занятие. Поэтому он начал по берегам реки выбирать приличное место, чтобы там остановиться, поужинать и подремать в лодке до рассвета, и уже плыть дальше до базы охотников напротив устья реки Паимбу. Ставить палатку, зная, что ночью будет минусовая температура, ему не хотелось, поэтому для установки палатки на берегу реки, он хотел дождаться хотя бы более тёплых ночей, не исключая того что ему ещё придётся не раз ночевать в палатке до или после больших порогов. Самым большим был ближайший Паимбинский порог, который был отмечен у него на 10-ти километровой карте ниже базы охотников, напротив устья реки Паимбу. Разглядывать берега реки мешал прямо над рекой, низко у горизонта, закат Солнца. И тут Константин Коханов, явственно увидел, прямо курсу, сравнительно невдалеке, на левом берегу реки, белый столб с указателем, в виде белой деревянной дощечки. Когда, в 19:49 КВ, казалось бы, лодка приблизилась вплотную к этому указателю, он вдруг исчез. Только Константин Коханов хотел оттолкнуться от берега веслом, как неожиданно увидел, почти напротив себя, на пригорке, у кромки тайги, зимовьё. Причалив к берегу, Константин Коханов, когда вышел на берег и, посмотрев в сторону, где был столб с указателем, подумал, что его, возможно, заслонила собой, находящаяся там, прибрежная скала.
Первым делом, после того, как Константин Коханов, причалил к берегу, он осмотрел зимовьё. Дверь зимовья была открыта, в оконном проёме отсутствовала рама, но её выступающий край был виден под кровлей зимовья, под ней же, перед дверью в зимовьё, в открытых сенцах, были сложены дрова, состоявшие из поленьев и нарубленных на их длину, тонких берёзовых стволов. На мокром полу зимовья, Константину Коханову сначала показалось, что лежит, то ли убитая кошку, то ли собака, но внимательно приглядевшись, он понял, что это была мокрая пушистая шапка. Судя по сухим нарам, крыша зимовья не протекала, и скорее всего через открытую дверь в зимовьё, во время метели, попал снег, который теперь растаял. Шапку, которая насквозь была пропитана водой, Константин Коханов вынес из зимовья и положил на дрова в сенцах, но перетаскивать сумки в зимовьё сразу не стал, потому что ему хотелось всё-таки посмотреть на столб с указателем, и прочитать, что на нём, может быть, было написано.

Но за скалой никакого столба с указателем не оказалось, но зато на следующей скале, что-то ярко отражало лучи заходящего Солнца. Приблизившись к скале, Константин Коханов понял, что это был не закреплённый на ней алюминиевый лист, на одном из её явно выраженных каменных блоков с плоской поверхностью, а один из этих блоков просто отражал солнечный свет. Происходило это потому, что по одному из каменных блоков, почти по всей его ровной, практически отвесной (вертикальной) к земле поверхности, сверху вниз стекали, еле заметные, словно конденсируясь на ней, капельки влаги. Сфотографировав этот феномен, Константин Коханов получил странное изображение отражающей поверхности скалы, напоминающее «летящего ангела» или какого-то фантастического существа. Возвращаясь обратно к зимовью, Константин Коханов, несколько раз оборачивался, чтобы сфотографировать это интересное место с разного расстояния. Перед тем, как растопить печь, Константин Коханов, осмотрел крышу зимовья около её трубы и, сделав из подручных средств, длинную метлу, смёл с крыши образовавшийся вокруг неё толстый слой хвои и листьев. Потом, немного подумав, подстраховался, и расчистил крышу ещё на полметра в каждую сторону от печной трубы. В зимовье Константин Коханов убрал с левых от двери нар всё, что на них лежало, переложив всё, что лежало на них и висело в проходе между нарами к столу, на нары от входной двери справа. И только после этого он перетаскал в зимовьё от лодки сумки с утеплителем «тёплый пол», со спальником, с газовой плитой и посудой, а также со сменной одеждой и продуктами. На нарах из «тёплого пола» была собрана подстилка под спальный мешок, в изголовьё положена одна их трёх утеплённых (зимних) курток, вторая, побывавшая под дождём, была повешена для просушки рядом с печкой, а в третьей куртке Константин Коханов ходил до тех пор, пока в зимовье не установилась комфортная для жизни температура.

Когда в зимовье стало тепло, и Константин Коханов поужинал, то ради любопытства он решил посмотреть, сделанные им последние фотографии. К его удивлению, на одном из снимков, сделанных им, когда он возвращался к зимовью, рядом со скалой, где он увидел «летящего ангела» или «инопланетянина», появился правильной эллипсовидный полупрозрачный синий «пузырь». Это уже выглядело, чем-то запредельным, какой-то мистической материализацией, то ли двери в параллельный мир, то ли на стоящий там невидимый без оптики, в обычных условиях, какой-то « явно неземной космический аппарат».

Константину Коханову ничего не оставалось, как снова не сходить к тому «интересному месту» и снова там всё не «перефотографировать», особенно с того то места, где на одном из снимков «проявился» тот «синий пузырь». Просмотрев затем в зимовье, сделанные новые снимки, Константин Коханов, никаких намёков, на «синий пузырь», к сожалению, на них, так и не обнаружил. Поэтому более детальное обследование «интересного места» ему пришлось отложить на утро следующего дня.

Отредактированная фотография «то ли летящего ангела, то ли иноплпнетянина»

29 мая 2017 года.

Дневник Константина Коханова: Проснулся в 4:22 КВ. В зимовье +16,5оС (по термометру эхолота). В печи ещё красные угли. Пол в зимовье, у двери ещё вчера влажный, почти просох. Измерил координаты зимовья: широта – 61,67842о; долгота – 99,16257о, и, судя по навигатору «Магеллан-Тритон-500», до устья реки Паимбу, приблизительно 20 км. Температура воздуха снаружи зимовья +4 градуса С (по термометру эхолота). Пасмурно. Солнце бледно проступало сквозь тучу. Вскипятил (на газовой плите) воду в чайнике, в нём же заварил чай и позавтракал, сделав бутерброды с голландским плавленым сыром. Затем затопил печь и снова прилёг на нары и проспал до 8:10 КВ. Поленья в печи почти все прогорели, температура в зимовье +21 градуса С. Проснувшись, продолжил, начатый около 5-ти утра, завтрак. На этот раз я съел банку сайры с хлебом, запив, подогретым в чайнике на газовой плите, уже заваренным чаем. После второго за это утро завтрака, снова сходил к скале с «интересным местом», но «синий пузырь» на фотоснимках опять не проявился. Правда, на скале я увидел первые в этом году подснежники, после фотографирования которых, больше уже делать там было нечего, и пришлось возвращаться в зимовьё, чтобы, теперь уже, приготовиться к продолжению путешествия вниз по реке Чуне. Привёл зимовье в первоначальное состояние – вернув все вещи на прежние места. Затем перетаскал принесённые сумки обратно в лодку. Оконную раму вернул под кровлю, только шапку не стал бросать обратно на пол, а оставил сушиться на дровах. После мытья посуды в ручье, решил ещё раз сходить к скале и снова поискать вход в «зазеркалье» или хотя бы «портал в параллельный мир».
Перемещая объектив фотоаппарата в направлении лучей солнца пробивавшиеся через стволы и ветви плотно стоящих к друг другу деревьев, я в итоге добился появления «синих эллипсоидных пузырей» и догадался о их происхождении. Правда, пузыри в этот раз были не вертикальные, а лежачие, но это было не так уж принципиально. Было понятно, что эффект вертикального формирования «синих пузырей» зависел от положения Солнца над горизонтом и был результатом прохождения солнечных лучей через дифракционную решётку, образованную ещё безхвойными стволами плотно стоящих друг к другу лиственниц.

Отплыл от зимовья в 12:25 КВ, а так как я грёб сидя лицом к корме, то примерно через 1 км пути, увидел на левом берегу снова «белый знак», но теперь уже было понятно, что это, скорее всего, просто «солнечный зайчик» – отражение солнечного света от плоской поверхности какой-нибудь скалы.

В 13:20, пройдя несколько перекатов, неожиданно влетел в порог рядом с почти отвесной скалой, о наличие которого я даже не подозревал, думая, что подобные ему находятся значительно дальше, за устьем реки Паимбу. Волны высотой местами более 1,5 метров. Причём не просто по курсу лодки, а идущие со всех сторон под разными углами и трудно, практически невозможно, явно перегруженной лодкой маневрировать, то есть направлять её навстречу каждой волне, а не ждать, когда они будут бить в её борта. Когда мне уже стало казаться, что волны вполне могут перевернуть лодку или хотя бы выбить меня из неё, как пробку из бутылки, я почему-то не испугался, а только, после того, как лодку дважды захлестнуло водой, почему-то подумал, – «Ну, вот и всё, – Гриня откуковался». И вдруг голова сразу очистилась и от этой и от всех других дурных мыслей, и я как будто слился с лодкой в одно целое. И самое главное ничего другого, кроме волн перед глазами, больше не видел, и стоя на одном колене и орудуя двумя руками веслом, только считал набегавшие гребни волн, которые рассекал или сминал нос моей лодки. Но порог, казалось, никогда не закончится, потому что после восьми насчитанных больших гребней волн, и снижения их высоты, волны снова увеличивались в своих размерах, и количество их гребней возрастало до 14-ти, а затем незначительно уменьшалось. Так что набегавших на лодку огромных волн в этом пороге, в каждом из его каскадов, практически без заметных промежутков между ними, в среднем было около двух десятков, которые, не уступая друг другу по мощности, взбешённые встречным ветром и сталкиваясь друг с другом, непредсказуемо изменяли направление своего движения в бурных потоках воды, словно кипящей в огромном котле, образованного весенним половодьем, каньона. Наконец, в 13:32 вышел из порога, но всё-таки 12 минут кошмара, мне показалось, не соответствовали, тому времени, которое в действительности я потратил на его преодоление. Время там словно играло со мной, то останавливая свой бег и сжимая пространство порога, то словно бежало во всю свою прыть, но, уже растягивая сжавшееся пространство порога до бесконечности, и, казалось, что порогу никогда не будет конца. Только проплыв от порога метров четыреста, я вспомнил про фотоаппарат и сделал с максимальным приближением снимки его конца. Когда я в 15:00 КВ приплыл на базу охотников, напротив устья реки Паимбу, то понял, что прошёл Паимбинский порог и заодно свою ошибку, определив его местоположение по 10-километровой карте, где надпись с названием этого порога пересекала русло реки Чуни…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Рубрика: Таёжные приключения, Тунгусский метеорит | Метки: , , | Комментарии отключены

Для космонавта Алексея Леонова его «версии» о причинах гибели Юрия Гагарина, только повод убедить всех, что он всегда был порядочным человеком.

Несколько слов о вновь публикуемой статье Константина Коханова «Тайна гибели Юрия Гагарина – версии и догадки», которая уже была опубликована 04.02.2012 в разделе «Жизнь» на новостном сайте СМИ2 (теперь входящему в рекомендательную социальную сеть «Мир Тесен», которая игнорирует авторские права и практически присваивает себе чужую интеллектуальную собственность). На этом сайте, в разделе «лучшее», сохранилось, из почти 300-х, опубликованных там статей Константина Коханова, больше десятка статей без указания его фамилии. Хотя его статьи о Юрии Гагарине там уже нет, но зато остался стихотворный фельетон «СМЕРТЬ ЮРИЯ ГАГАРИНА ПО ДВУМ ВЕРСИЯМ КОСМОНАВТА ЛЕОНОВА», опубликованный 02.04.2013 в 14:11 (https://mt-smi.ru/blog/43135476129/«Smert-YUriya-Gagarina-po-dvum-versiyam-kosmonavta-Leonova»).
Ввиду того что после публикации статьи на сайте СМИ2 прошло уже 6 лет, и то о чём говорилось в ней в будущем времени, стало уже прошлым, то в текст статьи автором добавлены комментарии, чтобы у читателя не возникало вопросов, зачем говорить о том, что всем, кто интересуется жизнью космонавтов, уже всё хорошо известно. Ко всему прочему пришлось добавить, как это не покажется смешным, «Предисловие к её Предисловию:

«Предпредисловие» к статье Константина Коханова
«Тайна гибели Юрия Гагарина – версии и догадки»

Казалось бы, уже рассмотрены все версии связанные с трагической гибелью первого космонавта, но всё равно космонавт Алексей Леонов продолжает утверждать, что он точно знает, почему погиб Юрий Гагарин и даже знает фамилию лётчика, ставшего виновником его гибели.

И вот опять в газетах и журналах снова печатается то, о чём уже космонавт Алексей Леонов говорил неоднократно, как, например, и в журнале «Тайны ХХ века», №18, май, 2018, стр.16, в заметке: «Почему погиб Гагарин?»:

«Со дня трагической смерти первого человека, покорившего космос, прошло уже много времени. Но подробности его смерти до сих пор окутаны тайной. Не так давно космонавт Алексей Леонов получил доступ к секретным материалам комиссии, которая расследовала гибель первого космонавта планеты. Напомним, что Юрий Гагарин погиб 27 марта 1968 года вблизи деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области в результате авиационной катастрофы. Вывод комиссии: «В результате изменившейся воздушной обстановки в полёте экипаж совершил резкий манёвр и, пикируя, почти вертикально вышел из облачного слоя. Самолёт столкнулся с землёй. Несмотря на попытки лётчиков вывести машину в горизонтальное положение, весь экипаж погиб». Все остальные материалы, собранные комиссией и составившие 29 томов, были засекречены. И вот тайна раскрыта. «Изменившейся воздушной обстановкой» оказался истребитель Су-15, взлетевший с подмосковного аэродрома Жуковский и несанкционированно находившейся в воздухе во время тренировочного полёта самолёта, управляемого экипажем Юрия Гагарина. Пилот этого самолёта совершил неосторожный манёвр, который привёл к срыву в штопор самолёт первого космонавта».

Самое интересное то, о чём говорит Алексей Леонов в 2018 году, он уже рассказывал журналистам и в 2013 году, и на много лет раньше. Так в газете «Культура» (№10/7858, от 22-28 марта 2013) была опубликована статья (интервью с космонавтом) корреспондента Елены Федоренко: “Алексей Леонов: «За правду о гибели Юры я боролся четверть века»”:

«27 марта исполнится 45 лет со дня гибели первого в мире космонавта Юрия Гагарина. Версий трагедии было немало, некоторые из них бросали тень на экипаж и профессионалов, готовивших полет. Алексей Леонов, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, первый человек, вышедший в открытый космос, не мог смириться со слухами, порочившими память его друзей. Он добился снятия грифа секретности с дела об авиационной катастрофе, в которой погибли Юрий Гагарин и летчик-испытатель Владимир Серегин…

Из взятого у космонавта интервью:

культура: Существует много версий гибели Гагарина, от встречи с НЛО до нетрезвого состояния членов экипажа, от неисправности самолета до халатности диспетчеров. Что произошло на самом деле?

Леонов: На сегодняшний день получено разрешение рассказать, как все произошло. Причина гибели – разгильдяйство, распутство и неуправляемость в нашей стране. В районе испытательных полетов рядом с гагаринским «МиГом» пролетел несанкционированный самолет-нарушитель. Скорость, на которой летел Гагарин в горизонте – 750 км, нарушитель прошёл на расстоянии всего 10-15 метров со скоростью – 1170-1200 км, практически со скоростью звука. Возмущенный воздушный поток перевернул машину, самолёт попал в глубокую спираль, а на нем были баки по 260 литров. Ведущий испытатель этого самолета Владимир Серегин сам написал в инструкции: «Запрещено летать на высший и сложный пилотаж», и экипаж этого не планировал. Существовало конкретное задание: сделать несколько виражей с углом 15 и 30 градусов, пикирование, кабрирование, без пилотажа на больших углах. На высоте 4200 метров Юрий доложил: «Я, 625-й, задание в РИПе (район испытания полетов) закончил, иду на рубеж (рубеж – это линия снижения)». Доклад оказался последним. Через 55 секунд – мы точно знаем время, поскольку оно отпечаталось на бортовых часах – самолет был уже в земле. У меня есть фотографии места трагедии (Алексей Архипович показывает фото). Смотрите, если бы самолет падал носом, то сбил бы два-три дерева, а здесь, видите, сколько срезано верхушек…

культура: Значит, пилоты пытались вывести самолет?

Леонов: Фото с деревьями – это документ, подтверждающий, что экипаж до последнего мгновения оставался активным.

культура: Почему правду так долго не раскрывали?

Леонов: Дело было закрыто. Государственная машина берегла общественный покой. И генерал Каманин, и конструктор Туполев знали, что произошло, но просили не поднимать этого вопроса: погибших не вернешь. За правду я боролся в одиночку, обращался к президенту. Недавно объявлено, что катастрофа произошла по вине несанкционированного самолета. Фамилия летчика будет названа позже.

культура: Она засекречена?

Леонов: По человеческим факторам решено ее не называть — он тяжело болен, ему уже далеко за восемьдесят.

культура: Известный человек?

Леонов
: Очень известный. Хороший летчик-испытатель, Герой Советского Союза. Подходил ко мне…

культура: Кто виноват: сам летчик или те, кто его отправлял?

Леонов: Конечно, лётчик. Он должен был пилотировать выше 10000 м, но, однако, спустился под облака, на высоту около 400 метров, включил форсаж, и со сверхзвуковой скоростью поднялся вверх, пройдя рядом с гагаринским «МиГом». Позже он признался генералу Запольскому: «Я почувствовал, что что-то произошло».

культура: Какие факты, кроме фотографий, подтверждают эту версию?

Леонов: Когда Академия Жуковского ещё была серьёзным научным центром с мощным вычислительным комплексом, мы с доктором наук Сергеем Михайловичем Белоцерковским «проиграли» все варианты прохода самолёта из одной точки в другую за 55 секунд. Единственное, что соответствовало этому времени, – глубокая спираль, в которую вогнал «МиГ» пролетевший самолет.
Я находился в 13 км от места падения и слышал два хлопка: первый – сам взрыв, второй – характерный для преодоления самолетом звукового барьера, когда нарушитель, резко набрав скорость, пошел вверх. Их разделяли 1,5 секунды. Слышал не только я, о чем и написал в документах еще в 1968 году. В начале 1990-х вдруг начался всплеск интереса к полёту Гагарина, публиковались безобразные фантазии о том, что летчики были пьяны, что они занимались охотой…
Прошло более двух десятилетий, и нам разрешили посмотреть документы комиссии. Мой отчёт оказался переписанным – рука не моя, график временного расстояния между взрывом и сверхзвуком увеличен в десять раз. В тот момент я поклялся, что приложу все усилия, чтобы истина стала известна. Сейчас время наступило. Я 25 лет боролся, развенчивая неправду…».

И что же старается и на этот раз (в 2018 году) сказать Алексей Леонов из того, что мы не знали до сих пор, только то, что причиной гибели Юрия Гагарина стала «Изменившаяся воздушная обстановка»:

«…И вот тайна (гибели Юрия Гагарина) раскрыта. «Изменившейся воздушной обстановкой» оказался истребитель Су-15, взлетевший с подмосковного аэродрома Жуковский и несанкционированно находившейся в воздухе во время тренировочного полёта самолёта, управляемого экипажем Юрия Гагарина. Пилот этого самолёта совершил неосторожный манёвр, который привёл к срыву в штопор самолёт первого космонавта…».

Не знаю, за кого принимает космонавт Алексей Леонов граждан России и даже всего бывшего СССР, кто ещё помнит не по рассказам события 1957-1968 годов, а не судит о них сквозь призму подвигов, процветающих в роли свадебных генералов в банковской сфере космонавтов. Наряду с Алексеем Леоновым на этом поприще процветал даже более харизматичный его «товарищ» – Георгий Гречко. Если судить по определению харизматичности личности в государственном масштабе, то это всем известный заслуживающий доверия человек, с которым легко найти общий язык и которого всегда приятно послушать, порою даже не осознавая, что он несёт полную чушь или, проще говоря, врёт.
Что нам известно об этих двух космонавтах, кроме того, что они дважды герои Советского Союза, о том, какими «героями» они стали на земле, и какую, затем, принесли пользу людям. Если сказать об этом по большому счёту то, пользы никакой, так как они заботились только о своём личном благосостоянии, прикрываясь интересом к науке и искусству.

Чтобы не быть голословным приведу несколько публикаций о том, чем занимались эти два известных космонавта, после развала СССР:

Анатолий Апостолов: «УШЛА УЛЫБКА ИНТЕЛЛЕКТА. Памяти Георгия Гречко (1931-2017)»

«…В России и за её пределами с помощью «чекистов в отставке» стали как грибы расти коммерческие ООО-банки, среди которых самым «крутым» являлся банк «Менатеп».
Во главе такого сомнительного сорта банков стояли люди с весьма нехорошей репутацией. А посему многим «солидным» банкам для привлечения вкладчиков-инвесторов требовались весьма солидные и знаковые имена эпохи. И таким именами в эпоху криминальной революции и великой Смуты могли быть только герои-космонавты.
Так, например, космонавт Алексей Леонов с 1992 по 2000 год являлся бессменным президентом фонда «Альфа-капитал», а с 2000 года стал вице-президентом «Альфа-банка», седьмого по могуществу банка в России, который известен на всю страну и за её пределами своей «культурной благотворительностью». А космонавт Георгий Гречко до последнего дня являлся всего лишь вице-президентом ОТП Банка, который якобы подкосили «плохие кредиты». Так ли это было на самом деле, покажет время. Но уже в кризис 2008 года сквозь открытую, широкую улыбку Георгия Гречко просвечивала лёгкая печаль, плохо скрываемая грустинка. Что-то удручало космонавта-оптимиста в последние годы жизни. Уже тогда между этими двумя славными космонавтами по меркам современного монетаризма и гедонизма всегда пролегала «дистанция огромного размера» и творческая элита Москвы-блудницы это тонко чувствовала.
Алексей Леонов удачно вписался в новую жизнь новой России, а Георгий Гречко не совсем. В глазах новых «хозяев жизни» он оставался одним из многих морально устаревших идеальных героев советского времени, одним из ярких героев «реального коммунизма» (А.А. Зиновьев). Гречко ограничил себя на всю оставшуюся жизнь кругом своих интересов и научными изысканиями, Леонов плавно вошёл в финансово-политическую элиту страны и стал одним из успешных героев «нового времени»…» («День Литературы» – газета русских писателей от 11.04.2017) http://denlit.ru/index.php?view=articles&articles_id=2416

Дополняет характеристику космонавта Алексея Леонова «Независимый политический вестник Скандалы.ру», в статье «АЛЬФА-РЕНОВА» от 19.12.2002:

«…В период чековой приватизации активно действовал чековый инвестиционный фонд (ЧИФ) « Альфа-капитал ». В отличие от большинства своих «собратьев» он сохранился (в качестве ПИФа — паевого инвестиционного фонда). Показательно , что для привлечения вкладчиков « Альфа-капитал » использовал имидж космонавта Алексея Леонова , занимавшего пост президента фонда. Выбор был сделан точно – Леонов – «живая легенда» российской космонавтики, первый человек, вышедший в открытый космос. К подобным пиаровским приемам прибегала не только «Альфа», но она оказалась, чуть ли не единственной, кто после окончания приватизационного бума сохранил заслуженного генерала в своей структуре: Леонов занимает почетные посты президента ПИФ « Альфа-капитал » и вице-президента Альфа-банка…»

http://scandaly.ru/2002/12/19/al-fa-renova/

А о роде своей «деятельности» в амплуа «банкира», своими впечатлениями успел задолго до смерти поделиться, сам космонавт Георгий Гречко:

Георгий Гречко: У ОТП Банка в России космические перспективы!

День космонавтики – его профессиональный праздник. Лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, Георгий Гречко провёл на орбите без малого 135 дней, совершив три полёта и один выход в открытый космос. В мае этого года ему исполнится 77 лет, но он и не думает «уходить в запас». Он ведёт активную общественную деятельность, продолжает заниматься наукой, интересуется человеческой деятельностью времён неолита. И – принимает активное участие в работе ОТП Банка, уже много лет являясь членом Совета директоров. Несмотря на график, расписанный поминутно (только что вернулся из Шотландии, а завтра уже летит в Пензу), Георгий Михайлович согласился дать интервью корреспонденту газеты «Наш вклад» Денису Глазырину:

«…Уже десять лет ваша жизнь связана с нашим банком. Как это произошло?
Я начинал работу в банке ещё в 1997 году, когда меня, наряду с другими узнаваемыми и авторитетными людьми, пригласили войти в Совет директоров Инвестсбербанка. Там был писатель, фронтовой разведчик Владимир Карпов. Был потрясающий академик, экономист Николай Петраков. Там был очень большой профессионал и интересной судьбы человек Яков Месенжник. Да, мы не были профессиональными экономистами и банкирами (кроме, конечно, Николая Яковлевича Петракова – действительно блестящего учёного), но когда у банка возникали сложности в работе, мы ехали на разные встречи вместе с профессионалами, и это помогало. Одним словом, как Гагарин был лицом Советского Союза, так и мы были лицом банка – а это необходимо в российских условиях. Но и не только в этом была наша польза. Помню, года полтора назад мы сидели на Совете директоров, я предложил банку заняться золотом – хотя он этим никогда не занимался. Эту идею поддержали, и как показало время, это было стратегически правильное решение.

Банк меняется буквально на глазах. Вам по-прежнему интересно в нём работать?
Безусловно. Сейчас в банке происходит очень много позитивных изменений. Мы стали частью крупного банка, известного во всей Восточной Европе, у которого изначально очень большие возможности. Теперь самое главное – их реализовать. Конечно, сейчас вместе с новым именем в наш банк пришли новые идеи и технологии, которые хорошо обкатаны на Западе. Но мне кажется, что их применять следует обязательно с учётом российской специфики – у России ведь «особенная стать». Вот вам пример. Дом, в котором я сейчас живу, говорят, наш советский архитектор подсмотрел где-то на Кубе и перенёс этот проект на российскую почву. И что из этой затеи вышло? Теперь у нас в квартирах холодно, постоянные сквозняки, в дождь течёт вода сквозь крышу. Нельзя было так буквально копировать кубинский проект! Так и в банковской работе. Нужно беречь людей, доверять российским специалистам, у которых кроме знаний, есть чутьё, нужно избегать излишней регламентированности в работе, давать специалистам на местах больший простор для инициативы. И тогда ОТП Банк в России ждут поистине космические перспективы!»
(Опубликовано в корпоративной газете «Наш вклад», № 4 (32), апрель 2008 г.)

http://www.domovladelets.ru/archive/article-180/

С кем можно сравнить этих известных космонавтов, ставших лицами известных банков, так только с Лёней Голубковым, когда-то бывшим лицом АО «МММ», позиционирующего себя «народным банком», существовавшего по принципам банковской системы и получавшего деньги от населения для «инвестирования» их в различные проекты, которые приносили прибыль и проценты вкладчикам. На самом же деле АО «МММ» являлась примером работы классической финансовой пирамиды – когда деньги новых вкладчиков шли на погашение долгов перед «старыми» вкладчиками.
Но больше их деятельность отражается, как в зеркале, в работе банка «Чара», где приманкой для вкладчиков стали высокие проценты по депозитам сперва 20% в месяц, а затем и все 30%. На рекламу денег не было. Начинающие банкиры заменили ее личными связями с элитой российской культуры. У элиты были точно такие же кубышки, как и у простых пенсионеров, и точно так же болела голова, как уберечь свои деньги от гиперинфляции. Вкладчиками банка были режиссер Петр Тодоровский, шахматист Анатолий Карпов и певица Алла Пугачева, а Михаил Жванецкий в офисе банка для сотрудников даже устраивал импровизированные концерты. Вести о таких дорогих гостях разлетались по Москве моментально. У офисов «Чары» выстроились очереди из жаждущих отдать свои деньги. Особенно усердствовали в этом желании работники киноиндустрии, телевидения и научные сотрудники. А «Чару» вскоре прозвали «интеллигентским банком».
Всего за год и два месяца, пока банк принимал вклады, вкладчиков у «Чары» набралось 83 тыс. человек. А еще владелец банка Чара Владимир Рачук очень любил кино. На фильм Андрона Михалкова-Кончаловского «Курочка Ряба» Рачук обещал выделить 500 млн. руб., но в 1994 г. дал лишь 200 млн. Вместо остальных щедрый и справедливый Рачук подписал Кончаловскому письмо, в котором отказывался требовать возврата уже выделенных денег. То-то вкладчики потом радовались, когда фильм смотрели.
Также на деньги «Чары» была доснята киноэпопея «Ермак» режиссеров Владимира Краснопольского и Валерия Ускова. Съемки начались еще в конце 1980-х гг. и были годы спустя завершены лишь благодаря $300 тыс. чаровских вкладчиков. Взамен банк получил по договору 45-процентную долю в мифических «доходах от проката фильма».
А летом 1994 г., за три месяца до фактического краха Чара-банка, 200 млн. руб. на съемки своего фильма «Орел или решка» от Рачука получил Георгий Данелия.
Теперь упоминания об участии «Чары» в кинопроизводстве можно встретить разве что в титрах. Но по крайней мере, за одно вкладчики могут быть спокойны – именно их деньги позволили творить талантливым режиссерам. В отличие от простых вкладчиков, после банкротства банка Чара, знаменитым деятелям культуры даже в суд идти не пришлось – им позвонили и вежливо попросили прийти за своими деньгами. Бывший вкладчик «Чары» народный артист России Эммануил Виторган вспоминал: «Мне-то еще повезло. Сумма была маленькая, и мне ее выдали обратно». Так же в «особом порядке», например, получил свои деньги из «Чары» и режиссер Никита Михалков.
(Подробнее в статье «ЗаЧАРАванный вкладчик – После ликвидации банка вкладчики получили по 1,5 копейки на вложенный рубль», http://nbj.ru/publs/banki-i-obschestvo/2006/06/07/archive-publ-9392/index.html)

Но вернёмся к космонавту Георгию Гречко:

Презентация книги Георгия Гречко «Космонавт № 34. От Лучины до Пришельцев»

«10 апреля 2013 года, в преддверии Дня космонавтики, в московском книжном магазине «Библио-Глобус» состоялась презентация неожиданной книги лётчика-космонавта, дважды Героя СССР Георгия Михайловича Гречко «Космонавт № 34. От лучины до пришельцев». Это первая книга 81-летнего Георгия Гречко и, по его собственному предположению, «скорее всего последняя»…
…Работа над книгой велась несколько лет, её издание стало возможно благодаря «ОТП Банку», лицом которого Георгий Гречко является в настоящее время…»

https://ru.wikinews.org/wiki/Космонавт_Георгий_Гречко:_Курить_я_бросил_в_одиннадцать_лет

Но и как после этого ещё раз не вспомнить Алексея Леонова:

Альфа-Банк поддержал создание фильма «Время первых»

«29 марта 2017 года в кинотеатре «Октябрь» при поддержке Альфа-Банка состоялся премьерный показ картины «Время первых» – первого масштабного российского фильма о космосе, снятого в формате 3D. В основе фильма – реальные события о первом в истории выходе человека в открытый космос, который совершил Алексей Леонов с корабля «Восход-2»
… Одним из главных консультантов картины выступил дважды герой Советского союза, космонавт Алексей Леонов. Главный управляющий директор Альфа-Банка Алексей Марей подчеркнул: «Мы с удовольствием поддержали создание фильма «Время первых». Тем более что главным героем и консультантом фильма выступил дважды герой Советского союза, космонавт Алексей Архипович Леонов, который работает в Альфа-Банке практически с момента его основания и внёс неоценимый вклад в становление банка. Фильм «Время первых» вызывает сильное чувство патриотизма и гордости за прошлое и настоящее нашей страны, за выдающиеся достижения и мужество героев. Стремление к лидерству, инновационность, смелость в принятии решений – то, что роднит нас и идею этого фильма».

Действительно космонавты Гречко и Леонов внесли «неоценимый вклад в становлении своих банков», но если к Георгию Гречко этого было вполне достаточно, в качестве доплаты к его космическим подвигам, то Алексею Леонову этого показалось мало. И поэтому ему очень обидно, что он не только не первый в мире космонавт, хотя и первый, кто вышел в открытый космос, но даже в качестве самого близкого друга первого космонавта всё никак не может утвердиться. Остаётся довольствоваться тем, что понял в конце жизни Георгий Гречко, но с этим Алексей Леонов не хочет смиряться: «Одним словом, как Гагарин был лицом Советского Союза, так и мы были лицом банка – а это необходимо в российских условиях».
Жизнь всегда всех расставляет по своим местам, и выбрать место в «пантеоне славы» никто сам себе не может: Как был Юрий Гагарин лицом Советского Союза, так он и остаётся лицом России, а вот такие дважды герои Советского Союза, как Георгий Гречко и Алексей Леонов, героями России уже никогда не будут, так и останутся лицами своих банков, «в российских условиях», вызывающих только отвращение у всего русского народа.

Вопросом, «Кто убил Юрия Гагарина?», заинтересовался даже немецкий журнал «Шпигель»

В анонсе статьи на русском языке написано:

Алексей Леонов утверждает, что ему известна причина гибели Юрия Гагарина. Якобы его «столкнул» с траектории полета другой самолет, так что МиГ-15 Гагарина сразу ушел в штопор. Однако дочь Гагарина Галина заявила «Шпигелю», что Леонов лжет и лишь хочет нажиться на загадочной гибели первого космонавта. И через 50 лет эта трагедия не дает России покоя.

https://inosmi.ru/spiegel_de/

В самой же статье Der Spiegel (Германия): «Загадочная смерть Гагарина и через 50 лет не дает России покоя», в разделе «Ложь и истина» перевод о лжи Леонова выглядит помягче:

«Теперь я получил возможность назвать реальную причину катастрофы — при условии, что не буду называть имени пилота, нарушившего дисциплину и спровоцировавшего катастрофу», – объяснил Леонов.
Наше издание связалось с дочерью Юрия Гагарина Галиной и спросило, что она думает по поводу утверждений Леонова. Галина Гагарина, профессор экономики и руководитель кафедры в Российском экономическом университете имени Плеханова, обвинила Леонова во лжи. По её словам, не было опубликовано ни одного соответствующего документа, а кроме того, никто не подтвердил версию Леонова. Как бы ни были велики заслуги Леонова, они «не дают ему права выдавать собственные предположения и фантазии за истину в последней инстанции», подчеркнула дочь Гагарина. По её словам, он ведет себя «отвратительно и позорно» и хочет всего лишь заработать на этом побольше денег.

http://www.inosmi.info/der-spiegel-germaniyazagadochnaya-smert-gagarina-i-cherez-50-let-ne-daet-rossii-pokoya.html

50 лет назад в авиакатастрофе погиб герой советской космонавтики Юрий Гагарин. Другой космонавт Алексей Леонов утверждает, что знает причину его гибели — однако дочь Гагарина обвиняет его во лжи

В статье Константина Коханова «Гибель первого космонавта – версии и догадки», рассматривались две возможные «несанкционированные обстановки», но не навязывалось его личное мнение, что это действительно могло быть так:

«Тайна гибели Юрия Гагарина – версии и догадки»

Кто-то хочет раскрыть тайну гибели Юрия Гагарина, а для кого-то она не представляет никакого интереса, по сравнению с жизнью этого, до сих пор, самого известного человека планеты. Еженедельник «Аргументы недели» в своём первом номере за 2012 год (№1 [293], стр.32, от 11 января), на последней странице напечатал небольшую статью «Юрия Гагарина сделают «живым» человеком», снабжённую немного ироничным анонсом: Кинопроизводители методично обрабатывают советское прошлое страны, снимая фильмы и сериалы про известных людей той эпохи. Странно, но только сейчас дошёл черед до самого, пожалуй, известного русского в мире. До Юрия Гагарина. Конечно, за то, что предисловием своей статьи, я делаю статью безымянного автора еженедельника, меня некоторые могут осудить, но я всегда поступаю, как сам считаю нужным, а не так, чтобы кому-то понравиться и тем более угодить чьим-то изысканным вкусам.

«Юрия Гагарина сделают «живым человеком»

Продюсер Олег Капанец, отметившийся провальными «Зеркальными войнами», и постановщик массы прекрасных фильмов Павел Пархоменко («Война», «Мне не больно», «Бакенбарды») снимают по собственному сценарию фильм о судьбе первого космонавта планеты. Предварительный бюджет картины составил 10 млн. долларов. 40% поступило от Фонда кино по линии социально значимых проектов. Остальное взяли на себя частные инвесторы. Один только макет Байконура под Феодосией обошёлся уже в миллион долларов.
Ура-патриотическое жизнеописание авторы снимать не намерены. По словам продюсера, важнее показать легендарного космонавта живым человеком.
«Мы расскажем не только о судьбе самого Гагарина, но и о том времени, атмосфере, которая его окружала. О конкуренции, которая царила в первом лётном отряде, – говорит продюсер Олег Капанец. – Мы расскажем и о драме Германа Титова, и о трагедии лётчика-испытателя Григория Нелюбова, который не смирился с увольнением из отряда и бросился под поезд. Для нас очень важно, чтобы зритель понял, почему из огромного количества претендентов был выбран именно Гагарин».
В роли Гагарина, как ни странно, не Сергей Безруков, а уроженец Нижнего Тагила 25-летний выпускник ВГИКа Ярослав Жалнин.
По словам создателей фильма, актёр обладает такой же светлой энергетикой, какой славился Гагарин.
Как подчеркнул Олег Капанец, задача заработать перед ними не стоит. Но поскольку основную часть бюджета составляют деньги инвесторов, экономический провал недопустим.
Учитывая, что при нынешнем положении вещей, чтобы «выйти в ноль», потребуется заработать не меньше 20 млн. долл., оптимизму авторов можно только позавидовать.

Статья, напечатанная в еженедельнике о съёмках фильма о Юрии Гагариной оказалась малозамеченной, и была не той новостью достойной обсуждения на фоне ввиду новогодних праздников и всё ещё шумных дебатов о «честных выборах» в Государственную Думу. Даже на сайте еженедельника в Интернете http://www.argumenti.ru/talks/n322/149217 эту статью прокомментировали только четыре человека. Комментарии короткие, и я их приведу полностью:

Lubov [11/01/12 22:42] #: Хочется надеяться, что Гагарин не будет таким «живым», как Высоцкий в нашумевшем фильме. К сожалению, в последние годы «показать живым» известного человека у киношников означает предать гласности его недостатки и слабости, реальные или вымышленные. Многим неймется выставить знаменитость в неприглядном свете. Господи, хотя бы не сделали Первого космонавта пьяницей, гулякой или голубым! Ведь он национальная гордость. Впрочем, знаменитая гагаринская улыбка скажет о нём больше, чем могут сказать созд-ли фильма.

Гордей [11/01/12 23:49] #: Есть История, есть Герои, есть Люди, которых нельзя делать более «доступными», нельзя накладывать своё «психовидение», нельзя додумывать и «творить». Просто снимите биографический фильм, схожесть не обязательна. Главное, найти АКТЁРА. Хотя…, похоже, «системы Станиславского» сейчас придерживаются только американцы, точнее Голливуд. Lubov [11/01/12 22:42] #, – полностью Вас поддерживаю.

Космос [12/01/12 14:53] #: Думаю, что нужно возрождать внимание к Гагарину, к теме космоса – ведь это ещё и сильный патриотический посыл. Нужно не только снимать фильмы, но и открывать новые планетарии, возрождать старые, выпускать научно-популярные журналы по теме космоса, как для юношества, так и для взрослых.

Михаил [16/01/12 08:36] #: Будем надеяться, что на шлеме скафандра космонавта будет написано СССР, а не РФ. Хотел написать больше, но к написанному Любовым, мне пока добавить нечего. Дай бог успеха съёмочной группе и моему однофамильцу (а может и родственнику).

Теперь, когда фильм уже вышел, стоит только напомнить, что он был встречен публикой без особого восторга:

«Гагарин. Первый в космосе» – российский художественный фильм 2013 года режиссёра Павла Пархоменко.

Премьерный показ фильма состоялся в московском кинотеатре «Октябрь» 12 апреля 2013 года, затем фильм показали в управлении космических программ ООН (Вена) и на XXI фестивале «Виват кино России!» (Санкт-Петербург). В общероссийский прокат фильм вышел 6 июня 2013 года.
Сюжет:
Картина посвящена жизни Юрия Гагарина, его детству, подготовке к полету и борьбе за первенство в отряде космонавтов. Показаны отношения Юрия с женой и Королевым. В центре фильма находится его космический полет, перед и во время которого он вспоминает различные ключевые моменты своей жизни. Лейтмотивом фильма является борьба за право быть первым.
В послевоенной истории Советского Союза есть «три богатыря», определившие лицо эпохи и ставшие настоящими кумирами нациями. Разумеется, для определенной части общества это Андрей Сахаров, Мстислав Ростропович и Александр Солженицын, но для абсолютного большинства большую советскую триаду составляют Юрий Гагарин, Валерий Харламов и Владимир Высоцкий.
Гагарин – это олицетворение главного успеха страны, прорыва в космос; Харламов – это главный герой любимой и самой успешной игры страны, хоккея; Высоцкий – это поэт эпохи, который, как сказал его коллега, «в России больше, чем поэт».
Из этой большой тройки новый российский кинематограф до Гагарина добрался последним. Зритель уже видел крайне спорный фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», превратившейся в своеобразный ремейк голливудской «Маски». Видел также триумфальную «Легенду номер 17», победно прошествовавшую по кинотеатрам страны.
Наверное, если бы фильм «Гагарин. Первый в космосе» появился сразу после «Высоцкого», он собрал бы куда больше восторгов публики. Однако на фоне уровня, заданного «Легендой номер 17», требования зрителя выросли. И, по большому счету, фильм высоких ожиданий не оправдал.

http://www.aif.ru/culture/movie/44178

Планировалось, что «Гагарин. Первый в космосе» будет выпущен к 50-летию первого
полета человека в космос. Работа в целом шла более пяти лет – начиная от идеи создания
фильма, согласования сценария с семьей первого космонавта, длительных поисков
режиссера, кастингов. Режиссер Павел Пархоменко работал с ведущими российскими режиссерами как художник-постановщик и как режиссер-стажер (Хрусталев, машину!»). В день полета Гагарина ему было всего четыре года, но всеобщая атмосфера ликования запомнилась.
Олег Капанец рассказал еще об одной идее фильма. «Гагарин. Первый в космосе» – это
картина о человеке, который мечтал летать, мечтал о втором полете в космос, а из него
сделали посла мира, некий советский, узнаваемый во всем мире бренд. Кстати, в фильме не
используются документальные кадры кинохроники – создатели картины «снимали» их
самостоятельно. Написание сценария для фильма «Гагарин. Первый в космосе» заняло практически два года. Вдова Юрия Гагарина читала сценарий, принимала участие в обсуждении и в итоге получившийся сценарий учитывает все пожелания и замечания семьи первого космонавта.

https://www.vokrug.tv/product/show/gagarin_pervyi_v_kosmose/

12 апреля 2013 года, на премьере фильма в московском кинотеатре «Октябрь» Елена Гагарина, старшая дочь Юрия Гагарина, поделилась своим впечатлением от просмотра фильма «Гагарин. Первый в космосе»:

«Для всей нашей семьи решение принять участие в создании художественного фильма было непростым. Мы уже не раз получали подобные предложения, но мне впервые показалось, что попытка снять художественный фильм про моего отца увенчается успехом…. Было очень трогательно, когда актёр, играющий моего отца, очень волновался. Вы тоже непременно увидите это. Я думаю, что «Гагарин. Первый в космосе» стал фильмом, которым его создатели могут гордиться».

https://ru.wikipedia.org/wiki/Гагарин._Первый_в_космосе

Переходя от этого небольшого вступления к «новым версиям» о гибели Юрия Гагарина, хочу сослаться на свою статью «Достоверность свидетельств об инцидентах в авиации» http://smi2.ru/Konstatin-Koхanov/c1007990/ (в настоящее время статья по этой ссылке недоступна, есть неотредактированный вариант этой статьи на форуме http://forums.airforce.ru/kurilka/4104-dostovernost-svidetel-stv-ob-incindentah/).
В этой статье я сделал попытку доказать, что причины возникновения инцидентов в авиации, таятся в большинстве случаев не на отказе в работе авиационной техники, в виду каких-то конструкторских недоработок, а относятся к пресловутому человеческому фактору, особенно характерному для российского менталитета, во всём полагаться на «авось».

К сожалению, все версии, которые касались причины гибели космонавта Юрия Гагарина, напоминают какой-то калейдоскоп взаимоисключающих друг друга сюжетов, в которых «очевидцы» и «те, кто что-то слышал», в основном ссылаются на «роковое стечение обстоятельств», а то и просто на какие-то дурные мистические предзнаменования. Полной картины имевших место событий в итоге не видел никто, а гриф секретности в работе тех, кто должен был уставить причину гибели первого космонавта, только мешал выявить конкретного виновника этой трагедии. Только одно явно просматривалось в работе комиссии по расследованию этой авиационной катастрофы, как всё «высокое начальство», причастное к подготовке космонавтов, было перепугано «перспективами» своей дальнейшей карьеры. Даже выявленные отдельные нарушения в части лётной подготовки отряда космонавтов, говорили о том, что это была только верхушка айсберга, а его подводная часть, ни кем не изучалась, и тем более, мало кого интересовала. Автор этой статьи, как простой солдат, казалось бы, к этой истории не мог иметь никакого отношения, но на все проблемы авиации мог всё-таки смотреть буквально снизу вверх. Правда, мог смотреть на всё только перед собой, в узком пространственном диапазоне на авиационное оборудование с бетонной полосы под фюзеляжем самолёта, на фюзеляже самолёта, внутри фюзеляжа самолёта и в кабине самолёта, а не как офицеры сверху вниз, отдавая команды солдатам в меру своей компетенции, что и как им делать. И чем было выше офицерское звание и должность начальника (командира от майора до маршала), тем меньше было видно ему, с высоты своего служебного положения, каким образом производится ремонт авиационной техники, при каких погодных условиях и где – в тёплом ангаре или рядом с взлётной полосой на сорокаградусном морозе. Поэтому статья Константина Коханова не о том, по чьей вине погиб Юрий Гагарин, а о том, почему это стало возможным. Хотя, откровенно говоря, если бы погиб полковник Серёгин даже с командиром отряда космонавтов генералом Каманиным, о них давно бы «забыли», не смотря на все их заслуги и на то, что они оба были Героями Советского Союза, как уже никто не вспоминает многих погибших простых лётчиков, по таким же «невыясненным» причинам.

Ещё понятно, когда на войне, «выходцы» из простого народа, в генеральском или в маршальском звании, говорили, что «война всё спишет», любые неоправданные людские потери, если, даже, по мнению самого известного полководца, Четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Георгия Жукова простая человеческая жизнь не представляла никакой ценности. До сих пор ещё спорят, – к нему ли относятся брошенные в пылу полемики слова, – что «солдат не зачем жалеть, они ничего не стоят, бабы их ещё нарожают, а танки нужно не только сделать, но ещё за них деньги заплатить».

Говорил ли Маршал Жуков дословно так о солдатах или нет – это не имеет теперь никакого значения, когда уже точно известно, что всё было действительно так и, в немалой степени, многочисленные, ничем не оправданные потери наших войск во время войны, можно также отнести ко всем остальным его «подвигам» и «заслугам».

И как бы этого маршала «официально» не чтили, но солдаты во время войны и после с большим уважением и теплотой относились к маршалу Константину Рокоссовскому, который намного чаще Жукова бывал в окопах, и непосредственно во время боя, смог прочувствовать, какого там было солдату, и насколько дорога была ему жизнь.

Война закончилась, но мало, что изменилось. И пусть «прошлые заслуги» ценились уже не так высоко, но отношение в армии к солдатам и к младшим офицерам, со стороны стоявшего над ними «начальства» от командира дивизии, до главнокомандующих родами войск, оставалось таким же, как в военное время и ничего не изменилось даже до сих пор.

Мной (Константином Кохановым), в вышеуказанной статье «Достоверность свидетельств об инцидентах в авиации», специально были предложены вниманию читателей рассказы штурмана Владимира Ханкиншиева, о его службе в авиации. В них отражено не только хамское и пренебрежительное отношение его дивизионного начальства, переведённого на службу в авиацию из зенитно-ракетных войск, ко всем младшим по званию лётчикам-офицерам, но также и моральные качества Главкома войск ПВО Маршала Советского Союза П.Ф.Батицкого.

Особенно то, как Главком ПВО сопоставил, поданный ему, прямо в самолёт, в дорогом сервизе обед, с хорошей подготовкой лётного состава, даже не сходя с трапа, и сразу же, вместе с этим сервизом, улетевшим инспектировать другую часть.

А рассказ о том, что делалась в авиации, для создания «удобств» Министру обороны СССР Д.Ф.Устинову, в частности, чтобы «его превосходительство», в спешно построенном деревянном туалете, могло воспользоваться импортным унитазом, просто поставленным и примороженным на бетонной плите, это вообще иллюстрация нашей повседневной жизни.

Но если такое отношение было к младшим офицерам-лётчикам, то, какое тогда могло быть отношение к простым солдатам срочной службы? С ними вообще можно было не считаться и смотреть, на них, как на бессловесное стадо, в соответствии с Уставом воинской (гарнизонной) службы, обязанное «стойко переносить все тяготы армейской службы», и данной каждым солдатом Присяги – «беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников».

В то же время эти самые начальники, взять хотя бы Главкома авиации ПВО генерал-лейтенанта А.Л.Кадомцева, считали, что всякие там армейские «уставы и ими же утвержденные положения и инструкции», их самих не касаются.

Меня на форуме (forums.airforce.ru›showthread.php?t=4104) упрекнули, что я сужу о причинах гибели А.Л.Кадомцева и о его профессионализме, как будто тогда находился, вместе с ним, в одноместном самолёте МиГ-25П:

Сергей Бурдин: «…Пожалуй, Вы «прошлись» по Кадомцеву значительно сильнее, чем Електрон Миронович (Евглевский) по Рыженкову. Но ведь Евглевский всё же был в первой кабине во время развития событий, а Вы с Кадомцевым во Владимировке вместе были?!»

Учитывая, что для Сергея Бурдина Электрон Миронович Евглевский «абсолютный авторитет», то не буду его разубеждать в этом, а просто предоставлю слово самому полковнику Евглевскому.

То о чём я уже говорил, как ни странно, подтверждается тем, что сам Евглевский рассказал о А.Д.Кадомцеве 16 августа 2008 года в незапланированной беседе за столом Александру Мелихову (участнику встречи ветеранов Московского округа ПВО в посёлке «Заря»), когда, возможно, потеряв нить рассуждений, немного отвлёкся от темы основного разговора:

«Однажды на севере я был свидетелем такой ситуации: Кадомцев садится в кабину Як-27, погода ниже минимума. И по радио происходит интересный разговор (с руководителем полётов):

- Разрешите запуск?

- Нет, запуск не разрешаю.

- Вас понял, запускаю.

- Разрешите выруливание?

- Выруливание запрещаю!

- Понял, выруливаю!

- Разрешите на полосу?

- На полосу запрещаю!

- Вас понял, выруливаю на полосу!

- Разрешите взлёт?

- Взлёт запрещаю!

- Вас понял, взлетаю!..»

А всё дело в том, что он, как опытный лётчик в должности зам. командующего авиацией ПВО, мог позволить себе «скорректировать погоду» и разрешить полёт ниже установленного минимума, а РП дать на это разрешение – нет.

Я фокусами, конечно, не любил заниматься, но пару раз таким же своим инспекторским правом тоже приходилось пользоваться…»

(http://aviaforum.ru/showthread.php?t=14155&page=126)».

Ну, вот, кажется, мы и пришли к логическому концу этого постоянного желания «скорректировать погоду», которое привело к гибели генерал-лейтенанта А.Д.Кадомцева. А заодно и чем были вызваны «путаные» объяснения катастрофы ТУ-128, сделанные Э.М.Евглевским, не без помощи того же А.Д.Кадомцева, о которых уже было рассказано в моих публикациях на этом форуме.

Поэтому, мягко говоря, считаю опубликованные свидетельства Э.М.Евглевского о катастрофе управлявшегося им самолёта Ту-128, стремлением даже гибель штурмана В.А.Рыженкова списать на плохое знание им матчасти, а не на тот «бардак» в авиации, который только прогрессирует, как неизлечимая болезнь, до настоящего времени.

Что к этому стоит добавить? Разумеется, мнение авторитетных специалистов, их неуклюжие попытки оправдать поведение во время пожара на МиГ-25П А.Л.Кадомцева, сделанные после его гибели Заслуженными военными лётчиками СССР Николаем Москвителёвым и Степаном Микояном.

В книге Н.И.Москвителёва «Линия жизни» (М., Наука, 2004), Председателя Совета Клуба заслуженных лётчиков и штурманов, Заслуженного военного летчика СССР, о гибели А.Д.Кадомцева, написано достаточно подробно:

«…Кадомцев завернул во Владимировку (Ахтубинск) по пути из командировки. Завершались совместные государственные испытания самолёта МиГ-25П, и его визит в институт был закономерен.

В это же время в Ахтубинске находились четверо наших лётчиков из авиации ПВО страны: наш инспектор Лев Иванович Русаков и трое пилотов из Саваслейки (Зубанков, Ментюков и Чаплыгин).

Они прошли специальный курс обучения и готовились первыми из войсковых лётчиков вылететь на самолёте МиГ-25П. Каждому было запланировано по 2 полёта.

Кадомцев принял решение слетать на МиГ-25П вместе с ними и один полёт Зубанкова отобрал себе.

Утверждали, что это был не первый его полёт на МиГ-25П, что он был готов к полёту и хорошо знает самолёт.

Знал он и то, что сигнализация о пожаре на МиГ-25 часто срабатывала ложно, когда пожара на самом деле не было.

И вот после взлёта Кадомцева в эфире раздался резкий женский голос: «Пожар двигателя» (при этом сообщалось, левого и правого и назывался индекс самолёта).

Можно понять состояние генерал-лейтенанта, командующего авиацией ПВО страны, который к тому же, вероятно, не подстраховался разрешением на этот полёт со стороны Главнокомандующего. А Маршал Советского Союза Павел Федорович Батицкий был крут на расправы в таких случаях.

Итак, пожар? А может быть – нет? Сколько было ложных срабатываний! Сомнения… Кадомцев спокойно передал по радио: «Что-то тут у меня девица кричит».

Потом кое-кто пытался слово «что-то» истолковывать, как некомпетентность. На самом же деле пилот уже развернулся против направления взлёта и шёл над полосой, вероятно, ожидая подтверждения пожара с земли. В это время ведущий летчик по испытаниям МиГ-25 Норайр Вагиканович Казарян подходил к зданию КДП и увидел свой подопечный летательный аппарат со шлейфом чёрного дыма.

Он бросился вверх по лестнице с криком «Катапультируйся! Катапультируйся!»

Спорным было и то, что Кадомцев не смог правильно ввести в действие катапульту, хотя конструкция (впоследствии усовершенствованная) и могла позволить такую ошибку.

В развороте над Ахтубой самолёт взорвался. Мы хоронили Кадомцева на Новодевичьем кладбище. А через год один рыбак обнаружил в воде остатки парашютной системы с фрагментами человеческого тела. Провели подзахоронение.

Целый год единственными слетавшими на МиГ-25П военными летчиками, не считая испытателей, был маршал авиации Савицкий и те четверо, что успели вылететь в Ахтубинске. Самолёт доиспытывали.

Ровно через год продолжить лётную эксплуатацию МиГ-25П в войсках совершенно случайно первым выпало мне (у Игоря Ментюкова, стоявшего рядом, не запустился двигатель). С этих полётов в Саваслейке начиналась тяжелая и славная эпопея освоения самолёта МиГ-25П».
В книге С.А.Микояна «Мы – дети войны» (М., 2006) переговоры А.Л.Кадомцева с руководителем полётов о пожаре изложены несколько полнее, и по ним уже можно сделать более правдоподобное предположение о том, что произошло на самом деле:

«…Кадомцев спокойным голосом передал: «Тут вот девушка говорит о пожаре. Что это значит?»…

… Руководитель полётов ответил:

- «Это значит, что у вас пожар!»

Кадомцев спросил по-прежнему довольно спокойным голосом:

- «Так что же мне делать?»

Руководитель полётов сразу же скомандовал:

- «Отвернуть вправо на 30 градусов и катапультироваться!» – и затем повторил слово «катапультироваться» несколько раз.

… После команды руководителя полётов он отвернул немного вправо, в сторону степи, потом почему-то начал разворачиваться влево.

Наблюдавшие увидели какую-то вспышку на самолёте, подумали, что лётчик катапультировался, но парашюта не было видно, а самолёт стал снижаться. Позже выяснилось, что он упал в реку (проток Волги).

После команды руководителя о катапультировании Кадомцев по радио ничего не передавал. Незадолго до падения самолета была какая-то попытка передачи, но разобрать даже при специальном исследовании ничего не смогли…

…Почему Кадомцев не катапультировался, так и не выяснили. Одно из записанных в акте предположений исходило из того, что Кадомцев в основном летал на самолетах ОКБ Сухого, а на них катапультирование производится ручкой, расположенной справа на поручне кресла. На МиГах примерно, на этом месте находится ручка рассоединения привязных ремней.

Если Кадомцев по ошибке потянул за эту ручку, катапультирование уже было невозможным.

Однако готовивший его к полёту (вместе с Вадимом Петровым) Норик Казарян спросил, когда Кадомцев уже сидел в кабине, помнит ли он, что держки катапультирования находятся между ног, и Кадомцев подтвердил, что он это хорошо знает…».

Теперь о главном, что относится непосредственно к теме «Достоверность свидетельств об инцидентах».

Главком авиации ПВО генерал-лейтенант А.Л.Кадомцев, это всё-таки был в первую очередь не только заслуженный лётчик, а ответственный руководитель всего комплекса находящихся в его подчинении служб и авиационных частей, которые должны были обеспечивать охрану воздушного пространства Советского Союза.

Но кроме лётчиков, и офицерского состава различных аэродромных служб, не менее важную роль, наряду с сержантами-сверхсрочниками и гражданскими служащими советской армии, для обеспечения функционирования этого комплекса, играли также солдаты срочной службы, которые занимались не только охраной военных гарнизонов и авиационной техники, но также занимались её обслуживанием и ремонтом.

И что не менее важно, не только под руководством своих командиров, но не так уж и редко, занимаясь этим самостоятельно, ввиду отсутствия своего начальства по уважительным причинам, как при нахождении в очередном отпуске, так и в случае болезни.

Казалось бы Главком авиации ПВО, как говорил в поэме «Бородино» об одном полковнике М.Ю.Лермонтов, должен был быть «слугой Царю, отцом солдатам».

И хотя обязанности «слуги» он соблюдал добросовестно, не досаждая «вельможам при царском дворе» своими просьбами, по поводу присвоения очередного звания или вручения ему внеочередных наград, но воспитание «детей» – солдат срочной службы, поручал, кому придётся. В этом деле он имел действительно особый талант, поручать первоначальную подготовку солдат перед присягой, даже не просто дуракам, а явным дебилам.

Получилось так, что с поступлением после учёбы в техникуме в институт на вечернее отделение, я получил, по принятому в 1966 году Постановлению правительства, отсрочку от службы в армии. Правда этой отсрочкой я пользовался не долго, только до конца декабря 1966 года, и к изумлению родителей и ещё больше своих коллег, в одном из работавших на оборону страны НИИ, написал заявление в райвоенкомат с просьбой призвать меня на службу в армию.

В военкомате этому настолько удивились, что даже машинально вернули мне паспорт, который я не знал куда деть, даже когда в голом виде предстал перед медицинской комиссией, после произведённой дезинфекции и санитарной обработки одежды на городском сборном пункте 11 января 1967 года.

На следующий день, 12 января 1967 года, я оказался в Горьковской области, в числе 50-ти москвичей в карантине саваслейского гарнизона. По соседству был такой же деревянный барак для примерно такого же количества призывников из Ленинграда.

Надо отметить, что зимы в Горьковской области в начале 1967 и в начале 1968 годов были очень лютыми, с морозами ниже сорока градусов, причём в течение длительного времени. Так, что, как видите, для московских и ленинградских новобранцев, тогда было выбрано самое подходящее время построений на плацу и проведения на нём строевых занятий.

О службе Константина Коханова в Советской Армии

Служба в армии подчинялась жёсткому распорядку дня, который, наверно, как и сейчас, был тогда доведён до полного идиотизма. Во главе угла всей разработанной системы внутреннего распорядка стоял доведённый до абсурда принцип, записанный в уставе, что «солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы».

С этим «принципом» в числе, примерно ста новобранцев из Москвы и Ленинграда, Константин Коханов сразу столкнулся в армии, ещё находясь в «карантине», где проводилось, окончательное медицинское освидетельствование, делались все необходимые прививки, и проводилась первоначальная воинская подготовка до принятия Присяги.

По прибытии в воинскую часть (148-й Центр боевого применения и подготовки личного состава авиации ПВО) вблизи села Саваслейка, примерно в 12 км северо-западнее города Кулебаки, 12 января 1967 года всех новобранцев постригли под машинку наголо, свели в баню, выдали обмундирование, в том числе с учётом зимнего времени, по паре кальсон.

Затем разместили в карантине, в двух стандартного типа деревянных бараках, рядом с лесом, раздельно – в одном бараке москвичей, в другом ленинградцев, так как термин «питерских» в столичном обиходе ещё не употреблялся.

Дальше пошло «прохождение» (в смысле муштры на плацу) «курса молодого бойца», который в основном сводился к обучению строевым приемам, быстрым подъёмам (подняться с постели, одеться и встать в строй пока догорает спичка), заправке постелей так, чтобы полоски на всех кроватях были на одной линии и в заучивании Устава караульной службы.

Обучением строевыми приёмами занимались два ефрейтора с Украины, так что пословица «хохол без лычки (без красной ефрейторской полоски на погонах), как бык без хвоста» – явно имело под собой давние исторические корни, и не вызывала ни у кого никаких сомнений. Это был смысл их армейской жизни – заставить новобранцев беспрекословно выполнять отдаваемые ими команды, как и всех вышестоящих командиров.

Одно обстоятельство несколько умеряло их начальствующий пыл, – это установившиеся надолго в Горьковской области сильные морозы, которые, как правило, с утра, были ниже сорока градусов, иногда приближаясь к 45-ти.

Новобранцам было смешно смотреть при отработке строевых приёмов друг на друга, на обледеневшие от дыхания от бровей до подбородка на шапках-ушанках лица своих товарищей, до тех пор, пока один из них не отморозил себе щёки. После этого строевые занятия на плацу свели до минимума и даже физзарядку стали проводить в казарме и уже под наблюдением не только старшины, но даже офицера.

Стоит отметить одну немаловажную деталь – расположения в гарнизоне деревянных бараков карантина – прямо от них, через дорогу, была баня. Прошла первая неделя, и нижнеё бельё у новобранцев стало чёрным от угольной пыли, потому что автономная паровая система отопления казармы отапливалась кочегаркой, расположенной в ней же и к тому же рядом с входной дверью, что только способствовало, чтобы сажа из кочегарки потоком холодного воздуха заносилась внутрь жилого помещения.

К большому удивлению новобранцев, после первой недели «учёбы» в карантине, их не повели в баню, объяснив тем, что пока для них, нет «окна» и придётся немного потерпеть и вообще, все они, должны понимать положения устава, где ясно сказано, что «солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения военной службы».

Последнее заявление, ничего, кроме коллективного возмущения вызвать не могло, но все, думая, что через день два в баню всё-таки поведут, получили чистое бельё и на том успокоились.

Когда же прошла вторая неделя и опять не повели в баню, мотивируя теми же причинами, терпению новобранцев пришёл конец. Они сначала пожаловались старшине, потом старшему лейтенанту, назначенному начальником карантина.

Начальник карантина, вообще, сказал, что он написал рапорт по поводу бани начальнику гарнизона, но в армии не принято напоминать начальству, когда и какое оно должно принять решение, поэтому придётся ждать, сколько нужно и вообще….

Когда новобранцам в третий раз за две недели сказали, что они «стойко… и так далее, должны терпеть», когда их поведут через дорогу в баню, они решили отказаться от обеда или попросту объявить голодовку.

В те годы в знак протеста в разных странах, кто-нибудь всегда голодал от коммунистов в тюрьмах, до борцов за свободу и демократию у стен парламентов и резиденций президентов, о чём без конца упоминала советская пресса.

Вот и новобранцы решили пойти тем же путём, но без выдвижения политических требований, а только для того, чтобы командование гарнизона выполнило своё обещание сводить их в баню.

В солдатской столовой наши два ефрейтора только усмехнулись, когда новобранцы отказались принимать пищу, и мало того, чтобы не терять с ними время на уговоры, предложили сдать котелки с супом и геркулесом обратно в раздаточное окно.

- Ничего, не хотят жрать сейчас, посмотрим, насколько их хватит! – сказал один ефрейтор другому, даже не понимая, толком, что произошло у него на глазах.

Новобранцы так и сделали, но наверно они ещё не дошли до своей казармы, как сверхсрочник старшина – заведующий солдатской столовой, доложил по телефону о произошедшем инциденте, в штаб.

Вернувшись в казарму, новобранцы сразу приняли решение, если от них будут допытываться, кто был зачинщиком этого банного протеста, и будут давить на психику, чтобы тот, кто руководил этими действиями, сделал из строя шаг вперёд, то они должны сделать этот шаг всем строем.

Так оно и получилось, и когда начальник караула объявил построение и потребовал сделать то, что солдаты перед ним уже обсудили, от неожиданности он даже отпрянул назад, когда две шеренги солдат одновременно сделали шаг вперёд.

Лицо начальника караула побагровело, и только он захотел что-то сказать, как в казарму вошёл Герой Советского Союза лётчик-истребитель полковник Иван Михайлович Березуцкий (13.11.1918-23.02.2000).

Начальник карантина крикнул, – смирно! – и уже хотел сделать, как положено рапорт, но полковник скомандовал, – вольно! – и попросил всех собраться в учебном классе.

Сначала герой-полковник начал также «с устава о том, что солдат должен…», но его кто-то из солдат перебил репликой под смех остальных новобранцев, – «и поэтому смотреть на баню через дорогу и до самого дембеля не мыться».

Полковник посмотрел на начальника карантина, дожидаясь от него ответа, но тот стоял у стены, не осмеливаясь даже присесть вместе с солдатами, растерянный и бледный, словно приговорённый военным трибуналом к расстрелу, а точнее, как перед командой, – пли! Судя по затянувшейся паузе в разговоре и выражению лица заслуженного военного аса, сбившего 18 самолётов противника, он тоже не знал, почему нельзя было сводить солдат в баню после отбоя (после 22 часов), продлив время работы бани, мотивируя это «серьёзным» нарушением Устава гарнизонной службы.

Поэтому на этот раз принять решение, что ему в такой ситуации делать, было намного сложнее, чем в воздушном бою 14 мая 1943 года, вблизи города Демянска Новгородской области направить свой истребитель Ла-5 на таран немецкого бомбардировщика и потом произвести посадку на повреждённом самолёте.

Чувствуя, что пауза тянется непростительно долго, полковник Березуцкий встал из-за преподавательского стола и сказал, – что «об этом мы поговорим позднее, а пока он пойдёт договориться, чтобы нас отвели в баню, а потом снова столовую, – после чего этот разговор о бане будет продолжен».

После бани нас сразу же отвели в столовую, но кроме одного человека из пятидесяти никто не накинулся на еду. Да и слегка подогретая пища просто не лезла в горло, но зато факт принятия пищи был налицо, и командование части могло теперь вздохнуть спокойно.

В казарме полковник Березуцкий продолжил неформальный разговор о быте в Советской Армии, вспомнил, как во время войны они молодые лётчики, после передислокации на новый аэродром, случайно узнали, что в километрах пяти, в райцентре, есть баня. При этом всё-таки подчеркнул, что они не мылись в бане, находясь в боевых условиях, не то, что мы новобранцы, тогда уже больше месяца. Командование части тоже не сразу пошло им на встречу, но всё-таки выделило две полуторки и они чуть ли не с песнями, поехали в райцентр. «А дальше, – продолжил свой рассказ полковник Березуцкий, – вот что было»:

Рассказ Героя Советского Союза лётчика-истребителя полковника И.М.Березуцкого

«Какое же нас там ждало разочарование, когда мы узнали, что именно сегодня в районной бане был женский день, и мало того там уже мылись женщины. Глядя на наши разочарованные лица, директор бани сжалился и сказал, что сейчас он что-нибудь придумает, и скрылся за дверью своего заведения.

Минут через десять он с раскрасневшимся лицом вышел к нам и сказал, что он договорился с женщинами, чтобы они освободили нам один из смежных залов, – так что добро пожаловать и с лёгким паром!

Раздевшись в предбаннике и с шумом ввалившись в моечное отделение, мы обратили внимание, что проход в женское отделение был отгорожен двумя поставленными друг на друга сиденьями для помывки. А там сквозь пар проглядывались такие бударажавшие воображение силуэты, что некоторые вместо того, чтобы наполнять шайки водой, старились ими прикрыться, чтобы не вызвать смеха со стороны сослуживцев.

Положение спасла одна юркая старушка, которая протиснулась между стеной и символическим ограждением в мужскую половину и попросила ввиду тесноты в женском отделении, пристроится у нас «скраешку».

- Да вам ли, «касатики», стеснятся старой бабки, – и, конечно же, никто ей не возразил, но и не подумал, что наше согласие, приведёт к тому, что часть женщин отодвинет ограждение, и тоже пристроится «скраешку», только теперь уже рядом с каждым из нас. Да, что там говорить дальше, – ребята мы были молодые, так, что до сих пор плохо помню, как мылись, – а всё остальное до сих пор…».

По всему было видно, что полковник эту историю рассказывал много раз и если иногда запинался, то явно не из-за того, что забыл некоторые подробности. Наоборот, он стремился не развить этот сюжет дальше таким образом, чтобы он не стал поводом для некоторых новобранцев уйти в самоволку для поиска любовных приключений в расположенном рядом с воинской частью селе Саваслейке.

Хотя самоволкам могло способствовать даже само название села, якобы в честь известного в далёком прошлом трактирщика по имени Сава. Мужики, заходившие в то время в его трактир, всегда к нему обращались с просьбой: «Сава, слей-ка пивка», и теперь если уж не пивка, так самогонки, там точно могли «слить» кому угодно.

В этот день нас в первый раз не повели на вечернюю прогулку, а «ленинградцы», которые узнали, почему их, наконец, тоже отвели в баню, даже на нас обиделись, что мы не рассказали им о своих планах по голодовке, и очень жалели, что сами до этого не смогли додуматься.

О службе Константина Коханова в Советской Армии (продолжение)

Открыв военный билет и просмотрев записи в учётно-послужной карточке, я уточнил некоторые подробности своей воинской службы и выяснил, что звание рядового получил после призыва только на следующий день 12 января 1967 года, и в карантине находился до 27 января 1967 года. Затем был переведён в Дивизион армейских мастерских (ДАРМ), где продолжил первоначальное обучение, принял 10 марта 1967 года присягу и находился за штатом этого воинского подразделения до 12 июля 1967 года, после чего был включён в штат ДАРМ в качестве механика самолётного радиолокационного оборудования.

Но самая интересная запись в военном билете – это запись о получении мной личного оружия и противогаза, указанная без числа от апреля 1967 года.

Таким образом, Константин Коханов, прослужив в армии не менее 3-х месяцев, не имел ни личного оружия, ни противогаза, и мало того, не произвёл даже ни одного выстрела на стрельбище даже из чужого карабина, и таким образом всё это время, был боеспособной единицей Советской Армии, только на бумаге….

Когда у нас говорят, что армии требуются грамотные солдаты со средним техническим и высшим образованием, то военное командование вооружёнными силами СССР, как и сейчас Российской Федерации, врёт самым бесстыдным образом. Как тогда сплошь, назначались командирами отделений в основном лица даже без среднего образования, так и сейчас сержантские звания часто присваиваются лицам, по которым тюрьма плачет.

И нет ничего удивительного в том, что никак не искореняется в армии дедовщина, потому что Главкомами родов войск у нас по-прежнему назначаются такие же «боевые» маршалы и генералы, как были тогда Главкомами авиации ПВО маршал Е.Я.Савицкий и генерал А.Л.Кадомцев.

Не мне судить какими они были «Заслуженными лётчиками», но извините, порядочными людьми я бы их никогда не назвал.

Теперь Вам наверно будет понятно, кто из трёх москвичей, два из которых были со средним техническим и один с восьмилетним образованием, которые попали в отделение радио и радиолокационного самолётного оборудования, впоследствии стал младшим сержантом и командиром этого отделения.

И не стоит этому удивляться, потому что тот, кто имел восьмилетнее образование, сразу догадался какие можно оказать в то время двум офицерам (РТО и РЛО) услуги, чтобы они подобным образом смогли его «отблагодарить». Так что предпринимательская жилка, зарождается не всегда от большого ума, а чаще от простой сермяжной хитрости, кого-нибудь отодвинуть любой ценой в сторону, как и от одного желания что-нибудь себе присвоить, а то и просто кого-нибудь обмануть.

Капитан Мозолёв попробовал эту, по сути, сделку, объяснить Константину Коханову и Юрию Костюрину, тяжёлым материальным положением матери Валентина Рожкова, но лучше бы он этого не делал, насколько эти объяснения было противно слушать, и понимать, что офицер считает их даже не дураками, а «дипломированными» идиотами…

…После перевода в разные подразделения, хотя новобранцев стали водить регулярно в баню, но отношение к их здоровью осталось прежним. Некоторые хотя и жаловались на плохое самочувствие, но эти жалобы не воспринимались всерьёз до тех пор, пока один из ленинградских новобранцев, после посещения медсанчасти не умер он сердечного приступа, даже не успев доложить старшине, что признан здоровым и годным для прохождения дальнейшей службы.

Положение осложнялось для руководства гарнизона ещё тем, что солдат умер, не приняв присяги, по сути даже не приступив к выполнению своего воинского долга, и начальник гарнизона полковник Мухин, занимавший генеральскую должность, вполне мог стать подполковником, в какой-нибудь другой менее престижной части.

Полковнику Мухину и так хронически не везло с присуждением генеральского звания. Переведённый в ПВО из морской авиации, с повышением в должности до начальника 148-го центра подготовки лётного состава в Саваслейке, он продолжал носить форму лётчика морской авиации и не мог подумать, какой гнев может вызвать у Главкома ВВС его внешний вид при посещении им этого учебного центра.

Видя, что к нему приближается для доклада в морской форме офицер, и, не обращая внимания на его доклад, Главком ВВС обратился к кому-то из тогдашнего командования ПВО с вопросом:

- А, это, что за попугай? – и вопрос с присвоением полковнику Мухину генеральского звания, сразу перестал рассматриваться и до конца службы Константина Коханова, так и не был решен, но уже по совсем другим и не зависящим от него причинам.

Поэтому ещё не очухавшееся от «банного бунта» руководство гарнизона, запаниковало настолько, что провело заново медицинское освидетельствование всего вновь прибывшего пополнения и заодно предыдущего призыва, особенно тех, кто часто жаловался на состояние своего здоровья. В результате примерно двадцать человек было комиссовано и отправлено по домам…

Но вернёмся к рассказу о военной службе Константина Коханова, чтобы понять, чем он там, собственно говоря, занимался на протяжении двух лет, четырёх месяцев и пяти дней.

Фактически его служба была такой же работой на военном аэродроме, которую выполняли там гражданские служащие, получая при этом зарплату, как на любом другом гражданском или военном предприятии, а не солдатские 3 рубля 80 копеек на личные нужды с бесплатным обмундированием и трёхразовым питанием в солдатской столовой.

Самое интересное, что даже с солдатской «зарплаты» в 3 рубля 80 копеек, приходилось платить комсомольские взносы. В Комсомольском билете, только, когда включал его снимок, в свою статью Константин Коханов заметил ошибочную запись, перепутан месяц его рождения (октябрь) с месяцем приёма в комсомол (сентябрь).

В радиотехническом отделении ДАРМа трое московских новобранцев (Рожков, Коханов и Костюрин) сначала работали под руководством двух капитанов Каменева и Мозалёва, специалистов по радиолокационному и радиотехническому оборудованию самолётов. Но вскоре капитан Каменев был повышен в звании и уже в качестве майора был переведён на работу в учебную часть.

Так что дальнейшую службу Константин Коханов проходил под начальством только одного капитана Мозолёва. Как уже было отмечено выше, хотя Коханов и Костюрин имели среднее техническое образование, а Рожков имел за спиной только 8 классов, – это в армии, не имело никакого значения, потому что в специальном техническом образовании для обслуживания лампового радиотехнического оборудования самолётов МИГ-15, МИГ-17 и МИГ-19, не было никакой необходимости.

Для проверки оборудования самолётов были специальные стенды и технологические карты контроля его параметров. Если были какие-то отклонения, то просто заменялись определённые радиолампы, реже электролитические конденсаторы. Наиболее сложные неисправности касались разъёмных соединений, при потере или пропадании в них контактов, а также в случае обрыва проводов в местах сгибов проложенных внутри самолёта к антеннам оборудования высокочастотных экранированных кабелей.

Эти неисправности приходилось искать непосредственно на самолёте, несколько раз снимая и перепроверяя соответствующее, не желающее правильно функционировать оборудование. Так единственный за всю службу Константина Коханова, пришедший на ремонт истребитель МИГ-19, из-за подобной неисправности, «простоял» в ДАРМе целый месяц.

И только после того, как раз десять были перепроверены на стенде все блоки, два офицера Каменев и Мозолёв (в армии принято обращаться только по фамилии и поэтому Коханов теперь уже не помнит даже инициалов этих офицеров, не то, что их имён), наконец, сами обнаружили причину неисправности. Оказалось при подключении разъёма высокочастотного кабеля, проложенного от антенны радиолокационной станции самолёта к одному из блоков, в нём, в виду некачественной пайки, происходил его обрыв.

Самое интересное в отключенном состоянии этот кабель несколько раз «прозванивали» при помощи тестера и никому в голову не могло прийти, что причина неисправности была в его обрыве, непосредственно в этом разъёме. Тогда над солдатами из РТО и РЛО от души посмеялся весь дивизион, и больше не имел причин завидовать, как им казалось со стороны, лёгкой работе этого подразделения.

Если технико-эксплутационные части (ТЭЧ) полков имели капитального типа ангары, куда отбуксировались подлежащие техническому обслуживанию по тому времени современные самолёты СУ-7,9,15, ЯК-28 и ТУ-128, то уже устаревшие модели самолётов МИГ(15,17,19), обслуживались и ремонтировались на открытой площадке перед входом в мастерские ДАРМа.

По отношению к другим отделениям дивизиона, солдаты из РТО, которые всё-таки меньше проводили времени на открытом воздухе, занимаясь только снятием и установкой своей аппаратуры, выполняя основную работу на стендах в мастерской, при тех морозах за сорок градусов, что были в январе-феврале 1967 года, находились в несравнимо лучшем положении. Наглядно это выглядело так, что со стороны могло показаться смешным и нелепым:

Мороз 40 градусов майор Никулин обходит строй в коридоре помещения дивизиона и объявляет, – снаружи сильный мороз, в связи с чем, офицерам провести с солдатами два часа занятий по ремонту техники и затем, с ослаблением мороза, приступить к работе. Мороз 30 градусов, 20 градусов, 10 градусов – те же самые распоряжения, хотя ясно, что мороз в сорок градусов, за два часа, в лучшем случае опустится градусов на пять, а в худшем станет ещё сильнее. При морозе в 10 градусов, это распоряжение ничего не могло вызвать кроме улыбки, но бежать ударно трудиться, даже на десятиградусном морозе, никто не спешил.

Нужно отметить, что МИГ-19 пришёл на ремонт в ДАРМ в самый лютый мороз. Расположенное в нём радиотехническое оборудование, явно считалось для конструкторов второстепенным элементом и поэтому для его блоков отвели такие места в фюзеляже, что для того, чтобы их снять для проверки, постоянно приходилось снимать варежки. Один из таких блоков в фюзеляже под крылом был закреплён так, что один из его «барашков» крепления можно было открутить только с помощью двух пальцев. После двух оборотов рука деревенела от холода, и приходилось бежать в помещение ДАРМа, чтобы отогревать её на радиаторе парового отопления, и после того, как она начинала разгибаться, снова бежать к самолёту.

Когда Константин Коханов принёс этот блок с мороза в комнату и положил рядом со стендом, то перед тем, как приступать к его проверке, взял лист бумаги и минут за десять нарисовал приспособление, позволяющее отсоединять этот блок от самолёта. По внешнему виду оно напоминало отвёртку с «п-образной» насадкой, имеющей с двух сторон прорези для откручивания и закручивания «барашка» – причём, даже не снимая солдатских варежек, имеющих только два пальца, может быть и пригодных для стрельбы, но только не для работы.

Так Константин Коханов, ещё сам того не подозревая, стал «рационализатором» и впервые убедился, что от идеи, до её воплощения в жизнь, в Советском Союзе, такое же расстояние, как от Земли до Луны, а совсем не такое короткое, как могло тогда ему показаться, от самолёта до стола капитана Мозолёва.

Капитан Мозолёв покрутил в руках чертёж Коханова и, сказав ему, что приспособление действительно, может ускорить работу, но изготавливать его нет никакого смысла.

Константин Коханов сначала удивился, но капитан Мозолёв быстро объяснил ему, что этот МИГ-19, скорее всего последний самолёт, который пришёл на ремонт, так как Учебный центр прекратил обучение лётчиков для частей ПВО на этих самолётах, в связи с переходом на другие типы самолётов-перехватчиков, с большей скоростью и высотой подъёма.

Константин Коханову ничего не оставалось, как порвать свой чертёж и написать письмо родителям, где попросил вместо пяти рублей, которые они ему присылали ежемесячно, срочно прислать простые вязаные перчатки.

Работы на авиационной технике продолжались в ДАРМе на открытом воздухе почти до конца 1968 года, когда, наконец, установили на рабочей площадке, в качестве «ангара», трёхслойную палатку, отапливаемую калорифером, но как в насмешку над солдатами, зима 1968-1968 годов, оказалась на редкость «тёплой» с морозами, редко превышающими 20 градусов.

Но работа на авиационной технике не столько волновала командование дивизиона, сколько желание любыми средствами навести в солдатской казарме, дисциплину и порядок. С этой целью даже приняли на работу нового старшину, который так рьяно приступил к исполнению возложенных на него обязанностей, что создал видимость благополучия, но так и не искоренил причин, неумеренного потребления спиртных напитков, которые приводили к частым самовольным отлучкам.

Авиабаза Саваслейка Вид сверху. 2007 год. Внизу снимка, слева, село Саваслейка, куда часто бегали в самоволку некоторые солдаты, служившие в Дивизионе Армейских Мастерских (ДАРМ):

http://sarpust.ru/2013/12/issledovanie-seti-ae-rodromov-i-ploshhadok-s-tverdy-m-pokry-tiem-dlya-primeneniya-aviatsii-v-narodnom-hozyajstve-v-nashem-krae-chast-iii-gosudarstvenny-e-ae-rodromy-savaslejka-i-sarov/

Но и при этом старшине, пить водку и спиртосодержащие растворы стали не меньше и в самоволки бегать не прекратили, правда, попадаться стали реже и приходить на вечернюю проверку старались вовремя. Так продолжалось до 26 мая 1968 года, практически до следующего дня, когда старшина отпросился на неделю у начальника дивизиона майора Никулина, съездить навестить своего сына, тяжело заболевшего, в каком-то отдалённом гарнизоне.

В результате отсутствия старшины, убежали в самоволку сразу четыре человека. Всё бы ничего, но на этот раз один из солдат, видимо, здорово перебрал и предпринял попытку изнасиловать женщину лет пятидесяти – сторожа, строящейся тогда новой саваслейской школы. Женщина оказала сопротивление и солдат, решил оглушить её кирпичом, но удар по голове оказался смертельным.

Несколько дней, пока следователи выходили на след преступника, в казарме не прекращались разговоры, кто мог совершить это убийство, особенно нервничали те, кто в этот день был в самоволке.

Первым не выдержал Коробов, каптёрщик, друг солдата, который совершил убийство, потому что выдал ему в тот день сменную гимнастерку, а ту, что была в крови, якобы после драки его друга с деревенскими ребятами, приготовил для отправки в стирку.

Чувствуя, что ему в случае чего не отделаться лёгким испугом, он стал советоваться с товарищами по казарме, что ему делать, если его будут расспрашивать следователи – говорить или нет, что он менял гимнастёрку своего друга.

Коробова не только все посылали куда подальше, но некоторые даже шарахались от него, как черти от ладана.

Когда очередь дошла до ДАРМа и следователи начали выяснять у каждого солдата, где каждый находился в течение всего того дня и кто может это подтвердить, то быстро нашли тех, кто был в самоволке, а после разговора с Коробовом, арестовали его друга.

В результате принятых командованием гарнизона мер, все виновные в нарушении Устава гарнизонной службы были наказаны. В ДАРМе козлом отпущения сделали младшего сержанта Валентина Рожкова, который, как дежурный по казарме, зная уже на следующий день, что произошло убийство, не доложил начальнику ДАРМа майору Никулину об имевшей место, в день убийства, самоволке сразу нескольких солдат.

Рожкова сняли с должности командира отделения, но звания младшего сержанта не лишили. По рекомендации старшины Худяева Константину Коханову присвоили 22 июня 1968 года звание ефрейтор и назначили командиром отделения РТО и РЛО.

Действительно в армии, кому, как «повезёт», от срока службы до места службы, не говоря уже о том, чем там придётся заниматься.

Например, в саваслейском гарнизоне была дача маршала авиации Е.Я.Савицкого. За время службы Константина Коханова, маршал ни разу на ней не был, но зато там постоянно «нёс службу» один солдат, который сторожил эту дачу, и самым сложным для него занятием до демобилизации было периодическое выбивание пыли из висевших на стенах и лежавших на полу ковров.

Перед этими событиями в дивизионе, как громом с ясного неба для всех солдат прозвучало известие о гибели 27 марта 1968 года первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина.

И самое главное, в этом известии, потрясло особенно всех то, что гибель Юрия Гагарина произошла не во время старта или полёта в космос, а во время обычного учебно-тренировочного полёта на «спарке» УТИ МиГ-15. На самолёте, который практически каждый солдат в ДАРМе за время своей службы в буквальном смысле мог знать на ощупь, потому что неоднократно смывал с него старый лак перед новой покраской после очередного ремонта самолёта или по просьбе лётчика во время обычных регламентных работ.

Казалось бы, в то время в авиации, не было более надёжного и простого в управлении самолёта, к тому же той модификации, имевшей управления из двух кабин.

Говоря более понятным языком, этим учебным самолётом МиГ-15, могли управлять оба пилота, независимо друг от друга, и который, в принципе, по своим лётным характеристикам, даже с неисправным двигателем, мог совершить посадку.

Поэтому для всех было ясно, что причиной гибели Юрия Гагарина вместе с командиром учебного полка Центра подготовки лётчиков-космонавтов полковником-инженером Владимиром Серёгиным, могла быть какая-та нелепая случайность или типичная безответственность и отсутствие элементарного порядка в вопросах безопасности полётов и подготовки специалистов по техническому обслуживанию летательных аппаратов.

Константин Коханов только тогда вспомнил, как однажды, ещё, когда ещё учился в восьмом классе, он случайно увидел Юрия Гагарина на комсомольской конференции, который прошёл практически недалеко от места, где он сидел, конечно, не обращая на него никакого внимания:

Восемнадцатая Ленинградская районная комсомольская конференция города Москвы 17-18 ноября 1961 года

24 декабря 1958 года Верховный Совет СССР принял закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», положивший начало реформе школы, продолжавшейся до середины 60-х годов.
Главной целью реформы была объявлена подготовка технически грамотных кадров для промышленности и сельского хозяйства. Вместо 7-летнего вводилось всеобщее обязательное 8-летнее образование, переход к которому полностью завершился в 1963 г. Полное среднее образование, срок которого был увеличен с 10 до 11 лет http://www.zavtrasessiya.com/index.pl?act=PRODUCT&id=1654.
В 1961 году подошла очередь средней школы №149, где в это время учился в 8 классе Константин Коханов. Старшеклассников в этом году перевели в близлежащие школы, поэтому школьников-комсомольцев в ней больше не было. А всё случилось только потому, что по действующему тогда Уставу ВЛКСМ с частичным изменениями утверждёнными на XIII съезде в 1958 году, членами ВЛКСМ считались все принятые в ряды комсомола в возрасте от 15 до 28 лет. Остались в школьной комсомольской организации только три молодые учительницы-комсомолки, и им ничего не оставалось, как только не создать комсомольскую организацию школы №149 заново. Правда, отбирать для приёма в комсомол, лучших школьников у них не было возможности, так как достигших возраста 15 лет, было всего несколько кандидатур, из которых только Татьяна Васильева была отличница, а трое других были по успеваемости, не столько «хорошистами», а скорее ближе к «троечникам».

Уговаривать нас не пришлось, потому что носить пионерский галстук уже не хотелось и после школы почти все подростки (скорее переростки) запихивали его в карман. Только Гена Галкин не носил пионерского галстука принципиально, уже длительное время, но вступить в комсомол, в отличие от его одноклассников Кириллова и Коханова, ему нужно было обязательно. Как он говорил в спортивно-стрелковую секцию при клубе ДОСААФ, брали только комсомольцев. И, разумеется, в день приёма в комсомол он пришёл без пионерского галстука, считая, что приём в комсомол это простая формальность, но учителя-комсомолки, не разделяли с ним его убеждения и устроили ему экзамен по Уставу ВЛКСМ, без каких либо поблажек. Когда мы выходили из школы, один из наших одноклассников предложил нам сфотографироваться на память у дверей уже не средней школы №149 так, чтобы её прежнее название тоже попало в кадр.

Не прошло и месяца, как одна из учительниц-комсомолок, которую мы избрали секретарём комсомольской организации школы, вручила мне Мандат делегата от школы №149 на 18-ую Ленинградскую районную комсомольскую конференцию.

Попросила не опаздывать на конференцию и потом рассказать всем комсомольцам о том, что там происходило. Думая, что это всё мероприятие часа на два, я в школьной форме отправился на эту конференцию и к своему удивлению увидел в школьной форме похожего на меня «делегата». Остальные делегаты в основном были явно далеко не комсомольского возраста, во всяком случае, старше 26 лет. В соответствии с Уставом ВЛКСМ 1936 года, члены ВЛКСМ, достигшие 26-летнего возраста, могли оставаться в комсомольской организации только с правом совещательного голоса, и только в случае их избрания в руководящие органы за ними сохраняется право решающего голоса. Откуда было знать новоиспечённому комсомольцу, что 18-й съезд ВКП(б) в 1939 году постановил, что в комсомоле могли состоять даже коммунисты, которые были избраны в руководящие комсомольские органы, а секретарями комитетов комсомола от райкомов до ЦК могли избираться только члены партии. Также тогда Константину Коханову не могло прийти в голову, что Ленинградский район города Москвы в то время простирался конусообразно от Кремля до окраин города, на территории которого было много крупных промышленных предприятий и Высших учебных заведений, где были освобождённые секретари комсомольских организаций. И самое главное, он даже не знал, зачем проводилась эта районная конференция и когда с трибуны оглашали список кандидатов в её, просто, когда сказали кто «За» эти кандидатуры, в едином порыве со всеми делегатами, поднял свой красный делегатский Мандат, с правом решающего голоса. Только избранные в состав Президиумы делегаты конференции заняли свои места за столом на сцене концертного зала гостиницы «Советский», как кто-то чуть ли не, крикнул, – Юрий Гагарин»! Рядом с Константином Кохановым кто-то засмеялся, подумав, что это просто шутка. Но, когда все увидели в проходе между рядами, толпу фотографов, которые пятясь в сторону президиума, снимали, идущего за ними человека в военной форме, не обращавшего на них внимания и явно искавшего глазами свободное место, чтобы где-нибудь сесть, то тут уже мало, кто мог сдержать свои эмоции. Сесть в зале Юрию Гагарину, конечно, не дали, и кто-то услужливо проводил его до стола Президиума конференции, где сразу же нашлось ему место почти в центре этого стола. Константину Коханову даже показалось, что делегаты конференции, даже избранные в президиум, с появлением первого в мире космонавта, забыли, для чего они здесь собрались. Правда некоторые члены президиума быстро подсуетились и начали передавать свои мандаты Юрию Гагарину, чтобы он оставил на них свой автограф. Председательствующему на конференции не сразу удалось успокоить взбудораженный зал и призвать всех к плодотворной и продуктивной работе. А Константин Коханов только смотрел, не слушая выступавших на конференции товарищей, на Юрия Гагарина и машинально поднимал Мандат, когда за что-то предлагали проголосовать. Появление на конференции, которая проходила в концертном зале гостиницы «Советская», Юрия Гагарина, объяснить было не трудно, так как он в сентябре 1961 года стал слушателем Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского, к тому же расположенной поблизости от гостиницы «Советской» в Петровском парке.

После перерыва на обед, Юрия Гагарина за столом президиума конференции уже не было и всем, конечно, было понятно, почему. Когда Константин Коханов, через два дня появился в школе, все поняли, что у него была уважительная причина, кто-то позавидовал, но больше всех расстроилась учительница, бывшая тогда секретарём комсомольской организации школы, что она сама не приняла участия в работе этой конференции. И, слушая рассказ своего ученика, она смотрела на него, как на побывавшего в космосе человека.
Судя потому, как проходило открытие XIV съезда ВЛКСМ в Кремлёвском Дворце Съездов, где прорепетировали открытии съезда с участием космонавтов Германа Титова и Юрия Гагарина, на Ленинградскую районную комсомольскую конференцию 17 ноября 1961 года Юрий Гагарин явно опоздал. По всей видимости, планировалось, что он поздравит делегатов конференции с её началом, но конференцию пришлось начать без него.

Из воспоминаний Николая Михайловича Письменного о репетиции открытия XIV съезда ВЛКСМ (Сиреневый туман, Москва, Современная гуманитарная акад., 2010, стр.96, 99-104).

…1 сентября 1958 г. я стал слушателем 2-го факультета Артиллерийской инженерной академии
им. Ф.Э.Дзержинского…
…На 2-м и 3-м курсах стали ходить в составе двух коробок, в каждой по 200 офицеров, на парады, посвящённые великим праздникам. Случилось проходить в парадном расчёте по Красной площади и при погребении Маршала Советского Союза М.И.Неделина, погибшего на Байконуре.

Как участнику парадного расчёта посчастливилось встретиться с первопроходцами Вселенной Ю.А.Гагариным и Г.С.Титовым вскоре после их полётов. Как это было. В конце марта–начале апреля 1962 года было принято специальное решение ЦК КПСС, ЦК ВЛКСМ и Главного политического управления Минобороны СССР организовать приветствие XIV съезда ВЛКСМ от Вооруженных Сил СССР. С этой целью от военных академий и училищ были выделены слушатели и курсанты из числа парадных расчётов. Причем численность участников исходила из следующих условий: в Кремлевском Дворце Съездов имеется 6 проходов вдоль партера, в каждом проходе в одном ряду должно быть 150 военнослужащих всех родов войск – моряки, лётчики, артиллеристы, пехотинцы, танкисты, курсанты училищ. Впереди каждой колонны должно быть парадное знамя академии или училища. С приветственным словом от Вооруженных Сил СССР к делегатам съезда обращался летчик-космонавт майор Титов Герман Степанович. Ритуал приветствия состоял в следующем. Председатель съезда (это был первый секретарь ЦК ВЛКСМ Павлов) объявлял о том, что съезд пришли приветствовать военнослужащие от имени Вооруженных Сил СССР. Одновременно открывались шесть входных дверей и под звуки оркестра, исполнявшего марш, строго чеканя шаг, входили в парадной форме офицеры, курсанты в колонну по одному. Знаменосцы, дойдя до сцены, останавливали поступательное движение колонн, а после прекращения игры оркестра все одновременно прекращали движение на месте и принимали стойку «Смирно». Председательствующий предоставлял слово Г.С.Титову, тот поднимался на трибуну, произносил речь, которая заканчивалась почти дословно так: «Да здравствует наш Центральный Комитет КПСС во главе с верным ленинцем, дорогим Никитой Сергеевичем Хрущевым!» Зал вставал, долго аплодировал, раздавались здравицы в честь партии, комсомола, Н.С.Хрущева. Мы, участники приветствия, не спускали глаз с Г.С.Титова, который должен был правой рукой дать нам знак для одновременного поворота кругом и начала движения из зала. По этому сигналу должен был заиграть вновь оркестр. Чтобы выполнить всю изложенную выше процедуру, нас – участников приветствия – собирали в полном составе в Кремлевском Дворце Съездов на тренировки. Причём весь ритуал отрабатывали до мелочей. Руководил тренировками генерал-лейтенант Колесников, в то время он был комендантом Московского гарнизона. В тренировках обязательно участвовали летчики-космонавты Ю.А.Гагарин и Г.С.Титов. Юрий Алексеевич должен был во время открытия XIV съезда ВЛКСМ вносить Знамя комсомола вместе с ассистентами – Героями Социалистического Труда Кузьмой Севериновым (шахтер) и Турсуной Ахуновой (хлопкороб). И вот он вместе с нами тоже тренировался вносить Знамя комсомола в зал, идти по залу, подниматься на сцену и ставить его в специальную сошку за президиумом съезда. Поскольку на тренировках настоящих ассистентов у него не было, то эту роль выполняли слушатели академий. Однажды полковник Козлов, старший команды от Военной артиллерийской академии им. Ф.Э.Дзержинского, поручил мне выполнять роль ассистента Юрия Алексеевича Гагарина. Радости не было предела. Я впервые был рядом с Ю.А.Гагариным, в руках которого вместо Знамени комсомола было Знамя нашей академии – ведь тренировка, а все остальное – как должно было быть по-настоящему. Юрий Алексеевич распределил между нами (ассистентами) роли, мне досталась роль Кузьмы, моему напарнику – Турсуной. Мы были довольны, что стоим и разговариваем с Первым космонавтом Вселенной. На что я прежде всего обратил внимание – на рост Гагарина. Сам я не столь рослый (175 см), а он оказался ниже меня, по высоте до моего виска. Но для меня и окружающих Юрий Алексеевич был гигантом. Что особенно отличало Юрия Алексеевича в то тренировочное время – его жизненная энергия, подвижность, коммуникабельность, заразительный смех, готовность всем подписывать открытки, фотографии. Оба космонавта автографы раздавали с большим желанием, а когда не успевали во время тренировок, то брали домой пачками, на следующей тренировке возвращали. У меня хранится несколько открыток с автографами Ю.А.Гагарина и Г.С.Титова.

Секретарь ЦК ВЛКСМ предлагает участникам съезда (которых пока заменяют слушатели академий) встать для вноса Знамени ВЛКСМ. Играет музыка, и мы маршируем втроем к сцене, поднимаемся, подходим к положенному месту и останавливаемся. Отработка элементов ритуала приветствия особых трудностей для нас не представляла, за исключением одного, – по какому знаку, звуку и т.д. нужно было одновременно всем военнослужащим выполнить команду «Кругом» и начать движение на выход из зала. Предложения были самые разные: подача команды голосом, начало игры оркестра, кивок головы, взмах руки по примеру действий дирижера оркестра. Практическая отработка все варианты исключила, так как по тем или иным причинам не могла быть принята или исполнена. Например, Герман Степанович категорически возразил против знака кивком головы, объясняя неприличным это делать с трибуны съезда, как бы этим жестом он благодарит делегатов съезда за что-то. Наконец, было принято и отработано движение правой руки Германа Степановича во время его хлопанья в ладоши вместе с делегатами после приветственной речи. После завершения хлопанья в ладоши Герман Степанович должен был спокойно опустить левую руку, правую задержать на уровне груди на определенное время и затем резко её опустить. Это движение нами – участниками приветствия – выполнялось как команда «Кругом». На тренировках движение рук Второго космонавта было отработано так филигранно, что только мы могли понять и заметить необычную завершающую фазу движения рук космонавта. На тренировках всё получалось, как задумывалось, а на официальной церемонии получилось не совсем так. Сравнительно недавно в кадрах кинохроники я снова увидел Германа Степановича в эпизоде приветствия XIV съезда ВЛКСМ. Он прекратил хлопать в ладоши, очень высоко поднял правую руку и, как профессиональный дирижёр оркестра, дал отмашку на исполнение команды «Кругом». Потом уже на протяжении долгих лет совместной службы в Главном Управлении космических средств Министерства обороны СССР я не раз в шутку напоминал Герману Степановичу о его здравице в честь Н.С.Хрущева и «отмашке – промашке» на съезде ВЛКСМ. Он улыбался. Но тогда все было очень серьезно. Такое было время…» (http://www.aktubzem.ru/docs/Sirenevii_tuman.pdf).

Это сейчас существует много версий о гибели Ю.А.Гагарина, но тогда, при работе сразу несколько комиссий по расследованию причины его гибели, никто из иеё членов, никаких разъяснений для советской периодической печати не делал, и это только порождало различные слухи.

Казалось бы, какое отношение мог иметь к гибели Юрия Гагарина, пришедший на ремонт в ДАРМ, самолёт УТИ МиГ-15? А до этого, к гибели 3-х членов экипажа Валерия Мужжавлёва, Юрия Макричука и Евгения Василюка торпедоносца Ту-14Т в декабре 1954 года? А потом ещё лётчика Сергея Сафронова, отправленного на МиГ-19 осуществить перехват в мае 1960 года американского самолёта-шпиона Локхид У-2? Оказывается самое непосредственное, так как на всех этих трёх самолётах не работал ответчик «Я свой».

Так вот, на самолёте, который пришёл в ДАРМ, тоже оказался неисправный такой же ответчик, и какие события стали разворачиваться дальше, мы поговорим после того, как рассмотрим известные, наиболее правдоподобные причины, которые привели к гибели первого космонавта. А начнём мы с момента создания первого отряда космонавтов, начиная с подбора в него и наиболее подходящих кандидатов из состава лётчиков, отвечающих необходимым требованиям для совершения космического полёта, не только по состоянию здоровья и возрасту, но также по весу и росту.

Отбор кандидатов в первый отряд космонавтов

«5 января 1959 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №22-10СС «О медицинском отборе кандидатов в космонавты», а 22 мая 1959 года появилось постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 569-264 «О подготовке человека к космическим полётам».

Критерием отбора был возраст до 35 лет, рост не более 175 см, вес до 75 кг и отличное здоровье.

Отбор кандидатур начался в августе 1959 года. В Институте авиационной медицины была создана группа специалистов, а затем по два врача этого института были отправлены в разные авиачасти, где произвели «бумажную» часть отбора кандидатов для полёта в космос, просмотрев около 3,5 тысяч медицинских книжек лётчиков.

По медицинским показателям, служебным характеристикам и по соответствию критериям отбора (возрасту, росту и весу) для собеседования отобрали всего 347 человек.

После первого этапа медицинских обследований, которые проводились в гарнизонных госпиталях, в списке кандидатов в отряд космонавтов осталось 206 человек.

К октябрю 1959 года, перед вторым этапом медицинских обследований, для вынесения окончательного экспертного медицинского заключения, число кандидатов для полёта в космос, сократилось до 154 человек, в связи с тем, что 52 лётчика отказались от них сами.

Кандидатов вызывали в Москву на стационарное обследование в Научно-исследовательский авиационный госпиталь (НИАГ), группами по 20 – 30 человек, где они, в среднем за два месяца, проходили его, также в два этапа: клиническое обследование в объёме врачебной экспертизы лиц лётного состава истребительной авиации и психофизиологическое обследование.

В первые дни отбора (уже в госпитале) 18 человек отказались от дальнейшего прохождения обследования. Причиной были опасения, что неудачное прохождение отбора может помешать в дальнейшей лётной работе. Ещё два человека были отбракованы медицинской комиссией. Кроме всевозможных анализов и осмотров кандидатов подвергали так называемым «нагрузочным пробам» – выдерживали в барокамере, крутили на центрифуге, проверяли устойчивость организма к гипоксии и перегрузкам, так что к третьему этапу отбора, число кандидатов сократилось до 134 человек.

Третий этап отбора будущих космонавтов начался после выхода 11 января 1960 года директивы Генерального Штаба ВВС №321141 «О формировании ЦПК ВВС и отряда космонавтов», в количестве 20-ти человек.

К февралю 1960 года этап психофизиологического обследования успешно прошли лишь 29 человек, остальные 105 человек были отсеяны либо по медицинским показаниям, либо сами отказывались проходить 2-й этап медкомиссии.

3 марта 1960 года появился приказ МО СССР №31 «Временное положение о космонавтах», на основании которого определялись статус и обязанности космонавта.

7 марта 1960 года Главкому ВВС К.А.Вершинину были представлены первые кандидаты в космонавты. В тот же день приказом Главкома ВВС №267 все они были зачислены на должность слушателей-космонавтов ЦПК ВВС.

14 марта 1960 года, ещё до окончательного формирования отряда космонавтов, начались занятия по общекосмической подготовке, включавшей в себя, как теоретические дисциплины (в частности, подготовка по основам космической и авиационной медицины, которая составила 92 часа), так и изучение конструкции корабля.

Наряду с этим проводилась занятия по физической и медико-биологической подготовке (в том числе с экспериментами, связанными с изоляцией кандидатов в космонавты, длительностью от 10 до 15 суток, при обычных и изменённых суточных режимах).

Формирование первого отряда космонавтов, согласно директивы Генштаба ВВС, в количестве 20 человек, закончилось 7 июня 1960 года.

В связи с тем, что вести одновременную подготовку всех двадцати слушателей не позволяла материальная база, которая только создавалась, летом 1960 года была выделена группа из 6 человек, проходившая общекосмическую подготовку в первоочередном порядке:

• Быковский Валерий Федорович

• Гагарин Юрий Алексеевич

• Попович Павел Романович

• Нелюбов Григорий Григорьевич

• Николаев Андриян Григорьевич

• Титов Герман Степанович

14 января 1961 года Главная медицинская комиссия впервые рассмотрела готовность к полёту первых кандидатов. Все шестеро получили «добро» для участия в полёте.

Экзамены у первой шестерки слушателей-космонавтов проходили 17 и 18 января 1961 года. Председателем комиссии был Н.П.Каманин, в комиссию входили также генералы А.Н.Бабийчук, Ю.М.Волынкин, Клоков, полковники В.И.Яздовский и Е.А.Карпов, академик Н.М.Сисакян, представитель ОКБ-1 К.П.Феоктистов, летчик-испытатель М.Л.Галлай.

Почти все кандидаты сдали экзамены на «отлично», лишь Быковский и Нелюбов получили по одной четверке.

Комиссия определила и рекомендуемую последовательность полётов: Юрий Гагарин, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Валерий Быковский, Павел Попович.

25 января 1961 года все шестеро были официально назначены на должность космонавтов и получили квалификацию «космонавт ВВС».

Подготовка остальных слушателей-космонавтов тем временем продолжалась. В марте отряд понёс первые потери. 23 марта 1961 года на тренировке в сурдобарокамере погиб Валентин Бондаренко.

Еще летом 1960 года два слушателя-космонавта были временно отстранены от подготовки. 16 июля 1960 года у Анатолия Карташова после вращений на центрифуге при 12-кратной перегрузке на спине были обнаружены мелкие кровоизлияния (петехии). А 24 июля 1960 года Валентин Варламов получил серьезную травму шейного позвонка во время купания. После длительного обследования и лечения оба они были отчислены из отряда слушателей-космонавтов. Валентин Варламов был отчислен 6 марта 1961 года, а Анатолий Карташов – 7 апреля 1961 года.

Оставшиеся «в строю» 11 человек сдавали экзамены по ОКП 3 апреля 1961 года. Все сдали их успешно, Но так как тренировки успели закончить ещё не все из них, то 4 апреля 1961 года в космонавты были переведены только 8 человек:

• Аникеев Иван Николаевич

• Беляев Павел Иванович

• Волынов Борис Валентинович

• Горбатко Виктор Васильевич

• Комаров Владимир Михайлович

• Леонов Алексей Архипович

• Хрунов Евгений Васильевич

• Шонин Георгий Степанович

После завершения курса тренировок и парашютных прыжков 16 декабря 1961 года на должности космонавтов были переведены оставшиеся трое:

• Заикин Дмитрий Алексеевич

• Рафиков Марс Закирович

• Филатьев Валентин Игнатьевич

Таким образом, полностью завершили ОКП и получили квалификацию «космонавт ВВС» 17 человек.

В космос довелось слетать лишь 12 из них. Четверо (Иван Аникеев, Григорий Нелюбов, Марс Рафиков и Валентин Филатьев) были отчислены из отряда за «нарушение режима», а Дмитрий Заикин был отчислен по состоянию здоровья.

Дольше всех в отряде космонавтов находился выполнивший 2 полёта Борис Волынов. Зачисленный в отряд 7 марта 1960 года он был отчислен из отряда 30 мая 1990 года, в связи с тем, что 17 марта был уволен из ВС в запас по возрасту. В любом случае, его космический стаж составляет 30 лет. (Использованы материалы с сайта smolinfo.net›index.php… из статьи «Первый набор в отряд космонавтов,1960 год», с частичным сокращением и редактированием текста).

Из приведённых выше материалов мы видим, что особой разницы между лётчиками истребительной и армейской авиации, по сути, нет, не в плане физической подготовки, так и по морально-этическим нормам поведения. Конечно, сколько оказалось проявивших трусость и малодушие из 52-х лётчиков, конкретно, из истребительной, армейской или морской авиации, никто теперь не скажет. Хотя по приведённому в статье списку из 10 человек из числа тех 154 лётчиков, которые были вызваны на обследование в НИАГ и не прошедших медицинский отбор, можно иметь хотя бы какое-то об этом представление:

Общий список не прошедших медицинский отбор кандидатов:

1) Лётчики-истребители:

- Баранов Владимир

- Веричев Валентин Петрович, майор

- Вязовкин Владимир Александрович, лейтенант

2) Лётчики:

- Капустин Игорь

- Лушин Алексей

3) Лётчики ВВС:

- Нелепа Владимир Филиппович

- Разумов Олег

- Сирота Борис

- Чиж Олег Иванович

4) Лётчики ВМА:

- Сафонов Пётр Сергеевич

Я понимаю, что эта «статистика» у многих «заслуженных» лётчиков может вызвать раздражение. Во всяком случае, думаю и им всё-таки придётся признать, что даже там, где, казалось бы, должен был осуществляться тщательный контроль при отборе среди лётчиков кандидатов в первые космонавты и за самой подготовкой первых космонавтов, даже специально разработанная для этих целей система, ничего не могла гарантировать.

Я не ставлю своей целью повторить всем известную историю, связанную с Первым в истории человечества космическим полётом Юрия Алексеевича Гагарина вокруг Земли 12 апреля 1961 года, а только снова вернусь к событиям, связанных с его гибелью.

Казалось бы «достоверных свидетельств» этого инцидента собрано достаточно, но до сих пор невыяснена истинная причина гибели Юрия Гагарина и количество её «версий» с каждым годом только возрастает.

Хотя окончательных официальных разъяснений, почему в несложном тренировочном полете разбились первоклассные лётчики, Герои Советского Союза Юрий Гагарин и Владимир Серёгин, до сих пор нет, всё-таки, почти все «свидетели и очевидцы», особенно в последнее время, склонны ссылаться на непростые метеоусловия. Считая при этом, что хотя метеоусловия не могли быть единственной причиной, далее каждый такой «эксперт» фантазирует, в результате, какого стечения непредсказуемых обстоятельств могла произойти эта катастрофа.

Автор этой статьи не знает, насколько можно доверять составителю «Всех версий гибели Юрия Гагарина» Андрею Николаевичу Нестерову (samlib.ru›Журнал Самиздат›…/gagarin-1.shtml), но, по крайней мере, обратить внимание на некоторые обстоятельства, указанные им, стоит:

«…Могла ли в небе взяться пресловутая «спутная струя»? Вполне. Так, утром 27 марта вслед за гагаринской «спаркой» в небо поднялся «614-й» (позывной другого самолёта и тоже «спарки»).

В момент, когда прозвучал последний доклад Гагарина по радио, «614-й» как раз находился в соседней воздушной зоне. Более того, в 10 ч. 20 мин. руководитель полётов разрешил взлёт пары истребителей МиГ-21. Их предупредили: где-то рядом (!) – «625-й» (позывной Гагарина). Оба ответили: «Идём в облаках… Ничего не видим…».

Но и этого мало! Недавно выяснилось, что в пилотажной зоне гагаринской «спарки» мог оказаться сверхзвуковой истребитель типа «Су» (Су-11) ОКБ Сухого, взлетевший с аэродрома подмосковного города Раменское. Многое могла бы прояснить запись радиообмена экипажа Су-11 с руководителем полётов. Но она… исчезла, а сам лётчик впоследствии погиб на земле при невыясненных обстоятельствах…».

Причиной же авиакатастрофы по версии Владимира Аксёнова, будущего лётчика-космонавта дважды Героя Советского Союза (в отряде космонавтов с 1973 года, космические полёты 1976 и 1980 годы), в то время руководителя летно-испытательной лаборатории ОКБ-1 С.П.Королёва, по изучению адаптации лётчиков в условиях временной невесомости, могла быть, скорее всего, «усложнённая» метеообстановка.

Основанием для таких утверждений являлось для него то, что в тот трагический день 27 марта 1968 года, он утром одевался перед полётом в одной комнате вместе с Юрием Гагариным. Затем проходил вместе с ним у одного врача необходимое предполётное обследование, и даже сведения о метеообстановке получил вместе с ним у одного и того же метеоролога, и только уже после этого они разошлись на разные самолеты.

Юрий Гагарин пошёл выполнять вместе с Владимиром Серегиным контрольный полёт на МиГ-15, а сам Аксёнов – на другой самолёт, на котором в этот день проходили тренировки на невесомость. И как уверяет Владимир Аксёнов, причиной трагедии могли быть только ухудшившиеся метеоусловия:

«…Причиной катастрофы могли стать усложнённая метеообстановка с расположением верхнего края сплошной облачности на высоте около 4-х километров, а нижнего края – на высоте всего 600 метров от земли; недооценка лётчиками, прежде всего, Владимиром Серёгиным, сложности имеющейся метеообстановки, а также ставшее неожиданностью для пилотов попадание в сплошную облачность на большой скорости в режиме интенсивного снижения, и, как следствие, невозможность устойчивого пилотирования по приборам.

Ещё одной причиной авиакатастрофы стал недостаток высоты от нижней кромки облаков до вывода самолета из пикирования» (http://neverfold.ru/showthread.php?t=7043).

Конечно, трудно всегда спорить со специалистами, но как могли столкнуться в воздухе два Ту-128, фактически при идеальных атмосферных условиях, о которых говорит лётчик-испытатель Б.А.Орлов, находясь в то время, можно сказать с ними в совместном полёте так, что и нам стоит только удивиться:

«…Никогда я не мог представить себе, что бывает такой прозрачный воздух: после взлёта и набора десяти километров высоты, я видел конечный пункт нашего маршрута почти за 400 км!

Невероятно, но это так. Я видел, как Новая Земля скрывается за выпуклым горизонтом, воочию убедился, что Земля круглая…

…На этот раз нас должны были сопровождать перехватчики из той же части, но базирующиеся в Нарьян-Маре.

Мы слышали по радио их переговоры, как они взлетели, как искали нас, как пристраивались, но где-то за 100 км от Нарьян-Мара нормальный радиообмен вдруг сменился какими-то непонятными, в треске и шорохе, неразборчивыми словами…

…Оказывается, мои сопровождающие столкнулись в воздухе, не заметив друг друга; как это им удалось при такой видимости трудно представить, но в авиации всё бывает…».

Конечно, в авиации всё бывает, так что если при идеальных метеоусловиях в небе сталкиваются два самолёта, к тому же летящие друг за другом, то, что может быть при сложных метеоусловиях (или ухудшающейся метеообстановки), когда в воздухе находятся, практически в одной зоне, только на разных высотах сразу 5 самолётов. Причём самолёт с Владимиром Аксёновым производит тренировки на невесомость. Об этом стоит сказать отдельно:

«…Полёты на невесомость выполняются по траектории, называемой «парабола Кеплера». Поэтому их часто называют «параболическими». Методика выполнения таких полётов пилотами самолётов-лабораторий тщательно отработана. Параболические полёты выполняются следующим образом.

В зоне выполнения полётов самолёт летит горизонтально на высоте шесть тысяч метров. Затем самолёт с ускорением начинает набирать высоту под углом 45 градусов. В криволинейном полёте на всех присутствующих на борту действуют перегрузки величиной до 2g. Это ощущение тяжести длится недолго – примерно 15 секунд, пока самолёт выбирается на подъём. На высоте девять тысяч метров пилот почти полностью убирает тягу двигателей, и самолёт продолжает полёт по инерции. Как только сила инерции, противоположная по направлению силе тяготения, становится равна ей по величине, то сила тяжести внутри салона самолёта-лаборатории становится равна нулю.

Поэтому вес людей и оборудования, находящихся внутри самолета, равен нулю, и они находятся в состоянии невесомости. Это происходит в верхней точке параболы Кеплера.

Затем пилот отдаёт штурвал от себя, и самолёт начинает резкое снижение на минимальной тяге двигателей. Снижение происходит под тем же углом, что и набор высоты.

Невесомость может длиться 22-28 секунд в зависимости от условий выполнения полёта. По истечении этого промежутка времени экипаж максимально увеличивает тягу двигателей и переводит машину в горизонтальный полёт на высоте шесть тысяч метров» (http://www.starcity-tours.ru/categor…y/zerogravity/).

Как мы видим самолёт с Владимиром Аксёновым, проводившим тренировки на невесомость, должен был выполнять свои манёвры в широких пределах высот от 6000 до 9000 метров. Правда, в том случае, если бы его самолёт был Ту-104, а не учебная «спарка». Поэтому не исключено, что самолёт с Владимиром Аксёновым, мог в любое время оказаться поблизости с самолётом Юрия Гагарина, не говоря уже о других самолётах, лётные задачи которых до сих пор, видимо из скромности пилотировавших их лётчиков, до сих пор не разглашаются.

В газете «Комсомольская Правда» от 26 марта 2003 года и от 26 марта 2008 года напечатаны две статьи, посвящённые 35-й и 40-й годовщине гибели Юрия Гагарина, причём во второй статье даётся ссылка на первую статью.

В ней рассказывалось о результатах расследования гибели Юрия Гагарина четвёртой комиссией, мало кому известной, которую возглавлял один из руководителей управления контрразведки КГБ СССР Николай Душин.

Материалы работы этой комиссии корреспонденту газеты Андрею Павлову предоставил, бывший подчинённый Николая Душина, возглавлявший отдел военной контрразведки Звёздного городка Николай Рыбкин, который более четверти века работал в Центре подготовки космонавтов им. Гагарина.

Результаты работы этой комиссии были вынесены прямо в название статьи: «Гагарина сгубили российское разгильдяйство и безалаберность», хотя, как и через 35 лет и через 40 лет после гибели первого космонавта «Заключения» всех комиссий полностью не только не обнародованы, но даже никаких убедительных официальных разъяснений этой трагедии не предоставлено до сих пор.

Как сказано в первой статье в «Плане первичных оперативных мероприятий по выявлению причин, которые могли повлечь катастрофу самолёта УТИ МиГ-15 номер 612739 (бортовой номер 18)», датированным днём катастрофы 27 марта 1968 года, были выдвинуты четыре версии:

1) Умышленные действия по выводу техники из строя: во враждебных целях или из низменных побуждений.

2) Некачественная подготовка материальной части к полетам.

3) Недостаточная подготовленность лётчиков к данному полету.

4) Неудовлетворительное руководство полетом.

Были даны подробнейшие, на семи листах, указания по проверке каждой из версий. Особое внимание – подозрительным лицам, имевшим отношение к подготовке и обслуживанию самолёта. Не было ли у них «нездоровых высказываний, угроз в адрес командования или враждебных проявлений», «не имеется ли на них компроматериалов, не было ли контактов с иностранцами», «не было ли изменений в их поведении после катастрофы (нервозность, беспокойство в связи с проводимым расследованием)». Копали глубоко…, а нашли советских разгильдяев.

Было выявлено (приводятся, с редактированием текста, только заслуживающие внимания места):

1) Бригада, которая руководила полётом УТИ МиГ-15, имела низкий уровень подготовки:

а) «Руководитель полётов подполковник Я.», – пишет майор контрразведки Симаков в своём донесении, – в сложных ситуациях проявлял нервозность и растерянность. Из-за слабой памяти плохо усваивал задания на полёты, принимал поспешные и неправильные решения.

б) «Дежурный штурман подполковник Ш.» по личным и деловым качествам суетлив, решения принимает поспешно, делает ошибки в расчётах времени прибытия самолётов на аэродром. Плохо знает характеристики радиолокаторов и другой техники.

в) «Помощник руководителя майор Д.» злоупотребляет спиртными напитками, недобросовестно относится к служебным обязанностям».

2) За неделю до гибели Юрия Гагарина самолёт Владимира Серёгина был в секундах от катастрофы:

а) 20 марта1968 года, при руководстве полётами подполковник Я. не проанализировал метеорологическую обстановку, в результате чего не заметил снежного заряда.

б) В условиях ограниченной видимости подполковник Я. разрешил посадку В.С.Серегину на аэродроме «Чкаловская».

в) Серёгин произвёл посадку с перелетом. Выкатывание самолёта и возможная авария были предотвращены специальным тормозным устройством».

3) В день гибели Юрия Гагарина 27 марта 1968 года «руководитель полетов Я.» не соблюдал интервала движения самолетов:

а) Через одну минуту после взлета Гагарина подполковник Я. выпустил более скоростной самолет. Из-за этой ошибки УТИ МиГ-15 вынужден был перейти в другую зону.

б) За выполнением задания Гагариным подполковник Я. должным образом не следил. Не запросил, почему тот задание выполнил раньше, чем предусмотрено упражнением.

в) После потери связи с самолетом Гагарина подполковник Я. не использовал имевшиеся средства для фиксации маршрута полёта самолёта.

Приложена карта манёвров самолёта Юрия Гагарина УТИ МиГ-15-3000/4000 до его гибели с указанием количества и высоты полётов других самолётов (1-СУ-11/12000, 2- СУ-15-10000/11000, 2-МиГ-21-5000/7000) находившихся в той же полётной зоне. Причём отмечено, что самолёт Гагарина занимал высоту от 0 до 4500 метров.

После катастрофы появилась версия: гагаринский «МиГ» пересёк так называемый спутный след другого самолёта. Либо резко отвернул, дабы избежать столкновения с ним, и поэтому вошёл в штопор. Грешили на машину, которую в соседней зоне пилотировал командир эскадрильи майор А.

Версию «чужого самолета» активно поддерживал друг Юрия Гагарина, космонавт № 2 Герман Титов. В рукописном донесении Герман Титов пишет:

«Некоторые большие авиационные начальники допускают полёты без заявок». По его предположениям, среди этих «незаявленных» самолётов мог оказаться и тот, что неудачно пересёк дорогу гагаринской «спарке».
Согласно приложенных документов эта версия оказалась не доказанной, но после расследования на майора А. начали косо смотреть сослуживцы, в результате майор А вынужден был покинуть Звёздный городок.

Ниже публикуется архивная копия статьи с сайта газеты «Комсомольская Правда», на которой к сожалению отсутствует вводная часть и фамилия автора статьи (публикатора предоставленных ему документов) Андрея Павлова, хотя внутри самой статьи остались его уточнения, подписанные инициалами А.П.

Во второй статье, написанной через пять лет Александром Милкусом, вопрос о гибели Юрия Гагарина из-за «безалаберности и разгильдяйства» утонул в одной из перечисленных им версий, без ссылок на конкретных людей, но зато пополнился некоторыми существенными деталями:

1) Самолёт, занимавшийся метеоразведкой, приземлился лишь за минуту до вылета гагаринского самолёта.

2) «Чёрных ящиков» на УТИ МиГ-15 не ставили. Были самописцы, записывающие скорость и высоту. В тот день в самописец самолёта Юрия Гагарина забыли вставить бумажный листок.

3) Полёт должны были вести два радиолокатора. Один отслеживал движение самолетов по курсу (как бы в плоскости), другой – по высоте. Это важно: в одно время в одном районе с УТИ МиГ-15 на разных высотах работали СЕМЬ машин! В этот день высотная РЛС не работала.

4) Курсовая РЛС хотя и работала, но её экран, как положено, через каждые 30 сек не фотографировали.

И опять вопрос о «человеческом факторе» отошёл в сторону, так как при таком положении дел, найти какие-то данные, что было какое-то опасное сближение одного из самолётов, находившихся в зоне полёта Юрия Гагарина, было сделать нельзя, но на этот раз, хотя была сделана какая-то попытка объяснить почему.

В тоже время было обнародовано ещё одно мнение космонавта № 2 Германа Степановича Титова о том, что самолёт Гагарина столкнулся с метеозондом, которые часто тогда запускали, чтобы получить информацию о погоде.

Метеозонд – шар, наполненный газом, к которому прикреплена увесистая капсула с приборами. Вот она-то, по мнению Германа Титова и долбанула по фонарю машины. Произошла разгерметизация, и самолёт свалился в пике».

Солдаты и вправду нашли в районе падения УТИ МиГ-15 десятки метеозондов. Все они были старые. Мало того, инженерам удалось разыскать более 94 процентов остекления фонаря самолета. Осколки склеили вместе. Если бы фонарь разрушился на большой высоте, вряд ли бы осколки так кучно легли в воронку. Значит, остекление самолета в воздухе было цело.

В статье Андрея Павлова в «Комсомольской Правде» (от 26 марта 2003 года) по поводу метеозонда было опубликовано «особое мнение» дважды Героя Советского Союза лётчика-космонавта СССР Бориса Волынова, который сам не раз летал на УТИ МиГ-15 с бортовым номером 18, на котором позже разбился Гагарин:

- В те дни промелькнула информация, что в «лётное время» солдат с метеостанции «случайно» запустил шар-зонд. Приборчик весит восемьсот граммов. Представьте себе, как со скоростью около семисот километров в час он врезается в истребитель. Это же, как из пушки выстрелить! Раздается хлопок, который вроде бы даже слышали свидетели, и кабина разгерметизируется. За эту версию, помню, схватились двумя руками, бросились искать служивого. И не нашли. Как в воду канул.

- Почему?

- Видимо, его начальник почувствовал, каким керосином дело пахнет, и быстро перебросил парня в другое подразделение.

Я не буду останавливаться на результатах проверки «версии» столкновения самолёта Юрия Гагарина с метеозондом, – сделаю это после рассмотрения других версий, а пока остановлюсь на «свидетельствах» такого всеми признанного «специалиста», как космонавт Алексей Леонов.

Гибель Юрия Гагарина в версиях и в легендах

Так что же могло стать причиной его гибели?

Правительственная комиссия после поспешного изучения собранных фактов сделала заключение о том, что МиГ-15 УТИ, с Гагариным и Серёгиным, при выполнении учебного полета просто сорвался в штопор и врезался в землю.

Также имели место разные версии от взрыва в воздухе до разгерметизации кабины, не говоря уже о попадании постороннего предмета (птицы) в двигателе.

Выводы комиссии и официальное заключение многим специалистам показались неубедительными, и высказывание некоторых из них в прессе, скорее поспособствовали к возникновению различных слухов и самых фантастических предположений, но ни как не ни на шаг не приблизили к установлению истины.

Полной глупостью выглядела версия о том, что причиной гибели Гагарина была диверсия со стороны советских спецслужб, из-за того, что он неугоден партийному руководству страны, так как, пользуясь правами народного депутата, пытался бороться с антинародным режимом. Поэтому диверсия была так тщательно спланирована, чтобы никто, никогда, не смог обнаружить следов её подготовки и проведения.

Другой, наиболее популярной в народе, была быстро подхваченная и растиражированная жёлтой прессой версия (с подачи космонавта Алексея Леонова), что Юрий Гагарин настолько устал (наверно от славы), что стал злоупотреблять алкоголем, и во время тренировочного полёта просто был не совсем трезв.

Со временем эта версия обросла пикантными подробностями и в отношении инструктора Юрия Гагарина полковника Владимира Серёгина, относительно его здоровья.

Кто-то даже «выяснил», что у Героя Советского Союза Владимира Серёгина, получившего это звание за свои боевые заслуги на войне, в то время, когда Юрия Гагарина окончательно во время полёта развезло, именно, в тот самый критический момент, случился приступ почечной недостаточности. Мало того, при этом делалась ссылка, на какую-то медицинскую «экспертизу», которая якобы обнаружила содержание алкоголя в теле Юрия Гагарина.

Хорошо, ещё в то время, когда зародилась эта сплетня, что во время трагического полёта Юрий Гагарин «был не совсем трезв», начальник отряда космонавтов Н.П.Каманин (с 1960 по 1971 год помощник Главкома ВВС по космосу) посоветовал Алексею Леонову сначала думать, а потом говорить. Но что сказано и не раз пересказано, трудно сходу опровергнуть, и поэтому Н.П.Каманин свой разговор с Алексеем Леоновым, видимо не зря, на всякий случай, опубликовал в своих «космических дневниках» (Н.П.Каманин «Скрытый космос», книга 3, 1967-1968 годы, М., 1999):

30.04.1968. «…Говорил с Леоновым. Я уже не раз указывал ему на излишнюю «разговорчивость», а сегодня посоветовал считать до пяти, прежде чем раскрыть рот. Леонов обиделся за совет, но, припёртый фактами, вынужден был признать, что язык у него иногда опережает мысль.

27 апреля он (Алексей Леонов) «от имени командования» дал распоряжение космонавтам прямо с приёма у министра обороны ехать всем в Чехословацкое посольство. Вечером в тот же день он был в больнице у Гагариной и бухнул ей:

«Ты знаешь, Юру и Серёгина обвиняют в том, что они выпивали перед полётом».

На Валентину Ивановну такое заявление произвело удручающее впечатление, и она сказала:

«Ещё одно такое «товарищеское» сообщение, и я, наверное, перестану вас больше утруждать».

Для этого «товарищеского» сообщения у Леонова не было никаких оснований. Абсолютно точно установлено, что 26 и 27 марта ни Гагарин, ни Серёгин не употребляли спиртного. 25 марта оба они присутствовали на 50-летии Крышкевича, но и в этот день почти ничего не пили. Серёгин уже в девять вечера был у себя на квартире…».

Конечно, не обошлось и без версии, что Юрий Гагарин, путешествуя по всему миру, был в какой-то стране завербован западными спецслужбами и когда понял, что его «разоблачили» просто таким способом покончил жизнь самоубийством.

Разумеется, обсуждая гибель Юрия Гагарина, никак не могли обойтись и без НЛО. По одной из версий Юрий Гагарин был захвачен инопланетянами, по другой, он с Владимиром Серёгиным погиб, от какого-то неизвестного науке воздействия инопланетного корабля на их самолёт, который в результате потерял управление и разбился.

Наиболее популярным одно время был даже бред известной «прорицательницы» Ванги (внештатного сотрудника КГБ Болгарии), которая говорила, что Юрий Гагарин жив и скрывается в США….

Возможно, ближе всего к истине, связанной с гибелью Юрия Гагарина, подобрался, упоминавшийся уже Алексей Леонов. Прошло много времени, и тот, кто мог его одёрнуть в любое время и слить на самого «правдоискателя» компрометирующий материал, стал не опасен, переместившись в иной мир, и поэтому космонавту Алексею Леонову грех было не использовать представившуюся ему возможность говорить о том, что тогда не подлежало обсуждению.

Во всяком случае, на пресс-конференции 24 марта 2003 года в Центральном доме журналиста, посвящённой 35-й годовщине со дня гибели первого в мире космонавта Алексей Леонов высказал уже своё другое мнение.

На этот раз он заявил, что в гибели Юрия Гагарина и командира авиаполка Владимира Серёгина, виноват лётчик другого самолёта – «Су-11», который самостоятельно пошёл на сближение с МиГ-15УТИ, нарушив, тем самым, своё полётное задание.

Версия о гибели Юрия Гагарина космонавта Алексея Леонова

В газете «Жизнь за всю неделю» (№ 21 от 23 мая 2007 года) была опубликована статья «Найдите убийцу моего отца! Алексей Леонов разыскивает виновного в гибели Гагарина», в которой, а её начале, было написано:

«Дочь первого космонавта планеты Галина Гагарина требует поставить жирную точку в расследовании причин авиакатастрофы 27 марта 1968 года, унесшей жизни Юрия Гагарина и Владимира Серёгина. «Найдите лётчика, погубившего моего отца», – просит дочь первого космонавта».

В статье опубликовано интервью, взятое корреспондентом газеты «Жизнь» у Алексея Леонова, где он рассказывает более подробно, на чём основывается его прежняя версия о причине гибели Юрия Гагарина, правда теперь виновником гибели Гагарина он считает не самолёт Су-11, а самолёт Су-15:

Корреспондент:

«…Почти 40 лет назад на самолете УТИ МиГ-15 разбились Герои Советского Союза Юрий Гагарин и Владимир Серёгин. О причинах трагедии народу не сообщили. Ясности нет до сих пор. Версий – невероятных, фантастических – с каждым годом становится все больше».

Алексей Леонов:

– О причинах трагедии сейчас не пишет только ленивый! – возмущается космонавт, дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов. – Расскажу факты. Сразу после катастрофы была создана Государственная комиссия из семи человек под руководством Дмитрия Устинова.

Корреспондент:

– Где были вы сами в день трагедии?

Алексей Леонов:

– В тот день, 27 марта 1968 года, я проводил парашютные сборы на аэродроме в Киржаче, недалеко от места трагедии. Погода резко стала ухудшаться: пошел дождь и повалили крупные хлопья снега. Прыжки я прекратил. Стоим возле контрольно-диспетчерского пункта (КДП). Подошел ко мне Коля Рукавишников, он был бортинженером второго экипажа, Валера Быковский подошел. И ждем решения, что делать. В это время мы услышали двойной взрыв! Вот такой.

Леонов берёт ручку, линейку и точными движениями вычерчивает на листе бумаги график.

– Видите, по горизонтали – это время, а по вертикали – интенсивность звука от нуля, – объясняет космонавт. – Понимаете, как он прозвучал? Сперва взрыв: «Бууух!», пауза в 1,5 2 секунды, и следом второй: «Бу-буууух!». По интенсивности первый взрыв – это практически характеристика перехода сверхзвукового самолета (Су-11, Су-15, например) через звуковой барьер. А через 1,5 2 секунды – это собственно взрыв.

Через некоторое время мне дают команду: «Домой!», на аэродром «Чкаловский». Расстояние напрямую где-то 80 километров. Я иду, сам за штурвалом вертолета. И по связи все время запрашивают 625 го: «625 й! 625 й!» Не отвечает. Я говорю: «Я 725 й, вы не меня спрашиваете?» – «Нет, попробуй запросить 625 го!». Запрашиваю 625 го. Никакого ответа нет. Это был позывной Гагарина.

На аэродроме не сразу заподозрили неладное. Даже когда самолёт Гагарина и Серёгина уже две минуты находился в земле, его все еще отмечали на радиолокационной проводке. Забеспокоились позже, когда экипаж на базу так и не вернулся.

Алексей Леонов:

- На аэродроме «Чкаловский», – продолжает рассказ Леонов, – подходит инженер полка Слюсаренко и говорит: «Товарищ полковник, 45 минут прошло, как у самолёта Гагарина должно закончиться топливо, а он на базу не вернулся». Я бросился на КДП к генералу Каманину:

- Страшно подумать, Николай Петрович, но в этом направлении не я один, а вся наша группа слышала вот такой двойной звуковой эффект. По-моему, это сверхзвук и взрыв с разницей в 1,5 2 секунды».

Позвонили в Киржач, попросили вертолётчика:

- Посмотри самолёт где-то в этом районе».

Минут через 15 он отвечает:

- В лесу выбросы земли и пар. Или дым.

- Сядь, пожалуйста.

Где-то через час пилот доложил: «Да, видел следы самолета, оттуда идет пар, вода набирается в котлованчик». На место сразу бросились силы поиска и спасения.

Корреспондент:

– Это был точно самолёт Гагарина и Серёгина?

Алексей Леонов:

– Да. Нашли кусочки ткани куртки Серёгина – он был в демисезонной куртке. Чуть позже обнаружили наколенный планшет Юры. Больше никаких следов Гагарина не было. …Поэтому всё равно оставалась слабая надежда – ну, может, катапультировался он. Всю ночь батальон ходил по лесу, кричал, искал хоть что-то. Ничего не было. И только на другой день с рассветом нашли следы и Юрия Гагарина…

Корреспондент:

– Какие?

Алексей Леонов:

– Эксперты-криминалисты дали на опознание всё, что удалось собрать. …Страшно было видеть, что от двух мужественных людей осталось только то, что уместилось в зелёном эмалированном ведре. Я увидел часть плеча и шеи… и родинку. Накануне мы в субботу были с Юрой в парикмахерской в гостинице «Юность» ЦК комсомола. Мне тогда было еще что подстригать. Юре делали «скобочку» – модная тогда была причёска. Я парикмахеру говорю: «Игорь, смотри, у Юры родинка там, ты ее не срежь!» – «Да знаю я!» Родинка миллиметров 5 в диаметре, бархатная, коричневая. …И среди останков на лоскуте кожи я увидел эту родинку. Все. Ждать было больше нечего. Гагарина и Серегина не было в живых.

Корреспондент:

– Но почему после падения самолёта его все ещё продолжали считать возвращающимся на аэродром?

Алексей Леонов:

– Вот в этом-то и вопрос! Если самолёт Гагарина был в земле, то что за самолёт фиксировали в районе его полёта? Вернёмся к тогдашнему состоянию аэродрома. Контроль за воздушной обстановкой в районе испытательных полётов (РИП) обеспечивают – локатор обзорный и локатор высоты. Один из них – локатор высоты – не работал! Это зафиксированный факт. Где-то на 4 тысячах метров, видно, диспетчер отвлёкся, и произошла замена, он начал вести другой самолёт, залетевший в тот же район.

Корреспондент:

– А это возможно?

Алексей Леонов:

– Конечно. Последними словами экипажа были: «Я, 625 й, задание в рейде закончил, иду на рубеж» – на снижение. Это была высота 4000 м. А спустя 55 секунд самолет был уже в земле.

Корреспондент:

– Этот, другой, самолет кто-нибудь видел?

Алексей Леонов:

– Согласно плановой таблице полетов на этот день в РИПе проводили летные испытания самолета Су-15. Работа должна проходить на высотах от 10000 метров и выше. Это записано в акте расследования. Местные жители видели этот самолет, и я с ними беседовал по опознанию.

Корреспондент:

– Что, они так хорошо разбираются в самолётах?

Алексей Леонов:

– Мы проводили следственный эксперимент. Выстроили 10 моделей самолётов. По отдельности опрашивали каждого жителя. Все три показали на Су-15, который летел, вначале у него из хвоста пошёл дым, потом огонь, и затем он ушёл в облака. Значит, летчик снизился, нарушая высоту (он должен был летать на высоте выше 10 тысяч метров, а на 4 тысячах ему нечего было делать), посмотрел, где он находится, включил форсаж и ушел на свой эшелон. При этом он прошёл в облаках рядом с самолётом Гагарина, не видя его! Он мог пройти в пяти метрах от него, в десяти. Но при этом он шёл практически на скорости сверхзвука.

Корреспондент:

– И что из того, что он прошёл рядом с самолётом Гагарина?

Алексей Леонов:

– Самолёт Гагарина и Серёгина попал в возмущённый след Су-15, более мощного самолёта, был перевернут и вошёл в глубокую спираль.

Корреспондент:

– Но Гагарин мог выправить положение?

Алексей Леонов:

– Так он и пытался его выправить! Медицина говорит, что по наличию молочной кислоты и других показателей, экипаж боролся до конца. По срезанным верхушкам деревьев видно, что самолёт не пикировал носом (тогда он только одно-два дерева срубил бы), а шёл на просадке – то есть они его выводили, и им не хватило всего 1,5 – 2 секунды, чтобы вывести самолёт из этого положения. Они были уверены, что у них оставался запас высоты. А его не было!

Корреспондент:

– Тогда почему они были уверены?

Алексей Леонов:

– Поскольку самолёт УТИ МиГ 15 двухкабинный, у него один общий приёмник воздушного давления. Поэтому самолёт давал неправильные показания высоты с ошибкой процентов на 30. Они считали, что, выводя самолёт из-под облаков, у них есть высота. А у них её не было!

Госкомиссия решила не заострять на этом внимания и ограничилась версией, которая устроила всех.

Алексей Леонов:

– Комиссия дала очень обтекаемое заключение: «Самолет совершил резкий маневр, связанный с отворотом от посторонней мишени – воздушный шар, стая гусей. При этом резком маневре самолет попал в непонятное положение, столкнулся с землей, экипаж погиб». И никто не виноват, ни-че-го!

Прошло 17 лет. И вдруг стали появляться публикации в прессе – то Юрий Гагарин жив, то Брежнев его упрятал в психушку. И тогда мы, друзья и кафедра аэродинамики академии им. Жуковского, решили поднять все заново. Запросили Генеральный штаб, нам разрешили взять документы следствия.

Когда мы получили к ним доступ, мои 2 листа я не узнал, они были переписаны. Самое главное, что вместо цифры 1,5 – 2 секунды между двумя взрывами появились 15 – 20 секунд. А это значит, что самолёты «оказались» на разных расстояниях и не имеют никакого отношения друг к другу.

Корреспондент:

…Значит, кто-то это сделал! И догадка была верной.

Алексей Леонов:

– В последний раз в Доме журналистов была встреча, на которой присутствовал и Степан Микоян. Мне говорят: «Такого не может быть!» – «Хорошо. Я соглашусь с вами при одном условии. Как фамилия лётчика, который был в это время в зоне? Вы же не отрицаете, что он там был?» – «Нет» – «Ну так назовите его фамилию». До сих пор никто мне его не назвал. По-прежнему действует директивное указание не озвучивать его имя. …Но это только подтверждает, что моя версия верна.

Больнее всех выслушивать надуманные причины катастрофы – в непрофессионализме летчиков, в отсутствии летных навыков у Гагарина, ошибке пилотирования Серёгина – родным Гагарина и Серегина. Дочь первого космонавта Земли Галина Гагарина тяжело переживает спекуляции на на имени отца.

Галина Гагарина:

– Как я могу к этому относиться? Плохо. Масса людей, которая ни на чем другом не может зарабатывать, зарабатывает на этом. И хотя обвинить конкретного лётчика в гибели отца сложно, но если бы в этой истории была бы поставлена точка и озвучена фамилия того лётчика, вся эта пена наконец сошла бы на нет. Найдите этого лётчика!

О лётчике, который нарушил задание:

Впрочем, по другим данным, Алексей Архипович все же нашёл лётчика Су-15. Его коллега по расследованию причин гибели Гагарина нынешний заведующий кафедрой аэродинамики Военно-воздушной академии им. Жуковского Александр Желанников рассказал:

Александр Желанников:

– Леонов рассказывал, что всё же узнал фамилию лётчика и позвонил ему: «Это ты, сволочь, виноват! Если б они летели и тебя там не увидели, и ты не создал бы струю, в которую они попали, они были бы живы». А тот отнекивается. Понимаете, вина его только в том, что он нарушил полётное задание. Он должен был летать на сверхзвуке на высоте 10.000 метров. Ему нечего было делать на этих 3 – 4 тысячах.

Это интервью корреспондента издания «Жизнь за неделю» взятое у Алексея Леонова было опубликовано также на нескольких сайтах периодических изданий, иногда с небольшим редактированием текста в сторону уменьшения его объёма (изменена форма диалога по сравнению с оригиналом статьи), как, например, в копии перепечатки этого интервью, приведённого ниже:

Вызывает, правда, некоторое удивление с какой нарастающей последовательностью начинает раскручиваться версия о виновности какого-то лётчика, нарушившего плановое задание и пролетевшего рядом с самолётом Юрия Гагарина.

Возможно, на него и списали бы вскоре его гибель, но тут, как-то совсем некстати, для её «автора», появились другие заслуживающие внимания версии о том, что самолёт Юрия Гагарина мог быть сбит советской ракетой.

Так, например, в издании «Правда.Ру» 27 марта 2008 года, в 13:02, была опубликована статья Дмитрия Лыскова, под заинтриговавшим всех названием «Отец корреспондента «Правды.Ру» захоронил окровавленные обломки самолёта Гагарина. Он уверен, что «МиГ-15» был сбит»:

По глубокому убеждению автора этой версии, 85-летнего пенсионера Александра Артемовича Сытника, который весной 1968 года оказался в четырёх километрах от места катастрофы, «все версии о гибели Гагарина – это ерунда». Как он уверяет, над их селом самолёты не летали, так как рядом стояла ракетная часть, и эта зона была запретной для полётов:

«Существовал известный закон: когда самолёт летит, радарная станция запрашивает специальным кодом: дескать, свой или чужой? Если самолет не отвечает, то нажимают кнопку – и самолёт сбивают. Здесь, видимо, так и получилось. Они, скорее всего, без разрешения полетели. Почему я так думаю? Потому что был у меня тогда сосед в Старом Селе. Вот он мне и рассказывал, что дело-то было ранним утром, сидел он на завалинке, курил и вдруг услышал «бум!». Это значит, ракету запустили. Когда ракету запускают, она преодолевает звуковой барьер. Скорость превышает скорость звука, происходит хлопок, вроде взрыва. И ракета улетает. А тут, говорит, раздался «бум!», а после – такой мощный взрыв прогремел, что сосед мой подумал, что у него в избе стекла сейчас вылетят…».
Из рассказа пенсионера, если поверить ему наслово, причина Гибели Гагарина банально проста – на самолёте был неисправен ответчик «Я свой», поэтому реакция ракетчиков, внутри защитного пояса Москвы, была «молниеносной».

Через три года ту же самую версию, что самолёт Юрия Гагарина был сбит ракетой, не менее аргументировано, озвучил другой пенсионер Александр Акимов, который в отличие от Александра Сытника, не закопал и не отдал никому детали самолёта Первого космонавта, а сохранил и показал их корреспонденту газеты «Московский Комсомолец». Так что теперь опубликованная в газете «Московский комсомолец» новая «версия» о гибели Юрия Гагарина уже стала не такой маловероятной, как в 2008 году, хотя, как шутят учёные, правда о гипотезах, а не о версиях, что «может быть, она ещё недостаточно безумна, чтобы быть правильной?»

В статье «В деле Гагарина – новые детали», опубликованной в Московском Комсомольце (№ 25707 от 1 августа 2011 года), говорится о том, почему обломки МиГ-15, на котором разбился Юрий Гагарин, сорок с лишним лет хранились в Кремле:

«В деле Гагарина – новые детали»

Ввиду того, что статья написана и в форме размышлений журналиста Екатерины Сажневой, и в виде её интервью с Александром Акимовым, то после традиционного газетного анонса, она будет представлена в отредактированном виде, только, как интервью, без каких либо правок и сокращений текста.

Александр Акимов:

«Уже 43 года с того самого дня, как погиб Юрий Алексеевич Гагарин, я храню обломки его истребителя у себя на Старой площади.
Мне 83 года – и я очень хочу дождаться, чтобы специалисты раскрыли одну из главных загадок ХХ века – его гибель.
Сам я убежден, что с помощью современного спектрального анализа на этих кусках будут обнаружены следы взрывчатого вещества ракеты «С-200» класса «земля-воздух»

Екатерина Сажнева:

«Три куска темной пластмассы, один из которых обмотан проволокой, похожей на медную, на другом – аккуратно приклеен квадратик бумаги с надписью «27 марта 1968 года», а третий просто так себе кусок – без каких-либо опознавательных примет – лежат передо мной. Части приборной доски того самого «МиГа».

По официальным данным, обработанные антикоррозионным составом и запаянные в герметичные ёмкости обломки упавшего гагаринского «МиГ-15» до сих пор тщательно и секретно хранятся в подмосковном 13-м государственном НИИ Министерства обороны и в полной неприкосновенности ждут своего часа, своих экспертиз. Но вот они, эти самые обломки.

Есть вечные темы, писать на которые дело неблагодарное – слишком многое уже писано-переписано. Один из таких сюжетов – гибель первого космонавта Земли.

От вполне реальных версий случившегося: «Гагарину и Серегину не хватило 200 метров высоты, чтобы выйти из крутого пике». До совершенно параноидальной гипотезы: «Гагарина унесли инопланетяне».

Новые технологии сменяются новейшими… Человечество готовит экспедицию на Марс, по одному только тонкому волосу можно раскрутить всю спираль ДНК…

Но результаты правительственного расследования знаменитой катастрофы, произошедшей 27 марта 1968 года над селом Новоселово, что неподалеку от Киржача, почему-то не обнародованы до сих пор. И заключение экспертизы останков «МиГа-15» засекречено тоже.

…Наверное, человек сентиментальный, держа в руках эти кусочки старой пластмассы, почувствовал бы нечто вроде трепета – я же думаю только о том, что совсем не разбираюсь во внутренностях истребителей, и если бы не личность того, кто их принёс, и не полная уверенность в том, что мой собеседник говорит правду (то есть, по крайней мере, преднамеренно не лжет), я бы, пожалуй, с лёгким сердцем отказалась от этой «сенсации». «Гагаринские обломки» мне предоставил Александр Акимов.

Александр Акимов:

«При дворе» на Старой площади, тогда это называлось Хозяйственное управление Совета Министров СССР, я состою с того самого трагического 68-го года… начинает он свой рассказ. Характеристики с работы, подшивки газет об Акимове, в своё время абсолютном чемпионе СССР и первом чемпионе Европы по радиопеленгации – «охоте на лис», в отдельном конверте – фотографии, подписанные ему первыми лицами государства:

- «В память о Жуковке-2. С уважением. В.Молотов». 1978 год.

- «Лучшему Мастеру по ремонту и настройке телевизоров» – на обратной стороне размашисто-дарственная надпись легендарного летчика Александра Покрышкина.

…Моя личная автобиография напрямую никак с гагаринской историей не связана, – кивая на бумаги, сразу же поясняет Акимов.

- Я показываю вам свои документы, чтобы вы просто знали, с кем имеете дело. Я не человек с улицы. В 68-м я был принят в ХозУ Кабмина СССР на должность старшего телевизионного мастера, обслуживал первые отечественные «Рубины», которыми пользовалась в те времена вся политическая элита. Моя мама в 30-е годы тоже трудилась в Кремле старшей сестрой-хозяйкой, а до 1951 года я сам служил в военной контрразведке СМЕРШ. Таких, как я – людей из ближнего круга обслуги, – всегда проверяли тщательнейшим образом: ведь мы работали с членами ЦК, правительства, «при дворе» – случайные и ненадежные на такие должности не попадали.

Завершив своё предисловие, Александр Егорович, наконец, начинает рассказывать о том, как попали к нему, «простому» телевизионному мастеру, «гагаринские» обломки:

- Я не мог рисковать своей работой. Но и выбросить эти исторические обломки не мог.

Ничего удивительного на самом деле нет: малая родина моя, откуда родня родом, как раз в районе того самого Новоселова, где упал «МиГ-1», – там церквушка до сих пор цела, где меня крестили. Неподалеку от неё Гагарин и разбился…

В тот день, 27 марта, мой брат Михаил вместе с одним старичком-фронтовиком ходили за хлебушком, в пекарню, что была в Новосёлове. Когда возвращались обратно, оба услыхали, как над их головами что-то хлопнуло, потом раздался взрыв, подняли глаза – на них обломки летят.
Они ещё подумали, что война началась – потому что самолёт сбили. Тогда ведь все ещё помнили, как оно бывает… Они услышали два хлопка, то есть, по всей видимости, взорвались две ракеты класса «земля-воздух». Одна, как я предполагаю, взорвалась под левым крылом «МиГа», вторая самоликвидировалась в воздухе. Конечно, они сначала не понимали, что это был за самолёт, но что в него попала ракета – у них сомнений не возникло.

Екатерина Сажнева:

- А вы, где находились в это время?

Александр Акимов:

- Я был в Москве. Когда по радио передали, где именно Гагарин разбился, сел в свой мотоцикл «Урал» и помчался к родным. Там уже оцепление. Командовал всем Герой Советского Союза Николай Каманин. Я подошёл к одному из офицеров, объяснил, где работаю и что лично был знаком с Юрием Алексеевичем, и мне разрешили пройти за ограждение.

Екатерина Сажнева:

- Так вы были знакомы с Гагариным?

Александр Акимов:

- Гагарина я действительно немного знал. В 60-м году я стал чемпионом Европы по «охоте на лис», меня выбрали членом Центрального комитета ДОСААФ, у нас проходили конференции, и как-то на них присутствовал Юрий Алексеевич. Вот и всё наше знакомство. Но такие подробности я, конечно, офицеру не рассказал…

…Я увидел, что правое крыло истребителя срезало берёзки, что его хвост ушёл глубоко в торфяную яму – у нас места болотистые, торфяные. Яма была полностью заполнена водой. Метров в пятнадцати от неё, не долетев, валялось правое крыло самолёта и колесико от шасси.

Левого крыла нигде не было. Ни запаха нефти, ничего. Я постоял немного, помолчал, вернулся обратно – разумеется, ничего с того места я взять не мог, за мной наблюдали.

Солдаты обходили дома, расспрашивали местных: кто и что видел, кто унёс домой обломки – они же, считай, деревенским прямо на головы посыпались. Разумеется, люди всё честно рассказывали. Кто же знал, чем оно обернётся? Буквально через несколько дней все «вещдоки» были у народа изъяты, запакованы в железные баки и увезены.

А мой шурин, брат моей жены, Слава Горчаков поднял свой обломок «МиГа» около поповской сторожки, что неподалеку от деревни, – и его в это время никто не видел. Слава был неболтливый. Схватил обломок – и бежать. Дома сразу отдал его мне – от греха подальше, а я уже отвез в Москву…

Екатерина Сажнева:

- Зачем? Как настоящему советскому человеку вам не хотелось «приобщить» его к официальному расследованию?

Александр Акимов:

- Я служил в СМЕРШе, Катя. Я понимал: меньше говоришь – целее будешь. Особенно с моей работой. Я чувствовал, что история мутная, и связывать своё имя или своих родных с ней не стоит: неспроста солдатики ходили по полям с металлоискателями – они искали остатки взорвавшейся ракеты. Скорее всего, они и не понимали, что ищут, – но я-то прошёл войну. Мне не были нужны проблемы. Но и выбросить такую историческую вещь я не мог. Обломки я спрятал на Старой площади, в Совете Министров СССР, в рабочем столе – наверное, это было самое безопасное место во всем Советском Союзе.

Екатерина Сажнева:

- И на этом забыли?

Александр Акимов:

- Нет. В тот же год летом, в июне, я взял отпуск и снова поехал в наши края. Я не знал, что хотел найти. Расспрашивать жителей о случившемся было, разумеется, опасно. Хотя разговоры ходили разные долго, врать не стану: трагедия была для людей, что у нас разбился Гагарин!

А неподалёку от церкви, над которой и сбили «МиГ» – я вам о ней уже рассказывал, – работал маленький магазинчик. В нём, единственном, продавалась местная бормотуха – портвейн, настоянный на травах. Все наши мужики здесь отоваривались. Как-то я увидел около входа ПВОшников – старший офицер и помладше: майор и младший лейтенант. Они ехали в местечко Дубки, где стояла их часть, – от аэродрома Киржач Дубки находились в 12 километрах. Офицеры уже «хорошие» были. Спорили о чём-то – я навострил уши: речь шла о некой «ракете, которая попала». «Первая попала или вторая?» – было видно, что эти люди страшно переживают из-за чего-то, что они в чём-то каются, мучаются, что этот разговор длится не один день и что по-трезвому, он не ведётся. С пьяных какой спрос – я подошёл и поинтересовался: не о Гагарине ли они говорят, не в его ли «МиГ» попала их ракета? И какая попала – первая или вторая? Они оба были очень пьяные. Они мне признались, что первая…
Но они не были виноваты. ПВОшники – какая им разница, куда ракеты пускать? Им была дана команда. Вдруг это самолёт-разведчик летит, как Пауэрс в 60-м? А на истребителе Гагарина, как я понял, в тот день почему-то отсутствовал прибор «свой-чужой», и идентифицировать его не сумели.

Екатерина Сажнева:

- Вы не спросили имена этих людей или их должности?

Александр Акимов:

- О чём вы говорите, Катя! Проявлять интерес к теме я не мог… Одно дело – по пьяной лавочке сболтнуть лишнее и совсем другое… Да, эти люди, вполне вероятно, что-то подозревали – не дураки же они были, сложили два плюс два… Через несколько недель я узнал, что их часть в Дубках расформировали – остались одни столбы за колючей проволокой. И где сейчас тот майор и лейтенант, живы ли они – я не уверен. К слову сказать, в наших краях многие меж собой судачили, что произошло, что не по глупости ас Серёгин разбился, не из-за плохих погодных условий, или метеозонда, или ещё чего, но – «меньше знаешь, целее будешь»… Со временем старики поумирали, а молодые забыли.

Екатерина Сажнева:

Они лежат передо мной – три последних кусочка «МиГа» Гагарина.

Александр Акимов:

- Хочешь взять их себе? Ты журналистка, тебе легче будет добиться проведения экспертизы.

Екатерина Сажнева:

Я отказываюсь: боюсь потерять, да и вообще…

Акимов вздыхает

Екатерина Сажнева:

Говорят, должно пройти полвека, прежде чем самые тайные события истории станут явными.
После гагаринской гибели миновало уже 43 года.
Через пять месяцев после авиакатастрофы – 18 августа 1968 года – госкомиссия сформулировала заключение о расследовании ее причин, но обнародованы эти сенсационные материалы так никогда и не были.
Кто-то считает, что произошло это из-за событий в Чехословакии – не до Гагарина стало. Но возможно, что Политбюро утаило правду о расследовании совсем по иным причинам.
Обломки же «МиГа-15» и сегодня тихо и бесполезно вроде бы лежат себе в спецхране НИИ Минобороны
.

Александр Акимов:

- Говорю тебе, как контрразведчик: по моим сведениям, никаких реальных обломков самолёта в НИИ Минобороны давно уже нет – из моей деревни они были вывезены на завод «Серп и Молот» и там вскорости уничтожены – все концы в воду, никто и никогда их больше не увидит. Если бы они были там, данные экспертизы бы давно рассекретили, а не множили слухи и версии», – уверен Александр Акимов.

Екатерина Сажнева:

Акимов не выдаёт источники своей информации.

Александр Акимов:

- Зачем тебе – это всё домыслы. Вот кусочки приборной доски «МиГа» – это да, это материальные доказательства. Если проведут анализ, сразу станет понятно, что за тип самолёта перед нами, из какого района земля, оставшаяся на нём, и что за взрывчатое вещество, если оно все-таки было, стало причиной его гибели…

…На одном из моих обломков сохранилась чья-то кровь, – продолжает Александр Егорович. – Смотреть на неё было неприятно – честно говоря, я тот кусок отломил и подарил одному своему дальнему родственнику. Я только особо доверенным людям говорил о том, что за реликвию храню у себя. Можно пересчитать по пальцам. И ни один меня не выдал.

Я занимался этой темой много лет, и, не привлекая к себе интереса, мне всё-таки удалось пообщаться с людьми, которые были близки к Гагарину и Серёгину в те последние часы, и я считаю, что эта версия – что «МиГ-15» был подбит нашей же ракетой – наиболее правдоподобная, и именно поэтому от нас до сих пор скрывают, что тогда случилось, была ли эта гибель случайностью, роковым стечением обстоятельств, преднамеренным убийством…

Екатерина Сажнева:

…или, к примеру, обычным российским разгильдяйством, – думаю я. Александр Акимов – заслуженный и старейший кремлевский телемастер. По странной иронии судьбы, именно ему много лет подряд доверяли отвозить в Звёздный подарки от Кабмина – новенькие телевизоры – вернувшимся на землю новым покорителям космоса.

Почему он молчал?! (Почему и знаки препинания – вставка Константина Коханова).

Молчал, когда его постоянный радиопозывной UA 3 AG услышал на орбите космонавт Сергей Крикалёв, ответил на него, и радиолюбители познакомились.

Молчал, когда – вот уж совсем невероятное совпадение! – выгуливал в своём дворе кота Тимофея, а рядом держала за поводок шотландскую овчарку Ферри вдова Юрия Гагарина.

Я недоумённо переспрашиваю:

- Как так?

Александр Акимов:

- Да вот так, – кивает головой Александр Егорович. – Мы ведь с Гагариными были прописаны в одном и том же доме. Дочка моя Лена играла в одной песочнице с Галей Гагариной. А Валентина Ивановна – её давно уже, кстати, не видно, она больше в Звёздном живёт, – всё восхищалась нашим котом Тимофеем. О животных мы с ней и говорили. А о чём ещё? А зачем?..

Екатерина Сажнева:

- И неужели никогда никому не хотелось рассказать, что вы храните?

Александр Акимов:

- А зачем? – упрямо повторяет Акимов. – Я прекрасно понимал, что не могу рисковать ни службой, ни семьёй. Но и выбросить эти обломки не имел права. Муж дочери, мой зять, генерал, как только я заводил разговор на эту тему, мне всегда правильно отвечал:

«Дед, оно тебе надо?..»

Он, кстати, и сейчас не знает, что я все же решился… Пару раз, уже в наше время, я брался писать письмо президенту, хотел передать обломки для экспертизы – и откладывал…

Так они и пролежали на Старой площади сорок с лишним лет – пережили генсека Брежнева, страну, шурина моего Славку Горчакова, который их отыскал… Но сейчас я сам уже в преклонных годах – и всё-таки должен отдать их в официальные инстанции, потому что понимаю, что в моём столе, возможно, хранится разгадка гибели Гагарина.

В статье Владимира Берникова, опубликованной в газете «Выборгские Ведомости», №22 от 26.03.2013 года, по поводу опубликованного в газете «Московский комсомолец интервью с Александром Акимовым, сказано:

«Казалось бы, уже невозможно выдвинуть никаких новых версий этой трагедии, как вдруг в «Московском комсомольце» (на его сайте) 3 августа 2011 года возникла еще одна. Ее изложил журналистке газеты бывший сотрудник «СМЕРШа» Александр Акимов. Он 45 лет хранит в своем кабинете вещественное доказательство того, что самолет был сбит ракетой ПВО.
Все знакомые летчики, которым я позвонил поинтересоваться их мнением по этому поводу, отвечали мне, что «такого не может быть». Но когда в 2001 году украинскими ПВО над Черным морем был сбит гражданский самолет рейсом из Тель-Авива в Новосибирск, при этом погибло 78 человек, правительство «незалежной» тоже заявляло, что такого не может быть, но затем под давлением улик вынуждено было признать этот факт и выплатить компенсацию родственникам погибших…
Интересно, что первым о «ракетной версии» еще в 1997 году в книге «Убийство космонавта Юрия Гагарина» написал подполковник танковых войск Борис Мурасов: «Ракетой сбили. Я знаю зенитную батарею, фамилии, имена офицеров, от кого произведен пуск… В этот день стрельбы вели дивизионы Сергиева Посада и Красноармейска». И самое главное, что утверждает автор этой статьи, это то, что на самолёте, управляемым Юрием Гагариным, вообще не было ответчика «Я свой», ни чем это не аргументируя, и не ссылаясь на то, откуда им получена такая информация.

Вообще, вся статья Владимира Берникова, даже не полная чушь, а просто бред, рассчитанный на то, что люди разучились не только думать, но даже проверить, хотя бы в Интернете, что представляет собой такой «писатель», как Борис Мурасов. И кто же он такой? Это человек, который изучает историю России, и на основании событий и судеб заинтересовавших его личностей пишет книги: «От дуэли Александра Пушкина, до расстрела царской семьи царя Николая Второго», «Кремлевские рулевые от Н.Хрущева до В.Путина» ( http://log-in.ru/books/boris-vasilevich-murasov-ubiystvo-kosmonavta-uriya-gagarina-kniga-2/). Известнее и плодовитей его только писатель Фёдор Раззаков, также процветающей на поприще перетряхивания грязного белья известных людей и переосмысливания истории России. Конечно, таким писателям, никак нельзя было оставить без внимания гибель Первого в мире космонавта Юрия Гагарина, и при этом не отметить выдвинутые друг другом версии катастрофы, с перечислением ещё более идиотских версий, придуманных ими самими или уже бывшими в употреблении на страницах жёлтой прессы.

Фёдор Раззаков «Звёздные трагедии» (http://shevkunenko.ru/raznoe/razzakov1/content.htm, стр.557-562) «из главы «Катастрофа в небе. Юрий Гагарин»:

Версий, (по мнению Фёдора Раззакова) почему потерпел катастрофу «МиГ-15», высказывалось несколько.

Версия №1. Все произошло из-за неисправности в самолете. А именно: из-за ненадежных жидкостных аккумуляторов. Из-за перегрузки они могли взорваться, и взрыв нарушил герметичность кабины. Струи кислоты под давлением ударили в лица летчикам, и они потеряли сознание. Но перед самым падением кто-то из них, вероятно, очнулся и попытался выровнять самолет. Именно этот момент застал селянин Николай Шальнов. Но времени у летчика уже не осталось. Эту версию официальные лица не стали оглашать по политическим мотивам. Дело в том, что подобные «МиГи-15» Советский Союз поставлял в ряд арабских стран, и там тоже происходили аварии по вине жидкостных аккумуляторов. Оглашение этой версии могло вызвать скандал со странами, которые покупали у нас «МиГи».

Версия №2. Самолет столкнулся с метеорологическим шаром-зондом. Остатки этого шара нашли неподалеку от места падения самолета. Этот зонд поднимался на высоту 10 километров и передавал на метеорологическую станцию скорость ветра, температуру, влажность. Из-за подобных зондов в мире уже происходило несколько авиакатастроф, что стало поводом к запрету запускать зонды над авиатрассами. Однако в Советском Союзе таких запретов не было.

Версия №3. Согласно ей, по самолету Гагарина случайно ударили учебной ракетой. Эту версию озвучил журналист Юрий Щекочихин, который впервые услышал ее от космонавта №2 Германа Титова, входившего в состав правительственной комиссии, расследовавшей эту трагедию. По словам Титова: «Найти бы пробитое крыло самолета Гагарина… Я-то знаю… Нечаянно долбанули…»

Версия №4 – диверсия. Автор книги «Убийство Юрия Гагарина» Борис Мурасов приводит слова начальника аэродрома «Чкаловский» Ивана Дзюбы: «Я уже на второй день понял, что это была диверсия». Кстати, Б. Мурасов не спорит, что учебная ракета действительно была: она поднялась в 10 км от места катастрофы в тот самый день и час, и об этом Мурасову рассказал майор, командир батареи, неожиданно потом скончавшийся в расцвете сил, впрочем, как и многие из свидетелей тех трагических событий. Но, по словам Мурасова, причиной гибели самолета Гагарина стала не она. А что же? Вот как об этом рассказывает сам Мурасов:

«Последние годы жизни космонавта были для него очень трудными. Незадолго до смерти этот мужественный человек признался матери: «Мама, я боюсь». Можно только догадываться, что именно он имел в виду, но ясно одно: конечно же, речь шла не о новом полете в космос, куда он рвался всей душой, а о земных интригах. Он очень мешал чьей-то карьере. Не случайно представление на присвоение полковнику Гагарину звания генерала так и лежало под сукном в штабе ВВС без движения в течение полугода, а точнее – до самой его смерти.
А фальшивая калька должна была объяснить, почему поиски разбившегося самолета в течение трех с половиной часов проводились далеко от места падения, где-то под городом Александровом. И пока «искали» разбитый самолет в стороне, не в 20-й, а где-то в 25-й зоне, его за это время успели обнаружить и осмотреть другие. Они базировались где-то в районе озер Мещер. Прилетели человек 12 – на вертолете, а потом скрылись. И этому есть свидетели. О посадке вертолета знали два генерала – Анатолий Кадомцев (Командующий авиацией ПВО) и Владислав Кадышев (Главный штурман авиации ПВО). Оба погибли в авиационных катастрофах. Были и еще очевидцы – капитан и солдат, первыми прибывшие на место катастрофы. Капитан уже покоится на кладбище в г. Владимире, а солдат жив, видимо, потому, что проживает за несколько тысяч километров от Москвы. Он подтвердил, что на место катастрофы прилетал и садился вертолет. Зачем? Возможно, заметал следы диверсии. Я встречался и разговаривал с человеком, который лично закладывал бомбу в гагаринский самолёт. Он, впрочем, утверждал, что заложил её так, что у экипажа была возможность остаться в живых…»

Версия №5. Гагарин погиб… из-за неопытности. Вот что говорит по этому поводу космонавт Евгений Хрунов: «В сентябре 67-го Гагарин добился разрешения летать на “МиГах”. Расчет у него был простой: в космос ему не вернуться – так хотя бы в авиацию. Разрешить ему летать надо было обязательно – каждый летчик поймет это его желание. Но разрешить, резко и жестко ограничив все его неумеренные “общественные нагрузки”. Или ты летаешь – или сидишь в застолье… Надо было и начальству понимать, и ему дать понять: с этой минуты он не прославленный Гагарин, увешанный орденами, а простой летчик, совершенно неопытный, ведь он до отряда космонавтов налетал в общей сложности от силы 70 часов. Плюс к тому: с его последнего вылета прошло 8 лет! Это был курсант в кабине! Зеленый курсант!..
Да, с Гагариным был Серегин, Герой Советского Союза, командир полка. Великолепный пилот. Но за весь предыдущий год самостоятельно, в сложных условиях, налетавший от силы полчаса – он все время летал на «спарке», пассажиром. Пусть извинят меня, но я сейчас говорю как профессионал.
Они взлетели, два полковника. Я – вслед за ними. Высота облачности 600 метров – в общем, тепличные условия. Поднялись они до трех километров и там по-чкаловски покувыркались: один вираж, второй. И все с самолетом было в норме. Но не с вестибулярным аппаратом. Каждый знает, как укачивает на карусели: слезешь – земля под ногами плывет. Вот и у Гагарина с Серегиным поплыло. А они уже шли на снижение, за минуту надо было перейти на управление по приборам в облаках. Но как ты перейдешь – они же, приборы, плывут… Самолет был завален под углом 55 градусов и когда вывалился из облаков – тут уж никто не смог бы его выровнять. Высоты не хватило…»

Версия №6. Трагедия произошла из-за того, что Гагарин… заснул. Он не надел кислородную маску во время полета, и она свободно болталась у него на груди. А эту маску могли перед полетом промыть азотом, а вот кислородом заполнить забыли. И Гагарин с каждым вздохом вбирал в себя снотворную смесь – закись азота. И в итоге заснул. Потом проснулся, попытался выровнять самолет, но было уже поздно.

Версия №7. Рассказывает Марина Попович: «Знавшие Владимира Сергеевича Серегина утверждают, что в 67-м году опытнейший летчик страдал… болями в желудке. А 27 марта он был сильно расстроен и взвинчен разговором с начальником гарнизона Чкаловского. Из-за чего даже опоздал к запланированному времени вылета на семь минут…

Я думаю, что Серегин почувствовал себя плохо в кабине. Настолько плохо, что они приняли решение закончить полет. Я не исключаю, что Серегин даже потерял сознание от боли. И тогда два варианта: или он упал прямо на штурвал, или, наоборот, опрокинулся на спину и… потянул штурвал за собой. Менее опытный Гагарин не смог справиться с уходящей в штопор машиной самостоятельно. У него просто не хватило физических сил вытянуть заклинивший штурвал в одиночку. А сообщить на землю о случившемся он постеснялся: не хотел подставлять Серегина».

Версия №8. Все произошло из-за обычного разгильдяйства. У Феликса Чуева по этому поводу есть стихи «Гробы». Цитирую:

Если вам это можно – выпивши,
Он нигде не терял лица…
Он летал на такой развалине,
Что давно на свалку пора.
Был не раз мотор в перечистке,
Три ресурса давно прошли.
Неужели во всей Отчизне
Лучших крыльев ему не нашли?
Тут не техника виновата.
Весь отряд летал на таких.
На гробах, изъятых когда-то
Из частей из летных других.
И причину немалого бедствия
Объяснять бы не мне, не в стихах,
А в делах судебного следствия:
Почему получилось так?
Понимаю, в любом хозяйстве
Нужен разум и глаз да глаз.
Всероссийское разгильдяйство
Столько раз убивало нас…

Версия №9. Эту версию озвучила знаменитая прорицательница Ванга, которая заявила, что Гагарин не погиб, а его забрали. Но кем и куда, Ванга объяснять не стала. Ситуацию прояснили уфологи, которые объяснили, что Гагарина забрали… инопланетяне. И этому факту есть свидетели. Некто В. Кобычев приводит свидетельства очевидцев трагедии с Гагариным. Например, слова Юрия Семенова из Петушков, который вспоминает следующее:

«Я в ту пору учился в сельской школе. Мой приятель 27 марта 1968 года не подготовился к урокам и решил прогулять их в окрестных лесах. Примерно между вторым и третьим уроками он увидел над лесом светящийся шар, похожий на аэростат. Приятель с интересом и страхом стал наблюдать за полетом невиданного прежде объекта. Затем раздался шум летящего самолета, направлявшегося в сторону этого аэростата. Моему другу показалось, что они должны вот-вот столкнуться, но этого не случилось, зато самолет стал неожиданно падать под большим углом. Вблизи от земли самолет сделал “горку” и вновь сорвался в пике, а затем, срезая верхушки деревьев, на огромной скорости врезался в землю. Раздался сильный взрыв, и небольшой обломок самолета упал там, где недавно стоял школьник. Приятель подобрал обломок и отнес домой. Потом он передал эту реликвию аварийной комиссии по расследованию гибели самолета Ю. Гагарина и В. Серегина…»

Версия №10. По ней выходило, что Серегин и Гагарин решили… погонять лосей, которых в тех местах было много, а оба летчика были заядлыми охотниками.

Версия №11. Аварию подстроил Брежнев, которому Гагарин стал неудобен. Но эта версия тоже мало похожа на правду, поскольку по большому счету делить что-то Брежневу и Гагарину было нечего. В свое время, когда разбился Валерий Чкалов, в его гибели тоже подозревали Сталина.

Сразу же у меня (Константина Коханова) напрашивается вопрос, что по поводу этой «сенсационной» публикации могли сказать признанные «специалисты»? Или хотя бы о «версии Леонова», не говоря уже о том, что в своём письменном донесении дал знать, о таких «высокопоставленных» товарищах, как А.Л.Кадомцев, компетентным органам, космонавт Герман Титов:

Не называя конкретных фамилий, он, ясно давал понять, о ком его речь, говоря, что «некоторые большие авиационные начальники допускают полёты без заявок», и что по его предположениям, среди этих «незаявленных» самолётов мог оказаться и тот, что неудачно пересёк дорогу гагаринской «спарке».

После рассмотрения с помощью журналистки новой версии о гибели Юрия Гагарина, ввиду неисправного на его самолёте ответчика «я-свой», пришло время продолжить рассказ о поступлении на ремонт в ДАРМ УТИ МИГ-15 с аналогичной неисправностью. Как рассказывалось выше, по той же причине, были уже сбиты два самолёта – Ту-14Т и Миг-19.

Версия первая – на самолёте Юрия Гагарина не работал ответчик «Я свой» (Рассказ Константина Коханова)

«Летом 1968 года командир нашей группы радио и радиолокационного оборудования (РРО) Дивизиона армейских мастерских (ДАРМ) Учебного центра ПВО в Саваслейке капитан Мозалёв собрался в очерёдной отпуск.

Я к тому времени произведённый в звание ефрейтора был назначен на сержантскую должность в подразделении ДАРМа РТО и РЛО и выполнял, говоря гражданским языком, функции бригадира-солдата при мастере-офицере.

Поэтому капитан Мозалёв переложил на меня на время своего очередного отпуска свои обязанности по проверке и ремонту радиотехнического оборудования. А чтобы я не растерялся, в случае непредвиденных обстоятельств, успокоил тем, что договорился с подполковником технико-эксплутационной части (ТЭЧ) одного из полков, что мне, в любое время, можно будет обратиться к нему за помощью.

Официально, конечно, на время отпуска капитана Мозалёва его обязанности были возложены, на другого офицера, но фактически без моей подписи, тот офицер, был не вправе сам давать заключение, что установленное на самолёте радиотехническое оборудование проверено и находится в исправном состоянии.

Обстоятельства сложились к тому же таким образом, что следом за капитаном Мозалёвым в отпуск ушёл и командир ДАРМа майор Никулин.

Его обязанности были возложены на командира отделения общего самолётного оборудования (ОСО) капитана Махинова, который производил проверку состояния и ремонт элементов конструкций самолётов, включая обшивку крыльев и фюзеляжа, а также и шасси с его гидравлическим приводом.

И надо такому случиться, что к нам, как раз в это время пригнали на ремонт МиГ-15УТИ, на котором я обнаружил, что неисправен ответчик «Барий», который автоматически выдаёт, для всех типов РЛС сигнал «Я свой».

Вскрыв корпус этого «секретного ящика» я обнаружил, что выскочила контрившая в определённом положении кулачки механизма кодирования сигнала, шпилька. Кулачки заняли произвольное положение, в результате чего антенна ответчика, излучала непонятно какой набор импульсов.

На специальной прозрачной маске, которая крепилась на экране осциллографа, была начерчена правильная последовательность импульсов, и проверка «Бария» сводилась к тому, чтобы они были точно такими же, и при этом не предусматривалась никакая их «подгонка» в нужный вид, тем более в «полевых» условиях.

Ремонт «Бария» сводился к очистке от пыли и к проверке параметров установленных в нём электронных ламп. Если параметры ламп не соответствовали требованиям инструкции по контролю «Бария», то лампы заменялись новыми, а при более серьёзных неисправностях блок просто меняли и отправляли для ремонта на военный завод, где он был изготовлен.

Я сразу же поставил капитана Махинова в известность, что с неисправным блоком «Барий», я не могу подписать документа о проверке радиотехнического оборудования этого МиГ-15.

На вопрос капитана Махинова, – а что же тогда делать? – я предложил сначала попытаться установить кулачки кодирующего устройства в нужное положение, если, конечно, он разрешит снять пломбу с его кожуха.

Сквозь отверстия в кожухе был хорошо виден кодирующий механизм, как и пиропатрон, который должен был взорваться рядом с ним в случае падения самолёта, но произвести через эти отверстия регулировку кодирующего механизма, было невозможно.

Капитан Махинов разрешил снять пломбу, и я почти полдня пробовал установить кулачки кодирующего механизма таким образом, чтобы они, воздействуя на контакты, замыкали их в той последовательности, как и возникающие импульсы, изображённые на прозрачной маске осциллографа.

Кулачков было более десятка и мне даже удалось дойти до третьего кулачка, который тоже имел не менее десятка положений, когда первый импульс, поменял свою полярность сразу же, как появился третий, так что до четвёртого кулачка дело так и не дошло.

Прикинув в уме то, что возможно мне придётся менять комбинации вращения кулачков в разной последовательности, как подряд по одному, как только сначала чётные, а потом нечётные, по два или по три сразу, то понял, что на эту работу, без определённой системы, может не хватить и целой жизни.

Сделав такой вывод, я пошёл к капитану Махинову и сказал, что блок нужно везти в ТЭЧ к подполковнику, к которому мне в случае непредвиденных обстоятельств, велел обращаться капитан Мозалёв.

Погрузив «Барий» на машину, я поехал в ТЭЧ полка, где узнал, что подполковник тоже в отпуске, а вместо него, делят его обязанности, два сержанта-сверхсрочника.

Подключив «Барий» к стенду и не обращая никакого внимания на кривую сигнала на экране осциллографа, один из сверхсрочников поднёс неоновую лампу к антенне «Бария» и, увидев, что она светится, сказал, – высокое есть, значит, блок исправен.

- Ты, что совсем охуел, – невольно вырвалось у меня, – какое высокое, когда сигнал выглядит, как обыкновенная радиопомеха.

- Ну и что, высокое есть, значит, блок работает, – снова мне повторил, по сути «главный специалист» по радиотехническому оборудованию этого полка.

- Из-за таких-то вот мудаков, как вы, наши ракетчики с чистой совестью могут сбивать наши самолёты, – оставалось только сказать мне, чтобы выразить, таким образом, своё возмущение, и уже самому отключить «Барий» от стенда.

Не мудрено, что, глядя в побагровевшие лица сверхсрочников, я получил в свой адрес такой же столь лестный отзыв:

- Сам мудак!

- От козлов слышу, – последнее, что им сказал я, садясь в машину и приказывая водителю, – быстрее «трогать», – пока перепалка не перешла в драку.

Капитану Махинову, пришлось сказать, что привёз для него две новости, одну хорошую, что я уже по должности подполковник, и вторую плохую, что нужно заказывать новой «Барий» из филиала Учебного центра под Москвой.

Капитан Махинов пробовал убедить меня, что может, не стоит поднимать шума, летал же этот МиГ-15 с неисправным ответчиком, наверняка не один год и ничего, и дальше нашего аэродрома всё равно никуда летать не будет, так как эта «спарка» относится к метеослужбе.

В таком случае, – ответил я капитану Махинову, – когда капитан Мозалёв вернётся из отпуска и останется вместо него, почему и ему тогда, в случае неисправности какого-нибудь закрылка, так же не посоветовать сержанту фактически исполняющего обязанности командира подразделению по ремонту и эксплуатации самолётного оборудования, подписать справку об исправности всех механизмов самолёта.

Подумаешь, самолёт не будет поворачивать вправо или влево, пусть летает себе по кругу, всё равно, он относится к метеослужбе и дальше нашего аэродрома никуда не улетит! А перевернётся или нет самолёт при посадке на полосе, оттого что этот закрылок может заклинить в недопустимом при посадке положении, так это настолько маловероятно, что на это не стоит обращать внимания.

И у Вас, товарищ капитан, – продолжал я «давить» на Махинова, – откуда такая уверенность, что этот самолёт не могут отправить, хотя бы в наш филиал, в Кубинку, или ещё куда подальше?

Я напомнил капитану Махинову, что осенью 1967 года ДАРМ занимался капитальным ремонтом МИГ-17, если не со свалки, то явно давно не находившегося в эксплуатации.

Самолёт был предназначен для комплектации частей ПВО одной из «дружественных тогда к нам стран» Ближнего Востока. Так что и этот МИГ-15, – объяснил, я тогда капитану Махину, – тоже, вполне может, в любое время, отправлен в том же ближневосточном направлении.

- И что тогда будет, если кто-то из ракетчиков решит отличиться, получив сообщение с РЛС, что в небе самолёт, излучает неизвестно какие сигналы о своей принадлежности и на всякий случай, с молчаливого одобрения своего начальства, произведёт пуск ракеты?

Возможно этот мой последний довод, что самолёт просто собьют, заставил капитана Махинова задуматься о своей карьере и потревожить высокое начальство, чтобы оно распорядилось доставить в ДАРМ исправный ответчик.

Через несколько дней дверь в комнату РТО и РЛО распахнулась и в неё вошёл молоденький лейтенант, а за ним два солдата с карабинами и деревянным ящиком, который они держали за прикреплённые к нему металлические ручки.

- Где, командир группы радио? – спросил, обращаясь ко мне, лейтенант, видимо, в душе раздражаясь, что я даже не поднялся со стула при его появлении и не доложил, как положено по уставу, отдавая честь:

- Здравия желаю, товарищ лейтенант! Капитан Мозалёв находится в отпуске! Его обязанности исполняет ефрейтор Коханов, то есть я!

Вместо этого я сказал, что перед ним и есть начальником этой группы и спросил, что ему от меня нужно.

Лейтенант дал указание солдатом опустить ящик на пол и вышел из комнаты, как я понял, чтобы пожаловаться, что какой-то солдат, вздумал над ним поиздеваться, в то время, как он выполняет важное и секретное задание.

Солдаты, поставили ящик на пол, отомкнули штыки на карабинах, и встали с обеих его сторон, так что могло показаться, что они заступили на охрану поста №1 перед дверями Мавзолея, а не какого-то ящика, в одной из комнат ДАРМа.

- И что, вы так и в поезде ехали, со штыками наголо, – поинтересовался я у солдат, еле сдерживая смех, и продолжая интересоваться их нелёгким делом, – и наверно ещё, даже ночью, совсем не спали?

Солдаты или не знали, что мне ответить, или им было запрещёно вступать с кем-либо в разговоры, но до возвращения лейтенанта, они не проронили ни слова.

Вернувшись, лейтенант спросил, – куда поставить привезённый им секретный груз, – и я указал на место под лавкой, стоящей рядом с дверью.

Когда солдаты запихнули под неё принесённый ими ящик, лейтенант скомандовал им вольно и разрешил выйти из комнаты перекурить. А сам, присев на ту же лавку, стал мять в руке сигарету и чувствовалось, что никак не может прийти в себя от того дурацкого положения, в которое он сам себя или его поставили.

Я представил, как был проинструктирован этот лейтенант о том, какую ему доверили ответственную задачу, вплоть до того, что он предстанет перед военным трибуналом, если блок не будет вовремя доставлен по назначению или иностранная разведка постарается им завладеть.

Чтобы как-то его успокоить, я сказал лейтенанту, – может мне написать ему для отчёта расписку, что он мне сдал груз в целости и сохранности, с неповреждённой пломбой, а капитан Махинов её заверит и поставит печать.

Лейтенант, видно понял, что с бдительностью перестарался, махнул мне на прощанье рукой и скрылся за дверью.

Можно было понять ту меру ответственности, какую чувствовал на себе лейтенант, доставивший мне «секретный» груз, но понять меру ответственности капитана Махинова, мне было трудно в течение всех трёх последующих дней.

После того, как мы расстались с лейтенантом, я вспомнил, что мне нужно обязательно получить литр спирта для ультразвуковой установки очистки топливных фильтров, которую не так давно нам передали на обслуживание.

Согласно инструкции такое количества спирта было необходимо для чистки расположенного в этой электроустановке электрического оборудования и контактных соединений. Капитан Мозалёв предупредил, что спирт нужно получить обязательно и если этого не сделать, потом его уже не получишь никогда.

Поэтому я взял две поллитровки и отправился к капитану Махинову, который уже начал раздачу полученного спирта. Когда до меня дошла очередь, я поставил на стол перед капитаном одну из бутылок, и он мне налил ровно половину и, молча, посмотрел, как я отреагирую на такое количество спирта.

Я тоже, молча, показал пальцем на горлышко бутылки. Капитан Махинов наполнил бутылку до конца, но не успел он опустить канистру, как я поставил перед ним вторую бутылку и опять капитан Махинов наполнил её ровно наполовину.

Мне снова пришлось, молча, показывать пальцем на горлышко бутылки, а капитану Махинову опять доливать спирт, до указанного мной места.

Вернувшись в свою комнату, я натянул резиновые колпачки для герметизации разъёмов на горлышки бутылок и поставил их в сейф, в котором хранилась, по сути, всякая ерунда и впервые закрыл его ключом.

И что же? Капитан Махинов три дня подряд, вечером, приходил в казарму, так как не мог подумать и тем более поверить в то, что выданный мне спирт пойдёт по прямому назначению, а просто не будет выпит с непредсказуемыми для него последствиями.

Неисправный опросчик «Барий» капитана Махинова мало трогал, – ни он бы ответил, если бы сбили ракетой самолёт, а вот за спирт, который он собственноручно налил солдату, он ответил бы точно, сполна, как и за неисправный элемент крыла, если бы тот же самолёт «врезался» в землю.

Спирт же, действительно потом выпили, но только не я с друзьями, а капитан Мозалёв с командиром дивизиона Никулиным и ещё одним офицером, теперь уже не помню с каким именно, но чем этот «банкет» закончился, об этом узнал весь дивизион на следующий день.

У капитана Мозалёва был мотоцикл с коляской, в которую, после банкета «усадили» майора Никулина, а бывший с ними офицер сел сзади за спиной капитана. И не мудрено, что мотоцикл, только набрав скорость, сразу, за первым же поворотом, оказался на дне рва, в котором столько было всякого металлолома, что просто удивительно, что все отделались сравнительно легко по сравнению с мотоциклом.

Майор Никулин утром в ДАРМе не появился, а капитан Мозалёв, с заклеенным в нескольких местах пластырем лицом, пока мы с ним рихтовали коляску его мотоцикла, не один раз упрекнул меня за то, что я сам не выпил этот спирт. И мне, еле сдерживая смех, приходилось оправдываться, что ни спирт, ни спиртосодержащие с глицерином самолётные ликеры «Шасси», не употребляю, и если пью, то только иногда водку, и то по большим праздникам».

Прошло с тех пор много времени, и теперь, когда, наконец, мне стали известны такие детали, что 1 мая 1960 года вместе с самолётом Френсиса Пауэрса, был сбит лётчик Сергей Сафронов, на МиГ-19 у которого не работал ответчик «Я свой», я как-то стал воспринимать случай с неисправным «Барием» совсем по-другому.

Особенно после того, как мне стало известно, что по одной из версий, причиной гибели 27 марта 1968 года полковника Владимира Серёгина и первого в мире космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, считается пролетевший рядом с МиГ-15 самолёт Су-11.

Это ещё больше усилило мои подозрения, что тот МиГ-15 с неисправным ответчиком, спустя четыре месяца после гибели космонавта появился в ДАРМе не случайно.

В принципе и гибель Юрия Гагарина можно было бы списать, на неисправность ответчика «Я свой», а для лучшего доказательства и быть не могло, если бы, хотя бы ещё на одном самолёте такого же типа, был обнаружен такой же несправный ответчик.

Слишком уж много было совпадений, связанных с этим самолётом:

Во-первых, отсутствие, ввиду очередного отпуска начальника подразделения радиотехнического и радиолокационного оборудования капитана Мозалёва, и по тем же самым причинам начальника ДАРМА майора Никулина и подполковника ТЭЧи авиационного полка, к которому, в случае непредвиденных обстоятельств, должен был обратиться за помощью ефрейтор Коханов.

Во-вторых, длительные уговоры Коханова капитаном Махиновым, начальником подразделения общего самолётного оборудования, исполнявшего тогда обязанности начальника ДАРМа, не обращать внимания, что ответчик неисправен, так как самолёт используется только метеослужбой аэродрома и за его пределы всё равно никуда не летает.

В-третьих, тому, кто хотел бы, что на самолёте после регламентных работ оказался неисправный ответчик, было хорошо известно, что замещать, ушедшего в отпуск капитана Мозалёва, будет младший сержант Валентин Рожков с восемью классами образования, которого «уговорить» капитану Махинову, не составит особого труда.

Всё это говорит о том, что козлом отпущения можно было легко сделать простого сержанта.

Настойчивые «рекомендации» капитана Махинова были устными и в случае «плановой» инспекторской проверки технического состояния самолёта, в деле расследования гибели Юрия Гагарина, не пришлось бы скрывать, почему произошло сближение его самолёта с пролетевшим рядом каким-то другим самолётом.

Возможно, если бы не произошло убийства женщины-сторожа, строившейся тогда саваслейской школы, и Валентин Рожков не был снят с должности, то всё было бы именно так.

Судя по рассмотренным выше случайным совпадениям, появления в ДАРМе истребителя Миг15 с неисправным ответчиком в период отсутствия офицеров-специалистов, как в самом дивизионе армейских мастерских, так и в расположенном с ним рядом авиационном полку, действительно случайным было только назначение Константина Коханова, исполняющим обязанности начальника радиотехнического и радиолокационного оборудования.

Поэтому не исключена вероятность, что те «специалисты», кто производил проверку системы опознавания и того самолёта, на котором погиб Юрий Гагарин, возможно, столкнулись с теми же обстоятельствами её неисправного состояния во время отсутствия по каким-то причинам квалифицированного офицера, ответственного за ремонт РТО.

В таком случае также не исключена вероятность, что во время учений, если они в том районе проводились, вполне могли принять Миг-15 с Юрием Гагариным, за «самолёт-мишень» или за «самолёт-нарушитель» и выдать задание какому-то лётчику либо поразить цель, либо заставить её совершить посадку.

Хотя и не исключено, что причиной гибели Юрия Гагарина, могло быть свойственное всем людям любопытство лётчика СУ-11 увидеть Первого в мире космонавта, управляющего обычным учебным самолётом.

Но в июне 1968 года, когда никакие версии о гибели Юрия Гагарина, ещё в печати не обсуждались, но в любом случае, возникни похожая ситуация, она не привела бы к тем же последствиям, только благодаря позиции Константина Коханова, которому проще было «послушаться» капитана Махинова и поставить неисправный ответчик на самолёт.

Ведь, если в этом случае, до конца разбираться, то ефрейтор Коханов, по сути, нарушил «воинскую присягу», согласно которой он должен был «беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников».

Но из-за того, что Коханов, когда вернулся из ТЭЧи авиационного полка, сказал капитану Махинову, что он теперь по должности «подполковник», замещавший должность майора капитан, отдать ему приказ поставить неисправный ответчик на самолёт не решился, вероятно, догадываясь, что новоиспечённый «подполковник» приказ «майора» всё равно выполнять не будет и, тем более, «беспрекословно».

Остаётся только подвести итоги, относительно версии, что гибель Юрия Гагарина произошла в виду неисправности ответчика «Я свой».

Насколько вероятна эта версия, судить трудно, только на основании того, что нам уже известно, хотя боюсь, далеко не всё, поэтому можно остановиться на ещё двух известных мне примерах.

Как мы уже знаем, первый случай относится к гибели Валерия Мужжавлёва, Юрия Макричука и Евгения Василюка – экипажа торпедоносца Ту-14Т, сбитого по той же причине истребителем МиГ-15 в декабре 1954 года.

Второй случай, наиболее известный, относится к гибели лётчика МиГ-19 Сергея Сафронова, при инциденте с самолётом Локхид У-2 в мае 1960 года, сбитого ракетным комплексом С-75.

Версия о том, что Юрия Гагарина сбили ракетой «земля-воздух» в виду неисправности ответчика «Я свой», была опубликована на сайте «Правда.Ру», ещё 27.03.2008 года, со ссылкой на 85-летнего пенсионера, отца редактора этой газеты (http://www.pravda.ru/society/27-03-2…80-gagarin-0/#).

Публикация в газете Московский Комсомолец (№ 25707 от 1 августа 2011 года) со ссылкой на 83-летнего телемастера со Старой площади, бывшего чемпиона страны по «охоте на лис» наполняет эту версию массой сомнительных подробностей и «вещественных» доказательств (mk.ru›Общество›…-v-dele-gagarina-novyie…)..

Казалось бы, рассказ Константина Коханова о неисправном ответчике, то же льёт воду на мельницу той же версии, и более того, вся эта история произошла именно во время работы комиссии по расследованию причины гибели первого космонавта.

Но по опыту расследования различных несчастных случаев и аварий на производстве, мне хорошо известно, как целенаправленно иногда компонуются «достоверные свидетельства об инциденте», чтобы объяснить его причину.

Это своего рода, присущее только России искусство, спихнуть всю вину на обычное разгильдяйство и безответность максимально возможного числа причастных к трагедии лиц, чтобы выгородить одного конкретного высокопоставленного виновника очередного несчастного случая с летальным исходом.

В рассказе Константина Коханова о неисправном ответчике самолёта УТИ МиГ-15 отмечено три (на самом деле четыре) «случайных совпадения», из которых действительно случайным было (четвёртое совпадение) – это его назначение, накануне поступления на ремонт УТИ МиГ-15 с неисправным ответчиком «я-свой», командиром отделения РТО и РЛО. А также, временное исполнение им, обязанностей начальника этой службы.

Но принятое им решение никак не могло быть случайным, потому что он закончил Московский Радио-Механический Техникум (МРМТ), который до его поступления туда, назывался Военно-Механическим Техникумом. В связи с чем, следует отметить, что после закрытия в техникуме военной кафедры, обучение шло по старым программам тем же специальностям, которые были необходимы для работы на оборонных предприятиях, за исключением того, что после защиты дипломного проекта, выпускнику техникума не присваивалось воинское звание – «младший лейтенант».

О работе в одном из таких «почтовых ящиков», как тогда назывались работающие на оборону СССР предприятия и НИИ, я уже написал в своей статье «История России – ничему не учит» (http://smi2.ru/Konstatin_Koхanov/c985605/?inv=2437162).

В этой статье я постарался рассказать, как в СССР всё делалось для того, чтобы всему миру показать, что люди в СССР не заслуживают никакого доверия, и от них всё нужно скрывать. Срывать даже то, что не составляло никакой государственной тайны, находилось в открытой печати, а преподносилось, как очередное достижение советской науки. Совсем не удивлюсь, что тонны этого мусора продолжают храниться под грифом «совершенно секретно» до сих пор и будут храниться в продолжение ещё нескольких десятилетий.

Гипотически, чтобы произошло, если бы Константин Коханов поставил неисправный ответчик «я-свой» опять на самолёт, при столь странных «случайных» совпадениях.

Уверен, было бы то же самое, как в случае с Владимиром Ханкишиевым, когда его для отчётности попросили вырулить на самолёте на взлётную полосу, сидя на табуретке. Так же, как это было с ним, «кто-нибудь (вполне возможно, что тот же капитан Махинов) «стуканул» бы о самолёте, на котором установлен неисправный ответчик», а этого от меня, видимо, и ждали.

Вероятно и работа комиссии по расследованию причины гибели Юрия Гагарина, сразу учла бы этот «вопиющий случай» и возможно в её отчёте было бы меньше противоречащих друг другу страниц и путаных показаний немногочисленных свидетелей.

И тем более оставлено без внимания то, о чём рассказал космонавт Борис Волынов, который сам не раз летал на МиГ-15 с бортовым номером 18, на котором позже разбился Юрий Гагарин:

- В те дни промелькнула информация, что в «лётное время» солдат с метеостанции случайно запустил шар-зонд. Приборчик весит восемьсот граммов. Представьте себе, как со скоростью около семисот километров в час он врезается в истребитель. Это же, как из пушки выстрелить! Раздается хлопок, который вроде бы даже слышали свидетели, и кабина разгерметизируется.

За эту версию, помню, схватились двумя руками, бросились искать служивого. И не нашли. Как в воду канул.

- Почему?

- Видимо, его начальник почувствовал, каким керосином дело пахнет, и быстро перебросил парня в другое подразделение. (stav.kp.ru›daily/23000/2617/).

Теперь я, предлагаю вниманию читателей, свой взгляд и на эту версию, потому что она постоянно муссируется самыми авторитетными специалистами, но только с одной оговоркой, что «метеозонд» был запущен солдатом не случайно, а по отработке программы борьбы с АДА – автоматическими дрейфующими аэростатами, которые в то время, почти всегда, беспрепятственно пересекали воздушное пространство Советского Союза. Правда опять придётся вернуться ко времени службы Константина Коханова в армии.

О службе Константина Коханова в Советской Армии (продолжение)

Ещё перед уходом в армию Константин Коханов прочитал книгу И.И.Рахтанова «Потомки Маклая» о ленинградском школьнике Борисе Кудрявцеве, который обнаружил, что тексты на дощечках с письменами кохау-ронго-ронго, привезённых Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем с острова Пасхи, почти полностью совпадают, сделав немаловажный шаг к их расшифровке.

Казалось бы, ну и что, немало ли делается в жизни таких неожиданных открытий, если бы не одно обстоятельство, что во всей Океании не удалось найти следов письма, похожего на письменность острова Пасхи.

Да и сам остров Пасхи таил в себе немало загадок кроме наличия письменности, в связи с наличием на нём, хотя бы ещё больше тысячи, установленных вокруг острова, каменных истуканов. Каким способом перемещались весящие от 10 до 80 тонн статуи и как устанавливались они вертикально, до сих пор, ещё точно не знает никто.

Поэтому в солдатской библиотеке, Кохановым одними из первых книг были взяты и прочитаны книги Тура Хейердала «Путешествие на «Кон-Тики» и «Аку-Аку, но ничего из того, что говорило бы, о каких-то сверхъестественных явлениях, связанных с перемещением и установкой статуй, он в них так и не обнаружил.

А тут ещё в газетах замелькали сообщения о летающих тарелках и как-то, сами по себе, тайны древней истории отошли на второй план.

Константин Коханов завёл вторую общую тетрадь и стал отмечать всё, что печаталось об НЛО, делая выписки из статей, которые публиковались в газетах и журналах, а если удавалось, даже вклеивая в неё вырезки с заметками из тех же газет и журналов, в которых были сообщения о наблюдении неопознанных летающих объектов.

В солдатской библиотеке были подшивки журналов «Техника-Молодёжи» за прошлые годы. В подшивке журналов за 1966 год, в №2, Константин Коханов на страницах 10-13 наткнулся на статью «Тунгусское диво», где его не столько заинтересовал сам Тунгусский метеорит, а «почему редакция журнала снова вернулись к этой теме»:

Почему мы вернулись к этой теме

«Уже пятьдесят семь лет занимаются учёные проблемой Тунгусского дива! Возникали различные гипотезы, выдвигались веские доказательства. Казалось, что всё уже понятно и ясно, но чёткого объяснения грандиозной катастрофы так и нет, по сей день. А между тем развитие науки даёт нам сегодня возможность по-новому подойти к решению загадки.

В ней необходимо разобраться до конца ещё и потому, что последствия падения на Землю таинственного космического тела слишком напоминают результаты ядерных взрывов.

Именно это опасное сходство имел в виду президент Международного астрономического союза, открывая в 1958 году в Колонном зале Дома Союзов Х съезд этой ассоциации.

Французский астроном заявил, что если в наше напряжённое время повторится событие, сходное с тунгусским взрывом, это может привести мир к непоправимой катастрофе».

Под впечатлением этой статьи Константин Коханов написал патриотическое стихотворение, запечатал его в конверт, написал на нём свой обратный солдатский адрес и задумался в редакцию какого журнала или газеты его отправить…

Конверт оставался нераспечатанным сорок лет и был вскрыт, когда автор этой книги приступил к работе над книгой «Тунгусский метеорит – история поисков».

Прочитав это стихотворение, где интерес представляла только одна дата 14.07.67, когда оно было написано и упоминание о Тунгусском метеорите, которое, по сути, является отправной точкой всех будущих путешествий, но ещё не окончательным решением их совершить. Поэтому на несколько строк из этого стихотворения, имеющих какое-то отношение к истории поисков Тунгусского метеорита, всё-таки стоит обратить внимание:

…Приёмы и тосты, послов заверения,

подкупает миролюбивый тон,

А если задуматься,

может это повторение

пройденного

И Земля второй Фаэтон.

Люди, зачем перечёркивать века?

Кто нас предупреждает

взрывом тунгусским?..

Дальнейшее пролистывание уже свежих выпусков журнала «Техника-молодёжи» за 1967 год, помогло, казалось бы, ему найти ответ на этот вопрос.

В №8 этого журнала была опубликована статья «Правда и вымысел об УФО», где при анализе наблюдений за неопознанными объектами, приходят к выводу, что «следовательно, вполне допустима мысль о посещении Земли космическими пришельцами и в наши дни. Всё ещё до конца не разгадана тайна Тунгусского метеорита, последние данные говорят о том, что он перед взрывом совершил манёвр, напоминающий действия лётчика, пытающего сбить пламя. Кто знает, не случись катастрофы, может быть, вопрос о космических пришельцах уже не был бы гипотезой».

Сообщения о наблюдениях НЛО над Европой отмечались в печати почти до конца 1967 года, а потом неожиданно прекратились.

На одной из лекций, которую проводили в солдатском клубе для военнослужащих срочной службы о развитии авиации и космонавтики на вопрос Константина Коханова, – чем закончилась история с НЛО над Восточной Европой? – лектор ответил, что это был американский шпионский зонд и его сбили ракетой над Чехословакией.

Здесь автору этой статьи опять уместно несколько нарушить хронологическую последовательность событий, чтобы поставить точку на истории с «летающими тарелками».

К тому же у автора этой статьи сохранились вырезки за 1967-1968 годы из газет «Правда», «Комсомольская Правда» и «Известия» с сообщениями о наблюдении «летающих тарелок» над Европой с комментариями специалистов. Имеет смысл снова ознакомиться с этими сообщениями из газет, добавив к ним ещё одно (копию вырезки из газеты) из книги Михаила Герштейна «Тайны НЛО и пришельцев» (СПб, 2007), опубликованное в газете «Красная звезда»:

«Правда» от 21.07.67 года

«Снова «Летающие тарелки»
«ПАРИЖ. Вся французская печать гадает о природе загадочного явления, которое наблюдали многие жители Парижа и других городов страны в ночь на 18 июля. Иные газеты отводят сообщениям о нём и комментариям целые полосы.
Показания очевидцев сводятся к следующему: вскоре после часа ночи в небе над Парижем появился светящийся шар, сопровождаемый огненным шлейфом, в конце которого можно было различить пять ярко светящихся предметов меньшего размера. Аналогичные наблюдения были сделаны в других французских городах, а также в соседних странах.
Падкая на сенсации буржуазная печать сейчас же заговорила о пресловутых «летающих тарелках». Все эти спекулятивные заявления легко понять, если учесть, что летом в период массовых отпусков, тиражи местных газет, а стало быть, и доходы газетных боссов неумолимо падают. Требуются необычайно сильные сенсационные «вспрыскивания», чтобы заставить миллионы отпускников потянуться к газете.
Однако загадка явления, тем не менее, остаётся. Наиболее серьёзные комментаторы, в том числе представители французской астрономической обсерватории, полагают, что речь может идти о довольно редком природном явлении образования большого плазменного шара, вызванного ионизацией воздуха. Высказывается также предположение, что наблюдавшееся явление могло быть вызвано вхождением в плотные слои атмосферы ступени ракеты-носителя, запущенной в последнее время в космос. Б.КОТОВ».

«Правда» от 16.09.67 года

«Летающие тарелки» в Англии»
«Почти сутки министерство обороны и полиция Великобритании пребывали в недоумении. На территории Англии было обнаружено 6 предметов, напоминающих знаменитые «летающие тарелки». Эти предметы были найдены в различных районах Южной Англии и как бы образовывали прямую пинию протяженностью около 300 километров.
Представители ВВС Англии, прибывшие на место обнаружения «тарелок», осмотрели предметы, сделанные из серого материала и издававшие неясный шум, и пришли к выводу, что это чья-то шутка. Однако, прежде чем вынести окончательное решение, пришлось провести настоящее исследование. Один из экспертов заявил, что эта проделка обошлась шутникам приблизительно в 600 фунтов стерлингов.
Вскоре шутников обнаружили. Ими оказались курсанты королевской станции испытания самолётов Фарнборо. Один из них, Крис Саутхолл, сообщил, что изготовление «летающих тарелок» обошлось им недорого – всего в 30 фунтов стерлингов, зато шуму было много.
На снимке: полиция измеряет «летающую тарелку», обнаруженную на поле для игры в гольф в Бромли, графство Кент. Фото АП-АПН».

«Комсомольская Правда» от 24.11.1967 года

«НЛО, старый знакомый»
«СОФИЯ, 23 ноября. Агентство БТА передает:
Вечером 21 ноября во время захода солнца над центром Софии простым глазом можно было наблюдать огромный светящийся предмет. На первый взгляд этот предмет напоминал шар немногим больше Солнца, но впоследствии обрисовалась форма трапеции.
Отблески тела были похожи на отблески при сварочных работах. Через пятнадцать минут при наблюдении с помощью подзорной трубы, увеличивающей в 40 раз, на фоне темнеющего неба можно было видеть этот предмет, ставший уже похожим на баллон или парашют.
Его верхняя часть представляла собой сплошной сплющенный тёмный диск, опоясанный широкой светлой лентой. Постепенно его серебристо-синее сияние приобрело оранжевый оттенок, и, наконец, красноватая точка исчезла в туманном горизонте на востоке».

Прокомментировать это сообщение мы попросили известного советского астронома, доцента Московского авиационного института Ф.Ю.Зигеля. Вот что он нам рассказал:

«Объект, о котором сообщила болгарская газета, типичный представитель так называемых НЛО – неопознанных летающих объектов. Таких наблюдений было много и у нас в стране – как дисков таи и других форм, в частности, серповидных. В поведении и в природе этих объектов очень много загадочного.
К сожалению, наблюдения НЛО с помощью телескопов и фотокамер удаются весьма плохо. Можно считать, что в данном случае болгарскому специалисту «повезло».
Неоднократно НЛО наблюдали с помощью радарных установок, но, ни разу никому ещё не удавалось получить спектр НЛО, который, безусловно, пролил бы какой-то свет на их происхождение.
Кстати гипотез, пытающихся разобраться в тайне НЛО, достаточно много, и, прежде чем отдать какой-нибудь из них предпочтение, нужно поставить эксперименты.
Возможно, НЛО – не что иное, как плазменные явления в верхних слоях атмосферы.
В Советском Союзе многие ученые интересуются этой проблемой и всерьёз занимаются её изучением».

«Известия» от 24.11.1967 года

«Сообщение болгарской газеты»
«СОФИЯ, 23 ноября. Агентство БТА передает: Вечером 21 ноября во время захода солнца над центром Софии простым глазом можно было наблюдать огромный светящийся предмет. На первый взгляд этот предмет напоминал шар немногим больше Солнца, но впоследствии обрисовалась форма трапеции. Отблески тела были похожи на отблески при сварочных работах.

Через пятнадцать минут при наблюдении с помощью подзорной трубы, увеличивающей в 40 раз, на фоне темнеющего неба можно было видеть этот предмет, ставший уже похожим на баллон или парашют.
Его верхняя часть представляла собой сплошной сплющенный тёмный диск, опоясанный широкой светлой лентой.
Газета «Труд» публикует снимок этого предмета и интервью дежурного научного сотрудника Института гидрологии и метеорологии Димитра Симетчиева.
Тот факт, что предмет двигался перпендикулярно направление ветра, говорит о том, что у него был собственный двигатель. Тело находилось, по-моему, на высоте свыше тридцати километров от поверхности Земли. На меня произвело впечатление и то, что его наличие не вызывало помех в радиопередачах, заявил Д. Симетчиев».

«Красная Звезда» от 30 января 1968 года

«Шпионские баллоны над Болгарией»
«СОФИЯ. 29 января. (ТАСС) Неизвестный предмет пролетевший над Софией 21 ноября прошлого года, был вовсе не «летающей тарелкой», а разведывательным баллоном, заявил в интервью газете «Отечествен фронт» генерал-майор Симеон Симеонов. Он сообщил, что подразделения противоздушной обороны НРБ следили за баллоном ещё на подступах к стране. Установленными на баллонах фотоаппаратурой и другими шпионскими приборами управляют специальные разведывательные центры НАТО. Чтобы спустить аппаратуру и собранные шпионские материалы разведывательные центры на Западе взрывают баллоны над «натовской» территорией, после чего фотоаппаратура плавно опускается на землю с помощью трёх-пяти парашютов. Генерал сообщил, что болгарская истребительная авиация сбила над территорией страны много таких баллонов».

«Правда» от 29 февраля 1968 года

«Снова «Летающие тарелки?»
ЧИТАТЕЛЬ ПРОСИТ РАССКАЗАТЬ. В последнее время в редакцию «Правды» поступают письма, авторы которых сообщают, что они наблюдали «летающие объекты». Такие письма прислали Г.Кусков из Ставрополя, В.Савин и Л.Семенюк (Краснодарский край), Э.Кривцов (Смоленская область), В.Лященко (Московская область) и другие. Наш читатель А.Крахмальников из Ленинграда просит рассказать, существуют ли. в действительности «летающие тарелки», о которых ему приходилось слышать? Ниже помещаем статью ученых, посвященную этой теме.
«Недавно на страницах некоторых наших газет и в передачах по телевидению снова появились сенсационные сообщения о так называемых «неопознанных летающих объектах». Под этим названием фигурируют теперь «летающие тарелки», миф о которых был разоблачен советскими и зарубежными учёными несколько лет назад.
Напомним, что речь идёт о светящихся летающих объектах, которые время от времени наблюдалиотдельные люди в разных местах Земли. Некоторые из них делали рисунки и даже фотографии «летающих тарелок»

Как показал тщательный анализ таких свидетельств, произведенный известным американскимастрофизиком Мензелом, около 80 процентов сообщений о «летающих тарелках» связано с наблюдениями самолётов, воздушных шаров, воздушных змеев, ярких болидов, лучей прожекторов, шаров-зондов и даже ярких планет и Луны, просвечивающей сквозь облака. Остальные наблюдения объясняются различными явлениями атмосферной оптики – миражами, отражением и преломлением света в кристалликах льда, находящихся в воздухе, полярными сияниями.
За последние десять лет многое изменилось в верхних слоях атмосферы и околоземном пространстве. 4 октября 1957 года на орбиту вышел советский искусственный спутник Земли, который Мензел назвал «первой настоящей летающей тарелкой» Теперь число спутников только серии «Космос», запущенных в Советском Союзе, превысило двести. Полёт искусственных спутников и их ракет-носителей, многочисленные запуски исследовательских метеорологических и геофизических ракет также могут быть приняты неопытными наблюдателями за «летающие тарелки».

Что же послужило поводом для новой шумихи относительно «летающих тарелок?» Быть может, появились достоверные факты, доступные научному анализу и не объясняемые современной наукой?

Распространители слухов о «летающих тарелках» как у нас, так и за границей ссылаются обычно на то, что в их распоряжении находятся факты, неопровержимо свидетельствующие о наличии таких объектов. При ближайшем рассмотрении эти факты распадаются на три группы.

К первой относятся случаи сознательной дезинформации, различные подделки и подтасовки. Типичным примером подобных «фактов» являются рассказы американского фальсификатора Адамского, который описал свои «встречи» с марсианами и венерианцами в двух книгах, снабженных многочисленными фотографиями. Надо сказать, что любой фотолюбитель может без особого труда получить фотографии «летающих тарелок», используя элементарные оптические эффекты, например, блики, возникающие при косом падении лучей на объектив.

Ко второй группе относятся сообщения об индивидуальных наблюдениях типа:

«Я плавала в море, а «летящая тарелка» подлетела ко мне, повисела и улетела…».

Очевидно, такие сообщения никакой научной ценности не представляют, так как они не могут быть проверены или подтверждены и совершенно невозможно установить степень их достоверности. Поэтому и выводы, опирающиеся на подобные сообщения, лишены какого-либо научного значения.

Наконец, к третьей группе относятся подлинные наблюдения каких-то явлений, сделанные, как правило, людьми, не сведущими в науке. Именно таким фактом является напечатанное в газетах сообщение из Болгарии о наблюдении над Софией светящегося объекта, который напоминал баллон или парашют и двигался на высоте около 30 километров перпендикулярно к направлению ветра, меняя свои очертания и цвет. Подобные сообщения делались уже не раз, и при проверке им всегда находили естественное объяснение. Не является «неопознанным» и объект, наблюдавшийся над Софией. В действительности это был крупный шпионский баллон-зонд, запущенный одним из разведывательных центров НАТО. Находясь на большой высоте, он вполне мог двигаться «против ветра». Ведь известно, что направления ветра в верхних слоях атмосферы и вблизи поверхности земли часто не совпадают. Что же касается изменений окраски и видимых с земли контуров зонда, то, как правильно отметил болгарский астроном Богомил Ковачев, они были связаны с обычными оптическими эффектами, возникающими при заходе солнца.

Представьте себе, что наши астрономы произвели очередной запуск автоматической астрономической станции, не так давно подробно описанной в «Правде». Полиэтиленовый баллон объёмом более 100000 кубических метров поднял на высоту более 20 километров солнечный телескоп и другую сложную астрономическую аппаратуру. Наблюдатели с Земли, оказавшиеся на пути полёта станции, увидят в небе странный светящийся объект. Получив сообщения об этих наблюдениях, пропагандисты «неопознанных летающих объектов» зачислят их в свой актив. Так как среди них нет специалистов, знакомых с научной программой астрономов, они будут считать этот действительно наблюдавшийся многими объект «типичным представителем НЛО». Но для учёных, запустивших станцию, она является вполне опознанным летающим объектом.

Никаких принципиально новых фактов, свидетельствующих в пользу «летающих тарелок», ни у кого нет. Их не видят астрономы, днём и ночью внимательно наблюдающие за небом. С ними не встречаются учёные, исследующие состояние земной атмосферы. Не наблюдают их и службы ПВО страны. А значит, нет оснований для возрождения нелепых, давно похороненных слухов о каких-то тайных экскурсиях на нашу планету марсиан или жителей Венеры.

К таким же выводам пришли недавно и учёные США. В течение 20 лет они проверили 11000 более или менее достоверных сообщений о наблюдении «летающих тарелок» и убедились, что в них не содержится никаких доказательств существования подобных объектов.

Все объекты, пролетающие над территорией нашей страны, опознаются либо учёными, либо людьми, стоящими на страже безопасности вашей Родины. И если бы действительно существовали какие-то «неопознанные летающие объекты», то именно учёные в первую очередь получили бы о них необходимые сведения и занялись исследованием их природы.

В связи с появлением сообщений о «неопознанных летающих объектах» на страницах нашей печати и в телевизионных передачах вопрос о пропаганде «летающих тарелок» стал предметом обсуждения в Академии наук СССР. Бюро Отделения общей и прикладной физики Академии наук СССР недавно на своём заседании заслушало доклад академика Л.А.Арцимовича об этой пропаганде и отметило, что она носит характер антинаучной сенсации и что «эти домыслы не имеют под собой никакой научной базы, а наблюдаемые объекты имеют хорошо известную природу».

Э. МУСТЕЛЬ – член-корреспондент АН СССР, председатель астрономического совета АН СССР; Д.МАРТЫНОВ – доктор физико-математических наук, президент Всесоюзного астрономо-геодезического общества; В.ЛЕШКОВЦЕВ – учёный секретарь Национального комитета советских физиков».

Как мы видим из этих газетных сообщений, что данное «НЛО» было всё-таки не «неопознанным летающим объектом» а имело земное происхождение, и даже было сбито ракетой.
Казалось бы, всё ясно и зачем возвращаться к событиям тех дней, но даже в наше время, анализируя эти сообщения, всё равно в некоторых публикациях, пробуют доказать, что «болгарское НЛО» было настоящей «летающей тарелкой». Наконец, просто хотят поставить под сомнение, что это был шпионский зонд, намекая на какое-то ещё неизвестное науке природное явление.

Одну из подобных публикаций можно найти в книге в книге Михаила Герштейна «Тайны НЛО и пришельцев» (СПб, 2007), в главе «Тайна «болгарских тетраэдров», где об НЛО над Софией рассказано достаточно подробно.

К сожалению, более ранние сообщения о подобных же НЛО в 1967 году из других мест, были рассмотрены в этой главе книги Михаила Герштейна, уже после описания софийских наблюдений.

Поэтому глава «Тайна «болгарских тетраэдров», в моей статье, приводится в отредактированном виде, с единственной целью восстановления хронологической последовательности, сделанных в то время наблюдений:

Тайна «болгарских тетраэдров»

«7 апреля 1967 года сотрудники Народной астрономической обсерватории в городе Стара-Загора и астрономы-любители наблюдали такой же объект (в виде тетраэдра) над городом.

С помощью астрономических приборов было установлено, что НЛО пролетел на высоте 60-70 км, имел размеры около 100-200 метров, и его угловая скорость составляла 3,17’ (градусов) в секунду.

Он летел с запада на восток, а его видимые размеры равнялись половине или трети лунного диска.

Заведующий обсерваторией Бончо Бочев решительно отверг версию, что это был искусственный спутник.

«Наиболее удалённые от Земли спутники, которые движутся по небосклону гораздо медленнее, можно наблюдать самое большее 20-25 минут, а это тело наблюдали почти 1,5 часа, и все рассмотрели его форму», – заявил он.

«Это было постоянно светящееся тело треугольной формы с вогнутыми внутрь треугольными гранями, – описал увиденное Стефан Стойнов. – Его нельзя спутать ни с самолётом, ни со спутниками, которые мы часто наблюдаем из этой обсерватории в этот же телескоп…»

«Я наблюдал тело через телескоп обсерватории, – подтвердил Николай Душков. – Оно имело треугольную форму. Двигалось с запада на восток. Наблюдали его более 40 минут. Под конец оно побледнело и исчезло».

Иван Тодоров увидел его как «пурпурно-красный диск с желтоватыми краями в виде ореола», а Ивану Белинскому он показался похожим «на три светящихся шара, связанных один с другим». Тем не менее, на снимке, сделанном 7 апреля фотографом обсерватории Маргаритой Белинска, видно, что тело имело треугольную форму с чем-то наподобие хвоста.

20 апреля тетраэдрический НЛО более трёх часов летал над городом Русе. Он несколько раз менял форму, цвет и направление полёта. В телескоп, увеличивающий в стократ, его увидели так:

«В окуляр предмет был похож на кристалл, который испускал отблески от граней, а внутри он выглядел слегка прозрачным, словно желе. Заметны были три внутренних ребра, словно выточенные черты. Сверху были видны два отростка, как бы антенны. Невооруженным глазом тело не было хорошо видно из-за свечения. Его начали наблюдать, когда Солнце скрылось за горизонтом. Тело тогда находилось близко от Луны. Потом оно медленно двинулось в северо-восточном направлении и остановилось в неподвижном положении примерно на минуту, после чего оно так же медленно, с остановками и изменениями направления, полетело. Всё то время, пока НЛО находился над городом, радиоприемники работали с помехами».

22 апреля треугольный объект снова появился над Стара-Загора, а 28 апреля такое же наблюдение произошло во Франции. Два дня спустя на страницах болгарских газет появилось краткое сообщение агентства Франс Пресс:

«В пятницу после обеда в небе над Кроком (в 50 км к западу от Клермон-Фернана) наблюдалось странное светящееся тело в форме крупного треугольника, окруженного синим ореолом. После того как оно неподвижно провисело в небе на протяжении 2,5 часов, тело внезапно удалилось и стало похоже на бледную звезду. К 21 часу оно уже не было видно на небосклоне».

По-видимому, этот же объект видели служащие береговой охраны в Бриксхеме (Великобритания). ВВС немедленно отправили самолёт, который на глазах у военных кружился возле НЛО, но не предпринимал никаких попыток его обстрелять. Судя по тому, каким маленьким выглядел самолет по сравнению с НЛО, объект был метров 70 в высоту и 50 у основания тетраэдра. Впоследствии Министерство обороны отрицало случившееся, а очевидцам намекнули, чтобы они держали язык за зубами.

2 мая «тетраэдр» впервые появился над Софией. Ассистент Астрономической обсерватории Софийского университета Ангел Бонов наблюдал объект в подзорную трубу. С 10 до 14 часов он висел неподвижно или медленно смещаясь, его блеск менялся, потом НЛО начал двигаться с северо-запада на северо-восток. Этот объект наблюдался не только над Софией, но и над многими другими пунктами Болгарии. В Астрономическую обсерваторию приходили письма, о нём писали газеты, и по этим данным можно было установить, что объект прошел над Велико Тырново, потом над Русе, изменил направление движения ещё раз – повернул на северо-запад, пересёк Дунай и ушёл в Румынию. Бонов слышал, что высота, на которой двигалось тело, была определена с помощью радара и оказалась равной 33 км. На перехват НЛО поднимались самолёты, но все рапорты об этом засекречены и хранятся в болгарском Министерстве обороны.

Научный сотрудник Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Никола Годев в тот день был на горе Витоша (высота 1700 м).

«Погода была солнечная, видимость хорошая, – рассказывал он. – Я обратил внимание на шум самолёта. Поднял голову и хотел посмотреть на самолёт, но увидел «парашют». Через некоторое время заметил, что «парашют» не падает. Это было тело явно треугольной формы. Цвет белый, блестящий, серебристый. Когда в небо поднялись самолёты, большое число людей, находившихся на Витоше, стали смотреть на этот объект. Я решил оценить высоту тела и сделал это так: использовал телеграфный столб (высотой 10-15 м) и срубленную ветку, расположив их так, чтобы можно было мысленно построить подобные треугольники. Высота ветки была примерно 1,5 м, расстояние между столбом и веткой было 10-15 м. Высоту тела я определил как приблизительно 30 км. Я решил проверить, движется ли тело или оно неподвижно. Для этого я долгое время наблюдал тело, стараясь заметить его смещение относительно моих визиров, столба и ветки. Долгое время тело было неподвижно. Тело меняло форму– треугольник превращался иногда в прямую линию, – это было тогда, когда слышался шум самолёта (это было 3-4 раза). Через день, придя на работу, я узнал, что дежурный авиабазы связывался с нашим синоптиком и спрашивал его:

«Это ваш баллон? Если нет – будем принимать меры».

Через 3-4 часа тело начало двигаться на север-северо-восток, набирая высоту. Его высота стала, вероятно, в 2-2,5 раза больше, чем была вначале. Оценка была сделана так: как раз в это время шёл пассажирский самолёт, который обычно летает на высоте 7-8 км. Его угловую высоту над горизонтом я мысленно поднимал вверх несколько раз. Когда на тело проектировался самолёт, можно было видеть, что видимый размер тела в несколько десятков раз больше самолёта, а самолёт был виден как круглая точка.

На следующий день Росица Селектор, сотрудница Института гидрологии и метеорологии, увидела такое же тело в артиллерийский бинокль (увеличение в 30 раз). Но форму тела она описывает несколько иначе: ниже треугольника она видела горизонтально расположенный прямоугольник».

Среди газет, поведавших о новом визите НЛО, был и «Отечествен фронт»:

«2 мая, около 11 часов утра, взгляды многих жителей столицы были направлены к странному светящемуся телу на довольно большой высоте. Некоторые полагали, что это был зависший в небе аэростат. Но вот что рассказал нам сотрудник, который наблюдал объект через телескоп в аэропорту Софии:

– Это светящийся объект в форме равнобедренного треугольника с торчащими с одной стороны прутьями, наподобие антенны. Около него наблюдалось мерцание с красноватым оттенком. Высота объекта была более 25 км. Наблюдение продолжалось до 13 часов. За это время объект несколько раз менял форму. После этого он как бы выстрелился на север и пропал из поля зрения. Вскоре поступило сообщение, что он наблюдался в районе Горно-Оряховица».

5 сентября 1968 года тысячи людей увидели над Мадридом точно такой же НЛО-тетраэдр. Два дня спустя агентство «Юнайтед пресс» привело интересные детали:

«ВВС Испании заявили, что неопознанный летающий объект ускользнул от одного из их сверхзвуковых реактивных истребителей-бомбардировщиков…

Появление яркого объекта в ночном небе над Мадридом вызвало монументальные «пробки», и, чтобы разгадать, что это такое, были посланы самолеты F-104…

В официальном заявлении ВВС говорится, что пилот поднялся до высоты более 50 000 футов (15 км) и сообщил, что объект всё ещё выше него, когда пришлось возвращаться на базу за горючим. Пилот второго самолета, поднявшийся на высоту 36 000 футов, тоже видел этот объект. Радар ВВС следил за НЛО, и было сообщено, что он медленно летел на высоте 90 000 футов (около 30 км).

Тысячи испанцев заполонили улицы Мадрида, чтобы посмотреть на объект, и дорожное движение на протяжении целых миль замерло. Один репортёр, посланный в Мадридскую астрономическую обсерваторию, сказал, что он испускал «ослепительный свет». Фотография, сделанная через телескоп, показывает, что это был треугольный объект – видимо, сплошной с одной стороны и просвечивающий в нескольких местах. Официальное заключение ВВС гласит, что они не имеют никаких научных объяснений этого явления, но предполагают, что объект может быть метеозондом. В Мадридском бюро погоды, однако, сказали, что не теряли метеозонды…».

В конце концов, НЛО скрылся «с высокой скоростью», что вряд ли свойственно метеозондам. Западногерманский институт им. Макса Планка ответил на запрос, что, насколько им известно, груз к тетраэдрическим баллонам подвешивается за уголок, так что они летят плоской стороной вверх. Конечно, если груз отделился от зонда по сигналу с Земли и спустился на парашюте, ничто не мешает зонду перевернуться углом вверх.

В ноябре 1967 года над Восточной Европой летало множество неопознанных объектов самой разной формы. 21 ноября газета «Zuddeutsche Zeitung» поместила заметку собственного корреспондента из Белграда:

«НЛО последние несколько дней наблюдаются над различными областями Юго-Восточной Европы. В конце недели астроном-любитель сфотографировал в Аграме три из этих светящихся небесных тел. Но пока эксперты исследовали эту напечатанную югославскими газетами на многих полосах фотографию, из горного района Черногории уже сообщили о новых НЛО, которые якобы даже вызвали многочисленные лесные пожары. Сообщения поступают, прежде всего, из местечка Иванград, где жители категорически утверждают, что в последние дни они ежевечерне наблюдали странные, ярко освещенные небесные тела. Власти хотя и подтверждают, что в этом районе многократно возникали лесные пожары, до сих пор не могут указать никакой причины их возникновения».

В день, когда вышла эта заметка, нечто необычное наблюдалось в соседней Румынии. Вот что сообщил Марин Давид из коммуны Поэнария-Бурчия, округ Прахова:

«21 ноября 1967 года, в 16.40, я наблюдал в юго-западном направлении объект видимой длиной 2 м в форме трубки, цвета искр от огня. Он стоял на месте на высоте около 20-30 км. Где-то через 10 минут он по наклонной поднялся вверх, испустив хвост белого цвета… Я видел, что объект имел головную часть более насыщенного цвета, неопределённой формы. Он удалялся, перемещаясь со скоростью транспортного самолета, не очень быстро».

Полчаса спустя, в 17.10, НЛО появился над Софией, столицей Болгарии. Среди очевидцев были болгарские и советские ученые, участники симпозиума по облакам. Это был объект поперечником не менее 130-150 м и имевший форму, близкую к треугольной. По цвету он напоминал ртутную лампу. К ночи края НЛО покраснели, а снизу наблюдались вспышки, как при электросварке.

«21 ноября 1967 года стояла ясная погода, – рассказала научный сотрудник Физического института Болгарской Академии наук Иванка Иванова. – Солнце было скрыто за крышами домов. В 17 часов (может быть, в 17.30) я была на бульваре Скобелева в Софии. Я увидела, что люди смотрят вверх. Я тоже посмотрела вверх. Примерно в той же стороне, где садилось Солнце, в небе на высоте 40-90 градусов от Земли я увидела тело в форме трапеции.

В этот момент тело было неподвижно. На фоне серовато-синего неба оно имело блеск, его цвет можно сравнить с цветом неоновой лампы (очень точное сравнение). Блеск не менялся, звуков не было. Тело выглядело как плоский лист, как бумажный змей, объем не чувствовался. Понаблюдав несколько минут, я пошла домой.

Дома я взяла военный бинокль и, выйдя на балкон, снова увидела это тело. Теперь оно стало меньше, его форма изменилась, это было видно без бинокля, цвет немножко изменился и стал красноватым. Теперь его уже нельзя было сравнить с цветом неоновой лампы. Балкон выходит на восток, следовательно, за то время, пока я шла до дома, тело переместилось в восточную часть неба. Я шла до дома 4-5 минут. Я наблюдала с балкона вместе с братом, он работает в том же институте, что и я. Форма тела менялась, это было видно и простым глазом, и в бинокль. Окраска не была однородной, по краям была как бы красная „кайма», справа она была шире, потом красная «кайма» расширилась вверх и влево и заняла почти половину тела. Это произошло, когда тело стало подниматься. В конце концов, в середине осталось что-то вроде звёздочки, а остальное стало красноватым. Форма тела менялась так: от круга к эллипсу, все более вытянутому, но эти изменения происходили не непрерывно: иногда форма тела возвращалась к предыдущей, никакой закономерности в этих «возвратах» не было замечено. Когда тело было еще круглым, далеко вправо, в стороне параллельно моему лучу зрения, прошёл самолёт; между телом и его путем поместилось бы, может быть, 10 или больше лунных дисков. Самолёт был почти не виден, только один раз блеснул, виден был только его белый след, какие обычно остаются от самолетов.

Самолет был военный, лётчик, видимо, наблюдал тело. Когда самолет удалился, тело начало менять форму и размеры…»

Научный сотрудник Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Владимир Шаров видел не один, а два самолета, которые пытались перехватить загадочный объект. В это же время за НЛО наблюдали журналисты профсоюзной газеты «Труд». Вскоре в ней появилась небольшая заметка:

«Солнце только что зашло. Над Софией, на фоне красного заката, появился светящийся предмет необычной формы. Сначала он был похож на шар, более крупный, чем солнечный диск. Но через некоторое время он принял форму трапеции. Надо отметить, что эта летающая тарелка, если её так можно условно назвать, двигалась исключительно медленно, а некоторое время даже находилась в неподвижном состоянии.

В нашем распоряжении была подзорная труба «Лунета», увеличивающая в 40 раз. В её объективе летящий предмет представился нам в форме шара или, точнее, парашюта. В своей верхней части он был похож на сплющенный тёмный диск, опоясанный широкой светлой лентой. Сначала этот шар-парашют излучал серебристо-голубой свет, похожий на пламя. Постепенно это пламя стало оранжевым. Наконец, этот светящийся и всё более удаляющийся предмет исчез в темнеющем небосклоне в направлении на восток…»

Корреспондент «Труда» Любен Донов смог сделать довольно четкий снимок НЛО при помощи телеобъектива. Журналисты связались с дежурным научным сотрудником Гидрологического и метеорологического института Димитром Симетчиевым и попросили высказать свое мнение:

«Я наблюдал предмет простым глазом и поэтому не могу дать исчерпывающих данных, – ответил им Д. Симетчиев. – Но неоспоримым фактом является то, что он двигался в направлении, противоположном ветру. Это обстоятельство позволяет сделать предположение, что предмет имел собственный двигатель. По моему мнению, он летел на высоте 30 км от земной поверхности. Интересно отметить и то, что его присутствие не вызвало никаких помех в радиосети».

Хотя объект и не мешал радиосвязи, но какие-то помехи он все же создавал. Ассистент кафедры физики Софийского университета Илия Илиев заметил, что в то время, когда над городом находился объект, наблюдались сильные помехи в работе гальванометра, так что опыт пришлось прекратить.

Радиолокация подтвердила, что объект находился на высоте 33 км. К сожалению, синоптические данные о силе и направлении ветра были известны только до высоты 24 км. Синоптик Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Велко Писков сообщил, что тогда «метеорологическая обстановка была квазистационарной. Направление ветра было с севера на юг. Направление движения тела днём было на ВСВ. Анализ синоптической обстановки 21 ноября проводился в 00 и в 12 часов по Гринвичу и 22 ноября в 00 часов. Направление ветра в эти сроки сохранялось постоянным с севера на юг. Направление ветра до высоты 24 км было установлено аэрологическим методом. Радиозонд поднимался со скоростью 350 м/мин. 21 ноября в 00 часов по Гринвичу ветер до высоты 24 км был северный. В 12 часов направление ветра не изменилось, давление было до 50 мб. Ветер был очень сильный, до 30 м/с».

Писков сам видел НЛО с балкона своего дома. По его словам, «под ним были видны вспышки, время от времени перемещавшиеся по очереди слева направо». Ночью видимость была плохая: объект летел значительно выше облаков, он «просвечивал» через них, или, можно сказать точнее, перистые облака как бы «вуалировали» тело.

Димитр Симетчиев тоже видел эти вспышки – кратковременное появление пятна, которое было ярче, чем общий фон треугольника. По сообщению агентства БТА от 23 ноября, «отблески тела были похожи на отблески при сварочных работах» («Сообщение болгарской газеты», Известия, 1967, 23 ноября; «НЛО, старый знакомый», Комсомольская правда, 1967, 24 ноября):

Научный секретарь Астрономической секции БАН Богомил Ковачев подчеркнул, что «таинственное тело передвигалось временами гораздо быстрее обыкновенного спутника, а свет, который оно излучало, был значительно ярче, чем свет спутника. Изменения оттенков излучения летящего предмета можно объяснить заходом Солнца. После его захода он исчез в темноте ночи и как бы погас у всех на глазах».

21 ноября вовсе не было бенефисом сияющего «тетраэдра» над Болгарией и ее столицей… (имеются в виду все выше рассмотренные наблюдения, перенесённые туда автором этой статьи, для соблюдения их хронологической последовательности).

…Только в январе 1968 года, опомнившись, коммунистические власти Болгарии начали антитарелочную пропаганду, чтобы успокоить народ. «Развенчание сенсации» было организовано на самом верху, и вскоре по страницам болгарских газет прошёл целый вихрь антитарелочных публикаций. Их апофеозом было интервью генерал-майора Симеона Симеонова газете «Отечествен фронт», посвященное наблюдениям 21 ноября:

– Удалось ли Вам видеть пролетавший над Софией неизвестный предмет?

– Да, я видел его. Наша противовоздушная оборона следила за ним ещё на подступах к границе…

Это была не «летающая тарелка», как показалось некоторым нашим гражданам, а разведывательный баллон… Они используются главным образом для получения данных, необходимых ракетным войскам дальнего действия, а также в целях специальной военной разведки…

Баллоны запускаются странами НАТО при выгодных воздушных течениях. Летят они на высоте 15000-40000 м. Скорость движения равна скорости воздушного течения, достигающей иногда 600 км/ч…

Баллоны военной разведки снабжены специальными фотокамерами для аэрофотосъемок. Управление ими осуществляется через разведывательные центры НАТО…

С 1952 года по настоящее время наша истребительная авиация ПВО сбила много таких баллонов. Значительный опыт в этом имеет наш военный летчик 1-го класса полковник Савва Нецов. Во всех случаях он атаковал баллоны внезапно и сверху вниз, не позволяя их предупредительной системе принять сигнал о приближающейся опасности. Наша ПВО располагает так же точно действующими зенитно-ракетными комплексами «земля-воздух», которые могут поражать любую цель на самых малых и самых больших высотах.
В использовании баллонов заинтересованы те страны, которые стремятся прикрыть свою шпионскую деятельность ссылками на метеорологические исследования, проводимые всеми государствами. Для достижения своих экспансионистских целей империалисты не гнушаются никакими средствами…».

Это объяснение было подхвачено советской газетой «Правда» (Э.Мустель, Д.Мартынов, В.Лешковцев «Снова «летающие тарелки?», Правда, 1968, 29 февраля):

«Не является «неопознанным» и объект, наблюдавшийся над Софией. В действительности это был крупный шпионский баллон-зонд, запущенный одним из разведывательных центров НАТО. Находясь на большой высоте, он вполне мог двигаться «против ветра». Ведь известно, что направления ветра в верхних слоях атмосферы и вблизи поверхности Земли часто не совпадают…».

Никто так и не поинтересовался, был ли сбит именно этот баллон, и почему противовоздушная оборона допустила его полёт над Софией и прочими стратегически важными районами, если за ним следили «еще на подступах к границе». Похоже, что ссылки на «вражеские происки» были всего лишь отговоркой растерявшихся военных, столкнувшихся с чем-то непознанным.

Действительно, объекты над Болгарией были чрезвычайно похожи на воздушные шары тетраэдрической формы типа «Zodiac», сделанные по французской технологии из треугольных выкроек, но некоторые особенности наблюдений заставляют сомневаться в их тривиальной природе.

На рисунках очевидцев хорошо видны какие-то странные «отростки», которых не бывает у метеозондов. Вспышки на борту, резкое увеличение скорости и помехи, которые создавали НЛО, также противоречат теории о воздушном шаре тетраэдрической формы. К тому же на больших высотах шар-тетраэдр должен был раздуться, тогда как у объектов над Стара-Загора и Софией грани были вогнутыми.

Так чем же были «болгарские тетраэдры» модели 1967-1968 годов – настоящим НЛО или воздушным шаром необычной формы? Ответ на этот вопрос по-прежнему скрывается в секретных досье Министерства обороны Болгарии…».

Самое интересное и новое в этой главе книги Михаила Герштейна «Тайны НЛО и пришельцев» (СПб, 2007) было, казалось бы, насмешливое замечание, что «только в январе 1968 года, опомнившись, коммунистические власти Болгарии начали антитарелочную пропаганду, чтобы успокоить народ».

Стоит отметить, что и в Советском Союзе не остались в стороне от «болгарских событий» и газета «Правда» (от 29 февраля 1968 года), ссылаясь на болгарскую прессу, тоже отреагировало на эти события, и даже привела, научные разъяснения о «природе летающих тарелок».

Правда, за всем этим было видно, не желание скрыть от общественности, какие-то неизвестные научные факты посещения Земли инопланетянами, а плохо скрываемую злость, оттого, как западные спецслужбы в очередной раз таким примитивным способом усыпили бдительность всех стран Варшавского договора, оценив действительный уровень их коллективной безопасности.

Почему, автор этой статьи говорит, что в очерёдной раз, а не впервые? Потому что ещё в памяти у военных была история с «Локхид U-2»:

Как был сбит «Локхид U-2»

«Осенью 1957 года локаторы Туркестанского округа ПВО засекли высотную цель, нарушившую воздушное пространство СССР. По тревоге в воздух поднялся МиГ-19, который достиг своего предельного потолка в 17 тысяч метров. Лётчик увидел крестообразный силуэт неведомого самолёта, с прямыми длинными крыльями, который шёл на высоте почти 21 километр, недосягаемой для МиГ-19 для поражения такой воздушной цели пулемётно-пушечным огнём.

Лётчик доложил, что наблюдает идущий с превышением в 3000 метров крестообразный самолёт, но «достать» его не имеет возможности. В итоге преследование самолёта пришлось прекратить и докладывать руководству об увиденном неизвестном летательном аппарате.

Вскоре этот авиационный полк посетил генерал-полковник Е.Я.Савицкий. Внимательно выслушав доклад лётчика, он пришёл к выводу, что тому всё это «померещилось», потому что по данным разведки, «самолётов с подобными характеристиками быть не могло».

«Уличённого во лжи» лётчика, после разговора с генерал-полковником Е.Я.Савицким, командованию полка, позже, пришлось, перевести даже в другую часть. Но «несуществующий самолёт» 9.04.1960 года вновь нарушил государственную границу на участке того же 9-го Гвардейского истребительно-авиационного полка. Самолёт опять шёл на высоте 20-21 км.

На этот раз на перехват «несуществующего самолёта» взлетела четвёрка МиГ-19, однако, поднявшись на 16000 метров, пилоты не обнаружили нарушителя воздушного пространства СССР, а тот, произведя фотосъёмку полигона ПВО рядом с озером Балхаш и космодрома Байконур, снова ушёл от преследования.

И только 1 мая 1960 года, самолёт U-2, пилотируемый капитаном Ф.Г.Пауэрсом, который шёл от афганской границы в направлении Свердловска, наконец, был сбит ракетой.

Правда под этот же ракетный залп попала пара истребителей МиГ-19П, пилотировавшая лётчиками капитаном Б.Айвазяном и лейтенантом С.Сафоновым, которые преследовали нарушителя воздушного пространства СССР. При этом самолёт С.Сафронова был сбит, что привело к гибели и самого лётчика, и только самолёту Б.Айвазяна, перешедшего в пикирование, удалось выйти из-под этого ракетного удара».

Возможно, появись «летающая тарелка» над Софией до того, как похожую на неё, уже наблюдали над Мадридом, то реакция ПВО стран Варшавского договора была бы незамедлительной. А тут, явно военные были дезинформированы средствами массовой информации и комментариями таких специалистов по НЛО, как Ф.Зигель, а также рядом других известных учёных. Некоторые учёные усматривали в этих «летающих тарелках», даже какое-то неизвестное науке «редкое природное явление», вроде «образования большого плазменного шара, вызванного ионизацией воздуха» («Правда» от 21.07.67 года).

Вот только заявление болгарского генерала о том, что лётчики НРБ легко сбивали шпионские шары-зонды, мягко говоря, совсем не соответствовала действительности.

Насколько всё было не просто с уничтожением этих вроде бы простых неуправляемых воздушных целей, Константин Коханов, во время службы в армии, мог убедиться сам.

Как пробовали решить проблему уничтожения автоматических дрейфующих аэростатов

В 1967 году в конце лета в ДАРМ пришли два офицера из учебного центра с устройством для уничтожения воздушных шаров. Оно представляло собой сложенный зонтик, вернее сложенные спицы от зонтика, который с помощью троса цеплялся к самолёту. Когда устройство сбрасывалось с самолёта, трос разматывался и в результате следовавшего в конце его размотки рывка зонтик раскрывался, после чего можно было идти на сближение с шаром-шпионом и рвать спицами его оболочку. Проблема, с которой столкнулись офицеры, заключалось в том, что это устройство было снабжено парашютом, который не всегда раскрывался. В результате, устройство при падении повреждалось, и его нужно было постоянно ремонтировать.

Разумеется, у многих тогда возникли вопросы к офицерам, – а не проще ли расстреливать воздушные шары из пулемётов или пушек?

Офицеры, которые принесли в ДАРМ это устройство, объяснили тогда любопытным товарищам, что оболочка шаров изготавливается из материала, обладающего свойствами самозатягивания пулевых отверстий. Проще говоря, – сказал один из офицеров, – если в шар попадает пуля или снаряд пробивающие его насквозь, давление газа в нём падает, оболочка начинает сжиматься и отверстие ликвидируется, за счёт нанесённого на внутреннюю поверхность шара клейкого вещества или специальной клейкой плёнки.

Надо отметить, что в ДАРМе были двое солдат, хороших слесарей, которым в 1967 году предстояла демобилизация и которым за доработку механизма раскрытия парашюта «противошарового» устройства, было обещано, что их отпустит домой сразу же, как только парашют три раза подряд раскроется после сброса этого устройства на аэродром.

Ребята были толковые, они даже полковнику Березуцкому сделали из бронзы две «золотые» звезды Героя Советского Союза, не потому что у него в то время «крыша поехала» и он решил стать «третьим» лётчиком, имеющим три звезды героя, как Кожедуб и Покрышкин, а потому что дважды уже терял настоящую звезду, которую нужно было носить постоянно, и решил больше не рисковать. Так что эти солдаты и парашютную систему «противошарового» устройства доработали и с чистой совестью разъехались по домам.

Автору этой статьи, рассказывая о своей службе в армии, постоянно приходилось пользоваться справочными материалами, в основном из «Интернета», чтобы проверить достоверность материала, который он излагает по памяти, особенно, когда ссылается, как на рассказы третьих лиц, так и на упоминание их фамилий.

К сожалению, в историческом плане, период его службы а армии в 1967-1969 годах, в «Интернете» освещается слабо, хотя на сайтах посвящённых авиации, много ссылок на 148-й Центр по переподготовке лётчиков ПВО в Саваслейке, и даже имеется сделанная сверху его фотография.

Но, что касается описанного выше эпизода службы Константина Коханова в армии, то дополнительная информация о нём, всё-таки нашлась на одном из форумов, посвящённых истории авиации.

Это был рассказ полковника Электрона Мироновича Евглевского, бывшего в 70-х годах начальником 1 отдела боевой подготовки авиации ПВО страны.

Диктофонная запись его рассказа была приведена одним из участников форума Сергеем Бурдиным (http://forums.airforce.ru/archive/index.php/t1300.html):

Рассказ полковника Электрона Мироновича Евглевского

«В своё время я имел счастье сбить два американских АДА (автоматических дрейфующих аэростата) над территорией нашей страны. Я тогда служил в Барановичах. Это в 1956 году было.

Накануне шёл шар через Прибалтику и по нему отработали 12 лётчиков 1 класса по полному боекомплекту. Наступила уже темнота и шар пошёл в московский округ. Они не смогли его сбить на МиГ-17 и МиГ-19. Я в это время был на дежурстве. Там же со мной дежурил товарищ-фронтовик. И вот он мне говорит:

«Ну, вот ты перехватчик (а я уже в то время был перехватчиком – летал на МиГ-17ПФ). Вот завтра тебя поднимут на шар. И ты тоже будешь моргать глазами? Почему они не сбили, ты задумался?»

И вот мы с ним сели в дежурном домике. Стали думать. Почему же они его не сбили. Не смогли его сбить потому, что он был очень высоко. Скорость сближения очень большая. Стреляли с большой дальности, и трасса снарядов вся уходила под него. Никто не мог приблизиться к нему. Они центральную марку прицела ставили на него, а трасса уходила под него. Вот мы с товарищем и рассчитали, как надо прицелиться. Надо при прицеливании поставить самый нижний ромбик прицельной марки шару на «макушку». И когда они сравняются по величине открыть огонь. Трасса как раз понизится и попадет в АДА.

На следующее утро, как раз такая ситуация и возникла. Подняли нас. Приехал комполка. Мы с ним парой полетели. Он на простом МиГ-17, – а я на перехватчике. Перехватчик значительно тяжелей. Командир, как газ залупил, и стал уходить от меня вверх-вверх. Потом говорит:

«Пускай тебя самого наводят!» Ну и стали меня наводить одного. А командир не видит шар. Наведением с земли занимались специальные штурманы наведения. Это было большое искусство, как дать команды, чтобы вывести самолёт на 2 км в хвост к цели. Но этот наведенец дал мне разворот, и после того как я его выполнил, говорит:

- Посмотри слева, там ничего не видишь?

Я посмотрел и говорю:

- Вижу какую–то точку светящуюся».

А он мне отвечает:

- Ну, это он. Перезаряжай пушки, доворачивай, включай форсаж. Цель на 14000 метров.

Ну, на перехватчике, без форсажа, на 14000 метров ты не залезешь. Ну, я и пошёл. Поставил в прицеле на «макушку» этот ромбик. Первый раз шарахнул. И трасса прошла около «уха» его. Видимо ногой я немного дёрнул. Короче говоря, со второго захода я всю трассу вложил в него. Он загорелся (его оболочка). Раскрылось три парашюта. Я отследил его до облаков.

Прилетел. Там на земле триумф. Прилетели мы, сели и нас с командиром полка сразу в штаб дивизии. Комдив встретил нас. Он сразу звонит в Москву Савицкому. Ну, по оперативной линии уже доложили, что шар сбили. А комдив говорит в трубку:

- Вот лётчик тут у меня сейчас, даю ему трубку.

И вот я впервые с Савицким познакомился по телефону. Он спросил:

- Расскажите, как вы прицеливались?» Ну, я рассказал. Он говорит:

- Хорошо. Сейчас пусть комдив соберёт весь лётный состав, и проведите с ними со всеми занятие. Как надо прицеливаться по этим АДА. Потому, что это не первый и не последний…

…После выпуска из академии я получил персональное распределение от Савицкого в ЦБП в Саваслейку. Я попал в научно исследовательский отдел боевого применения. Вот там, за 4 года, я прошёл настоящую академию. Потому, что Савицкий был генератором идей. У него идеи возникали по 8 штук за день. А исполнителем у него уже появился очень грамотный, умный изумительный человек – Кадомцев Анатолий Леонидович. Это был тоже легендарный человек, который, закончив инженерную академию самостоятельно, вылетел на самолёте. Его хотели отдать под суд, но министр Малиновский на представлении под суд написал, – обучите его и пусть летает. Он стал лётчиком и пришёл уже заместителем командующего авиацией ПВО к Савицкому. И вот под его руководством я работал в научном отделе.

Я туда попал в 1961 году. В 1962 в январе погибает начальник этой лётной группы Герман Трофимов. После того как он погиб меня назначили на его место. А до этого я был лётчиком-исследователем по самолётам с ЖРД. И должность стала зам. начальника отдела – начальника лётной группы.

И вот мы провели учения опытные в своё время. Собственно это была НИР, но не я ею руководил по уничтожению АДА. Мы достали свои шары советские. Взяли разные типы перехватчиков. И попытались мы АДА разными способами сбивать. Определяли возможность применения РЛС. Оказалось плохо. РЛС под это дело практически не подходили, т.к. отражал сигналы один трос и когда он стал капроновый, то тоже ничего не давал на экране. А контейнер имеет малые размеры и висит на удалении от шара на 150 метров и попасть в него практически невозможно. При таких скоростях тем более.

Но такую работу провели. Причём там был один курьезный случай. Когда я ещё в Барановичах служил, я в полку буксировал конус. И когда на стрельбах конус отшибут, то сзади висит трос, который можно привести и сбросить на аэродроме. Он провисает очень низко, когда конуса нет, и конец его тянется где-то метров на 100 ниже самолёта. И если до земли достанет, то режет всё. Мне однажды чуть взыскание не дали, когда я этим тросом по полосе прошёл. Я напугал там всех.

И когда шары пошли, я подумал. А если взять трос завязать за самолёт и пройти над шаром – он его распилит и всё. Тут мне техники подсказали. Можно трос зацепить за швартовочный болт. Там под хвостом самолёта петля такая была.

А сам трос свернуть и положить под воздушные тормоза. Сложить такую куклу длинную и под тормоз засунуть. А потом в полёте нажал на кнопку выпуска тормозов – трос выпал и всё.

И я написал рацпредложение. Мы на земле систему опробовали – вроде работает. В воздух не поднимали – надо было разрешение. Рацпредложение пошло в дивизию, в армию и сколько я не интересовался, оно куда-то подевалось.

Но потом я так понял, что оно пришло в Москву, и Савицкий рацпредложение видимо видел.

И когда НИР по АДА пошла, он предложил трос привязать к самолёту и ещё к тросу кошку привязать, чтобы разорвать АДА получше.

Был тут инспектор Коля Желобов – досталось ему лететь с этой кошкой. А Савицкий полетел на «спарке» смотреть сбоку. Коля зашёл первый раз – кошка не достала до шара. Савицкий его обругал. Коля спустился пониже.

И когда он прошёл над шаром, то тот словно взорвался. Прямо под ним. Колю кувыркнуло и он начал падать. Савицкий сказал:

Ну, ты выпутывайся, а мы пошли домой.

Коля выпутывался-выпутывался, а потом катапультировался. А в принципе сбивать эти шары, конечно, лучше всего из пушки. Шары, после того, как отработали систему, сбивали почём зря. Особенно, много их в было, в Бакинском округе. Один лётчик даже за один полёт три шара сбил».

Включая полностью отрывок воспоминаний лётчика Э.М.Евглевского, автор этой статьи, руководствовался тем, что об упоминавшихся там и занимавших друг за другом должность командующего авиацией ПВО страны, маршале Савицком и генерал-лейтенанте Кадомцеве, он уже кое-что рассказал, не столь лестно, как принято сейчас говорить о героях «нашего» времени.

Стоит остановиться только на том, что всё-таки представляли собой эти шары-шпионы, – откуда, кем и зачем они запускались. Для этого не будем долго рыться в архивах, а снова воспользуемся Интернетом, сначала материалами сайта http://www.popmech.ru/article/28-na-bezyimyannoy-vyisote/ журнала «Популярная механика», где в февральском номере за 2006 год, опубликована статья Александра Грека «На безымянной высоте: Наша месть аэростатам». В первой части статьи, озаглавленной «Посланцы АДА» имеется краткий ответ на этот вопрос:
«Идея была красива и проста: к наполненной гелием оболочке из тонкой синтетической плёнки, объёмом до сотен тысяч кубометров, подвешивались контейнеры с разведывательной фото- и радиоаппаратурой. Эти автоматические дрейфующие аэростаты – АДА – запускались с территории скандинавских стран.

Используя господствующие над территорией СССР воздушные течения в стратосфере, аэростаты, безнаказанно пересекали нашу территорию на высотах в десятки километров, где их не могли достать ни перехватчики, ни ракеты ПВО.

Даже появление комплексов С-75, способных «доставать» цели на таких высотах, не решало проблему – цена сравнительно дешёвого аэростата не шла ни в какое сравнение с дорогостоящей ракетой. Тем более, что и производители разведывательных аэростатов не останавливались на достигнутом: высота полёта всё увеличивалась, а уменьшение толщины плёнки оболочки до 5 мкм сделало АДА практически радиопрозрачными, то есть невидимыми для наземных радаров.

А ведь ничто не мешало прикрепить к аэростату контейнер не с разведывательной аппаратурой, а с биологическим или химическим оружием, не говоря уже о ядерном».

И действительно ничего не помешало это сделать ещё японцам во время Второй мировой войны против США и китайцам, после имевшего места вооружённого конфликта в 1969 году на острове Даманском, против СССР. Японцы подвешивали к шарам бомбы, китайцы контейнеры с насекомыми, разносчиками инфекций, в качестве одного из средств ведения биологической войны.

Обо всём этом достаточно подробно рассказано в статье «Враждебные рейды дрейфующих аэростатов», из которой, мы, наконец, узнаём, что в основном они использовались, не в качестве разведывательно-диверсионных летательных аппаратов, а для пропагандистско-агитационных целей (http://aerocrat.livejournal.com/53689.html «ЖЖ») – «Живого Журнала» (LiveJournal):

Пропагандистско-агитационные рейды автоматических дрейфующих аэростатов

«…Для пролёта над «железным занавесом» и последующим сбросом над территорией социалистического лагеря пропагандистских листовок были разработаны специфические метеокарты.

Объём типового американского аэростата для осуществления пропагандистско-агитационных рейдов – 12,5 куб. метров. На такой шар загружалось до 5 кг печатного пропагандистского материала (2500 листовок формата А5). Первые серии американских агитационных аэростатов, следуя в эшелоне на высоте до 5000 метров в течение 3-6 часов, могли удаляться вглубь заданной территории на расстояние 300-500 км.

Часть запускаемых американских аэростатов советским лётчикам удавалось сбивать. Но зачастую такая охота оказывалась безрезультатной.

США продолжали совершенствовать свои разведывательные воздухоплавательные беспилотники, и за короткое время в распоряжении спецслужб США поступили шары, способные осуществлять перманентные рейды на высоте 20-30 км, добывая стратегическую информацию…

Причём, встав в воздушный поток в Европе, такой аэростат прокатывался над СССР и доставлял весь отснятый в автоматическом режиме материал к запланированному заранее месту посадки где-нибудь на Дальнем Востоке. Аэростаты запускались с баз в Германии, Норвегии, Италии, Турции, Франции и других стран. На большой высоте (до 30 км) они проникали в советское воздушное пространство и внедрялись вглубь территории на сотни километров, ведя тотальную воздушную разведку над территорией СССР и других стран социалистического лагеря.
Советским лётчикам и огневым ПВО сбивать их стало весьма проблематично. Радиопрозрачная оболочка аэростатов, имевшая многокамерную структуру, заполнялась гелием. В специальном контейнере аэростата располагалось новейшее разведывательное оборудование.

Случайно высотный дрейфующий аэростат был сбит командиром отдельной эскадрильи перехватчиков капитаном Л.И.Савичевым в середине 1954 года. Его истребитель МиГ-17П (с РЛС-прицелом) расстрелял аэростат на высоте 10 км.

Лётчика за уничтоженный трудноуловимый беспилотник, наградили орденом Красной Звезды. И в дальнейшем за уничтожение дрейфующих высотных аэростатов советским лётчикам вручали ордена…

…Пик активности запусков беспилотных дрейфующих аэростатов пришёлся на январь-февраль 1956 года, когда в воздушное пространство СССР проникло около трёх тысяч шаров.

За 20 лет, с 1956 года по 1977 год, системой ПВО было зафиксировано 4112 диверсионных аэростатов, а сбить удалось только 793. США, Франция, Финляндия, ФРГ, Норвегия, Швеция, Турция разрабатывали эти комплексы в рамках национальных программ вооружений. Только аэростатов США запускалось ежегодно в среднем 600 единиц (300 принадлежали ВМС, 150 – ВВС, остальные – гражданским организациям).

При сбрасывании с высоты одного блока с листовками любого формата размер «залистованной» территории составлял 100-180 метров на 1000-1500 метров (средняя плотность сброса составляет 1-2 листовки на 10 кв. метров)…».

Как мы видим, эффективность борьбы с шарами-шпионами, вопреки рассказу лётчика Э.М.Евглевского была достаточно низкой, и ему ли, это было не знать.

В то же время, как-то странно ему изменяет память о том, что его «рацпредложение по уничтожению шаров-шпионов», опробовали только на земле, хотя в Саваслейке, эти испытания проводились воздухе в конце лета и, вероятно, до конца осени 1967 года. Во всяком случае, Э.М.Евглевский в 1969 году летал в том же гарнизоне, где служил автор этой статьи, и уже упоминая в ней об этом лётчике, ещё больше усомнился в честности и порядочности этого человека.

Из того, что было рассказано выше о шарах-шпионах и автоматических дрейфующих аэростатах, становится ясно, чем был вызван всплеск сообщений «о летающих тарелках» в 1967 году.

Но только в начале 1968 года, после февральской публикации о них в газете «Правда», Константин Коханов, окончательно перестал ими интересоваться, переключившись на изучение доступных ему материалов по проблеме Тунгусского метеорита, опубликованных в журнале «Техника-молодёжи».

Но всё же, решающую роль для него, чтобы заняться впоследствии поиском Тунгусского метеорита, сыграла, присланная товарищем из Москвы (Владимиром Ерошичевым), книга Михаила Заплатина «В чертогах Подкаменной Тунгуски»…

Ну, здесь автор этой статьи опять забегает вперёд и может показаться, что вся его служба в армии состояла только в выяснении отношений в прослушивании различных лекций и поисками интересного времяпровождения, связанного с изучением истории острова Пасхи и сбором информации о «летающих тарелках». Конечно, всё выглядело не совсем так «романтично», но представление о службе в армии Константина Коханова, трудно передать в статье, имеющей отношение к гибели Юрия Гагарина, так что это тема будет, более подробно, раскрыта на страницах его новой книги.

Из всего рассказанного выше об автоматических дрейфующих аэростатах можно также не сбрасывать со счетов версию о столкновении самолёта с Юрия Гагарина, но не с метеозондом, а с «устройством для их уничтожения».

Версия вторая – причиной гибели Юрия Гагарина могло быть, как столкновение с метеозондом, так и с приспособлением для его уничтожения.

Разумеется доказать подобную причину катастрофы будет невозможно, но зато теперь становится ясно, сколько ещё обстоятельств было упущено при работе комиссий по расследованию гибели Юрия Гагарина, а говоря прямо, просто скрыто, чтобы выгородить истинных виновников этой трагедии.

Во время тренировочного полёта Юрия Гагарина, непосредственно вблизи зоны (высоты) его полёта, в условиях плохой видимости, будущий космонавт Владимир Аксёнов проводили тренировки на невесомость, которая должна осуществляться в широких пределах высот от 6000 до 9000 метров, правда, в том случае, если бы это был самолёт Ту-104, а не учебная «спарка».

Поэтому не исключается, что самолёт с Владимиром Аксёновым, мог в любое время оказаться поблизости с самолётом Юрия Гагарина, не говоря уже о других самолётах, лётные задачи которых до сих пор, видимо из скромности пилотировавших их лётчиков, до сих пор не разглашаются.

Если у нас в условиях идеальной видимости самолёты могут не разглядеть друг друга и столкнуться в воздухе, не смотря на ряд, взаимоисключающих это причин, то, что можно сказать о сложных метеоусловиях. Да ещё при плохой работе радиолокационных комплексов слежения и контроля полётов, сразу почти за десятком летательных аппаратов, с разными полётными заданиями и целями.

Постоянно всплывают некоторые подробности того рокового дня. Как отмечено в книге «Гагарин, человек и легенда» двух американских авторов Джемми Дорана и Пирса Бизони (М, Азбука-Аттикус, 2011, стр.292-293) «в апреле 1995 года из мрака неизвестности вынырнул Андрей Колосов, пилот второго МиГа, и признался, что в то время действительно пролетал в том районе. В интервью «Аргументам и фактам» (А.Колосов, «Гагарин рискнул в последний раз», №12, от 2-9 апреля 1995):

«Причина гибели Гагарина в том, что он безрассудно пошёл на неоправданный риск. Они с Серёгиным отклонились от надлежащей схемы полёта».

Далее американские авторы считают, что «Колосов предположил, что они решили вылететь из намеченной зоны в поисках более чистого неба, чтобы попробовать отработать хотя бы некоторые основные манёвры. В поддержку своей теории он не привёл никаких доказательств. Может быть, его мучила совесть?..

…Леонов не очень верит Колосову. Космонавт по-прежнему убеждён, что этот пилот и его дозвуковой МиГ-15 совершенно не причастны к гибели Гагарина:

«Никакой МиГ-15 не смог произвести сверхзвуковой хлопок, который я слышал в то утро – по крайней мере, считает он, в воздухе – был некий Су-11, плохо опознанный в сумятице радарных сигналов».

Скорее всего, правильно считают американские авторы книги о Юрии Гагарине, дело, связанное с его гибелью заключается не в вине какого-то одного-единственного пилота, а «во всей системе, которая позволила, чтобы Гагарин погиб. Виновата система в целом. А всю систему в суд не приведёшь. Можно её морально осудить, но наказать её не удастся».

В заключение статьи мне хочется отметить, как относились к подготовке космонавтов (астронавтов) в США и в СССР. Насколько было большая разница, с одной стороны гордость, с другой самое настоящее наплевательское отношение со стороны государства и руководителей военного ведомства, которое и сейчас осуществляется такими же безнравственными и некомпетентными людьми, вплоть до министра обороны. Поэтому считаю нужным привести небольшую выдержку (с сокращением текста) из книги «Гагарин, человек и легенда» (в американском издании – «Звёздный человек») о подготовке космонавтов – какой она была в США и в СССР:

«Американские астронавты 60-х очень гордились своими лётными талантами, и работодатели из НАСА (Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства – National Aeronautics and Space Administration, сокр. NASA) предоставили им все возмоности оттачивать эти умения в воздухе. В их распоряжение предоставили тренировочные реактивные самолёты «Нортроп Т-38» (Northrop Т-38), которыми они пользовались, как личным транспортом, летая с одной базы НАСА в другую – из Техаса во Флориду, а оттуда – в Алабаму и обратно.

Эти скоростные и лёгкие самолёты космической эпохи стали для них аналогом служебных автомобилей.

Напротив, пилоты, которых набирали для участия в советской космической программе из различных эскадрилий ВВС, к своему большому неудовольствию обнаруживали, что их лётные часы существенно сократились и что теперь им запрещено совершать одиночные вылеты, каким бы не был воздушный опыт. Хотя база в Чкаловском, близ Звёздного городка, так и напрашивалась в качестве тренировочного аэродрома, космонавтам доставались лишь немногочисленные самолёты.

За оснащение Звёздного городка современными реактивными машинами всегда приходилось бороться, и здешнее руководство вынуждено было «реквизировать» эти летательные аппараты у конкурирующих организаций, в особенности у ВВС…

…К примеру, нужны три самолёта. Вполне понятно, для какой цели, но, чтобы выбить нужные решения… приходилось посещать Министерство финансов, Министерство военно-воздушного флота, обходить один кабинет за другим. Время уходило и… приходилось ловчить. Самый сложный космический полёт был проще, чем все эти земные рогатки. Разве это было нормально?

Каждому пилоту необходимо было налетать минимальное количество часов за год, чтобы не потерять квалификацию. Космонавты в Звёздном городке, которые хотели набрать вполне обычное число часов, вынуждены были делить два тренировочных УТИ МиГ-15 с тандемным креслом, едва ли не самые старомодные самолёты в советском арсенале…

Когда Гагарину после гибели Комарова запретили космические полёты, он хотел показать себя на одном из более новых самолётов, но для начала ему требовалось серьёзно наверстать упущенное. Он был самым знаменитым лётчиком в мире, но не самым опытным…. К концу 1959 года, когда его зачислили в первый отряд космонавтов, он налетал в общей сложности 252 часа 21 минуту, из них 75 часов в качестве одиночного пилота МиГ-15… Для молодого лейтенанта ВВС, только начинающего карьеру, показатель не такой уж плохой, хотя большинство космонавтов из его группы имели за плечами около 1500 часов.

…За всю свою космическую карьеру, с 1960-го по 1968 год, он налетал лишь 78 дополнительных часов, причём ни один из этих полётов не был одиночным. Иными словами, он летал меньше 10 часов в год….

К марту 1968 года Гагарин не поднимался в небо уже пять месяцев. Он обратился за помощью к Владимиру Серёгину, опытному пилоту и хорошему инструктору. В юности, сражаясь с фашистами, Серёгин совершил 140 боевых вылетов… и сбил 17 вражеских машин…

В 1968 году Серёгину было под пятьдесят. Возможно, он стал староват и реакция у него притупилась? Вряд ли. В качестве пилота-испытателя он завоевал репутацию человека, умевшего находить выход из самых сложных ситуаций. 12 марта 1968 года он сел на новую модификацию МиГ-21 и прервал разбег перед самым отрывом от полосы. Он был уверен: что-то не так…

…Через две недели, 27 марта, Гагарин поднялся с аэродрома Чкаловский на двухместном реактивном самолёте УТИ МиГ-15. На заднем сиденье расположился Серёгин, выступавший в качестве инструктора. Целью полёта было подготовить Гагарина к освоению более современного МиГ-17, чтобы, получив новую квалификацию, он мог навсегда распрощаться со старым самолётом… (Джеми Доран, Пирс Бизони. «Гагарин, человек и легенда», М., Москва, КоЛибри, 2011, стр.267, 268, 269, 271, 272 с сокращением и частичным редактированием текста).

Но, что тогда было «что-то не так», на земле или в небе, не разберутся до сих пор, одни версии, как и в этой «новой» (отредактированной) статье Константина Коханова. Простые версии и невероятные, с поиском виновника, который известен только одному космонавту Алексею Леонову и без виновников вообще, как считает упомянутый выше лётчик Анатолий Колосов, уверяющий, что Серёгин с Гагариным просто решили перед возвращением на аэродром немного «покувыркаться под облаками», что было рискованно, но они рискнули и проиграли.

П О С Л Е С Л О В И Е

(Взаимодополняющие друг друга версии гибели Первого космонавта Юрия Гагарина полковников Э.А.Шершера и Н.К.Сергеева)

Из многих версий связанных с причинами гибели Первого в мире космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, если откровенно говорить, достойны внимания только две, первая, которая относится к организации тренировочных полётов космонавтов на аэродроме «Чкаловский» и вторая к ошибкам пилотирования в сложных метеоусловиях. Все остальные версии, кроме явно фантастических или с детективными сюжетами, являются только производными, от двух первых. Помочь нам проанализировать эти версии, может сайт СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html), точнее опубликованный на нём ЭКСКЛЮЗИВ! НАШЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ГИБЕЛИ ГАГАРИНА.

В анонсе этой публикации на сайте, говорилось:

«Волею судеб, несколько лет назад, к нам обратился специалист в области авиационной техники, авиационный инженер, полковник в отставке, ветеран-фронтовик Эдуард Александрович Шершер с просьбой помочь подготовить к публикации некоторые его материалы, посвященные его многолетней работе в ВВС. При этом особое внимание было необходимо уделить собранному Э.А.Шершером эксклюзивному материалу по катастрофе самолета Юрия Гагарина, в расследовании причин которой он принимал участие еще в 1968 году. В 2006 году книга Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина» была, наконец, опубликована в минском издательстве «Харвест». К сожалению, не в Москве, где собрались самые запуганные издатели, до смерти напуганные несовпадением выводов книги с «официально разрешенными» версиями катастрофы Гагарина. И, к сожалению, опубликована книга была в несколько сокращенном виде – в неё не вошли некоторые наши данные по расчетам траектории падения самолета, а также некоторые важные факты, подтверждающие нашу версию катастрофы Гагарина. В результате, несмотря на то, что оспорить наши данные трудно, а иногда и невозможно в принципе, официальная печать предпочла их «не заметить» и, как и прежде, ежегодно в день гибели Юрия Гагарина 27 марта продолжала свою старую песню в исполнении все тех же официальных исполнителей – о столкновении с шарами-зондами, с неопознанными самолетами, о внезапных потерях сознания, отказах техники и прочих фантазиях, которыми обросла эта печальная дата благодаря стараниям многочисленных официальных лиц вкупе с досужими «исследователями». А нездоровый ажиотаж вокруг катастрофы Гагарина продолжал подогреваться грифом секретности на материалах комиссии, расследовавшей эту катастрофу.
И вот, наконец, к 50-летию полета Юрия Гагарина в космос «лед тронулся». 8 апреля 2011 года, накануне знаменательной даты, было объявлено, что материалы комиссии по расследованию причин катастрофы рассекречены. На самом деле выводы комиссии давно известны и опубликованы, несмотря на гриф секретности. И все исследователи этой темы всегда объясняли эти выводы именно так, как это старалась сделать комиссия – никто не виноват, было облако или шар-зонд, просто некий форс-мажор, а пилоты не могли ошибиться, потому что не могли никогда. Но 8 апреля 2011 года вдруг в одночасье оказалось, что причиной гибели Юрия Гагарина мог стать и «человеческий фактор», возможность которого официоз полностью исключал в течение более 40 лет. И это, вероятно, первый и пока единственный шаг навстречу истине — за все прошлые десятилетия.

Между тем, первые же публикации в средствах массовой информации показали обратное. Как будто услышав команду «фас!», пишущая братия за один день уже успела приложить максимум усилий для того, чтобы сделать истину еще дальше, чем она была все эти годы. Газеты и интернет-издания буквально запестрели заголовками о возможной виновности Юрия Гагарина в катастрофе. Словно все в один миг забыли, как еще недавно переливали из «пустого» штопора в «порожние» шары-зонды ту же самую официальную, но еще «не разрешенную» тогда версию катастрофы Гагарина, из которой всегда делали один и тот же вывод — о высочайшем мастерстве пилотирования Первого космонавта, и называли причину, по которой эта катастрофа произошла, «загадкой века».

С такой легкомысленной «сменой курса» мы никак не можем согласиться. Поэтому, для того чтобы помочь не только пишущей братии, но и многочисленным исследователям и, возможно, даже официальным лицам сделать истину о гибели Гагарина всё-таки ближе, а не дальше, мы с разрешения автора Э.А.Шершера решили опубликовать на нашем сайте одну из глав его книги в исходном варианте – со всеми данными и расчетами, без каких-либо сокращений. Эта глава не только непосредственно посвящена катастрофе самолета Юрия Гагарина и работе комиссии, но в ней подробно описан и наш собственный анализ всех известных версий и сделан вывод о реальных, а не мнимых причинах катастрофы.

Наша работа не прошла незамеченной – ее результаты заинтересовали летчика, полковника Николая Константиновича Сергеева, который проводил свои собственные исследования причин катастрофы самолета Серегина-Гагарина. Исследования полковника Н.Сергеева представляют значительную ценность тем, что это работа выполнена на основе большого летного опыта автора, который не только остается действующим пилотом уже более 40 лет, но и был участником расследования летных происшествий».

При публикации заметок «Достоверность свидетельств об инцидентах» и комментариев на авиационном форуме http://forums.airforce.ru/kurilka/printfriendly4104/, как и на новостном сайте СМИ2, публикуя частично отредактированные свои материалы с этого форума, а также статью «Тайна гибели Юрия Гагарина – версии и догадки», указывая источники информации, Константин Коханов чаще ссылался на сайты в Интернете, чем на материалы печатных изданий. Через пять лет он обратил внимание, что статьи на сайтах Интернета долго не живут, а оставшиеся там их архивные копии, сильно отличаются от оригиналов – без фотографий и даже без упоминания фамилий авторов. Поэтому ознакомившись с эксклюзивной статьёй с версиями гибели Юрия Гагарина на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html), я взял за основу, всё-таки, не опубликованную на нём в полном виде книгу Э.А.Шершера, а её сокращённый вариант в печатном издании «Тайна гибели Гагарина» (Минск, ХАРВЕСТ, 2006, доп. тираж 4000 экз.). Приведённые отрывки из этой книги, (с указанием страниц в её тексте), мной были отредактированы и сокращены, а в некоторых случаях лишь дополнены материалами вышеуказанного сайта:

Из книги Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина»:

«…В тот злополучный день 27 марта 1968 г. работники НИИ ЭРАТ ВВС получили распоряжение руководства — прекратить все виды работ и приготовиться к выполнению важного правительственного задания. Около полудня стало известно, что произошла катастрофа самолёта УТИ МиГ-15 с экипажем в составе В.Серегина и Ю.Гагарина. Руководство ВВС вылетело на место происшествия, а в институте наступило короткое затишье.

Сотрудники отдела турбореактивных двигателей, чтобы не терять время, запросили аэродром Чкаловский о том, какое задание должен был выполнять экипаж. Оттуда сообщили, что задание это — упражнение №2 Курса боевой подготовки истребительной авиации (КБП ИА-67), т.е. одно из самых начальных упражнений курса. Тут же принесли соответствующий документ, ознакомились с содержанием этого упражнения. Это был пилотаж в зоне с выполнением виражей, витков малой спирали, пикирований, боевых разворотов, бочек, полета на эволютивной скорости, т.е. на минимальной скорости горизонтального полета. Заканчивалось задание следующей фразой: «Полет выполняется без подвесных баков».

Неприметная такая фраза, не правда ли? С баками, без баков – какая разница? Но в отделе работали специалисты, у которых «на счету» не одна сотня расследованных летных происшествий. Поэтому ограничиться одним вопросом никак не получалось – опыт и интуиция подсказывали, что, возможно, именно здесь и «зарыта собака». Так и есть, на повторный запрос из Чкаловской сообщили, что полёт происходил с подвесными баками.

А на резонный вопрос, кто же такое мог разрешить, был ответ — командир части, т.е. сам В.Серегин.

Любому пилоту или авиационному инженеру известно, что курс боевой подготовки утверждается Главкомом ВВС, а, следовательно, ни один командир независимо от ранга не имеет права менять в нем ни одного слова, ни одной цифры. Как же могло случиться, что требования этого документа были так грубо нарушены?

В самом деле, обнаруженное в отделе нарушение получалось очень и очень опасным, т.к. все режимы в данном упражнении были заданы для полета без подвесных баков. В частности, была задан режим полета самолета на эволютивной скорости в 350 км/час. Это значит, что при полете с подвесными баками должна была выдерживаться более высокая, нежели указана в документе, скорость во избежание сваливания на крыло. Отрицательно и действие подвесных баков при выходе из пикирования – нужна большая высота, т.к. при полёте с баками ограничивается допустимая перегрузка. Баки могут просто сорваться со своих креплений. И это допустил сам командир? Или задание выполнялось совсем другое?

В обсуждении обнаруженных данных прошел остаток дня. Общее мнение было такое – налицо грубое нарушение, которое могло иметь непосредственное влияние на исход полёта. Но не тут-то было! На следующий день в отдел уже пожаловало высокое начальство с Пироговки, из штаба ВВС – начальник управления эксплуатации ВВС генерал И.В.Чирков.

«Подвесные баки» – не наше дело» – сказал генерал. – «Наша задача – искать отказ авиатехники».

Стало ясно, что в отделе ненароком вторглись в те сферы, куда «посторонним вход воспрещен». Кто-то доложил «по команде», а проще говоря, «стукнул куда следует», и реакция сверху не заставила себя ждать. Похоже, дело принимало серьезный оборот – политический. А в таких делах техника, как и истина, всегда отходит на задний план… (стр.14-16).

Казалось бы, что дальше расследовать, виновник налицо, а всё остальное это уже причины, связанные с погодой, пилотированием в облаках и тем, что могло помешать полёту самолёта Гагарина – птица, метеозонд или другой пролетевший рядом самолёт. Даже автор книги Э.А.Шершер тоже так считал:

«Долгие годы, имея весьма ограниченную информацию о катастрофе, автор был убеждён, что так оно и случилось – самолёт с подвесными баками, выполняя полёт на эволютивной скорости, свалился в штопор. Лишь с появлением большого количества опубликованных данных, в том числе о слишком малом времени на выполнение упражнения, а также свидетельств очевидцев, эта версия отпала…» (стр.51).

Так что же тогда могло стать основной причиной катастрофы?

…Многие авторы статей, опубликованных в различных изданиях, пишут о подвесных топливных баках и их емкости (по 260 литров каждый). Это, по мнению большинства, самый неудачный с точки зрения аэродинамики вариант для выхода из пикирования, т.к. ограничения по перегрузке у самолета с такими баками – до трех, а без баков – до восьми g (ускорение свободного падения, равное 9,81 м/с2). Однако никто из этих авторов даже не упоминает (намеренно или случайно, по незнанию?), что упражнение №2 КБП-ИА-67 (полёт в зону), которое выполнялось экипажем, заканчивается следующей фразой: «…полет выполняется без подвесных баков». Таким образом, налицо грубое нарушение КБП при подготовке самолета к полету на земле. Это первое.

Далее, такой «малозначащий» факт: на выполнение упражнения №2 отводится 20 минут, но уже через четыре минуты двадцать секунд после начала выполнения упражнения экипаж доложил об его окончании. Это означает, что, с одной стороны упражнение полностью за такое время выполнено быть не могло, а с другой стороны – можно предположить, что экипаж зарезервировал себе время (примерно 15 минут) «свободного полета». Для какой цели?

Некоторые специалисты заметили эту странность и поспешили объяснить её плохим самочувствием В.Серегина, сложными метеоусловиями, неисправностью самолёта и другими причинами, якобы заставившими Ю.Гагарина досрочно закончить выполнение задания. К сожалению, ни одна из этих гипотез не имеет какого-либо фактического подтверждения. Более того, при досрочном окончании выполнения задания руководитель полётов обязан был запросить причину, но этого и не было сделано.

И вот спустя 30 лет после катастрофы в газете «Московский Комсомолец» от 28.03.98 г. появляются свидетельские показания очевидца, наблюдавшего то, что происходило в небе непосредственно перед катастрофой, – лесника Новоселковского лесничества И.И.Поддувалова. Причём запись свидетельских показаний была сделана сразу же после падения самолёта. Она стоит того, чтобы привести её дословно:

«Я работаю лесником в Новоселковском лесничестве, и этот кордон находится примерно метрах в 600-700 от места падения самолета. Неожиданно мы увидели реактивный самолет, который на большой скорости пролетел на бреющем полете буквально над верхушками леса и поднялся, чуть ли не вертикально, вверх. Таким образом, он повторял свои виражи то вверх, то вниз. А после пошли в помещение, где жили, сели, закурили и вдруг услышали сильный вой мотора, даже стекла в окнах задрожали. Я уставился в окно, и здесь раздался сильный взрыв, такой, что штукатурка с потолка посыпалась. Я сразу же выбежал на крыльцо, и передо мной вверх над лесом взвивалось облако чёрного дыма. Я вернулся домой и говорю соседу: «Видимо, долетался».

Генерал-полковник Н.Каманин, Герой Советского Союза, руководитель отряда космонавтов первым отметил нестыковки официальной версии катастрофы, в частности, несоответствие расстояния между местом доклада Ю.Гагарина об окончании выполнения задания и местом падения самолета со временем катастрофы, названным комиссией.

Лётчик-космонавт СССР, генерал-лейтенант Г.Береговой, Дважды Герой Советского Союза, первым обратил внимание на несоответствие официального расположения зон пилотирования в районе катастрофы с реальной схемой зон и требованиями безопасности полетов. Огромный лётный опыт Г.Берегового сыграл тем самым злую шутку над всеми авторами и защитниками официальной версии катастрофы…(http://www.ab-engine.ru/aviation_disaster_3.html).

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что летное происшествие самолёта УТИ МиГ-15 №612739 борт.№18, имевшее место 27 марта 1968г, произошло по вине командира полка, члена экипажа (инструктора) полковника В.С.Серёгина, так как он (допустил следующие грубые нарушения):

1) санкционировал взлет самолета с подвесными топливными баками, в то время как пилотаж при выполнении упражнения №2 должен выполняться без подвесных баков, что является грубым нарушением КБП ИА-67;

2) санкционировал взлёт самолета через 1 минуту после посадки самолета-разведчика погоды, в результате чего экипаж не заслушал доклад (не имел информации) о метеообстановке в районе аэродрома, вопреки правилу по которому состояние погоды должно докладываться всему летному составу перед началом полетов в соответствии с плановой таблицей данного лётного дня (согласно НПП – за 1 час до вылета);

3) знал, но проигнорировал тот факт, что в этот летный день не работал наземный радиовысотомер, в связи с чем руководитель полетов не имел возможности контролировать высоту полета самолетов и, таким образом, вмешаться, если бы имело место отступление от полетного задания;

4) будучи в этом полете инструктором, санкционировал неполное выполнение полетного задания, поскольку выполнить упражнение №2 за 4 мин 20 сек (согласно докладу Ю.Гагарина об окончании выполнения упражнения) вместо отведенных на него 20 мин невозможно;

5) несмотря на доклад о завершении полетного задания санкционировал полет в сторону, противоположную аэродрому, что подтверждается данными о том, что в момент доклада об окончании выполнения упражнения самолет (находился в зоне 20), летел в направлении аэродрома и находился от него на расстоянии 30 км, а упал вблизи деревни Новоселово на расстоянии 64 км от аэродрома (далеко за границами указанной зоны);

6) санкционировал выполнение или сам непосредственно выполнял пилотаж (бреющий полет, горки и пикирования), не входивший в полетное задание, после доклада о завершении упражнения, что подтверждается показаниями очевидцев;

7) допустил несвоевременный выход из пикирования при выполнении пилотажа, не входившего в полетное задание… (стр.58-59)..

В книге Э.А.Шершера на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html) список грубые нарушений В.С.Серёгина, был продолжен:

8-3) проигнорировал тот факт, что в зоне пилотирования не была проведена воздушная разведка по определению нижней границы облачности (без этой информации НПП запрещает производство полётов). На стр. 56 это нарушение не ставилось вину Серёгину: «Самолёт Гагарина и Серёгина выпустили, не дождавшись сообщения самолёта-разведчика о состоянии погоды, в итоге экипаж имел неправильную информацию о высоте и толщине облачности»;
9-4) (знал, но проигнорировал тот факт, что) упражнение №2 КБП ИА-67 (простой пилотаж) должно выполняться без подвесных баков в простых метеоусловиях, (в то время как метеоусловия были сложными – сплошная многослойная облачность). На стр.56 текст выделенный курсивом отсутствует;

Помимо указанных выше наиболее грубых нарушений, были допущены и другие нарушения, в том числе:

10) в день проведения полетов не выдерживалась плановая таблица полетов (А.Щербаков);
11) самолет перед вылетом не был проверен надлежащим образом, в результате чего кран вентиляции кабины был открытым и оставался в таком положении на протяжении всего полета. Стр.69. Кран вентиляции в кабине Серёгина был закрыт, а в кабине Гагарина наполовину открыт.

12) на самолете не был заряжен бароспидограф (по другим данным он отсутствовал);

13) при выполнении полетов на аэродроме не была задействована система фотографирования экрана локатора;

14) инструктор (В.Серегин) не имел оформленного допуска к инструкторской работе;

15) инструктор не был подготовлен к действиям при сваливании самолета, особенно, в условиях недостаточной видимости — тренировки в полетах на такие режимы не были зафиксированы в летной книжке;

16) в докладе о выполнении задания экипаж не сообщил о причине преждевременного прекращения задания, а руководитель полетов не запросил разъяснения.

Все указанные нарушения, как в наземной подготовке, так и в летной практике, в совокупности и привели к этому летному происшествию.

Таким образом, есть все основания сформулировать следующие выводы о причине катастрофы самолета УТИ МиГ-15 №612739 борт.№18, имевшей место 27 марта 1968г. так:

«Вероятной причиной катастрофы является столкновение самолёта с землей в результате несвоевременного выхода из пикирования при выполнении фигур высшего пилотажа, не указанных в полётном задании. Катастрофе способствовали сложная метеообстановка (сплошная многослойная облачность с нижней кромкой на высоте порядка 600 м), многочисленные нарушения НПП, в том числе, выполнение пилотажа с подвесными баками».

Конечно, в силу целого ряда обстоятельств, связанных с именем Ю.Гагарина, его подвигом, как Первого космонавта планеты, принять версию о выполнении экипажем фигур, не входящих в полетное задание, что и окончилось катастрофой – трудно. Можно даже понять членов комиссии – герои уже похоронены у Кремлевской стены, а расследование причин катастрофы фактически только началось. Как в таком случае можно было сделать вывод о виновности экипажа? Но если это все-таки сделать, тогда практически снимаются все спорные вопросы и становится понятным, почему комиссия вела свою работу в таком закрытом режиме и почему все результаты ее работы скрываются долгие десятилетия.

Станет также понятным, кого следует считать виновником данной катастрофы – под это подпадают не только командир полка В.Серёгин, но и многие другие категории руководящего состава ВВС.

Это летное происшествие, по возможным последствиям, можно сравнить только с угоном самолёта МиГ-25 летчиком В.Беленко в Японию и с посадкой немецкого летчика М.Руста на Красной площади в Москве. Чем это окончилось для руководства Министерства Обороны СССР – хорошо известно.
Чтобы установить истину и прийти к единому мнению, необходимо продолжить работу по определению ряда фактов, а именно:

- выявить, имеются ли детали ручки управления самолетом задней кабины (возможно, для этого не надо даже вскрывать пресловутые бочки, а просто посмотреть перечень спрятанных в них деталей, который наверняка есть);

- по формуляру самолета определить, демонтировалась ли ручка управления задней кабины, и если да, то была ли она вновь установлена – чтобы опровергнуть версию Ю.Куликова и Н.Сергеева;

- проанализировать вновь проводку полета самолета УТИ МиГ-15 борт.№18 от 27 марта 1968 года;
просмотреть еще раз все протоколы опроса очевидцев (стр.60).

В печатном издании книги (сокращённый вариант) Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина» (Минск, ХАРВЕСТ, 2006, доп. тираж 4000 экз.), проанализированы ( рассмотрены) 27 основных версий катастрофы самолёта УТИ МиГ-15 №612739 (бортовой №18) , а в её полном виде на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html) – 28 основных версий. Рассмотрим только четыре версии, которые действительно заслуживают того, что на них стоит обратить внимание:

Версия №4

Суть версии:
Попадание самолета в спутную струю другого самолета (Су-11 или Су-15), фамилия летчика до сих пор не установлена. Автор А.Леонов, генерал, космонавт
Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Этот самолет принадлежал фирме Сухого и действительно взлетел с аэродрома ЛИИ в Жуковском.
Факты, опровергающие версию:
Версия отвергается А.Щербаковым, проводившим летные испытания по влиянию спутной струи на устойчивость УТИ-МиГ15. «В зоне полётов такого самолета вообще не было» (полковник И.Рубцов – член комиссии). «Самолет все же был, но к гагаринской машине на опасную дистанцию не приближался» (В.Меницкий, засл. летчик-испытатель). Летчик известен – это летчик-испытатель ЛИИ Л.Рыбиков (позднее он погиб).
Оценка вероятности версии в % – менее 5%
Комментарий: «Попадание в вихревой след вызывает недоумение. А как же тогда летают «Стрижи» и «Русские витязи» (Л.Каманин).

Версия №14 (Версия №15 на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ)

Суть версии:
Самолет УТИ МиГ-15 №18 был приспособлен для показательных занятий по катапультированию, и, чтобы ручка управления, которая торчит между ногами, не мешала катапультированию, ее демонтировали. В кабине инструктора ручки управления просто не было. Автор Н.Сергеев, полковник, летчик-снайпер; Ю.Куликов, генерал

Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Серегин за весь полёт на связь не выходил. При подготовке и во время полёта допущено много серьезных нарушений.
Факты, опровергающие версию – В крови членов экипажа не найдено адреналина, в то время как Серегин должен был видеть и реагировать на ошибку Гагарина.
Оценка вероятности версии в % – 20-40%
Комментарий:
Для подтверждения или опровержения этой версии необходимо: – среди хранящихся остатков самолёта найти обломки ручки управления задней кабины; – найти (или не найти) в формуляре самолёта записи о съёме и постановке ручки управления задней кабины.

Версия №27 (№28 – на сайте http://www.ab-engine.ru/aviation_disaster_8.html).

Суть версии: Нарушения в организации полетов, выполнение фигур пилотажа, не предусмотренных полетным заданием, ошибка пилотирования В.Серегина, как командира экипажа, не предотвратившего несвоевременный выход из пикирования. Экипаж, сделав несколько виражей, доложил об окончании выполнения упражнения и, отлетев в сторону, начал выполнять произвольные фигуры. Выполняя одну из них, немного не рассчитал и столкнулся с землей.
Автор Э.Шершер, полковник и другие.

Подтверждение версии фактами:
Прямое – Многочисленные очевидцы на земле видели пикирования и горки. После последнего доклада самолёт полетел не к аэродрому, а в обратную сторону и там, пока не врезался в землю, выполнял разные фигуры. Видимо, это было зафиксировано на проводке самолёта.
Косвенное – Такого рода летных происшествий в авиации было много. В кабине был сам командир полка, которому не перед кем было отчитываться. Это подтверждается: – прекращением задания на 15 минут раньше; – самолёт упал в направлении, обратном аэродрому (в момент прекращения связи самолет был в 30-ти км от аэродрома и летел к нему, а упал в 64-х км от аэродрома и курсом на юго-запад); – пикирование – самое эмоциональное во всем пилотаже. – не работал наземный высотомер, что не позволило руководителю полетов контролировать высоту полета УТИ МиГ-15 (В.Серёгин об этом знал), поэтому снижаться они могли, оставаясь незамеченными.
Факты, опровергающие версию – нет
Оценка вероятности версии в % – 70-90%
Комментарий: Каждое в отдельности нарушение может не представлять опасности, но в совокупности это ведет к созданию аварийной ситуации. Для подтверждения этой версии необходимо просмотреть и ещё раз проанализировать радиолокационную проводку этого полёта и протоколы опроса очевидцев (стр.64, 77-78).

Версия №27 (на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ)

Суть версии: Гагарин имел очень большие перерывы в полётах и, как следствие, слабую лётную натренированность в полетах в данных метеоусловиях (многослойная облачность). Руководитель полётов не имел права выпускать в воздух экипаж для выполнения упражнения. Пренебрежение лётными законами сделало возможным полёт в несоответствующих метеоусловиях. Автор В.Чижевский, лётчик
Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Не работал наземный высотомер, что не позволило руководителю полётов контролировать высоту полета (Серёгин был в курсе этого). Гагарин имел малый налёт.
Факты, опровергающие версию – Серёгин имел большой опыт и мог вовремя исправить ошибку.
Оценка вероятности версии в % – 10-20%
Комментарий – без комментариев

Из книги Н.К.Сергеева «Юрий Гагарин. Гибель Легенды. Как это было».

(использованы материалы сайта СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ», http://www.ab-engine.ru/aviation.html)

Н.К.Сергеев: «Никогда не думал, что через 46 лет мне снова придётся возвращаться к трагедии, произошедшей 27 марта 1968 года, которой был потрясён весь цивилизованный мир, и ввергнута в шок вся наша страна…
…В книге использованы исключительно (!) только достоверные факты, нет ничего надуманного, придуманного или кажущегося – только скупые и упрямые факты. Итак…»:

27-го марта 1968-го года погиб Юрий Алексеевич Гагарин, выполняющий полёт с ОПЫТНЕЙШИМ инструктором, командиром полка полковником Серёгиным. В это просто невозможно было поверить. Дело в том, что полёт и сопутствующая этому ситуация была настолько простой, что проще просто не бывает. Задание в зоне было самое простое, которое они почему-то (?!) даже и не стали выполнять (к этому моменту мы ещё вернёмся), самолёт простейший и надёжнейший.
Лётчики про этот самолёт говорили так: «ты ему только не мешай на посадке, он сам сядет». Кстати говоря, справедливости ради надо заметить, что «ЗАДАНИЯ В ЗОНЕ», как такового, никакого и не было. Полёт в зону выполнялся чисто ЭКСПРОМТОМ, и в зоне они должны были выполнять простейшие фигуры пилотажа по своему усмотрению…

Погода, в смысле пилотирования, была простейшая (не было ни грозы, ни турбуленции, ни электрических разрядов). Были облака с нижним краем 700-900 метров, верхний край 3400-3900 м с прослойками, и для лётчиков эти условия абсолютно обычные. Инструктор, командир полка Владимир Серёгин, был опытнейший инструктор, когда-то он сам испытывал эти самолёты Миг-15.
И вот, анализируя эти простейшие условия, этот простейший полёт, ни один из тех, кто расследовал катастрофу, не высказал ни единой мысли о том, как такое могло произойти, в чём была причина? Эта катастрофа выглядела настолько невероятно, что история обросла огромным количеством догадок, предположений, а то и просто мифов. Масла в огонь подлил ещё и тот факт, что результаты деятельности государственной комиссии, занимающейся расследованием происшествия, были засекречены с первого дня расследования. Недоступными они остаются и до настоящего времени…

…С момента катастрофы прошло 15 лет. Я в то время учился в академии Ю.А. Гагарина в Монино, на заочном отделении. Приезжая из частей на сессии, мы жили там же в академгородке в гостинице.

И вот однажды, к одному из заочников нашей группы, майору Виктору Милушкину, приехал его друг, как потом выяснилось, который служил в 1968-м году командиром звена в полку Серёгина, и в звене у которого была именно та спарка УТИ МиГ-15, бортовой номер 18, на которой впоследствии Серёгин и Гагарин и полетели в свой последний полёт.
В один из свободных вечеров собрались в чьей-то комнате, сидели разговаривали и … кто-то совершенно случайно затронул тему полёта Ю.А. Гагарина в космос.
Мы же все были лётчики, и вопросы полётов, в том числе и в космос, нас интересовали в то время больше, чем кого-либо. Кто-то что-то спрашивал, кто-то что-то говорил, отвечал. И вот в этой дружеской товарищеской беседе наш гость, бывший командир того самого звена, как-то совершенно обыденно, как бы вскользь, выдаёт такую фразу: «Да, жаль Юрия Алексеевича. По глупому погиб».

Сначала эта фраза («по глупому погиб») ост