Константин Коханов: 30 июня 2019 года исполняется 111 лет со дня падения Тунгусского метеорита.

Константин Коханов: «С чего начались поиски Тунгусского метеорита и чем они закончились там, где его хотел найти Леонид Кулик, и все последующие после него экспедиции».

Предисловие.

С чего начались поиски Тунгусского метеорита? Почему поиски именно этого метеорита представляли интерес не только для узких специалистов, но и почти для всего цивилизованного человечества? Почему поиск этого метеорита, в итоге перерос в нерешённую до сих «Проблему происхождения этого космического тела», и постоянно муссируется гипотеза техногенного характера «тунгусской катастрофы»? И главное, как это учёные, поиск места падения Тунгусского метеорита умудрились загнать в тупик «Куликовского радиального вывала тайги», хотя некоторые из них даже после первой экспедиции Леонида Кулика, ничего в этом вывале тайги не увидели особенного, кроме его размеров, считая его обыкновенным ветровалом?

Итак, с чего начались поиски Тунгусского метеорита и почему он до сих пор не найден?

На этот вопрос можно было бы ответить одной фразой, что его просто искали не там, где он мог упасть. Но тут сразу возникает другой вопрос, а почему так получилось, или у всех, кто занимался проблемой Тунгусского метеорита, не всё было в порядке с головой? В это, конечно, никто не поверит, но что всё-таки способствовало тому, что поиск Тунгусского метеорита, в основном был локализован одним местом или местами по траектории его полёта, которая уточнялась по взятым с потолка методикам. К тому же все эти методики основывалась на конфигурации «куликовского радиального вывала тайги» и на опросах очевидцев, большинство из которых даже точно не могли назвать год, когда они наблюдали за полётом этого космического тела.

А с чего, собственно говоря, началась почти вековая история поисков Тунгусского метеорита, которая постепенно переросла к теоретическим обоснованиям уже не поисков самого метеорита, а только к решению Проблемы Тунгусского феномена 1908 года? И что ещё можно было ожидать, при отсутствии каких-либо следов космического вещества, в предполагаемых районах падения Тунгусского метеорита в свете новых достижений науки и сделанных в ХХ веке астрономических открытий при изучении планет Солнечной системы с помощью запущенных с Земли космических аппаратов.

Практически все попытки поиска Тунгусского метеорита от первых найденных о нём упоминаний в печати, датированных 1908 годов, и предпринятых его поисках до начала Великой отечественной войны 1941-1945 годов, подробно изложены в монографии Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит» 1949 года, а последующие послевоенные экспедиции вплоть до 1963 года были достаточно подробно описаны в книге геолога Б.И.Вронского «Тропой Кулика» в 1968 году. При этом Б.И.Вронский популярно пересказал основную часть довоенных экспедиций Леонида Кулика, используя материалы монографии Е.Л.Кринова, непосредственно принимавшего участие в работе третьей экспедиции Леонида Кулика 1929/30 года. Поэтому автор этой статьи, Константин Коханов, цитирует материалы о поисках Тунгусского метеорита из книги Б.И.Вронского «Тропой Кулика», как заслуживающий доверия источник информации настолько, что автор статьи, использовал эту книгу, за неимением топографической карты, как путеводитель во время своей второй экспедиции 1971 года при ходьбе по Тропе Кулика от реки Чамба почти до реки Хушмы и только там уже стал полагаться исключительно на свою интуицию.

Случайные совпадения.

Ещё до Октябрьской революции 1917 года, Академия Наук получала из разных районов Российской империи сообщения о падении там метеоритов. Получилось так, что работавший с 1913 года в Минералогическом музее Академии наук один из сотрудников, Леонид Алексеевич Кулик, заинтересовался зарождавшейся тогда новой наукой метеоритикой и неудивительно, что именно он, возглавил созданный впоследствии (в 1921 году) метеоритный отдел. Леонид Кулик сразу же воспользовался открывшейся перед ним возможностью, организовать специальную метеоритную экспедицию, для проверки полученных Академией Наук сообщений о падении метеоритов и организации их поисков.

Перед отъездом экспедиции Леонида Кулика в начале сентября 1921 года, редактор журнала «Мироведение» Д. О. Святский передал Кулику листок отрывного календаря Отто Кирхнера за 1910 год. На обороте листка сообщалось о падении 17(30) июня 1908 года близ города Канска, около разъезда Филимоново, гигантского метеорита, которое наблюдали пассажиры проходящего поезда. Когда, Д.О. Святский, попросил Кулика проверить эти сведения, вряд ли он мог предположить, что эта просьба не только заинтересует Кулика всерьёз, но даже станет главным делом всей его жизни.

«Экспедиция вернулась только в мае 1922 года. За это время она проделала путь более чем в 20 тысяч километров и пополнила коллекцию Академии наук десятью экземплярами метеоритов. Во время поездки Кулик посетил разъезд Филимоново и выяснил, что 13 лет назад, 30 июня, здесь действительно наблюдался полет огромного метеорита, упавшего, однако, где-то гораздо севернее.

Чтобы уточнить характер события и достоверно установить место падения метеорита, Кулик побывал во многих отдаленных пунктах Енисейской области, опрашивая очевидцев падения. Он также разослал большое количество анкет с вопросами относительно метеорита и связанных с ним световых, звуковых и прочих явлений. На основании собранных сведений было с несомненностью установлено, что утром 30 июня 1908 года над Енисейской областью пронесся огромный болид, который упал где-то далеко на севере, возможно, в бассейне Подкаменной Тунгуски. Была также составлена схематическая карта с указанием приблизительного места падения метеорита.

Кулику очень хотелось сразу же отправиться на поиски метеорита, но вместо этого пришлось срочно возвращаться. Средства были израсходованы, в новых ассигнованиях отказано, а НКПС требовал возвращения выделенного экспедиции вагона. Пришлось скрепя сердце подчиниться.

Предположение Кулика, что метеорит упал где-то в бассейне Подкаменной Тунгуски, было встречено с большим недоверием. Однако через некоторое время стали появляться сведения, подтверждающие правоту Кулика. Бывший директор Иркутской обсерватории А. В. Вознесенский, ознакомившись с материалами экспедиции, выступил в Обществе любителей мироведения с докладом о странном землетрясении, которое произошло 30 июня 1908 года в верхней части бассейна Подкаменной Тунгуски и было вызвано, по-видимому, падением огромного метеорита или роя метеоритов.

Несколько позже, в августе 1925 года он поместил в журнале «Мироведение» большую статью о падении метеорита в верховьях реки Катанги (так называли эвенки Подкаменную Тунгуску). В статье приводились показания многочисленных очевидцев полета болида, сопровождавшегося световыми и звуковыми эффектами, а также вычисленные автором статьи координаты места падения космического тела, вызвавшего столь необычное поверхностное землетрясение.

Геолог С. В. Обручев, исследовавший в 1924 году бассейн Подкаменной Тунгуски (Катанги), опубликовал в журнале «Мироведение» статью, в которой сообщал, что, по рассказам эвенков, неподалеку от небольшой фактории Ванавара на обширной территории (около 700 квадратных километров) почти полностью повален лес. Повал леса произошел в 1908 году. Место это считается священным и тщательно скрывается. Все же Обручеву на основании расспросов удалось составить схематическую карту, на которой были обозначены местонахождение и контуры этого крупного лесного вывала.

Вскоре в том же журнале появилась статья председателя Красноярского комитета содействия народам Севера члена Географического общества И. М. Суслова, который, будучи на съезде эвенков, опросил около 60 человек. Они рассказали ему, что в июне 1908 года в бассейне реки Чамбы, впадающей в Катангу, с неба падал огонь, который «палил лес», «кончал оленей», «валил тайгу» и т. д. Суслов приложил к статье карту места, где произошло это явление.

Однако все эти статьи и выступления оказывали Кулику только моральную поддержку. Его неоднократные ходатайства об организации специальной экспедиции в район падения метеорита неизменно отклонялись и оставались, как он говорил, криком в пустоте.

Только в конце 1926 года, после возвращения из-за границы Вернадского, Кулику удалось добиться ассигнований на организацию экспедиции. По существу, это была не экспедиция, а небольшой рекогносцировочный отряд из двух человек – Кулика и его помощника Гюлиха. В феврале 1927 года Кулик и Гюлих покинули Ленинград и отправились в далёкий путь…» (Б.И.Вронский, «Тропой Кулика», М., 1968, стр.15-17).

««Что сейчас, с долей некоторой объективности, можно сказать о Леониде Кулике. Леонид Алексеевич Кулик (1883-1942), как специалист по метеоритам, и как учёный получил известность, только в связи с его неудачными поисками Тунгусского метеорита (30 июня 1908 года) и, в немалой степени, благодаря писателю-фантасту Александру Казанцеву. Писатель выдвинул гипотезу, что над местом обнаруженного Леонидом Куликом грандиозного радиального вывала тайги, произошёл взрыв в атмосфере марсианского космического корабля с атомным двигателем, и только это фантастическое предположение в основном и поддерживает до сих пор интерес к проблеме Тунгусского метеорита.

Вопрос о том, что обнаруженный Куликом ветровал и карстовые воронки на болотах, в 80 км северо-западнее фактории Ванавара не имеют никакого отношения к месту падения Тунгусского метеорита, конечно, рассматривался и обсуждался в научных кругах, но речи о прекращении экспедиций Кулика не было. О том, что Кулик вводит научную общественность в заблуждение, и неправильно определил место падения Тунгусского метеорита, писал в партийные органы не только рабочий его экспедиции Сергей Темников, но на это указывали лично Кулику даже его помощники во 2-ой (1928) и в 3-ей экспедициях (1929/30) Виктор Сытин и Евгений Кринов. Виктор Сытин во время «спасательной» экспедиции 1928 года, когда часть пути преодолевал на самолёте, увидел сверху немало болот и метеоритных кратеров, ничем не отличавшихся по виду от тех, что были на болотах рядом с Метеоритной Заимкой. В тоже время Евгений Кринов, во время отсутствия Кулика, в нарушение запрета своего начальника, обследовал сопки на всей восточной половине Великой котловины, осмотрев там площадь около 40 кв. км, и о своих личных впечатлениях, написал следующее:

«Вывал леса действительно внушал представление о происшедшей в данной местности грандиозной катастрофе. Наоборот, не говоря уже о торфяниках, которые мы исключаем, как места падения метеорита, само Южное Болото казалось обыкновенным образованием ландшафта. Более того, при самом тщательном осмотре ближайших к нему участков, вплоть до края болота и, особенно, в западной его части, т.е. в непосредственной близости от места взрыва, всё оказалось самым обычным и естественным…» (Е. Л. Кринов «Тунгусский метеорит», М-Л, 1949, стр. 176).

Реакция Леонида Кулика, на предположения его помощников, что метеорит, возможно, упал в другом месте, была одинаковой – с Виктором Сытиным, после своего «спасения», он вообще прекратил общаться, а Евгения Кринова отстранил от работ и просто уволил…»» (Константин Коханов, «Белые пятна в биографии Леонида Кулика», http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4912).

После первой экспедиции Леонида Кулика в 1927 году учёными только допускалась возможность падения Тунгусского метеорита именно в том месте, которое было обследовано Куликом. А насчёт двух крайних суждений о буреломе «ничего необычного» и «его своеобразия», была принята расплывчатая формулировка «необычности бурелома» и поставлена основная задача не его изучения, а обнаружение метеорита. К сожалению большая часть времени работавших в предполагаемом месте падения Тунгусского метеорита экспедиций, как от Академии Наук со времён Леонида Кулика, так и самодеятельных, в основном КСЭ, до конца ХХ века была уделена не поиску самого метеорита, а уточнению конфигурации площади этого бурелома и уже потом, в основном на этой площади, поискам в торфяных или в земляных пробах, метеоритного вещества.

Вообще-то вся история связанная с поисками Тунгусского метеорита опутана сетью взаимодополняющих друг друга случайных совпадений, которая не столько приближала к цели найти упавший на Землю метеорит, или хотя бы его осколки, а наоборот, как только можно, на самом деле, осложнить или затруднить его поиски.

Началось всё с отрывного листка календаря за 1910 год, где на его обратной стороне рассказывалось о падении 17(30) июня 1908 года в окрестностях города Канска метеорита. Проверяя это сообщение, Леонид Кулик во время его специальной метеоритной экспедиции 1921/22 года, по проверке сообщений о падении небесных тел, лишь по опросам очевидцев, сделал предположение, что метеорит упал значительно севернее Канска, где-то в бассейне реки Подкаменной Тунгуски. Подтверждение сделанного Куликом предположение места падения метеорита не заставило себя долго ждать. Сначала в 1925 году А.В. Вознесенский, опубликовал в журнале «Мироведение» в своей статье координаты места падения метеорита в бассейне реки Катанги (Подкаменной Тунгуски), затем геолог С. В. Обручев в том же журнале в своей статье опубликовал «карту», где со слов эвенков, не далеко от фактории Ванавара, на обширной территории повален лес, и наконец, в этом же журнале была напечатана статья И. М. Суслова, в которой тот указал конкретное место в бассейне реки Чамбы, впадающей в Подкаменную Тунгуску, где в июне 1908 года с неба падал огонь, который «палил лес», «кончал оленей», «валил тайгу» и тоже приложил к статье карту места, где именно, со слов эвенков, произошло это явление. Таким образом, найти указанное эвенками места бурелома недалеко от фактории Ванавара для Леонида Кулика, не представляло особенного труда, по сравнению с дорогой непосредственно до самой фактории, особенно в зимнее время.

Что касается падения Тунгусского метеорита, то непосредственно сообщений из ближайших мест, пусть даже связанных с его взрывом, как считается кое-кем сейчас, в окрестностях села Ванавара, датируемых 1908 годом нет, как и не было тогда и самого села Ванавара, вместо которого была небольшая фактория с постоянным проживанием там нескольких человек. В наличии, есть только единственное сообщение о падении «метеорита», полученное из ближайшего к Ванаваре села Кежмы в 1908 году.

Енисейский уездный исправник Солонина в своём рапорте от 19 июня 1908 года за № 2979 на имя Енисейского губернатора доносил:

«17-го минувшего июня, в 7 ч. Утра над селом Кежемским (на Ангаре) с юга по направлению к северу, при ясной погоде, высоко в небесном пространстве пролетел громадных размеров аэролит, который, разрядившись, произвёл ряд звуков, подобных выстрелам из орудий, а затем исчез».

Копия этого рапорта делопроизводителем губернатора была направлена Красноярскому подотделу Восточно-Сибирского отделения Русского географического общества для сведения. Оттуда она была переслана в Иркутскую обсерваторию, а последней…, вместе с другими наблюдениями была передана, после обработки, в Метеоритный отдел Академии Наук
(Е. Л. Кринов «Тунгусский метеорит», М.Л., 1949, стр.51).

Дополняет это сообщение, опубликованная в газете «Красноярец» в №153 от 13 июля 1908 года, в разделе «По губернии» (стр.1-2) статья собственного корреспондента П-хова:

«С. Кежемское. 17-го, в здешнем районе замечено было необычайное атмосферическое явление. В 7 час. 43 мин. утра пронесся шум как бы от сильного ветра. Непосредственно за этим раздался страшный удар, сопровождаемый подземным толчком, от которого буквально сотряслись здания, причем получилось впечатление, как будто бы по зданию был сделан сильный удар каким-нибудь огромным бревном или тяжелым камнем.

За первым ударом последовал второй, такой же силы и третий. Затем – промежуток времени между первым и третьим ударами сопровождался необыкновенным подземным гулом, похожим на звук от рельс, по которым будто бы проходил единовременно десяток поездов.

А потом в течение 5-6 минут происходила точь-в-точь артиллерийская стрельба: последовало около 50-60 ударов через короткие и почти одинаковые промежутки времени. Постепенно удары становились к концу слабее.

Через 1,5-2-минутный перерыв после окончания сплошной «пальбы» раздалось еще один за другим шесть ударов наподобие отдаленных пушечных выстрелов, но все же отчетливо слышных и ощущаемых сотрясением земли.

Небо на первый взгляд было совершенно чисто. Ни ветра, ни облаков не было. Но при внимательном наблюдении, на севере, т.е. там, где, казалось, раздавались удары, – на горизонте ясно замечалось нечто, похожее, на облако пепельного вида, которое, постепенно уменьшаясь, делалось более прозрачным и к 2- 3 часам дня совершенно исчезло.

Это же явление, по полученным сведениям, наблюдалось и в окрестных селениях Ангары на расстоянии 300 верст (вниз и вверх) с одинаковой силой. Были случаи, что от сотрясения домов разбивались стекла в створчатых рамах. Насколько были сильны первые удары, можно судить по тому, что в некоторых случаях падали с ног лошади и люди.

Как рассказывают очевидцы, перед тем как начали раздаваться первые удары, небо прорезало с юга на север со склонностью к северо-востоку какое-то небесное тело огненного вида, но за быстротою (а главное – неожиданностью) полета ни величину, ни форму его усмотреть не могли. Но зато многие в разных селениях отлично видели, что с прикосновением летевшего предмета к горизонту, в том месте, где впоследствии было замечено указываемое выше, своеобразное облако, но гораздо ниже расположения последнего — на уровне лесных вершин как бы вспыхнуло огромное пламя, раздвоившее собою небо. Сияние было так сильно, что отражалось в комнатах, окна которых обращены к северу, что и наблюдали, между прочим, сторожа волостного правления. Сияние продолжалось, по-видимому, не менее минуты, так как его заметили многие бывшие на пашнях крестьяне.

Как только «пламя» исчезло, сейчас же раздались удары. При зловещей тишине в воздухе чувствовалось, что в природе происходит какое-то необычайное явление. На расположенном против села острове лошади и коровы начали кричать и бегать из края в край. Получилось впечатление, что вот-вот земля разверзнется и все провалится в бездну. Раздавались откуда-то страшные удары, сотрясая воздух, и невидимость источника внушала какой-то суеверный страх. Буквально брала оторопь.

Не обошлось и без курьёзов. Два крестьянина были на мельнице в 22 верстах от села и в момент первого удара несли мешки с мукою и оба упали. Когда же поднялись и, охая и ахая, прослушали всю «канонаду», то решили, что «Кежму разбил японец». «Ну, пойдём, паря по «матёрой» (противоположный берег реки от села) и «буче» (если) встретим, как японец на пароходе побежит, то убежим в лес, а не встретим – то с «матёрой» поглядим: «буче» церква цела, то пойдём в деревню, а развончана – так воротимся и упловём на заимку», – так докладывал один из крестьян.

А вот второй случай: крестьянин сидит в избе и со страхом слушает неведомые ему звуки («то ли гром, то ли стреляют»). Выбежал из соседней избы брат и кричит в окно сидевшему: «Ванька, что сидишь?! Слышишь, что японцы деревню разбивают!» Сидевший вскакивает и начинает метаться по избе, как ужаленный, а затем кричит бабе: «лезь в подполье, там, где-то есть десятка» – а то достанется японцам».

Вообще везде, при первых ударах вспомнился всем японец: очевидно, дорого он достался матушке Руси и Сибири – в особенности». В заключении, напуганные старушки обошли село, собрали «малую толику» и попросили батюшку отслужить молебен».

Приведённое выше описание падения Тунгусского метеорита, датированное 1908 годом, полностью было приведено Константином Кохановым, при публикациях своих воспоминаний, связанных с поиском места падения Тунгусского метеорита, после ознакомлением с первоисточником, непосредственно с газетой «Красноярец» в №153 от 13 июля 1908 года в Московской «Ленинской библиотеке» (в настоящее время – Российская Государственная Библиотека – РГБ).
В дальнейшим он также поступал со всеми материалами о Тунгусском метеорите, проверяя ссылки на источники информации по самим первоисточникам. В результате часто ему приходилось отмечать недобросовестную работу исследователей Проблемы Тунгусского метеорита, не в том плане, что прикрываясь источником информации они несли сплошную отсебятину, приводя средне потолочные результаты своих вычислений, как вероятных траекторий полёта Тунгусского метеорита, так и о причинах его взрыва на различной высоте от поверхности Земли, не говоря уже о том, что послужило причиной его взрыва и какой он носил характер, вплоть до аннигиляции антивещества и ядерного взрыва космического корабля пришельцев, при его посадке в эвенкийской тайге. Хуже было другое, а именно то, что многие исследователи Проблемы Тунгусского метеорита и авторы различных экзотических гипотез его космического или земного происхождения, приводили из источников информации только те места, которые подтверждали правильность сделанных ими «научных» обоснований или достойных Нобелевской премии фундаментальных открытий.

Для примера, из приведённой выше заметки в газете «Красноярец», Евгений Кринов (в своей монографии «Тунгусский Метеорит», 1949, стр.9, исключил, как несущественные детали, вроде бы «курьёзы», связанные с впечатлениями крестьян от взрыва Тунгусского метеорита и разговоры о японцам, якобы захватившими Кежму, но при этом заодно, упустил существенное последствия в момент первого удара: «Два крестьянина были на мельнице в 22 верстах от села и в момент первого удара несли мешки с мукою и оба упали. Когда же поднялись и, охая и ахая, прослушали всю «канонаду», то решили, что «Кежму разбил японец».

Вместо публикации этой заметки в газете полностью, Евгений Кринов, ограничился кратким пересказом, выделенной выше части газетной статьи из первоисточника, о захвате Кежмы японцами и далее привёл часть заключения, сделанного корреспондентом газеты «Красноярец», что ««Вообще везде при первых ударах вспомнился всем японец: очевидно, дорого он достался матушке-Руси и Сибири – в особенности»…»».

Из всего, что было напечатано о падении Тунгусского метеорита в газете «Красноярец» от 13 июля 1908 года, наиболее достоверным или заслуживающим внимания, следует считать, только показания очевидцев о величине и форме пролетевшего над Кежмой небесного тела огненного вида:

«Как рассказывают очевидцы, перед тем как начали раздаваться первые удары, небо прорезало с юга на север со склонностью к северо-востоку какое-то небесное тело огненного вида, но за быстротою (а главное – неожиданностью) полета ни величину, ни форму его усмотреть не могли…».

Правда, о склонности «пролетевшего над Кежмой огненного тела» к северу-востоку», нужно относиться с осторожностью, потому что корреспондент газеты, отмечает, что «это же явление, по полученным сведениям, наблюдалось и в окрестных селениях Ангары на расстоянии 300 верст (вниз и вверх) с одинаковой силой».

Е. Л. Кринов отметил «странную особенность», указания очевидцами на звуки, которые предшествовали появлению болида:

1. Корреспондент газеты «Красноярец» от 13 июля 1908 года, в частности сообщил:

Небо на первый взгляд было совершенно чисто. Ни ветра, ни облаков не было. Но, при внимательном наблюдении, на севере, т. е. там, где, казалось, раздавались удары, – на горизонте ясно замечалось нечто, похожее, на облако пепельного вида, которое, постепенно уменьшаясь, делалось более прозрачным и к 2—3 часам дня совершенно исчезло.
Это же явление, по полученным сведениям, наблюдалось и в окрестных селениях Ангары на расстоянии 300 верст (вниз и вверх) с одинаковой силой. Были случаи, что от сотрясения домов разбивались стекла в створчатых рамах. Насколько были сильны первые удары, можно судить по тому, что в некоторых случаях падали с ног лошади и люди.
Как рассказывают очевидцы, перед тем как начали раздаваться первые удары, небо прорезало с юга на север со склонностью к северо-востоку какое-то небесное тело огненного вида, но за быстротою (а главное—неожиданностью) полета ни величину, ни форму его усмотреть не могли.
Но зато многие в разных селениях отлично видели, что с прикосновением летевшего предмета к горизонту, в том месте, где впоследствии было замечено указываемое выше, своеобразное облако, но гораздо ниже расположения последнего — на уровне лесных вершин как бы вспыхнуло огромное пламя, раздвоившее собою небо.
Сияние было так сильно, что отражалось в комнатах, окна которых обращены к северу, что и наблюдали, между прочим, сторожа волостного правления.
Сияние продолжалось, по-видимому, не менее минуты, так как его заметили многие бывшие на пашнях крестьяне. Как только «пламя» исчезло, сейчас же раздались удары (стр.10).

2. Н. Пономарев, сообщил, что население Нижне-Илимского и окрестных деревень было встревожено 17 июня необыкновенным явлением.

В 7 ч. 20 м. утра над Нижне-Илимским был слышен сильный шум, перешедший в раскаты грома. Между тем небо было безоблачное. От ударов некоторые дома заколебались.
Многие жители видели, что перед тем, как раздался гром, над землей стремительно пронеслось с юга на северо-запад «какое-то огненное тело наподобие бревна». Тотчас же за этим раздался удар, а на том месте, где скрылось огненное тело, появился «огонь», а затем — «дым» (стр.11).

3. В письмах к Л. А. Кулику в 1935 и 1936 году Т. Н. Науменко писал:

«…17 или 18 июня 1908 г., около 8 часов утра день был на редкость ясный, и не было заметно, ни одного облачка, ветер не шевелился, была полнейшая тишина… Вдруг послышался отдаленнейший, еле слышный звук грома; это заставило нас невольно оглянуться во все стороны; звук послышался как будто из-за реки Ангары… звук грома начал быстро усиливаться, он казался уже чем-то необыкновенным, поскольку никаких туч на горизонте не было видно; при этом раздался первый, сравнительно небольшой удар;
…когда я быстро повернулся в направлении удара, то увидел, что лучи солнца пересекались широкой огненно-белой полосой с правой стороны лучей; с левой же, по направлению к северу…, в тайгу летела неправильной формы еще более огненно-белая (бледнее солнца, но почти одинаковая с лучами солнца) несколько продолговатая масса в виде облачка («комка»), диаметром гораздо больше луны… без правильных очертании краев.
После первого несильного удара, примерно через две-три секунды, а то и больше… раздался второй, довольно сильный удар грома, …самый сильный, какие бывают во время грозы.
После второго удара «комка» уже не стало видно, но хвост, вернее полоска, уже вся очутилась с левой стороны лучей солнца, перерезав их, и стала во много раз шире, чем была с правой стороны от него; и тут же через более короткий промежуток времени, чем было между первым и вторым ударами, последовал третий удар грома, и такой сильный (как будто бы еще с несколькими, внутри него слившимися вместе ударами, даже с треском), что вся земля задрожала и по тайге разнеслось такое эхо (какой-то оглушительный сплошной гул), что казалось, что гул охватил всю тайгу необъятной Сибири… (стр.54)

По поводу сообщения Т. Н. Науменко, Е.Л. Кринов отмечает «странную особенность»:

В этом, весьма пространном описании падения метеорита, опубликованном в сборнике статей «Метеоритика» [1941, вып.2, стр.119-120], также обращает на себя внимание указание на звуки, предшествовавшие появлению болида. Получается, что эта странная особенность отмечается многими свидетелями, независимо друг от друга. Слышимость звуков при полете так называемых электрофонных болидов, в виде треска, шума, похожего на шелест листьев и т. д., вызываемых, невидимому, электрическими причинами, неоднократно отмечалась многими очевидцами других болидов [Е. Л. Кринов, «Метеориты, н\п монография, 1948, стр.336]. Однако в данном случае речь идет не о шуме или шелесте, а об ударах значительной силы, «невольно обращавших на себя внимание очевидцев, которые при этом даже выбегали из помещений. Может быть, это связано с масштабами данного падения. Нужно, впрочем, отметить, что автору из его большой практики опроса очевидцев падений других метеоритов известно, что большинство очевидцев помимо своей воли всегда стремится изменить последовательность явлений, или, точнее сказать, объединить световые и звуковые явления и отнести их к одному моменту времени. Им кажется, что летящий болид непременно должен вызывать удары, которые наблюдатели должны слышать одновременно с полетом болида: скорость распространения звуковых волн они не учитывают (стр.54-55).

Если отказаться от «священной коровы», привязки куликовского радиального вывала к падению или взрыву Тунгусского метеорита, и рассчитать его траекторию исключительно по заслуживающим доверия показаниям очевидцев, то и вероятность нахождения его крупных осколков, не только возрастёт, но и станет реальным делом.

Е. Л. Кринов в своей монографии Тунгусский метеорит (М-Л, 1949. стр. 27) отмечает, что «Кулик, Вознесенский, а затем Суслов пытались определить (по показаниям очевидцев) направление движения болида и установили, что болид летел с юга на север (Кулик) или с юго-юго-запада на северо-северо-восток (Вознесенский и Суслов). Строгую научную обработку наблюдательного материала для получения траектории метеорного тела выполнил И. С. Астапович [10]. Он также получил направление траектории с юго-юго-запада на северо-северо-восток [10 и 11]. Тем не менее, автор счел необходимым заново пересмотреть весь наблюдательный материал, пополненный новыми сообщениями, которые не были в свое время использованы Астаповичем. Как мы потом увидим, полученное автором направление траектории оказалось несколько отличающимся от направления, полученного Астаповичем. По полученным автором данным, болид летел с юго-востока на северо-запад.

Автор этой статьи (Константин Коханов) считает, что все имеющиеся в наличии исследователей материалы, связанные с показаниями очевидцев, наблюдавшими полёт Тунгусского метеорита, нужно в обязательном порядке пересмотреть, исключительно в оригиналах, датированных до начала 1927 года, а не их сокращённые копии в монографиях учёных, изданных после экспедиций Леонида Кулика, даже таких авторитетных, как Евгений Кринов и Николай Васильев. Константин Коханов отмечает этих двух учёных, только в качестве примера, не перечисляя всех других и все их научные труды. При этом за основу для составления (графического изображения) новых схематических карт, возможных траекторий полёта Тунгусского метеорита, можно взять, схематическую карту А. В. Вознесенского, опубликованную Е. Л. Криновым в его монографии «Тунгусский метеорит» 1949 года на стр.20, но только без заштрихованной местности, вероятного падения метеорита.

Конечно, это процесс очень трудоёмкий, но сейчас во многих библиотеках разрешают читателям делать фотографии, а в таких, как РГБ в Москве, почти со всех печатных изданий можно снять ксерокопии. Хотя это и дорого, но значительно дешевле, чем ехать изучать места падения Тунгусского метеорита, указанные такими всем всемирно известными астрономами, как Виталий Ромейко или Владимир Коваль, точнее других определивших траекторию полёта Тунгусского метеорита (не по направлении стволов поваленных деревьев, а по их сломам) «самыми точными приборами» для определения азимутов поваленных в тайге деревьев, в компании с «мальчиками» из московских «дворцов пионеров», чередуя измерения (направления сломов деревьев) с рыбалкой и охотой.

Конечно, Е. Л. Кринову, при определении направления полёта Тунгусского метеорита, приходилось учитывать то обстоятельство, что ближайшим из населённых пунктов (к якобы определённому месту падения метеорита), откуда поступили сведении с описанием падения метеорита, опубликованные в газетах, является село Кежма. Однако оно удалено от места падения метеорита по прямому направлению приблизительно на 200 км. Сравнивая эти описания с наблюдавшимися явлениями при падении даже такого крупного метеорита как Сихотэ-Алинский, когда граница видимости световых явлений проходила на расстоянии 300 км от места падения, а значительно более мощные явления с сотрясением земли и падением различных предметов наблюдались лишь в пределах нескольких десятков километров, он мог только представить себе грандиозные масштабы падения Тунгусского метеорита.

В монографии В. А. Бронштэна «Тунгусский метеорит: история исследования» (М., А. Д. Сельянов, 2000) в главе XI, «Траектория и орбита Тунгусского метеорита» определение азимута проекции траектории Тунгусского метеорита производится на основе анализа показаний очевидцев и на основе анализа поля вывала тайги и других последствий пролета Тунгусского тела (например, лучистого ожога).

Фактически же В. А. Бронштэном все показания по двум группам определения траектории полёта Тунгусского метеорита, по азимутам, связанных с опросом очевидцев и по азимутам поля вывала леса, сводилось к тому, чтобы сгладить возникшие противоречия, связанные со значительным разбросом этих азимутов траекторий предполагаемого полёта метеорита.
Говоря, более понятным языком этот исследователь проблемы Тунгусского метеорита просто занимался подгонкой, собранных показаний и измерений произведёнными не им лично, а другими лицами, которые имели к этому непосредственное отношение.

В 1949 г. Е.Л. Кринов на основании критического рассмотрения показаний примерно 20 очевидцев получил азимут начала траектории 137°.

В 1962 г. учитель из Ванавары В.Г. Коненкин на основании опросов обнаруженной им новой группы очевидцев на Нижней Тунгуске сумел довольно уверенно определить азимут траектории А = 120°.

В 1966 г. И.Т. Зоткин обработал по оригинальной методике 39 показаний очевидцев и получил наиболее вероятное положение радианта А == 115°, hR = 28°.

В 1967 г. В.Г. Фаст выполнил статистический анализ параметров Тунгусского вывала по нескольким тысячам измерений. Ось симметрии направлений поваленных деревьев имеет по данным этой работы азимут А= 115° ± 2°. Это значение было получено из анализа кривизны изолиний направлений повала (изоклин).

В 1969 г. в журнале «Техника – молодежи» (№12 за 1969 г), появилась статья доцента Феликса Зигеля, поднимавшая вопрос о двух траекториях полета ТМ. В ней говорилось следующее:

«Опираясь на свидетельства очевидцев и данные о гиперсейсмах (сотрясениях почвы), самые убедительные обоснования южного варианта Тунгусского метеорита привел профессор И. С. Астапович. По совокупности сведений выходило, что азимут этого варианта траектории вряд ли превышал 10° к западу от меридиана. И обе эти надежно определенные траектории, «ЮЖНАЯ» и «ВОСТОЧНАЯ», не исключают одна другую. Тунгусское тело двигалось по обеим траекториям и где-то сманеврировало. При этом он опирался на показания свидетелей. До Кежмы тело перемещалось по южной траектории, а затем, перелетев в район Преображенки, перешло на восточную. Ни в Ванаваре, ни в других местах между эпицентром и Кежмой полета никто не заметил – видели лишь заключительный взрыв.

В 1972 г. И.Т. Зоткин произвёл независимую математическую обработку поля вывала леса по замерам в 115 площадках (в каждой из них замерялись азимуты нескольких десятков деревьев) и получил довольно уверенное значение азимута 104° и менее уверенное значение высоты радианта 30°. Оба значения выводились с учетом геометрии ударной волны, что в работах В.Г. Фаста не делалось.

В 1984 г. Д.В. Демин, А.Н. Дмитриев и В.К. Журавлев выполнили обстоятельный статистический анализ всех 708 собранных показаний очевидцев. Их работа выявила пеструю картину разброса направлений полета болида, где присутствуют не только восточные и юго-восточные, но также южные и западные направления. Никакого отбора материала по его качеству и надежности проведено не было. В конце работы один из ее выводов сформулирован так:

Имеются основания для предположения, что 30 июня 1908 г. наблюдалось несколько объектов со своими особенностями и пространственно-временными характеристиками.

В 1986 г. Н.В. Васильев своем обзоре совокупности всех опросных материалов, позволил сделал вывод о том, что востоко-юго-восточный вариант траектории, предложенный в середине 60-х гг., находится в явном противоречии с наиболее надежными и многочисленными показаниями очевидцев, проживавших в 1908 г. в среднем течении р. Ангары и, в частности, в Кежме:

1. Был якобы не один Тунгусский болид, а несколько. Начнем с того, что было бы совершенно невероятно, если бы два крупных тела, летевших в различных направлениях, упали (или взорвались) в одной точке. Между тем, сторонники разных направлений удивительно согласны между собой в определении конечной точки траектории;

2. Наблюдения с Нижней Тунгуски будто бы находятся в противоречии с наблюдениями очевидцев с р. Лены и Ангары;

3. Восток-юго-восточная траектория противоречит наблюдениям из с. Кежмы. По нескольким наблюдениям из с. Кежмы видимый путь болида проходил через Солнце, находившееся на угловой высоте 28°.

В 1988 г. И.Т. Зоткин совместно с А.Н. Чигориным математически обработал уже 98 показаний очевидцев. Графическим методом они нашли А = 120°.

В 1998 г. В.А. Бронштэном рассмотрение с этой точки зрения массива наблюдений с Нижней Тунгуски позволило заключить, что проекция траектории болида (или ее продолжение) проходила южнее сел Ербогачен, Лужки и Ерема, над Преображенкой (или чуть южнее её) и севернее Боковиковой и Непы Этому соответствовало значение А = 104°, в точности равное полученному в
1972 г. И.Т. Зоткиным из математической обработки поля вывала леса с учетом геометрии ударной волны…

Дальнейшие умозаключения В. А. Бронштэна в его монографии «Тунгусский метеорит: история исследования» (М.,2000) выполнены в том же духе ссылок на какие-то, по его мнению, достоверные теоретические расчёты или исследования, в которых он сам не принимал участия.

Можно было бы ещё до бесконечности обсуждать азимуты вероятных траекторий полёта Тунгусского метеорита, в свете уточнения конфигурации куликовского радиального вывала тайги или новых уточнённых показаний очевидцев его полёта или взрыва, если бы Д. В. Дёмин не вбил бы первый гвоздь в крышку гроба с местом падения метеорита в окрестностях Ванавары, после публикации его статьи «О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ЭНЕРГОАКТИВНОЙ ЗОНЫ ТУНГУССКОГО ФЕНОМЕНА 1908 г.» в журнале «Вопросы устойчивого и бескризисного развития» №4/2 (секция науки о Земле) – (Новосибирск, Изд-во ИДМИ, 2001, С. 44-52).

Что же говорилось в статье Дмитрия Дёмина такого, что он практически обнулил все исследования и поиски Тунгусского метеорита в предполагаем месте его падения или взрыва, которые проводились, на обнаруженном Леонидом Куликом «гигантском радиальном вывале тайги»:

ВЫВАЛ ИМЕЕТ СТРУКТУРУ, КОТОРАЯ НЕ СООТВЕТСТВУЕТ МОДЕЛИ ЕДИНИЧНОГО ИЗОТРОПНОГО ВЗРЫВА С ОДНИМ ЦЕНТРОМ.
УДАРНАЯ ВОЛНА ВДОЛЬ НЕКОТОРЫХ НАПРАВЛЕНИЙ БЫЛА СУЩЕСТВЕННО СИЛЬНЕЕ, ЧЕМ В СОСЕДНИХ СЕКТОРАХ.

Такие взрывы известны газодинамикам. Они называются кумулятивными. «Кумулятивный эффект связан с существенным уплотнением продуктов детонации, ростом давления в них, а также со значительным увеличением плотности энергии как в разлетающихся продуктах детонации, так и в возникающих при взрыве ударных волнах». (Физический энциклопедический словарь, т.2, М., 1962 г., с.554).
Может ли возникнуть кумулятивный эффект в природном теле при его взрыве, например, в ледяном ядре кометы? Да, хотя вероятность этого не слишком велика. Но в принципе это возможно для тела сложной формы и неоднородного состава. В технике кумулятивный эффект создается особой конструкцией заряда, созданием специальной выемки. Для усиления эффекта поверхность выемки покрывается металлической облицовкой. Ударная волна Тунгусского взрыва была анизотропной – этот факт был установлен еще в 1961 году, когда выяснилось, что контур зоны поваленного леса напоминает очертания ночной бабочки. Компьютерный анализ энергоактивной зоны взрыва по программе Дёмина показал, что имеется еще и «тонкая структура анизотропии» внутри контура разрушений. Но это «еще цветочки»! А «ягодки» – в том, что на дисплее компьютера видно( см. рисунок): кумулятивный эффект был правильно организован в пространстве!

РАДИУСЫ, ВДОЛЬ КОТОРЫХ ПРОЯВЛЯЛСЯ КУМУЛЯТИВНЫЙ ЭФФЕКТ, РАСПОЛОЖЕНЫ ГЕОМЕТРИЧЕСКИ ЗАКОНОМЕРНО. ОДИН ИЗ ЛУЧЕЙ ВЗРЫВА БЫЛ НАПРАВЛЕН НА МАГНИТНЫЙ СЕВЕР. ВСЕГО ОБНАРУЖИВАЕТСЯ 12 ЛУЧЕЙ, ВДОЛЬ КОТОРЫХ ИМЕЛО МЕСТО УСИЛЕНИЕ УДАРНОЙ ВОЛНЫ, ВАЛИВШЕЙ ДЕРЕВЬЯ. УГЛОВОЕ РАССТОЯНИЕ МЕЖДУ ЛУЧАМИ – 30 ГРАДУСОВ.

Эту особенность ударной волны, запечатленной в вывале, объяснить естественным взрывом, на наш взгляд, очень трудно. Получается, что объект, который мы привыкли называть Тунгусским метеоритом, стрелял по лесу из расположенных по кругу точно через 30 градусов (ошибка не более 2 градусов) сопел. Перед нами снова возникает не просто «призрак звездолета», а можно сказать, его инженерный эскиз!

ПО БОЛЬШИНСТВУ НАПРАВЛЕНИЙ КОМПЬЮТЕР ВЫДЕЛИЛ «ЛУЧИ-САТЕЛЛИТЫ’, ДЕЙСТВИЕ КОТОРЫХ НА ЛЕС БЫЛО БОЛЕЕ СЛАБЫМ, ЧЕМ ДЕЙСТВИЕ ОСНОВНЫХ ЛУЧЕЙ УДАРНОЙ ВОЛНЫ. ЗАТО ДИСПЕРСИЯ ВЫВАЛА В НАПРАВЛЕНИЯХ-САТЕЛЛИТАХ ЗАМЕТНО МЕНЬШЕ – УДАРНАЯ ВОЛНА

Напрашивается заманчивое предположение: сателлиты — это следы струй, которые выстрелили по лесу с большой высоты, основные лучи созданы струями, ударившими с опустившегося ниже…»метеорита»? Эпицентры этих двух выстрелов близки, но точно не совпадают. Они близки к эпицентру Фаста. Этот факт можно интерпретировать как фантастический кинофильм: аппарат, тормозя свое падение в поле тяжести планеты, выстрелил два раза из дюз, сбросил (на парашюте?) бомбу, а сам улетел – куда? А это было известно уже в 1987 год)’ – Г. Ф. Плеханов, анализируя вывал в западном секторе, назвал » пунктом назначения» Тунгусского метеорита таёжный поселок Пит-городок у Енисейского кряжа! Как было известно ещё Кулику, очевидцы сообщали из этого глухого таежного уголка о землетрясении 30 июня 1908 г.

Любое крупное научное открытие не возникает «из ничего» – у него всегда есть предшественники. Оказывается, эту ситуацию мы имеем и в случае открытия лучистой структуры вывала. Теперь – после расчетов Дёмина – можно по-новому прочесть некоторые страницы в классической монографии Е.Л.Кринова «Тунгусский метеорит», изданной в Москве в 1949 году. В ней подведены итоги довоенного этапа исследований района Тунгусской катастрофы. Подчеркнем, что визуальные наблюдения грандиозной панорамы скошенного ударной волной леса давали в то время гораздо больше информации, чем в годы работ второю поколения исследователей. Новая тайга в 30-х гг. только поднималась и с вершин можно было увидеть обширные пространства поверженного леса.

На страницах 160 – 162 книги Тунгусский метеорит» Кринов пишет:

«СОЗДАЕТСЯ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, ЧТО ВЗРЫВНАЯ ВОЛНА ДЕЙСТВОВАЛА ДАЛЕКО НЕРАВНОМЕРНО ВОКРУГ МЕСТА ПАДЕНИЯ МЕТЕОРИТА И ЧТО НЕ ОДИН ТОЛЬКО РЕЛЬЕФ МЕСТНОСТИ И ОКАЗЫВАЛ ЗАЩИТНОЕ ВЛИЯНИЕ. МОЖНО БЫЛО ЗАКЛЮЧИТЬ О ТОМ, ЧТО ВЗРЫВНАЯ ВОЛНА ИМЕЛА «ЛУЧИСТЫЙ» ХАРАКТЕР И КАК БЫ «ВЫХВАТЫВАЛА» ОТДЕЛЬНЫЕ УЧАСТКИ РАЗРУШЕНИЯ.

Кринов удивляется сохранившимся в некоторых местах недалеко от значительных участков нетронутого леса, представлявшего собой как бы островки в сплошном вывале и сухостое. «Сохранность этих рощиц не всегда понятна, так как часто вокруг них не наблюдается никаких препятствий для распространения взрывной волны».

Очень важен следующий вывод Кринова:

«ТАКОЕ «ВЫХВАТЫВАНИЕ» ОТДЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ОСОБЕННО ХОРОШО НАБЛЮДАЕТСЯ ПРИ РАССМАТРИВАНИИ АЭРОФОТОСНИМКОВ, ОТНОСЯЩИХСЯ К МЕСТНОСТИ РАСПОЛОЖЕННОЙ НА РАССТОЯНИИ 2 – 3 КМ К ЗАПАДУ ОТ МЕСТА ПАДЕНИЯ МЕТЕОРИТА» . «РЕЛЬЕФОМ МЕСТНОСТИ УКАЗАННУЮ ОСОБЕННОСТЬ ПРОЯВЛЕНИЯ ВЗРЫВНОЙ ВОЛНЫ НИКАК ОБЪЯСНИТЬ НЕЛЬЗЯ».

Объективная регистрация вывала, правда, только в его центральной части, была проведена через 30 лет после катастрофы – летом 1938 года. В этот тяжелый для страны год Кулик сумел осуществить аэрофотосъёмку в среднем в радиусе около 10 км. (Сейчас известно, что в некоторых направлениях граница частичного повала леса отстоит от эпицентра взрыва на 36 км). В 1949 году Кринов писал, что полученные аэрофотоснимки «представляют собой исключительно ценный документальный научный материал, удостоверяющий единственный на земном шаре своеобразный радиальный вывал леса, вызванный взрывом при падении гигантского и метеорита».

Фотоснимки местности, сделанные с самолета в 1938 году, могут быть введены в память компьютеров. Современные методы машинной обработки изображений, вероятно, могут обнаружить ещё неизвестные детали и следы, оставленные гостем из космоса… А. В. Золотов предполагал, что тщательное изучение вывала в определенных районах позволит обнаружить «эффекты третьего порядка», по которым можно будет восстановить форму взорвавшегося тела. Результат, полученный Д. В. Дёминым, говорит о перспективности таких поисков.

12 сентября 1996 г. обнаруженная Д. В. Дёминым скрытая радиальная структура вывала обсуждалась специалистами на семинаре академика А. С. Алексеева. Естественно, что опытные геофизики и газодинамики прежде всего поставили вопрос: в каких условиях могла бы образоваться правильная структура в энергоактивной зоне взрыва? Известны ли хотя бы отдаленные аналоги подобного явления? Несмотря на всю романтичность картины стрельбы по лесу из 12 сопел уже забытого корабля пришельцев, увиденного писателем-фантастом Александром Казанцевым через магический кристалл научной фантастики в 1946 году, догмы и правила научного анализа XX века требовали поиска ответа в рамках современной парадигмы.

Участники семинара вспомнили о сложных структурах некоторых видов ударных волн… В. К. Журавлев предложил применить к анализу нового эффекта некоторые модели синергетики и нелинейной термодинамики. Диссипативные структуры правильной геометрической формы неизбежно возникают из хаоса в условиях избыточной накачки системы свободной энергией. Почему они не были обнаружены при взрывах, соизмеримых, по мощности с Тунгусским катаклизмом? Ведь это было бы открытием «нобелевского» ранга! Ясно, что новый эффект требует серьезных коллективных усилий специалистов различных научных дисциплин. Расчеты Дёмина пока поставили больше вопросов, чем дали понятных ответов.

Любой научный результат должен пройти проверку временем, экспериментом, моделированием. Метод компьютерного анализа следов взрыва, зарегистрированных природными датчиками, разработанный Д. В. Деминым, необходимо испытать на новых объектах исследования. Ими могут быть следы ядерных, химических, лазерных взрывов зарегистрированные природными «запоминающими устройствами». Интересно сравнить их с полями природных взрывов (например, вулканических). Новая информация может быть получена при применении этого метода при расследовании технических катастроф-аварий самолетов взрывов на химических комбинатах и т.д. В процессе этих применений метод будет развиваться и совершенствоваться. Возникнет коллектив специалистов, который, опираясь на накопленный ОПЫТ, возможно, снова вернется к анализу взрыва Тунгусского космического объекта и скажет новое слово и в исследовании Тунгусской катастрофы.

Материалы статьи Д.В. Дёмина использован в интерпретации её изложения кандидатом физико-математических наук В. К. Журавлёвым на сайте: http://tunguska.tsc.ru/ru/science/tv/4/16/?print=on

Автора этой статьи Константина Коханова, когда он задаёт вопросы, несущим чушь исследователям «Проблемы Тунгусского метеорита», особенно уфологического направления, по поводу их научного бреда, они, как правило обвиняют его, что он «плохо разбирается в сложных вопросах» и даже в том, что он имеет «поверхностное представление о Тунгусском метеорите».

Действительно Константин Коханов имеет «поверхностное представление о Тунгусском метеорите» проплыв по Енисею и Ангаре до Кежмы, от города Усть-Кут по пяти рекам по Лене, Нижней Тунгуски, Большой Ерёме, Алтыбу и Левому Алтыбу, причём три раза и по рекам Южной и Северной Чуни от их верховий до Чуни и по всей реке Чуне до Байкита на Подкаменной Тунгуске. Не говоря уже о пеших маршрутах от устья Верхней Лакуры до Хушмы и от Хушмы до озера Чеко, где неоднократные походы от Ванавары до Заимки Кулика, потом казались подмосковными загородными прогулками.

Но вернёмся к статье Д. В. Дёмина о лучистом характере взрыва Тунгусского метеорита. Ещё в 1971 году во время разговора на Заимке Кулика он сказал Константину Коханову, что в Третьем издании Большой Советской Энциклопедии, слово «НЕ-ТАМ», будет толковаться, как место падения Тунгусского метеорита. Константин Коханов тогда думал, что это место будет в нижнем течении реки Чамбы, а Дмитрий Дёмин придерживался мнения, что место падения метеорита следует искать в верховьях Южной Чуни или на Алтыбе.

Насколько Константину Коханову известно, Дмитрий Дёмин в дальнейших экспедициях по поиску Тунгусского метеорита (после 1971 года) участия не принимал, хотя проблемами Тунгусского метеорита интересовался до самой смерти. Поэтому занимаясь теоретическими вопросами, возможной физической природы Тунгусского метеорита и обработкой накопленного экспедициями материала, мог поменять своё мнение, что метеорит ищут «не там», а включился решать простые вопросы сложными способами и «докатился» до «техногенного» происхождения «Тунгусского космического тела». То, что образовать «радиальный вывал тайги», обнаруженный Леонидом Куликом могли ураганы и смерчи, ещё до падения Тунгусского метеорита или спустя два-три года после его падения, так для «настоящих сибирских учёных», это было бы слишком простым открытием, за которое Нобелевские премии не дают. На коллаже к статье Константина Коханова показана фотография участка радиального вывала тайги, сделанная Евгением Криновым в 1929 году и её правая часть на обложке книги В. А. Бронштэна «Тунгусский метеорит: история исследования».

В первом варианте коллажа к этой статье, Константин Коханов сделал небольшой комментарий к этой фотографии о куликовском радиальном вывале тайги:

«Что можно сказать о нём (куликовском радиальном вывале тайги) однозначно, только то, что нет ни одной фотографии, хотя бы его одного участка, длиной 50-100 метров, на котором были бы поваленные все, сплошь в одну сторону, деревья, а не демонстрировали бы картину, по сути, обыкновенного ветровала. Даже Е. Л. Кринов, комментируя свою самую известную фотографию поваленных деревьев, пишет: «Почти сплошной вывал леса». Не удивительно, что почти все известные исследователи «Проблемы Тунгусского метеорита», в своих монографиях, публикуют только правую часть этой фотографии, как убедительное доказательство последствий взрыва Тунгусского метеорита…»
Рассказ эвенка И. И. Аксёнова, испытавшего на себе последствия взрыва Тунгусского метеорита:

В опубликованных на сайте «Тунгусский феномен» материалах опроса В. Г. Коненкина и И. И. Аксёнова, проведённых В. М. Кувшинниковым, Н.В. Васильевым и В. К. Журавлёвым (документ №030), автор статьи Константин Коханов обратил внимание на ещё некоторые подробности из жизни Виктора Григорьевича Коненкина. Он, может быть, оставил бы эти материалы, как и прежде без внимания, если бы во время своей экспедиции в мае-июне 2012 года, не встретился с участником ещё одного похода Коненкина за Тунгусским метеоритом в верховья Северной Чуни, о котором ему ещё не было известно. Материалы в документе № 030 были представлены в записке к письму и в письме Виктора Журавлёва от 13 мая 1973 года:

Записка к письму В. К. Журавлёва:

Лиля! Посылаю «мемуары». 1 экз. высылаю Кувшинникову. С большим приветом. Виктор. 13.5.73 г.
«Показания Аксёнова подтверждают – как и полагается – как версию о космическом корабле – таймень с окошками – так и кометную гипотезу – вода в озере – растаявший космический лёд».

Письмо В. К. Журавлёва от 13 мая 1973 года «Об опросах очевидцев Тунгусского падения в 1967 году»:

В 1966 году, Виктор Григорьевич Коненкин, преподаватель математики Ванаварской средней школы, принимал большое участие в делах КСЭ. Он поддерживал связь с экспедицией по радио, помогал организовывать сбросы продуктов, вместе с ним мы договорились в райкоме о рации для экспедиции.
В последние дни работы экспедиции у меня было с ним несколько разговоров о дальнейших работах по поискам Тунгусского метеорита. Коненкин считал, что те опросы, которые он провел перед этим, указывают на наличие падения остатков Тунгусского космического тела вне зоны вывала, приблизительно к северо-востоку от него, возможно, в бассейне Южной Чуни или где-то в близком к нему районе.

Он считал, что нужно найти озеро, находящееся где-то в этом районе, образовавшееся в результате падения Тунгусского метеорита. Такое мнение у него сложилось в результате опросов местного населения, стариков, среди которых у него были хорошие знакомые, доверявшие ему. Среди них были старые шаманы.

Коненкин рассказывал несколько историй об удивительный случаях ясновидения и предсказаний событий, якобы совершенно достоверных, которые проявляли шаманы. Рассказывал об эксперименте, который он провел с одним знакомым ему бывшим шаманом, когда тот угадал его мысли – Коненкин думал о ситуации, которая была, как он считал известна только ему одному – шаман угадал, о чём он думал.

В то же время Коненкин, как можно было понять, не имел точных сведений ни о расположении озера, ни о очевидцах, которые могли бы подтвердить те догадки, которые у него в это время были.
Он говорил со мной о том, что есть возможность к юбилею Советской власти – т. е. к ноябрю 1967 года «найти Тунгусский метеорит», но нужна экспедиция для поисков, а потом и для исследования упомянутого озера, и очень хотел, чтобы я дал твёрдое согласие участвовать в этой экспедиции под его руководством. Он считал, что в неё мог бы войти Дёмин и ещё несколько наших товарищей, которые смогли бы обеспечить научное изучение озера, привезли бы с собой необходимую аппаратуру и т. д. Заранее подчеркивал, что распоряжаться в экспедиции будет он и что должно соблюдаться единоначалие.

В 1967 году в районе Тунгусского падения работал только небольшой отряд Д. Ф. Афиногенова, который не имел финансовых резервов. Коненкин совершил поездку по верховьям Нижней Тунгуски на свои средства, пытаясь подтвердить свои предположения о месте падения метеорита.
В начале сентября он приехал в Томск и имел короткую встречу с Н. В. Васильевым. Во время этой встречи он сказал, что получил новые данные о Тунгусском метеорите, нашёл очень интересного очевидца, который сообщил ему нечто очень важное, но подробности не стал рассказывать, говоря, что простудился в экспедиции, очень плохо себя чувствует, и приглашает Васильева посетить его на новом месте жительства – в Могочино Молчановского района, на севере Томской области, где он мог бы подробно обо всём рассказать.

Васильев обещал это сделать. Рассказ о приезде Коненкина был записан в моём присутствии на магнитофон, Васильев продиктовал его на квартире у В.М. Кувшинникова.
Через несколько дней Коненкин прислал телеграмму, в которой говорилось, что его здоровье ухудшилось, он просил приехать и привезти обещанные Васильевым лекарства. Было решено, что необходимо съездить в Могочино и Васильев и я выехали на пароходе к Коненкину.

В Могочино мы встретили Коненкина в гораздо лучшем состоянии, чем можно было думать по его телеграмме. Он явно выздоравливал, был трезвым, что в Ванаваре было для него нетипично, встретил нас очень доброжелательно. Сразу же стали говорить о деле, Коненкин или Васильев – кто-то пошутил, что лучше о разных чудесах, говорить до обеда и без всяких тостов, чтобы не было сомнения в их правдивости.

Коненкин через своих знакомых и родственников на Нижней Тунгуске разыскал старика – эвенка Ивана Ивановича Аксёнова, бывшего очевидцем Тунгусского падения. Аксёнов жил со своей семьей-больной женой и дочерью лет 15 в чуме в тайге. Ближайший населенный пункт к его чуму был Ербогачен.
В 1908 году Аксенову было 20-24 года. По словам, Коненкина, Аксёнов не числился жителем никакого населённого пункта, не учитывался при переписях и регистрации избирателей, жил в тайге очень уединённо.

Коненкин говорил, что Аксёнов до революции был шаманом, по-видимому, в годы строительства Советской власти не пользовался хорошей славой чем, наверное, и объясняется его уединение. Аксёнов удовлетворительно говорит по-русски, при некотором терпении его можно понять.
Коненкин жил несколько дней в чуме у Аксёнова, в первые дни не заводил разговоров о Тунгусском метеорите и цели своего приезда, угощал старика водкой. По его словам, Аксёнов быстро проникся к нему доверием, говорил, что хотел бы перебраться в Стрелку, где жили его знакомые и родственники, но из-за отсутствия денег и плохого здоровья сделать это не может.

Наконец, Коненкин стал ему рассказывать о поисках Тунгусского метеорита, подчеркивая, что занимается этой работой бескорыстно, и просил рассказать, всё, что тот знает. Аксёнов начал рассказывать не сразу. Он отнекивался, сначала говорил, что знает мало, потом рассказал историю, что несколько лет тому назад, когда думал, что умирает, нарушил запрет и рассказал об этом молодому человеку, эвенку, комсомольскому активисту, который этим интересовался.
Сейчас я не помню его фамилию, помню только, что она была типичной для этого района – может быть Джонкоуль. Аксёнов убеждён, что стал причиной смерти этого человека, рассказав ему запретное – т. к. вскоре он был убит.

Потом Коненкин всё же сумел убедить Аксёнова рассказать ему то, что ему известно о Тунгусском метеорите.

Аксёнов рассказал ему историю, которую он потом никогда не повторял, когда об этом мне или Кувшинникову. Я её в первый и единственный раз слышал от Коненкина в Могочино.
Тогда же с разрешения Коненкина очень кратко записал наиболее характерные выражения в записную книжку, подробно записать мне тогда, казалось, не очень удобным, т. к. я уже знал характер Коненкина и мог предполагать, что он может воспринять запись, как некоторое нарушение этики.

Коненкин, рассказывая, читал свои записи из полевого дневника. Потом подчеркивал, что рассказал нам все, что удалось записать и никаких иных сведений он от Аксёнова получить не смог. Главное, что он сообщил, было, пожалуй, то, что во время своей поездки он убедился, что места падения в виде озера или ином виде на северо-восток от Куликовского вывала не существует, вопрос об экспедиции в этот район отпал, а Аксёнов рассказал ему о неком другом «озере», образовавшемся в месте падения уже в бассейне Чамбы, примерно на границе тунгусского вывала.

Местонахождение этого района мы с Кувшинниковым уточняли у Аксёнова в 1969 году, и вся информация о его расположении находится в дневнике опросов Аксёнова у Кувшинникова. Коненкину Аксёнов, по его словам, рассказал следующее:

В 1908 году стойбище, в котором жил Аксёнов, находилось между Ванаварой и Чамбой на р. Ядуликон (в правильном названии речки я сейчас не уверен). Ранним летним утром он охотился около Чамбы и подстрелил лося. Привязав собаку к дереву, он начал свежевать лося. Вдруг небо над головой стало красным. Потом какая – то сила отбросила от него лося, и стало темно. Когда он очнулся, валились или были повалены уже – деревья, собаки не было:

- И вот тут-то я «его» увидел – говорит Аксёнов. Кого – «его»? – Ты не верь, Виктор Григорьевич, что про «него» говорят – камень, бог Агды – это всё неправда. Я один знаю, что это было. Это был дьявол. – Почему ты так думаешь? – Так я же его видел. – Что ты видел? – Летит длинный, как таймень, серый, а глаза круглые, как окошки. Он на меня летел.

Коненкин пытался расспросить о наклоне к горизонту, о скорости, о направлении. Но Аксенов заявил, что об этом нечего спрашивать, что о чем тут говорить, он только его увидел, упал лицом вниз, молиться стал, только это его и спасло. «Он покружился надо мной и улетел». «А если бы не молился, давно бы меня живым не было». Потом он пошёл к своим сородичам, долго шёл, трудно было идти из-за пожара и поваленного леса, когда пришёл, все лежали «как неживые» …

…Аксёнов ещё рассказал, что, обнаружив озеро… Ещё раз подчеркиваю, что всё это я впервые услышал от Коненкина, сам Аксёнов говорил об этом очень скупо. Он повторил только историю о запрете купцами рассказов о происшедшем, и сообщение о походе к «озеру» отряда русских и эвенков.
В 1968 году, когда Аксенов жил уже в Стрелке, куда его в сентябре 1967 года перевёз Коненкин, к нему никто не ездил, что явилось большой ошибкой. В. Журавлев.

1-й вариант Показания Аксёнова Ивана Ивановича снял В. М. Кувшинников:

Ушёл рано утром (возможно с вечера) добывать сохатого. Выследил, преследовал и убил где-то в районе устья Макикты, видимо выше устья, на Чамбе.

Стал свежевать тушу, когда работал, склонившись над тушей, «вдруг все стало красным», т. е. всё осветилось красным светом. «Вскинулся, – что такое?» – посмотрел на небо – свет, огонь, и в это время ухнуло, сильно, протяжно, все повалилось, деревья, сохатый, он сам, все полетело. Сколько лежал без сознания, не знает. Очнулся среди поваленного леса, сохатого нет, собаки пропали, ружья не нашёл. С трудом пошёл назад к своим, на Чамбе, несколько южнее. Пришёл уже после обеда, а они сидят, как полоумные, одурелые. Стал их приводить в себя, маленько отошли, сели чай пить. На другой день в той стороне, где был огонь, стала гореть тайга.
Показания снял Кувшинников в 1969 (?)

Примечание:

Коненкин утверждал, что Аксёнов знает место, где что-то упало на землю в 1908 году. Поездка В.
М. Кувшинникова, Коненкина и Аксенова И.И. в поисках того места не увенчалась успехом.

Показания В. М. Кувшинникова:

Коненкин в 1967 году после экспедиции, целью которой был дополнительный опрос очевидцев, проживающих на Нижней Тунгуске, преимущественно в районе Ербогачен, встретился с Васильевым в 20-х числах августа 1967 года. Основная идея Коненкина «поиск истинного места падения метеорита». В Куликовский вывал Коненкин не верит. Весной Васильев дополнительно просил его проверить возможность уточнения по рассказам стариков – эвенков маршрута Шишкова 1911 года. С этими двумя задачами он и ездил. По возвращении Коненкин рассказал следующее:

1) По поводу маршрута Вячеслава Шишкова:

Невдалеке от Ербогачен проживает Иван Иванович Аксёнов, 83 года, эвенок, который в 1911 году в числе других эвенков принимал участие в проводе каравана Шишкова от Илимпеи на Ванавару на первом участке пути.
По словам Аксёнова отряд Шишкова состоял из 12-13 человек. Состав проводников менялся несколько раз по мере движения. В караване было ~100 оленей, причём меняли их на свежих, из-за этого шли не по обычным тропам, а от одного стойбища (стада) к другому.
Маршрут из Усть-Илимпен в район реки Элитки (Илитки) (левый приток Нижней Тунгуски), оттуда на хребет Юрчаны, на этом этапе вёл караван проводник Кочени. Пересекли Таймуру и пошли на Стрелку, откуда караван вели эвенки Каплин, Нагинчин и некоторые другие. О вывале по маршруту Аксёнов ничего сказать не может. Но по маршруту следует, что Шишков пересек северо-восточный язык вывала.

2) Проверка Коненкиным своей версии о падении Тунгусского метеорита:

В Иркутске он побывал в лесоустроительной организации, а также на предприятии N1 (занимающемся дешифровкой аэрофотосъёмок) и работал с лесными картами и аэрофотосъёмками. И утверждает, что ему удалось обнаружить в просмотренном районе (судя по косвенным данным, он просматривал район междуречья Тетеи и Южной Чуни) около сорока различного рода озер, среди них имеется одно, показавшееся ему подозрительным.

Он утверждает, что в районе этого озера имеется вывал. Опираясь также на дальнейшие беседы со стариками – эвенками на Нижней Тунгуске, он категорично утверждает, что ему удалось определить место падения Тунгусского метеорита, представляющего собой озеро, образовавшееся на месте горы.
Коненкин утверждает, что он получил сведения о том, что вскоре после падения метеорита на этом месте побывал известный купец Карл Иванович Суздалев, фактический хозяин тех мест. Был он с Колмаковым, место они застолбили, врыв столб из обугленной лиственницы. После этого Суздалев собрал в районе Ванавары эвенков и сказал примерно так: здесь произошло крупное событие, которое привлечет европейцев, русских, экспедиции, будут пугать зверя, спалят тайгу, пропадут охотничьи угодья. Поэтому лучше об этом не распространяться.

Постановили не болтать и пригрозили оружием за болтовню. Шаманы это поддержали и впоследствии создали религиозно-мистический ореол вокруг этого района и наложили табу на его посещение.

Район пока Коненкин показывать отказывается по своим соображениям. Более подробные переговоры предлагает провести в Могочино. В Могочино ездили Журавлев и Васильев. Вернулись 31 августа в Томск. Коненкин рассказал, что источником всех этих сведений является Иван Иванович Аксёнов.

В начале лета 1908 года Аксёновы с группой других эвенков стояли в устье Якукты. Было их там четыре чума. Стояли в районе озера Бургунда, как он говорил (Аксёнов) в 17 км от горы, которая провалилась. Аксёнову было 24 года. Был там Даонов Павел, отец Василия Павловича Даонова, нынешнего председателя Муторая.

Рано утром Аксёнов пошёл охотиться на сохатого. Подстрелил где-то выше устья Макикты и начал свежевать. Вдруг все вокруг стало красным – окрасилось в красный цвет. Испугался, поднял голову – в этот момент ударило, и он потерял сознание – на короткое время. «Когда я очнулся – вижу: кругом падаем, горим. Ты не верь, Виктор Григорьевич, что там бог летел. Там не бог летел, там летел дьявол. Поднял голову – вижу: летит дьявол. Сам дьявол был, как чурка. Светлого цвета, впереди два глаза. Сзади огненный след. Испугался, закрылся одежонкой, стал молиться. Не языческому богу молился, молился Иисусу Христу и деве Марии.

Молился, – очнулся. Ничего уже не было, пошёл назад к устью Якукты, на стойбище. Прихожу – все мёртвые лежат, обмерли со страху, и сам Павел Даонов сидит, выпучив глаза, ничего не понимает. К вечеру постепенно очнулись.
Далее было так. В том месте, где упало, поднялся дым. У эвенков обычай – где горит, идти тушить. Аксёнов и Даонов несмотря на то, что были сильно напуганы, пошли тушить. Пришли в район речки Шелле, 1 км от берега Чамбы. Там были две горы, которые они хорошо знали, т.к. с одной из них они брали камень для точки ножей. Оказалось, что одна гора провалилась, яма и её залило озером, а вторая наполовину срезана. Вода в озере ходила кругом, а на поверхности плавало нечто беловатое – «сало», не то бензин (по запаху).

После того как слухи об этом дошли до Суздалева, он там и побывал, видимо в 1908 году. Были: он сам, Суздалев Карл Иванович, Колмаков Иван Орламович и Аксёнов Иван Иванович. Втроём. Лично Суздалев жёг чурку, бил шурф и закапывал её, предварительно написав на ней некие письмена. После чего был описанный выше сбор старейшин родов в Ванаваре с запретом на это место.

Дополнения:

1) Аксёнов говорил: когда летел дьявол, он говорил: тру, тру, тру, тру. Живыми словами, больших звуков не было.

2) Речки Шелле (Шелье) на картах нет, однако на карте Суслова, составленной им в 1925 году по материалам предварительных опросов, между Макиктой и Хушмой обозначена речка Шелье. А между ней и Хушмой поставлен Сусловым значок единица с чёрточкой.

По этому поводу Шнитке писал Васильеву: «По словам Андрея Онкоуля, один камень на половине между Кимчу и Хушмой, вот всё, что было на карте, которую я вам высылаю. Красным цветом обведён район вывала. Что за речка Шелье не ясно. Суслов сам вспомнить не может. Что значит значок один с чёрточкой, тоже не ясно, возможно поставлен случайно».

3) Вильгельм Фаст считает, что единственное аномальное место вывала находится где-то в районе устья Элюмы (на топографической карте она между Макиктой и Хушмой, правый приток Чамбы).

4) Аксёнов несколько лет назад рассказал всё это эвенку Афанасию Даонову, он был грамотный и весь рассказ записал. Однако Афанасий умер, а где запись – неизвестно. Жил в Стрелке-Чуне
.
5) Имеется запись Кулика в 1921-22 г.г. со слов, как будто инженера Гундобина, какого – то служащего в Красноярском крае, будто эвенки утверждали, что метеорит разбил скалу, и образовалось на этом месте озеро.

А Аксёнов утверждает, что порог Буркан на Чамбе образовался в момент падения метеорита в результате обрушивания береговых скал.

6) Осенью того же 1967 года в сентябре был привезён Аксёнов в Ванавару и оттуда была предпринята попытка поднятия по Чамбе на двух лодках до Шелле. По ряду причин до Шелле не дошли. Кувшинников уточнил тогда же некоторые детали у Аксёнова:

Аксёнов в присутствии Коненкина повторил рассказ об охоте на сохатого утром «весной» 1908 года, однако летящего чёрта он видел не на месте свежевания туши, а во второй половине дня, на стойбище, когда сели пить чай. Летел быстрее, чем сейчас летают самолёты, летел в меридиональном направлении, т. е. вдоль Чамбы, судя по жесту – на юг. В дальнейшем, при расспросах в Ванаваре в 1968 года на том, что видел «черта» не настаивал, говорил, что, дескать, мало ли что болтают, имея в виду других его видевших. Остальное подтверждал…

Рассказ Николая Васильева об Иване Аксёнове в записях путевого дневника Константина Коханова за 1972 год:

10 августа 1972 года. Из тайги вышел Васильев. Оказывается на Заимке ЧП – заболел Джон Анфиногенов. Васильев думает, что он надорвался.
Косолапов обдумывает вариант, как бы вперёд нас слетать на вертолёте на Чеко. Что ж и здесь мне дорогу переходит Джон.

Начальник пожарников Юра Юрин, наконец, сказал определённо, чтобы мы (с Иваном Тимофеевичем Рысенко) приходили завтра утром к 8–ми часам (для вылета на вертолёте в верховья Большой Ерёмы).
Вечером говорил с Васильевым о предстоящих экспедициях. Васильев думает перебираться на Чуню и где-то на ручье Кордо соорудить лабораторию. На север от озера Чеко, оказывается, есть геологическая просека, далее километров тридцать, два года назад прошёл вездеход, так что он думает, прокладывать тропу придётся 70 километров.

Моя заинтересованность эвенкийскими тропами его удивила, а предстоящая, когда я ему намекнул, моя экспедиция с группой, кажется, даже испугала.
Рассказал ему историю с геоморфологами. Опять коснулись Джона. В который раз услышал от него, какой он умный, но вот только его характер несносен. Васильев не заинтересован в разладе. Перешёл от критики Джона, к насыщению меня информацией о тропах. Обещал прислать карту Суслова с его обозначением эвенкийских троп.

Затем Васильев рассказал мне историю с купцом Суздалевым, который посещал место падения Тунгусского метеорита и, собрав эвенков, объяснил им, что это явление привлечёт русских. А это, значит, пропадёт зверь и прочее. Его приказчик был более прямолинеен, – кто вздумает туда пойти, – сказал он, – того просто будут убивать.

Несмотря на это, четверо эвенков посетили места вывала. Суздалев, – как объяснил Васильев, – не ограничился только этим запугиванием эвенков, – он даже застолбил за собой этот район.
В районе Чамбы им был даже закапан столб с какими-то отожжёнными на нём знаками.

Суздалев был знаком с Громовым и занимался неслыханным грабежом местного населения в таких масштабах, что это даже потрясло находящихся в Ванаваре миссионеров. Они донесли енисейскому губернатору, и Суздалев был выдворен из этих мест (где-то в 1914 году).

«Вся эта история, – как сказал мне Васильев, — была запротоколирована Коненкиным и рассказана им ему лично».

После чего он добавил, что очевидец тех событий, бывший шаман Аксёнов, сейчас находится в Ванаварской больнице, и говорят от одной только русской речи поблизости, ему становится хуже. Поэтому посетить Аксёнова в больнице, Васильев не делал даже попытки, а может зря (К. П. Коханов «Таёжный дневник», М., САИП, 2009, доп. тираж, стр. 246-247).

Возникает закономерный вопрос, а почему Аксёнову, который находился в Ванаварской больнице, от одной только русской речи поблизости, становится хуже? Стоит ли этому удивляться, – эвенка много раз расспрашивали о том, «какого Чёрта он видел», что ему в итоге любого русского «учёного» только и хотелось послать куда подальше и Н. В. Васильев – это прекрасно понимал, но видимо было стыдно признаться об этом «компетентному товарищу» из Москвы, который до всего сам хотел докопаться.

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=125

Что мы можем сказать, о том, какого Чёрта видел эвенк И. И. Аксёнов?

Даже не специалисту по атмосферным явлениям было бы ясно, что над эвенком кружился смерч и летел он в противоположную сторону с севера на юг, а не как Тунгусский метеорит по всем показаниям очевидцев на север или в северо-западном, или в северо-восточном направлении. И чум Акулины мог поднять в воздух тоже только смерч, так в случае взрыва над ним метеорита его бы просто разметало по тайге взрывной волной.

Смерч — явление страшное.

Поэтому, когда он надвигается, все стараются по возможности укрыться. Увидеть внутреннюю полость смерча, оказаться в ней и остаться живым чрезвычайно трудно. Описания ее вида и того, что в ней делается, крайне редки, но все же есть. Они выполнены в то время, когда смерч отрывался от земли и, как бы прыгая, проносился над головами наблюдателей на небольшой высоте.

В 1930 году в штате Канзас любознательный фермер, стоя у входа в погреб, наблюдал за приближением смерча. Смерч был уже близко, и фермер шагнул вниз по лестнице, как вдруг смерч оторвался от земли и пронесся над его головой. Фермер был так поражен этим, что забыл броситься вниз по лестнице в погреб и остался стоять на верхней ступеньке. Позже он писал, что большой лохматый конец воронки повис прямо над его головой, кругом все было неподвижно, из конца воронки шел гудящий, шипящий звук. Взглянув вверх, он, к своему удивлению, увидел сердце смерча. В его середине была полость диаметром 30–70 м, шедшая кверху на расстояние около километра. Стены полости были образованы вращающимися облаками, а сама она была освещена непрерывным блеском молний, зигзагом перескакивающих с одной стены на другую. Полость была совершенно пустой, и только туманные образования двигались вверх и вниз.Смерч двигался медленно, и у фермера было время хорошо рассмотреть все, внутри и снаружи.

В 1951 году в Техасе смерч, подходя к наблюдателю, прыгнул, поднялся на 6 м и прошел над его головой. Ширина внутренней полости была около 130 м, толщина стенки — всего 3 м. В середине полости светилось голубым светом прозрачное облако. Стенки быстро вращались; вращение
было видно до самого верха и, очевидно, уходило в облако. Когда смерч прошел над головой наблюдателя и снова опустился к земле, то коснулся дома соседа и в одно мгновение разрушил его.
Группа студентов, отдыхавшая в окрестностях города Линкольна в штате Небраска, не обратила внимания на низкое грозовое облако, неожиданно надвинувшееся па них из-за деревьев. Когда они подняли головы, над ними проносился смерч. Все, что они успели рассмотреть, «имело вид
громадного пустого цилиндра, ярко освещенного внутри блеском молний. Шум был как от жужжания десяти миллионов пчел, а рев не поддавался описанию». К счастью студентов, этот цилиндр не опустился на них.

26 мая 1963 года наблюдался смерч около города Оклахома-Сити. Двумя служащими радарной станции было приведено его описание:

«Внешняя сторона воронки была гладкая, непрерывная и определенно круглая в поперечном сечении. В то же время хорошо ограниченной внутренней стены не было, не было и видимых признаков пустого пространства внутри воронки. Вся полость внутри внешней оболочки была наполнена хлопьевидными облаками. Эти хлопья турбулентно двигались и изменялись па фоне правильного вращения всей воронки».

Далласский смерч 2 апреля 1957 года, пересекая железную дорогу, опрокинул несколько груженых, очень тяжелых товарных вагонов. По их весу и форме определили, что скорость ветра достигала 210–225 км/ч, а порывами — до 350 км/ч. Немного дальше была разрушена громадная и прочная подставка для объявлений, скорость ветра в этом случае составила 480 км/ч…

…Интересны случаи, когда материнское облако опускается па землю, воронка отсутствует совсем и облако медленно ползёт по земле. Разрушения при этом не уменьшаются, а иногда даже увеличиваются. Это показывает, что вращение с громадной скоростью свойственно не только воронке, но и той части материнского облака, с которой она связана.

В 2011 году Последствия смерча на Южной Чуне Константин Коханов мог увидеть собственными глазами:

Константин Коханов: «Где нужно было искать Тунгусский метеорит?»

В Первой части этой статьи, автор Константин Коханов, привёл доказательства того, что обнаруженный Леонидом Куликовым радиальный вывал тайги, не имеет никакого отношения к падению Тунгусского метеорита.

И что-же теперь брать за основу определения траектории полёта Тунгусского метеорита и где теперь может быть вероятное место его падения? Единственно бесспорное упоминание о траектории полёта связано только с селом Кежма, над которым он не только пролетел с юга на север, но как мы видим из рапорта исправника Солонины енисейскому губернатору, даже над ней разрядился «подобно выстрелам из орудий».

Так как, указанная траектория полёта Тунгусского метеорита А. В. Вознесенского имеет северо-восточное направление, то Константин Коханов указывает направление, как инспектор Солонина строго с юга на север и вторую северо-западною – противоположную траектории А. В. Вознесенского. Концы этих всех трёх траекторий Константин Коханов условно продлил до русла реки Нижняя Тунгуска, хотя они могут заканчиваться и далеко за пределами этой реки.

А где искать Тунгусский метеорит, то с большей долей вероятности, нужно только там, где очевидцы, судя по их показаниям, находились под траекторией полёта Тунгусского метеорита, приблизительно с юга на север, может быть на 5-10 градусов западнее от указанной в 1925 году А. В. Вознесенским траектории его полёта. Во всяком случае, область «разлёта его осколков», указанная Константином Кохановым, вполне может совпадать и с другими, с большей точностью, рассчитанными траекториями полёта Тунгусского метеорита.

Если рассматривать свидетельство политического ссыльного Т. Н. Науменко, наблюдавшего Тунгусский болид в селе Кежемское, то можно с большой долей вероятностью предположить, что он находился в непосредственной близости от траектории полёта Тунгусского метеорита:

«… Около 8 часов утра день был на редкость ясный, и не было заметно ни одного облачка, ветер не шевелился, была полнейшая тишина… Вдруг послышался отдаленнейший, еле слышный звук грома; это заставило нас невольно оглянуться во все стороны; звук послышался, как будто из-за реки Ангары… звук грома начал быстро усиливаться, он казался уже чем-то необыкновенным, поскольку никаких туч на горизонте не было видно; при этом раздался первый, сравнительно небольшой удар; …когда я быстро повернулся в направлении удара, то увидел, что лучи солнца, пересекались широкой огненно-белой полосой с правой стороны лучей; с левой же, по направлению к северу…, в тайгу летела неправильной формы ещё более огненно-белая (бледнее солнца, но почти одинаковая с лучами солнца) несколько продолговатая масса в виде облачка («комка»), диаметром гораздо больше луны… и без правильных очертаний краев.

После первого несильного удара, примерно через две-три секунды, а то и больше, раздался второй, довольно сильный удар грома, самый сильный, какие бывают во время грозы. После второго удара «комка» уже не стало видно, но хвост, вернее полоска, уже вся очутилась с левой стороны лучей солнца, перерезав их, и стала во много раз шире, чем была с правой стороны от него; и тут же через более короткий промежуток времени, чем было между первым и вторым ударами, последовал третий удар грома, и такой сильный (как будто бы ещё с несколькими, внутри него слившимися ударами, даже с треском), что вся земля задрожала и по тайге разнеслось такое эхо (какой-то оглушительный сплошной гул), что казалось, что гул охватил всю тайгу необъятной Сибири…» (Е. Л. Кринов Тунгусский метеорит, стр.53-54).

Накануне 105-годовщины падения Тунгусского метеорита, из космоса 15 февраля 2013 года на Землю свалилась «подсказка» о его природе, составе и причине взрыва в атмосфере, которая, представляла собой, «наделавший много шуму», Челябинский метеорит. Константин Коханов, не упустил возможности самому оценить последствия его взрыва, опросить очевидцев его падения, и определить координаты падения его осколков под траекторией полёта, оставшихся после взрыва крупных частей этого космического тела спустя три месяца после его падения в 2013 году и затем через три года в 2016 году.

О траектории полёта Челябинского метеорита и падении его осколков, Константин Коханов узнал, действительно и такое, о чём ещё тогда ещё не упоминалось в прессе:

Во-первых, что от белого инверсионного слоя, отделился чёрный след, который «шёл» по направлению к поверхности земли. Именно под этим чёрным (тёмным) следом Челябинского метеорита было собрано местными жителями большинства его упавших там осколков.

Во-вторых, осколок, который пробил крышу сарая Бирюкова, имел направление полёта противоположное полёту крупных частей метеорита, что говорило о том, что после взрыва Челябинского метеорита, его осколки разлетались в разные стороны и падали, как в эпицентре его взрыва, так и за летевшими вперёд, как минимум двумя крупными, оставшимися его частями.

Что касается расстояния, с которого наблюдали полёт Челябинского метеорита, накануне и сразу после взрыва, то следует отметить район села Просвет в 750 км юго-западнее города Челябинска. И удивляться тут нечего, потому что сейчас считается, что взрыв Челябинского метеорита произошёл на высоте от 25 до 30 км.

И что имеет непосредственное отношение к траектории полёта Тунгусского метеорита, то за городом Саткой, как и за селом Кежмой, был виден след от полёта Челябинского метеорита, таким же, как Тунгусского метеорита в виде размытого облака (в виде «комка»), «без правильных очертаний краев», о котором говорил политический ссыльный Т. Н. Науменко.

И самое главное в газете «Саткинский рабочий» от 19 февраля 2013 года, есть фотография следа Челябинского метеорита, пролетевшего над этим городом. Но такие «мелочи» как правило, не интересуют центральные периодические издания и в них до сих пор упрямо указывается, что Челябинский метеорит упал в озеро Чебаркуль, со ссылкой на «челябинских учёных», хотя его осколки упали, на самом деле, значительно дальше (на 100-200 км) города Сатки.

Подробнее на сайте Константина Коханова: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=3950

Но всё-таки вернёмся опять к вопросу, где нужно было искать Тунгусский метеорит?

Евгений Кринов публикуя схематическую карту А.В. Вознесенского с его траекторией полёта Тунгусского метеорита, в конце её указал реку Таймуру. Сам же А.В. Вознесенский считал, что на месте падения метеорита должен быть кратер, наподобие Аризонского и вокруг него, на таких же расстояниях, т. е. до 2 – 3 км в окружности, массу обломков, отделившихся от главного ядра ещё до падения или при самом падении. После того как на Марсе были обнаружены следы падения метеорита, летевшего приблизительно по одной из расчётных траекторий Тунгусского метеорита, Константин Коханов сделал предположение, учитывая, что при падении Тунгусского метеорита было три сильных удара, то конфигурация расположения кратеров Тунгусского метеорита должна быть такой же, как на Марсе.

Производить дальнейшие поиски места падения Тунгусского метеорита, нужно обязательно после ознакомления со статьёй А. В. Вознесенского, в которой, в частности, говорится о зарегистрированных его Обсерваторией двух землетрясений:

«Следует заметить, что несколько ранее (а именно в 18 ч. 44 м. гринвичского времени 28 июня) не только всеми приборами Иркутской Обсерватории, но и приборами станций в Чите и в Кабанске было отмечено более сильное землетрясение № 1535, а потому Обсерватория, по принятому для изучения местных сотрясений порядку, немедленно разослала всем своим корреспондентам опросные бланки, с просьбою сообщить всё, что им известно о землетрясениях 29 и 30 июня…
…Полученными ответами установилось вполне надёжно, что землетрясение №1535 было замечено многими лицами к Востоку от Иркутска; далее очень немногими лицами, преимущественно в южной полосе Сибири, было отмечено и землетрясение №1536 30 июня, как сотрясение почвы, но значительное большинство корреспондентов указывало, что никакого сотрясения земли 30 июня они не заметили…».

Разница между землетрясениями в два дня такая несущественная величина, что при опросах очевидцев в верховьях Нижней Тунгуски и на реке Лене, спустя более 50 лет после падения Тунгусского метеорита, когда они путались даже в годах, их показания о сотрясениях почвы, принимать всерьёз, конечно, нельзя.

А. В. Вознесенский: Падение метеорита 30 июня 1908 г. в верховьях р. Хатанги.

В моём распоряжении имеется материал по падению метеорита необычной крупности в верховьях одного из притоков Хатанги 30 июня 1908 года. Поводом к опубликованию этого материала послужили сравнительно недавно полученные мною от геолога С. В. Обручева новые данные о том же метеорите, собранные им в 1924 года.

Эти данные отпечатаны ниже, а мои сведения сводятся к следующему:

В «Списке землетрясений за 1908 года» Иркутской Магнитной и Метеорологической Обсерватории, в свое время представленном в Сейсмическую Комиссию Академии Наук, отмечены
17/30 июня следующие моменты землетрясения под № 1536 по маятнику Рапсольда

Восточный маятник: гринвич. ср время:

Начало………………….0 ч. 18,8 м.
Максимальная фаза……0 ч. 20,1, м.
Амплитуда этой фазы….0 ч. 2,0 м.
Конец колебаний……….1 ч. 46,0 м.

Северный маятник: гринвич. ср. время:

Начало……………………0 ч. 19,5 м.
Максимальная фаза -
Амплитуда этой фазы -
Конец колебаний…………1 ч. 16,0 м.

Остальные сейсмографы Обсерватории этого землетрясения не отметили вовсе, но в примечании к указанным выше данным замечено следующее:

«На обоих приборах Репсольда замечено от 1 ч. 3,1 м. до 1 ч. 9,9 м. троекратное медленное волнообразное искривление линии записи. Продолжительность каждой волны 2,2 минуты, амплитуда 1,2 мм. Те же волны, меньшей амплитуды, но той же продолжительности, отмечены и на приборе Мильна от 1 ч. 5,4 м. до 1 ч. 9,9 м.».

«На основании этих данных землетрясение № 1536 должно быть отнесено к слабым (так как другие сейсмографы Обсерватории, с механической регистрацией его не отметили) и по всей вероятности к местным землетрясениям в виду очень небольшого промежутка между начальной и максимальной фазами записи.

Направление распространения землетрясения должно быть близко к меридианальному. Так как обычно колебания почвы при местных толчках очень быстро затухают, то странною является значительная продолжительность этого землетрясения, осложняющаяся при том проявлением особенных искривлений линий записи как обоих приборов Репсольда так и прибора Мильна.

Первые два прибора Обсерватории помещались в герметически закрытых футлярах, оба на одном столбе, прибор Мильна помещен на другом столбе, футляр его негерметичен, но закрывает прибор достаточно плотно. Установка всех приборов внутри полуподземного строения с пятью дверями единственного выхода и двойными стенками внутреннего помещения совершенно исключает возможность предположений о прямых воздушных толчках на приборы; остается неясным происхождение тех трёх волн медленного периода, которые отмечены в конце землетрясения, через 50 минут после его наибольшей фазы, причём отмечены они и прибором Мильна, не отметившим, в силу своей малой чувствительности, как первой фазы, так и наибольшей.

Таким образом, запись землетрясения № 1536 может быть разложена на 2 части: первая, с началом в 0 ч. 19,2 м. и максимумом в 0 ч. 20,1 м. несомненно, сейсмического и, вероятнее всего, местного землетрясения, вторая с началом около 1 ч. 03,1 м. и концом в 1 ч. 10 м. какого-то необычного происхождения.

Переводя эти моменты с гринвичского на местное время, мы получаем соответственно моменты 7 ч. 16,4 м. – 7 ч. 17,4 м. и 8 ч. 04 м. – 8 ч. 07 м. иркутского времени.

Следует заметить, что несколько ранее (а именно в 18 ч. 44 м. гринвичского времени 28 июня) не только всеми приборами Иркутской Обсерватории, но и приборами станций в Чите и в Кабанске было отмечено более сильное землетрясение № 1535, а потому Обсерватория, по принятому для изучения местных сотрясений порядку, немедленно разослала всем своим корреспондентам опросные бланки, с просьбою сообщить всё, что им известно о землетрясениях 29 и 30 июня.

Полученными ответами установилось вполне надёжно, что землетрясение №1535 было замечено многими лицами к Востоку от Иркутска; далее очень немногими лицами, преимущественно в южной полосе Сибири, было отмечено и землетрясение №1536 30 июня, как сотрясение почвы, но значительное большинство корреспондентов указывало, что никакого сотрясения земли 30 июня они не заметили, а ясно слышны были, как им лично, так и другим лицам звуки наиболее похожие на пушечные выстрелы из крупных орудий или на очень сильный гром.

Всё это происходило около 8 часов утра местного времени при совершенно безоблачном небе. Часть корреспондентов в северной части области отметили ясные световые явления и определённо говорили о громадном метеоре, ярко светившемся, падение которого сопровождалось рядом громких звуковых явлений. То же описывали довольно согласно и корреспонденты различных сибирских газет.

Из этих описаний приведу три – наиболее ярко описывающие всю сумму явлений:

Наблюдатель метеорологической станции в Илимске, Н. Полюжинский, пишет:

«30 июня нового стиля, во вторник, около восьми часов утра при облачности 10° в воздухе послышался гром в ЮЮВ стороне наподобие учащённых револьверных выстрелов, затем гром становился всё сильнее и сильнее, наподобие сильных пороховых взрывов и пушечных выстрелов, которые по приближении к Илимску перешли в страшный треск, так что получилось небольшое землетрясение (качание лампадки перед иконами и толчок, заметный для сидящих спокойно людей). После треска в воздухе понёсся шум, гул и гром стали удаляться в ССЗ направлении; гром продолжался около 20 минут, причём молнии не было.

Во время грома один мещанин г. Илимска был в 4-х верстах от Илимска вверх по реке Илиму и видел «летящую звезду» с огненным хвостом, которая упала в воду, а хвост у неё исчез в воздухе.
В деревне Ярской (верстах в 60 от Илимска вниз по реке Илиму) три женщины видели летящий «огненный шар»; куда он скрылся – неизвестно, так как женщины испугались его и убежали с поля домой.

Наблюдатель метеорологической станции в Киренске Г. К. Кулеш сообщает:

«17 июня (по ст. стилю) на СЗ от Киренска наблюдалось необыкновенное явление, продолжавшееся приблизительно с 7 ч. 15 м. до 8 ч. утра. Мне не пришлось наблюдать его, так как я, после записей метеорологических приборов, сел за работу. Слышал глухие звуки, но принял их за залпы ружейных выстрелов на военном поле за р. Киренгой.

Окончив работы, я взглянул на ленту барографа и, к удивлению своему, заметил черту рядом с чертой, сделанной в 7 часов утра. Это меня удивило, так как в продолжение работы я не вставал с места, вся семья спала, и никто не входил в комнату.

Случилось вот что (передаю суть рассказов очевидцев). В 7 ч. 15 м. утра на СЗ появился огненный столб в диаметре сажени четыре, в виде копья. Когда столб исчез, послышалось пять сильных отрывистых ударов, как из пушки, быстро и отчётливо следовавших один за другим; потом в этом месте густое облако. Минут через пятнадцать слышны были опять такие же удары, ещё минут через пятнадцать повторилось то же. Перевозчик, бывший солдат и вообще человек бывалый и развитой, насчитал – четырнадцать ударов. По обязанности своей службы он был на берегу и видел и наблюдал всё явление с начала до конца. Огненный столб виден был многими, но удары слышались ещё большим числом людей.

Были в городе крестьяне из деревни Корелиной, лежащей в 20 верстах от Киренска на ближайшей Тунгуске; они передавали, что у них было сильное сотрясение почвы, так что в домах разбиты стёкла. Вероятно, упал метеор очень огромных размеров, потому что при совершенно ясной солнечной погоде видно было облако серого цвета, а потом оно окрасилось в тёмный; слышны были удары числом четырнадцать, в три приёма; было колебание почвы; черта на ленте барографа служит тому доказательством.

Кроме того, в соседстве с прогимназией живёт подрядчик Яшин: он был на дворе, когда доска, прислонённая к забору, упала, хотя на дворе было совершенно тихо. Или, быть может, произошло сильное сотрясение воздуха, потому что последние удары были самые сильные.

По рассказу одного обывателя г. Киренска, как только раздались удары, его качнуло в сторону сундука, словно от сильного ветра. Он же впоследствии дополняет:

«От учеников получил новые сведения о метеоре. Два ученика сообщили мне, что бурские (с. Бур на р. Непе, приток Нижней Тунгуски) крестьяне слышали от тунгусов-очевидцев падение метеора – такую картину: «когда упал метеор, то поднялся густой дым, раздались удары, загорелись торф и лес, так что тунгусы три дня гасили пожар».

Интересно сообщение корреспондента в «Сибири» от 1/14 июля:

«17-го июня, утром, в начале 9-го часа у нас наблюдалось какое-то необычное явление природы. В селении Н. Корелинском (верст 30 от Киренска по прямой линии к Северу) крестьяне увидали на СЗ, довольно высоко над горизонтом, какое-то чрезвычайно сильное (нельзя было смотреть) светящееся белым голубоватым светом тело, двигавшееся в течение 10 минут сверху вниз.

Тело представлялось в виде «трубы», т. е. цилиндрическим. Небо было безоблачно, только невысоко над горизонтом, в той же стороне, в которой наблюдалось светящееся тело, было заметно маленькое тёмное облачко. Было жарко, сухо.

Приблизившись к земле (лесу), блестящее тело как бы расплылось, на месте же его образовался громадный клуб чёрного дыма и послышался чрезвычайно сильный стук (не гром), как бы от больших падавших камней или пушечной пальбы.

Все постройки дрожали. В то же время из облачка стало вырываться пламя неопределённой формы. Пишущий эти строки был в то время в лесу, верстах в 6-ти от Киренска на север, и слышал на СЗ, как бы пушечную пальбу, повторявшуюся с перерывами в течение 15 минут несколько (не менее 10-ти) раз. В Киренске в некоторых домах, в стенах, обращенных на СЗ, дребезжали стекла. Эти звуки, как теперь выяснилось, были слышны в сёлах Подкаменском, Чечуйском, Заломном и даже на станции Мутинской, верстах в 180-ти от Киренска на север.

В это же время в Киренске некоторые наблюдали на СЗ, как бы огненный, красный шар, двигавшийся по показаниям некоторых горизонтально, а по показаниям других весьма наклонно. Около Чечуйска крестьянин, ехавший по полю, наблюдал то же на СЗ. Около Киренска в дер. Ворониной крестьяне видели огненный шар, упавший на ЮВ от них (т. е. в стороне, противоположной той, где находится Н. Корелина)».

Это сообщение дополняется выдержкой из частного письма от 14 сентября агронома Кокоулина:

«Удалось точнее очертить область распространения звуков, сопровождавших явление. Оказывается, что грохот был слышен около Верхоленска (в дер. Челпановой) с одной стороны и в Мухтуе с другой, т.е. на расстоянии около 1300 вёрст по Лене.

В стороне от Лены явление более или менее основательно наблюдалось в Нижне-Илимске. Очевидцы говорят, что на месте падения тела (или, что, пожалуй, точнее, – на месте захождения его за горизонт) поднимались клубы чёрного дыма столбом. Тунгусы, бродившие за Нижне-Корелинким селением (на ЗСЗ от Киренска), говорят, что гром был страшный, но олени не выказывали ни малейшего волнения, как во время обычной грозы. Землетрясение в обычной его форме не наблюдалось, было хорошо (кой-где даже слишком хорошо) заметно лишь дрожание построек от грохота. Двигался метеор с ВЮВ на ЗСЗ».

Далее привожу сообщение начальника Нижне-Илимского почтового отделения Вакулина от 28 июля:

«Во вторник 17 июня около 8 часов утра (часы не проверены), по рассказам большого круга местных жителей, ими был первоначально замечен в северо-западном направлении опускавшийся косвенно по горизонту с востока на запад огненный шар, который при приближении к земле превратился в огненный столб и моментально исчез; после исчезновения в этом направлении был виден клуб дыма, поднимавшийся от земли вверх. Спустя несколько минут произошёл сильный шум в воздухе с глухими отдельными ударами, похожими на громовые раскаты.

Следом за этими ударам» последовало около 8-ми сильных ударов, похожих на орудийные выстрелы. Самый последний удар был со свистом и особенно сильный, от которого поверхность земли и постройки слегка колебались. По собранным сведениям, эти явления подтверждают жители оконечных селений Нижне-Илимской волости, часть Коченгской и Карапчанской волостей, расположенных с востока на запад на пространстве около 300 вёрст».

Наконец такие же данные мы имеем в корреспонденции Н. Пономарева из Нижне-Илимска:

«Население Нижне-Илимска и окрестных деревень встревожено сегодня (17 нюня) необычайным явлением. В 7 ч. 20 мин. утра над Нижне-Илимском, при очень хорошем состоянии погоды (небо кое-где было подёрнуто облачками), послышался из ряда вон выходящий приближающийся к селу шум, по мере приближения перешедший в раскаты грома. За раскатами по всей округе раздался сильнейший удар, вызвавший в населении чуть не панику. Я спал. Когда послышались раскаты грома, я проснулся и в момент удара чувствовал, как мой дом заколебался, в кухне загремела посуда, и стул, стоявший плотно около стены, колебанием стены отодвинуло на вершок к середине, прислуга, стоявшая случайно на лавке, от сотрясения едва было, не упала.

Наскоро одевшись, выбегаю на улицу, на лицах читаю большую тревогу, кое-где население забралось на крыши домов и смотрит в ту сторону, где раздался удар. Один подходит ко мне и сообщает, что он видел, как перед появлением раскатов грома над землёй стремительно пронеслось какое-то огненное тело наподобие бревна и скрылось, тотчас раздался удар.

То же сообщил другой мужичок, видевший это вместе с подрядчиком. Едет верхом на коне парень и сообщает, что он тоже видел какое-то огненное тело, видел, как в том месте, где оно упало, появился сначала огонь, а потом, когда раздался удар, вместо огня появился дым. Отец мой и два брата были верстах в 6-ти от Нижне-Илимска на рыбалке, и отчётливо слышали – как перед сильным ударом были два громовых удара, не так сильных, а после удара – менее сильных ударов было слышно очень много – до 100 и в разных местах по трём направлениям.

Один из братьев, бывший на войне, сравнивает происшедшее с тем моментом, когда открывается пальба неприятелей, и гремят большие военные орудия… Огненное тело видел ещё один подъехавший к нам из деревни за 7 верст мужичок. Тело пронеслось с юга на северо-запад, и все видевшие его единогласно это подтверждают, точно указывая направление».

Такого же рода сведения были получены нами от различных корреспондентов, числом свыше 60…
…почти всеми наблюдателями отмечены сильные акустические явления, на громадном расстоянии между Енисеем, Леной и Байкалом. Крайние пункты на севере – Верхне-Инбатское и Мухтуе, на юге – ряд пунктов по железной дороге, начиная от Канска до Байкала. Площадь, на которой были слышны акустические явления, обнимает свыше 1 миллиона кв. верст в том случае, если считать только ЮВ половину окружности, касающейся крайних пунктов наблюдений. Радиус этой окружности около 800 вёрст.

К сожалению, эта область крайне слабо заселена (менее 0,5 человека на кв. версту) и потому именно мы имеем такие сравнительно скудные сведения о площади, равной площадям Франции, Германии и Дании, вместе взятым в их довоенных границах.

Значительно меньше сведений о световых явлениях. Они замечены только в 17%. Объясняется это тем, что ясная на юге захваченного пространства погода – на севере была облачной, во-первых, а во-вторых, для доброй половины всех наблюдений метеор очевидно пролетал близко от Солнца, поэтому он и был доступен наблюдателю только в восточной части области.

Все 17% наблюдателей световых явлений находились в восточной части области. 30% наблюдателей отмечают более или менее сильные сотрясения, если не всегда сотрясения в полном смысле слова, почвы, то, быть может, дрожание от звуковой волны.

Время, учитываемое наблюдателями, даётся в очень широких пределах от 8 утра до 12 часов. В этом разногласии нет ничего удивительного при полном отсутствии возможности проверки часов наблюдателей в сибирской глуши.

Мой многолетний опыт по собиранию таких же опросных сведений о землетрясениях даёт мне право совершенно не останавливаться на критике в рассмотрении данных о времени. Можно с уверенностью только указать, что очевидно речь идёт об одном и том же явлении. Более надежные данные мы извлекаем из указаний направления распространения звуковых и световых явлений, хотя и здесь часть неопытных в деле, застигнутых врасплох, наблюдателей даёт, как это обычно, сбивчивые сведения. Указывая, напр., полёт с ЮВ на СЗ и т. п.

Все же часть данных, наиболее надёжную, можно использовать. Указанные на карте направления дают согласную картину и намечают, как наиболее вероятную область падения – эллипс в верховьях р. Хатанги. Центр этого эллипса (широта 60°16′ и долгота 103°06′ от Гринвича) принят нами за наиболее вероятное место падения метеора. Он отмечен на приложенной карте римскою цифрой «I». В очень небольшом от него расстоянии (менее 40 верст) к ССВ находится точка «II» – место падения метеора по С. В. Обручеву, не дошедшему до места падения всего 40 вёрст. По его сведениям, к 1923 году на месте падения на площади в 400 кв. вёрст уже вырос молодой лесок; по моим данным падение метеора вызвало в 1908 году лесной и торфяной пожар на такой же приблизительно площади.

Если не останавливаться на световых явлениях, описываемых очевидцами очень крупными мазками «величиной с ворота», «светлее солнца», «с ослепительной головкой и частично тёмным телом», то всё же стоит указать, что по большинству голосов следует считать, что метеор 30 июня 1908 года дал значительное число взрывов, очень сильных. Число таких взрывов указывается, весьма различное, но очевидно их было около десятка, так как все почти, близкие к месту наблюдений, лица отмечают их многократность, характеризуя их в виде залпов или продолжительного ряда ударов. Вероятнее всего предположить, что мы имеем дело в данном случае с группой метеоритов, летевших в одном направлении и постепенно лопавшихся.

Но сам факт, хотя и лёгких сотрясений, – отмеченных сейсмографом в Иркутске и барографом в Киренске, указывает на весьма значительную массу, упавшую одновременно на землю, независимо от того, составляла ли она одно тело или метеоров было несколько. Иначе трудно было бы себе представить не только дрожание оконных стекол, но и выпадение их в 400 верстах от места падения метеора, о чём свидетельствуют такие серьёзные и несклонные к преувеличению лица, как агроном Кокоулин и метеоролог Кулеш.

Остаётся невыясненным вопрос о дыме и пожаре при падении метеора. Ряд наблюдателей, определенно говорит, о дыме после громовых раскатов. Тунгусы-охотники говорят о пожаре леса в 1908 года; через 15 лет другие охотники – также из тунгусов, – прекрасных наблюдателей природы, рассказывают С. В. Обручеву о выросшем на гари лесном молодняке.

Нам представляется всё это в следующем виде. За 300 – 400 вёрст от места падения, конечно, не был виден лесной пожар, если он был вызван падением. На таком расстоянии могли быть видны только следы растрескивания метеора на большой ещё высоте, сравнительно задолго до его падения. Затем ни пожар, ни дым на месте падения не был виден никем из далёких сравнительно наблюдателей. Тунгусы-охотники только много позднее могли набрести на место пожарища и задним числом отнести его за счёт метеорита.

Но всё же указание С. В. Обручева о молодом лесе, поднявшемся на месте пожарища, нам кажется вероятным в связи с данными 1908 года, говорящими о том же, и очень возможно, что это пятно молодого леса может послужить исходной точкой для поисков громадного по размерам метеорита. Тех поисков, которые было бы весьма желательно предпринять, не смущаясь теми весьма крупными и, по-видимому, слишком пессимистическими цифрами, которые намечает в своей ниже приводимой заметке С.В.0бручев.

Нам остаётся только критически проверить – наши опросные сведения и наши выводы о месте падения метеорита. Выполнить эту проверку нам позволяют записи землетрясения № 1536 сейсмографами Иркутской Обсерватории, результаты которых были приведены в начале статьи.

Очевидно, первая часть записи вызвана сейсмическим толчком, происшедшим от падения метеорита. Центр такого сотрясения у нас уже намечен в широте 60°16′ и долготе 103°06′. Вычислив расстояние этой точки от Иркутска, где широта 52°46′, а долгота 104°19′, по формулам для обратной геодезической задачи, мы получаем расстояние от эпицентра до Иркутска равным 837,5 версты или 893 км.

Сейсмографы Обсерватории отметили сравнительно хорошо только первую фазу землетрясения (волны ρ), а именно они дают этот момент, как 0 ч. 13,8 м. и 0 ч. 19,5 м. гринвичского времени или в среднем 0 ч. 19 м. 9 с. Зная этот момент и расстояние до эпицентра 893 км, и, зная также, что для прохождения этого пути такими волнами потребуется 1 минута и 58 секунд), находим, что момент падения метеорита должно считать в 0 ч. 17 м. 11 с. среднего гринвичского времени 30/VI.

Если дальнейшая, необычная для сейсмических колебаний, запись того же землетрясения в Иркутске вызвана была воздушными волнами, то вероятнее всего предположить, что они распространялись от того же эпицентра со скоростью звуковых волн, т. е. приблизительно 330 м в секунду или 19,8 км в минуту.

В таком случае расстояние в 893 км они должны были пройти в 45 м. 6 с., а так как момент начала сотрясения принят за 0 ч. 17 м. 11 с., то в Иркутске они должны были быть отмечены в 1 ч. 02 м. 17 с., тогда как начало волн неизвестного пока происхождения фактически отмечено в Иркутске в 1 ч. 03 м. 6 с.

Разность наблюдённых и вычисленных моментов всего только 49 секунд, т. е. менее 2% всей определяемой величины. Фактически, она должна быть ещё менее, так как несомненно, что первые разрывы метеорита произошли не на поверхности земли, а на высоте около 20 км над нею и, следовательно, путь от места взрыва до места записи мог быть и более 893 км…

…Эти данные дают нам, по-видимому, право утверждать, что землетрясение №1536 Иркутской Обсерватории связано с падением громадного метеора в верховьях р. Хатанги, и первая часть записи этого землетрясения чисто сейсмического происхождения, тогда как вторая вызвана воздушными волнами от разрыва метеора, распространявшимися со скоростью, очень близкою к скорости звуковых волн.

Сколько нам известно, такое происхождение землетрясений констатируется записью сейсмографов Иркутской Обсерватории в 1908 года впервые…

…Но, во всяком случае, можно считать установленным, что падение метеоритов может производить и производит и в наше время землетрясения, чувствительные для современных сейсмографов на расстоянии до 900 км от места их падения.

При изучении подробностей падения данного метеорита невольно поднимается вопрос о массе, составе и силе удара того тела, которое попало в таких условиях на Землю. К сожалению, этих данных мы, конечно, не получим до разыскания самого метеорита. Невольно приходится обратиться к аналогичным примерам. Наибольшим по эффектам своего падения метеоритом из упавших на памяти людей следует считать, по-видимому, метеорит в Аризоне, о кратере которого, как «метеорном кратере», имеется целая литература. Кратер этот имеет по наружному виду все особенности вулканического кратера.

На почти ровной волнистой плоскости у верховьев «Ущелья Дьявола» (Canyon Diablo) возвышается почти правильной округлой формы вал, наибольший диаметр которого доходит до 1300 м, высшие точки вала поднимаются над окружающей местностью до 21 метра, тогда как его дно ниже поверхности земли на 150 метров.

Никаких, признаков вулканической деятельности или выхода вулканических! пород здесь не обнаружено, наоборот, слои различных песчаников, встречающихся здесь, оказываются неправильно приподнятыми и отчасти опрокинутыми каким-то сильным, но местным ударом, заставляющим предположить падение твёрдого тела больших сравнительно размеров.

Работа, произведённая при образовании кратера и переброске отдельных глыб на большое расстояние, чрезвычайно велика; так напр., одно выбрасывание 330 миллионов тонн земли с глубины 150 -170 м, т. е. объёма земли большего, чем вынутый при прорытии всего Панамского канала, требует наличности большой затраты энергии.

Подсчитывая механический эффект, необходимый для этого, проф. Маги (W.F.Magie) определяет величину метеорита приблизительно в 200 метров диаметром и в 400000 тонн весом, причём он падал со скоростью около 35 км в сек. При подробном исследовании кратера и его окрестностей, вызванном сбором и эксплуатацией больших масс железа, оказавшегося здесь, выяснено, что, на расстояниях до 2 км в окружности, собранные образцы этого железа представляют собою типичное метеорное железо с содержанием в 8% никеля и 0,75 унциями платины на 1 тонну (8 золотников на 100 пудов)…

…В случае Хатангского метеорита совершенно невыясненным является состав метеора. Одинаково возможно, что он может принадлежать к группе каменных метеоров, содержащих очень мало железа, так же точно, как и к группе железных, с большим содержанием никеля, а быть может и платины. Но нас интересуют на этот раз те следы, которые должно было оставить падение этого метеора на земной поверхности.

Судя по всему вышесказанному, весьма вероятно, что будущий исследователь места падения Хатангского метеора (а для этого пока, к сожалению, ничего ещё не сделано) найдёт что-то очень близкое к «метеорному кратеру» Аризоны и вокруг него на таких же расстояниях, как и в Аризоне, т. е. до 2 – 3 км в окружности, массу обломков, отделившихся от главного ядра ещё до падения или при самом падении.

Во всяком случае, если индейцы Аризоны до сих пор хранят легенду о виденной их предками огненной колеснице, упавшей с неба и углубившейся на месте кратера в землю, то и современные тунгусы вправе будут создать такую же легенду о новом огненном камне, показать который они упорно не хотели русским, интересовавшимся этим делом в 1908 году. Как бы то ни было, розыски и исследование Хатангского метеорита – дело весьма интересное и, быть может, даже могущее себя окупить, если этот метеорит окажется принадлежащим к типу железных.

Было бы очень печально, если бы в наш век дело ограничилось бы только созданием одной новой легенды. (Статья А. В. Вознесенского приведена Константином Кохановым с сокращением текста и некоторых таблиц).

Подробнее: Журнал «Мироведение», (том 14, №1, стр.25-40, М.-Л.., 1925)

Чем интересен выделенный Константином Кохановым район вероятного падения Тунгусского метеорита между его траекторией и траекторией полёта Тунгусского метеорита А.В. Вознесенского?
Во-первых, тем, что там действительно приземлялся космический корабль 22 декабря 1960 года, точнее совершил аварийную посадку. Правда космонавтами были две собаки Альфа и Жулька, но спасателям об этом, ввиду засекреченности этого запуска, даже не сказали, и они предполагали, что в спускаемом аппарате могли находиться люди:

«…1960 год стал годом подготовки к запуску в космическое пространство первого человека. Постановлением ЦК КПСС создателям космической техники предписывалось уже в декабре 1960 года осуществить первый пилотируемый полёт.
Полёты кораблей с животными говорили, что вот-вот в космос полетит и человек. Местные лётчики, перед которыми военное командование поставило чрезвычайную задачу интенсивного поиска СА, не знали, кто находится в нём — животные или человек. И, понимая, что, если там человек, были готовы на многое, чтобы оказать ему необходимую помощь.
Итак, из-за разрушения газогенератора двигательной установки третьей ступени ракеты-носителя на 425-й секунде полета и аварийного выключения двигателя на 432-й корабль-спутник «Восток» экспериментальной серии 1К на орбиту не вышел. На высоте 214 км спускаемый аппарат корабля аварийно отделился и нормально приземлился в 65 км юго-западнее Туры. Место приземления находится между речками Огнэктэ (эвенк. – пересыхающая речка) и Юктэкэн (эвенк. – ключик) в точке с координатами – 63°42′ с.ш. 99°50′ в.д. Собаки, совершившие суборбитальный космический полет, остались в спускаемом аппарате из-за отказа катапульты…».

Подробнее: http://osiktakan.ru/kev1/50-yar_Vostok1K-6.html; http://osiktakan.ru/kev1/50-yar_Vostok1K-6_1.html

Константин Коханов: «Где нужно было искать Тунгусский метеорит?»

Марсианская бомбардировка

Как уже отмечалось Константином Кохановым в статье («Где нужно было искать Тунгусский метеорит?»), он после ознакомления со статьёй «Следы космической бомбардировки», об упавшем на Марс метеорите в журнале ВПВ («Вселенная, Пространство, Время» №4/59, 2009), внёс в свою, запланированную на 2009 год «очередную» рекогносцировочную экспедицию в верховья реки Южной Чуни, существенные изменения.

Во-первых, потому что, как в статье отмечалось, «траектория упавшего на Марс метеорита исходно была направлена с юго-востока на северо-запад и наклонена к поверхности планеты под сравнительно небольшим углом, чем-то, напоминая одну из расчётных траекторий Тунгусского метеорита».

Во-вторых, также в статье отмечалось, что «метеорит размером около 200 метров распался в марсианской атмосфере на сотни обломков разных размеров» и на опубликованной в статье фотографии было видно, что «самые крупные обломки метеорита образовали три, идущие следом друг за другом, больших кратера, при этом один из них имел диаметр около километра. А около сотни мелких обломков, которые достигли поверхности раньше крупных, образовали цепочки из множества небольших кратеров».

И в-третьих, ещё в 1925 году А.В. Вознесенский считал, что на месте падения метеорита должен быть кратер, наподобие Аризонского и вокруг него, на таких же расстояниях, т. е. до 2 – 3 км в окружности, масса обломков, отделившихся от главного ядра ещё до падения или при самом падении.

Поэтому на описание наблюдений за полётом Тунгусского метеорита очевидцами, опубликованных в газете «Красноярец» в №153 от 13 июля 1908года, в разделе «По губернии» (стр.1-2) в статье собственного корреспондента П-хова, Константин Коханов посмотрел несколько иначе и сравнил их с описанием последствий «марсианской метеоритной бомбардировки»:

«С. Кежемское. 17-го, в здешнем районе замечено было необычайное атмосферическое явление.

В 7 час. 43 мин. утра пронесся шум как бы от сильного ветра. Непосредственно за этим раздался страшный удар, сопровождаемый подземным толчком, от которого буквально сотряслись здания, причем получилось впечатление, как будто бы по зданию был сделан сильный удар каким-нибудь огромным- бревном или тяжелым камнем.

За первым ударом последовал второй, такой же силы и третий. Затем – промежуток времени между первым и третьим ударами сопровождался необыкновенным подземным гулом, похожим на звук от рельс, по которым будто бы проходил единовременно десяток поездов.

А потом в течение 5-6 минут происходила точь-в-точь артиллерийская стрельба: последовало около 50-60 ударов через короткие и почти одинаковые промежутки времени.

Постепенно удары становились к концу слабее.

Через 1,5-2-минутный перерыв после окончания сплошной «пальбы» раздалось еще один за другим шесть ударов наподобие отдаленных пушечных выстрелов, но все же отчетливо слышных и ощущаемых сотрясением земли…».

Описание «марсианской метеоритной бомбардировки», практически ничем не отличалось от того, что, хотя не видели очевидцы, но прекрасно слышали и почувствовали сами:

«…Самые крупные обломки метеорита образовали три, идущие следом друг за другом, больших кратера, при этом один из них имел диаметр около километра. А около сотни мелких обломков, которые достигли поверхности раньше крупных, образовали цепочки из множества небольших кратеров».

Поэтому Константин Коханов сделал предположение, что возможно тоже самое произошло и при падении Тунгусского метеорита на Землю, с той лишь разницей, что Тунгусский метеорит, мог быть по размерам в два-три раза больше марсианского, и разрушения его ядра стало происходить, естественно, на большей высоте и последующие друг за другом три «страшных» удара с сильным сотрясением земли, могли быть результатом падения на землю его трёх крупных обломков, артиллерийская стрельба, могла быть результатом падения на Землю сравнительно «небольших обломков», размером от 5 до 10 метров, а непрерывный гул между сильными ударами, «похожий на звук от рельс, по котором будто проходил десяток поездов» – был результатом на падения на Землю «мелких обломков», размером менее одного метра. Шесть «отдалённых пушечных выстрелов», после 1,5-2 – минутного окончания, Константин Коханов, тогда объяснить не мог, но после падения Челябинского метеорита и двух его экспедиций (2013 и 2016 года) под траекторией полёта этого космического тела, навели его на мысль, что после взрыва или разрушения Тунгусского метеорита, в атмосфере земли, часть его осколков, могли сохранить, если не первоначальную скорость, но значительно большую, чем его крупные осколки и соответственно упасть на землю позднее его крупных частей.

Константину Коханову только оставалось определить по топографическим картам и снимкам из космоса земной поверхности, эти самые метеоритные кратеры, которые могли стать озёрами диаметром около километра, а может быть и больше, расположенные на одной линии по широте, долготе или по какому-то азимуту предполагаемой траектории полёта Тунгусского метеорита.

А так как запланированная им экспедиция было в верховья Южной Чуни, то и особое внимание он уделил именно бассейну этой руки. Внимание Константина Коханова привлекли два озёра Амут и Восточный Амут, но третьего озера на одной линии с ними, он, на том же расстоянии в западном и в восточном направлении от них, не обнаружил. Правда в западном направлении на спутниковой карте он нашёл «подозрительное место», напоминающее чем-то метеоритный кратер, «нужного ему диаметра», и поэтому особенно не расстроился отсутствием третьего озера.

В 2009 году с проводником из Стрелки Чуни Петровым Альбертом Константиновичем, Константин Коханов смог только выйти к озеру Амут. Озеро Амут, диаметром около 1,3 км, Константин Коханов обошёл вокруг без проводника. Радиоактивный фон в окрестностях озера оказался в норме, но на одном из прилегающих к нему участков, была обнаружена мной необычная мутация осины. Какого-либо стока воды из озера он тогда не обнаружил.

Посетить в 2009 году озеро Восточный Амут ему не удалось. Впадающий недалёко от устья реки Амут, его левый приток вброд перейти было нельзя, вплавь не хотелось ещё потому, что идти до озера нужно было около 8 километров. Проводник Петров в этих местах не охотился, поэтому рассчитывать на его помощь он не мог. Вернувшись в стрелку Чуни, Константин Коханов познакомился с охотником Валерием Николаевичем Зарубиным, охотничьи угодья которого, включали в себя интересующие его озёра. В 2010 году уже в качестве проводника, Валерий Зарубин, довёл Константина Коханова до озера Восточный Амут, а затем посетил с ним также озеро Амут.

Озеро Восточный Амут имело диаметр почти в два раза меньший, около 0,7 км, но было интереснее озера Амут тем, что имело воронкообразную форму, хотя в тот год и меньшую глубину, немногим более 18 метров. Измеренная Кохановым глубина озера Амут в том году, была примерно 25 метров. Почему Константин Коханов называет приблизительные цифры глубин этих озёр? Это не потому, что у его эхолота была большая погрешность измерений, а потому что измерения приходилось проводить сидя в одноместной резиновой лодке, при ветреной погоде. Лодка качалось, её сносило ветром, приходилось по несколько раз корректировать точки измерений, по навигатору «Магеллан», и делать в разных точках поверхности озёр по несколько измерений его глубины.

После сделанных измерений глубины озера Восточный Амут, обхода в одиночку его вокруг и изучения обнаруженных рядом с этим озером, напоминающих метеоритные воронки, мелких озёр, проводник Коханова, обратив внимание, что он очень долго что-то ищет на топографических и спутниковых картах, поинтересовался у него, что он на этих картах так долго не может найти.

Узнав, что Коханов ищет третье озеро на одной линии с озерами Амут и Восточный Амут, Валерий Зарубин сказал, что такое озеро есть, но только восточнее Восточного Амута километров на двадцать. Константин Коханов сразу же нашёл это озеро, носившее название Чачо.

Оставалось только посетить это последнее озеро в бассейне реки Северная Чуня. Договорившись в Стрелке Чуни с охотником, на чьих охотничьих угодьях было озеро Чачо, Константин Коханов решил посетить это озеро с ним в 2011 году. За месяц до начала экспедиции Коханова его новый проводник отказался его сопровождать на озеро Чачо, сославшись на семейные обстоятельства, и ему пришлось просить прошлогоднего проводника Валерия Зарубина, хотя бы подняться с ним, на его моторной лодке, по Северной Чуне настолько вверх, насколько это позволит сделать быстро падающая в том году в реке Чуне вода, а затем по Южной Чуне до бывшего геологического посёлка экспедиции «Шпат», где в течение недели Константин Коханов изучал места добычи исландского шпата и расположенного в несколько километров от него каменно-угольного месторождения, тренируясь в поиске металлических фрагментов в почве при помощи купленного в Москве американского металлодетектора.

Вернувшись в посёлок Стрелку Чуни, Константин Коханов договорился с охотником Владимиром Медведевым (Чимирканом) о путешествии на озеро Чачо в 2012 году, но прилетев в Ванавару, он отыскал там охотников, из тех, кто был на озере Чачо и узнал от них, что озеро мелководное, глубиной около 3 – 5 метров, и несмотря на это, отменять своей экспедиции туда не стал.

Подготовка к экспедиции

Это была уже 15-я рекогносцировочная экспедиция Константина Коханова, и ему очень не хотелось, чтобы она опять окончилась без конкретных результатов, хотя бы потому, что возраст у него уже был таким, что с рюкзаком под тридцать килограмм пройти за день по тайге и болотам 45-50 километров, было просто нереально. Возможности своего изрядно потрёпанного «в боях и походах» организма, он смог оценить ещё в 2010 году. По каким-то неведомым ему причинам, тогда в заповеднике «Тунгусский» именно для него «не оказалось» свободного инспектора охраны его территории, для моего сопровождения на озеро Чеко.

В планы Константина Коханова тогда только входило контрольное измерение глубины озера Чеко. Хотя целью было не уточнение его глубины (свыше 50 метров), которая была измерена ещё в 1960 году, группой энтузиастов под управлением Кошелева из КБ Королёва и, которая в 1999 году была подтверждена итальянской экспедицией, а для проверки точности работы, купленного им американского ручного эхолота.

Весь поход планировался на 3-4 дня. Честно говоря, ему было противно смотреть на директора заповедника, слушая при этом объяснения, какой работой был загружен весь находящейся в её подчинении персонал. К тому же он не просил оказать ему эту небольшую услугу даром, а готов был оплатить её даже не за себя одного, а за сопровождение группы в пять человек по установленному в заповеднике тарифу. Пропуск для его самостоятельного похода по территории заповедника, она тоже по условиям «техники безопасности», отказалась ему выдать. Пришлось вежливо откланяться и лишь пожалеть, что перед разговором с ней, он подарил ей две свои новые книги из первого тома «Тунгусский метеорит – история поисков», в твёрдых переплётах, объёмом свыше 1300 страниц (включая иллюстрации). Книги, конечно, лучше было подарить взрослой библиотеке Ванавары или Туры. Что касается детской библиотеки Ванавары, то он туда отправил и лично подарил около трёх десятков книг разных авторов, в том числе пять своих.

Только при таких обстоятельствах у него в голове могла возникнуть мысль, чтобы как-то «освежить память» о далёком прошлом, пройтись пешком 35-40 км по местам, где раньше проходила «Тропа Кулика» до берега реки Чамба.

Его оптимизм подкреплялся тем, что в 2008 году, 29 июня, он совершил за день 30 километровый пеший поход к устью Чамбы, правда налегке, с рюкзаком весом немного более 10 килограмм и то, последнюю треть пути, без рюкзака, оставив его в зимовье. В этом же зимовье он затем отметил в одиночестве и 100-летие падения «Тунгусского метеорита» 30 мая 2008 года. Утром был сильный туман, такой густой или плотный, что в нескольких метрах не было видно зимовья, не говоря уже о Подкаменной Тунгуске. Было ощущение, что он находился внутри опустившегося на Землю облака. Обратный путь был короче, потому что инспектор охраны заповедника подкинул его на своей лодке 5 километров, на полпути до зимовья, где он оставил свой рюкзак. Так что на следующий день он вернулся в Ванавару, проделав за два дня пешком 55 километров, причём в первый день 35 километров.

Казалось бы, до Чамбы Константин Коханов вполне мог бы дойти за один день, то тут он явно переоценил свои возможности, хотя в сторону Чамбы была уже проложена дорога и проходила рядом с уже несуществующим участком «Тропы Кулика» которая, конечно, не шла ни в какое сравнение с этой тропой. По тропе приходилось идти по затёсам, постоянно её теряя в буреломах или пересекая сильно заболоченные места и просто болота. Дорога шла в обход сильно заболоченных участков, и поэтому могло показаться, что он полностью застрахован от непредвиденных обстоятельств, которые могли встретиться на его пути.

Подвёл рюкзак. Он своим весом согнул его пополам, и Константин Коханов мог вполне сравнить себя с Сизифом, особенно когда дорога шла в гору и он, в любой момент, мог покатиться, не достигнув её вершины, вниз. Иногда на середине «горы» приходилось останавливаться, и не только для того, чтобы перевести дух, а капитально отдохнуть. К базе охотников, в трёхстах метрах от берега Чамбы он вышел только на четвёртый день. Пробыл там, изучая окрестности вдоль берега Чамбы до брода, с выходом на ещё существующий участок Тропы Кулика» до Заимки Кулика у подножья горы Стойковича, два дня, а потом вернулся в Ванавару на моторной лодке одного из охотников.

Неудивительно, что в связи с этим, на озеро Чачо в 2012 году, он решил идти налегке. Поэтому в 2011 году, перед отъездом из Стрелки Чуни, он договорился с Валерием Зарубиным, что тот переговорит со своим родственником Иваном Корнеевичем Карнауховым, чьи охотничьи угодья примыкали к озеру Чачо, чтобы он отвёз, на расположенное рядом с ним старое зимовьё, часть снаряжения экспедиции и продукты. Охотничья база Ивана Карнаухова находилась в верховьях Северной Чуни, и для него, когда он отправится туда зимой на тракторе, не представляло особого труда доставить туда мою резиновую лодку, десять банок тушёнки и десять газовых баллончиков вместе с портативной газовой плиткой. Самое главное он сам согласился ему помочь, доставить его «груз» на озеро Чачо.

Приехав в Москву, Константин Коханов сразу же отправил Валерию Зарубину переводом по почте 2000 рублей на покупку тушёнки и газовых баллончиков для портативной газовой плитки и затем по телефону уточнил, когда можно отправить в Красноярск, в адрес его знакомого, Коржова Евгения Анатольевича, свою разборную алюминиевую лодку «Романтика-2».

Лодку в Красноярск он отправил грузовой скоростью, сразу после новогодних праздников и в начале апреля её на КАМАЗе по зимнику привезли в посёлок Стрелка Чуни.

13 мая 2012 года Константин Коханов вылетел из Москвы в Красноярск, 14 мая прилетел в Красноярск и в тот же день прилетел в Ванавару. Впервые он знал, где точно остановится на два дня до вылета на вертолёте в Стрелку Чуни. Ещё в 2011 году кассир аэропорта Ванавара Любовь Петровна, предложила для его временного проживания в Ванаваре свою дачу. Прилетев в Ванавару и обосновавшись на даче Любови Петровны, он сразу же позвонил Валерию Зарубину в Стрелку Чуни, чтобы узнать, какие продукты купить в Ванаваре, если их нет в Стрелке Чуни. В Стрелке Чуни было в это время три магазина и все необходимые для путешествия продукты можно было купить в каждом из них.

В зимовье на охотничьей базе Владимира Медведева

16 мая 2012 года Константин Коханов вылетел на вертолёте в Стрелку Чуни, где неожиданно узнал, что в его распоряжении только два часа, чтобы собраться и отправиться в верховья Северной Чуни. Оказывается, его новый проводник Владимир Медведев, с которым Валерий Зарубин оговорил условия участия в моей экспедиции, должен ещё попутно забросить в те же места своего тестя Ивана Карнаухова, который прилетел вместе с ним в Стрелку на вертолёте. Чувствовалось, что Константин Коханов нарушил планы Ивана Карнаухова больше, чем он его.

Оказывается, он так и не забросил «груз» экспедиции Коханова на озеро Чачо, хотя Валерий Зарубин дважды за зиму, просил не забыть захватить этот груз с собой и оставить его в заброшенном зимовье около озера. Таким образом, планы Константина Коханова достигнуть озера Чачо налегке, рухнули сразу же, в самом начале его путешествия в верховья Северной Чуни.

Толком собрать и отсортировать снаряжение экспедиции, за два часа, ему было тоже невозможно. Поэтому он просто накидал в сумки и в рюкзак часть вещей, оставленных с прошлого года в Стрелке, в дополнении к тем, что были привезены из Москвы. Константин Коханов торопился ещё потому, что ему нужно было бежать ещё в магазин, чтобы купить необходимые продукты. В магазине он купил 20 банок тушёнки, 10 банок сайры, 20 пачек «бизнес-ланча» и 50 пакетов по 0,2 литра яблочного и персикового сока. Не успел он прийти из магазина, как позвонил Владимир Медведев и сказал, что они с тестем уже ждут меня у реки. Быстро, загрузив всё снаряжение своей экспедиции, в салон УАЗа Валерия Зарубина, Константин Коханов поехал с ним к реке.

На вопрос Ивана Карнаухова, – зачем на 10 дней нужно было брать столько продуктов? – он ответил, – чтобы потом о нём не говорили, что он, также, как Леонид Кулик, морил голодом своих рабочих.

Кое-как, разместили груз экспедиции Коханова, среди вещей и баков с горючим, которыми была почти доверху заполнена лодка. Константин Коханов попрощался с Валерием Зарубиным и моторная лодка, управляемая Владимиром Медведевым в 13 часов 30 минут местного времени, понеслась вверх по Чуне к месту слияния двух рек Северной и Южной Чуни. Достигнув через несколько минут «стрелки» (места слияния двух рек) лодка свернула в устье Северной Чуни и понеслась вверх по реке. По обоим берегам реки, на протяжении более тридцати километров, лежали оставшиеся после ледохода льдины. Делая короткие остановки, чтобы оставить горючее на обратную дорогу, около 19 часов достигли зимовья рядом с правым притоком Северной Чуни, рекой Акукан…

17 мая 2012 года, сравнительно легко прошли пороги за устьем реки Джелинктакон, и сделали небольшую остановку на базе охотников «Северная Чуня» …
…Достигли зимовья Владимира Медведева, где Константин Коханов вышел и выгрузил всё своё снаряжение. Владимир Медведев растопил в зимовье печь и поплыл со своим тестем дальше на его охотничью базу. А Константин Коханов затащив свои вещи, частично в сени, частично в зимовьё, лёг на кровать и быстро заснул. Проснулся он от шума подвесного мотора, возвратившегося часа через три Владимира Медведева. Поужинали, и Константин Коханов снова лёг спать.

18 мая 2012 года Коханов с Медведевым поплыл вниз по реке к геологическому профилю. Там он, при помощи навигатора «Магеллан» определил его координаты, а затем уточнил и его направление на карте. В общей сложности прошёл он с Володей Медведевым по профилю около километра, уточняя его координаты, ещё в нескольких контрольных точках. Завтра решили идти по нему до «креста» – пересечения двух профилей и уже по второму профилю до озера Чачо.

Смущало только то, что расстояние по всем прикидкам до озера Чачо, было более 30 километров, и то, что идти придётся с полной нагрузкой. Когда вернулись, то во время обеда разговорились о поисках «Тунгусского метеорита». Слушая рассказ Константина Коханова о том, как, веря местным жителям, что они знают, где лежат явно «небесные камни», члены многих экспедиций, кто хотел проверить их происхождение, не только не находили этих камней, но даже места, где их якобы кто-то видел.

Володя Медведев в конце рассказа Константина Коханова, вдруг оживился и неожиданно сказал:

«Кстати у меня недалеко отсюда, в бору, рядом с его «буранкой» лежит какой-то странный белый камень».

Константин Коханов сразу прервал свой рассказ и поинтересовался, – а как выглядит этот камень? Сколько он примерно весит и какой он величины?

Володя показал руками приблизительный размер камня (0,5 х 0,4 метра) и сделал некоторые уточнения:

Первое, что он сказал, это то, что камень неправильной формы с преобладанием белого цвета и второе, что он со своим товарищем, с трудом отколол от него небольшой кусок, который долгое время лежал у него в зимовье. В то же время, когда он захотел перевернуть камень, то тот оказался таким тяжёлым, что он смог справиться с ним только с помощью своего товарища. Вес камня был, явно, не менее 80 килограмм.

- И далеко находится от этого зимовья, твой камень? – спросил Константин Коханов Володю Медведева, ожидая, что расстояние до него окажется, как до «Чёрта на куличиках». Ответ был для него неожиданным – всего 17-18 километров от устья реки Килюрингна, в верховьях одного из её притоков.

После того, как Константин Коханов узнал, что Володин камень находится так близко, у него сразу пропал интерес идти на озеро Чачо, особенно, при сложившихся обстоятельствах идти к нему с практически предельным для себя весом рюкзака. Поэтому он предложил Володе перенести наш поход на озеро Чачо на 2013 год, притом не пешком, а на моей или на его лодке, поднявшись к озеру по реке Чачокан. Видимо предложение Константина Коханова идти к его камню, больше устроило Володю, чем перспектива идти к озеру Чачо по проложенным геологами в его направлении и в его сторону профилям.

В верховья Килюрингны они решили отправиться утром, на следующий день, 19 мая 2012 года. Для этого вечером спустились вниз по реке 12,5 км до зимовья, расположенном на левом берегу Северной Чуни в 2,5 километрах от устья её правого притока реки Килюрингны и переночевали в этом зимовье.

Поход в верховья притоков реки Кюлирингны

19 мая 2012 года, утром поплыли к устью Килюрингны. Причалили рядом с «тропой– буранкой» (дорогой для снегохода «Буран»). Далее шли вдоль левого берега Кюлирингны, периодически записывая координаты мест остановок и пройденное расстояние. После 10 км пути Константин Коханов почувствовал, что это его пенсионный предел ходьбы по тайге даже с рюкзаком весом 10-15 килограмм.
Основными препятствиями на пути были ручьи и речки, впадающие в Килюрингну, и большие заболоченные пространства, заросшие хаиктой (болотным кустарником, в основном карликовой берёзой). Первую речку (ручей) удалось перепрыгнуть, через вторую речку пришлось перекидывать мост из пяти срубленных берёз. Прошли по этому импровизированному мосту, полузатопленному водой, не только мы, но и сопровождавший нас, пёс Чин. Переходили по мосту на противоположный берег, опираясь на берёзовый шест, втыкая его ближе к берегу, потому что глубина речки, шириной около трёх метров, оказалась, около двух метров. Пройдя после второй речки хаикту, вышли на Володину «буранку». Прошли по ней 3,5 километра и остановились на ночлег. Я установил палатку и сложил в ней все свои вещи. Володя соорудил рядом с ней навес, под ним сделал настил из еловых веток и развёл рядом, для обогрева себя ночью, костёр.

Спальника у него не было – поэтому в палатке ночевать он отказался и возможно правильно, сделал. Во время сушки своих резиновых сапог, Константин Коханов не заметил, как расплавились изготовленные вроде бы из «прорезиненной» ткани, ботфорты на одном из его сапог. Ботфорты на этом сапоге пришлось отрезать, и Константину Коханову стало ясно, что идти к Володиному камню придётся по болоту, постоянно зачерпывая воду правым сапогом.

Володин камень

20.05.2012 года. До камня 3,3 км шли большей частью по болоту, по воде, которая была выше колена, проложив в болотной растительности, что-то похожее на дорогу или канал.

За болотом был бор большей частью с подстилкой из ягеля. Камень лежал на такой же подстилке из ягеля, и было видно, что камень здесь никогда не падал, и было ясно, что его сюда просто кто-то и зачем-то привёз.

Но кому нужно было «тащить» этот большой белый булыжник, весом более 80 килограмм сюда и для каких целей?

Вспомнилась история с походом к какому-то священному для эвенков камню учителя Ванаварской школы Виктора Коненкина в начале 1960-х годов. В разговоре на эту тему, ещё в прошлом году с Валерием Зарубиным, я узнал от него, что вместе с Коненкиным к этому культовому месту, ходил Василий Корнеевич Карнаухов.

Из его рассказа Валерий Зарубин запомнил, что там, кроме камня стоял ещё кувшин или металлический котёл, для даров эвенков, то ли какому-то божеству, то ли небесному духу, который сбросил с неба на их землю этот камень. Об этом небесном камне Коненкин узнал от одного из эвенков, который в 1930-х годах, в детстве, не раз ездил к тому камню, где, по его словам, собиралось много эвенков для решения каких-то вопросов своей кочевой жизни. Но имели ли эти «встречи» эвенков, какое-то отношение к небесному камню, он ничего вспомнить не мог. Единственно, что у него сохранилось в памяти того эвенка, что дары, которые эвенки клали в тот кувшин или металлический котёл, бесследно исчезали, и кто их и когда забирал оттуда, никто не видел, и не мог сказать.

У Василия Карнаухова в тех местах, куда эвенк привёл Коненкина, были охотничьи угодья, так что они не могли обойтись без его услуг. Поэтому к камню они пошли втроём. Эвенк точно их привёл в то место, где стоял, то ли кувшин, то ли металлический котёл, но камня рядом не оказалось, и сам кувшин был пуст.

И теперь глядя на этот найденный Володей камень, Константин Коханов ощупывал его поверхность, с помощью Володи перевернул его на другой бок, сфотографировал со всех сторон, даже оставленное место скола, сделанного Володей, постарался отдельно сфотографировать.

Найдя потом на камне выступ, с еле заметными признаками трещины, он вставил туда зубило и стал бить по нему обухом охотничьего топора. Острые мелкие осколки камня полетели ему в лицо, но камень начал поддаваться только после не менее десяти ударов, а потом от него отвалились два больших куска породы. Константин Коханов положил эти два куска породы сверху на камень и ещё раз сфотографировал их уже на камне, и само образовавшееся на камне углубление. Далее было произведено несколько снимков местности и самих участников экспедиции у этого камня.

Камень затем они прислонили к стволу молодой лиственницы, и пошли назад…
…Обратный путь тоже нельзя бы назвать более лёгким, – хаикта, болота, ручьи, переправы через речки меня просто добили окончательно. Когда до Северной Чуни оставалось около 6 километров, Константин Коханов сказал Володе, чтобы он шёл дальше вперёд один, и переночевал в своём зимовье, а утром приехал к устью Килюрингны, чтобы забрать его оттуда и отвезти на свою охотничью базу.

По пути к реке, через 1-1,5 км, Константин Коханов попросил подобрать ему удобное, сухое место для ночёвки, оставить там его спальный мешок и разжечь костёр.

Володя сказал, что может оставить Константину Коханову винтовку и собаку, но тот сказал ему, что это только он может ходить на медведя с мелкашкой, а Коханов, в отличии от него, предпочитает охотничий топор. А что касается собаки, то она может только спровоцировать медведя напасть, которому, сексуально озабоченному, до него сейчас нет никакого дела.

Идти до костра Константину Коханову пришлось не менее двух километров. Там он поставил палатку, добавил в костёр валежника, поставил в костёр чайник и переоделся в сухую одежду. Затем он, напившись чая и слегка перекусив бутербродами с голландским плавленым сыром, залез в палатке в спальный мешок, перед этим закрыв над ней тент и в неё вход при помощи молний.

21.05.2012 года Константин Коханов проснулся в 6 часов утра. Тент был весь покрыт росой. Днище палатки тоже требовала просушки. Пришлось сначала перевернуть палатку днищем к солнцу, а потом, когда оно просохло, накинуть на палатку для просушки и снятый с неё тент. Есть совсем не хотелось, а разжигать костёр, чтобы вскипятить на нём воду и заваривать чай, тоже не хотелось, чтобы не терять время…

Когда палатка и тент окончательно просохли, Константин Коханов быстро собрал рюкзак и пошёл к Северной Чуне. «Буранка» несколько раз подходила к берегу Килюрингны, и он делал остановки, чтобы сфотографировать эти живописные места. Во время фотографирования очередного живописного места, когда до Северной Чуни оставалось около 0,5 км, увидел идущего ему навстречу Владимира. Владимир предложил нести его рюкзак к реке. Константин Коханов не возражал, потому что это дало ему возможность подойти к началу порога на Килюрингне и сделать несколько фотоснимков этого порога…

Садясь в лодку, он сказал Владимиру, что сейчас заходить в устье Килюрингны не будем, а сделаем фотографии порога со стороны Северной Чуни, когда поедем завтра назад в Стрелку Чуни. По пути на охотничью базу Владимира, они сделали остановку у зимовья, где ночевали, перед походом к «камню», где тот забрал оставленные им свои вещи.

22 мая 2012 года, утром, погода вроде бы начала налаживаться на тепло. Было солнечно, и когда возвращались в Стрелку Чуни, и зашли в устье Килюрингны, чтобы сфотографировать порог, могло даже показаться, что так будет весь день. Но погода быстро начала портиться и уже за порогами, после устья реки Джелинктакон, подул холодный ветер, потом всё небо заволокло тучами.
Перед устьем Северной Чуни несколько раз дождь сменялся снегом, который был больше похож на ледяные мелкие почти невидимые иголки, больно хлещущие по их лицам. Причалили к берегу.
Константин Коханов сходил к Валерию Зарубину и с ним, на его УАЗе, подъехал к реке. Погрузили вещи в машину. Константин Коханов поблагодарил Володю Медведева за оказанную ему помощь, и поехал с Зарубиным к нему домой.

Так окончилась первая часть Первая часть моего путешествия закончилась. Проплыли почти 400 км, прошли пешком 50 км, и главное действительно обнаружили «камень», наверно впервые за всю историю поисков Тунгусского метеорита, который удалось найти (увидеть), поверив рассказу местного жителя, и не важно, что он не имел никакого отношения к одной из величайших загадок ХХ века.

Правда, когда Константин Коханов получил ответ по электронной почте из Комитета по метеоритам, что представленный туда осколок этого камня, не метеоритного происхождения, он захотел получить письменный ответ о его химическом составе, но письменного ответа так и не дождался.

Обрабатывая результаты своих рекогносцировочных экспедиций и анализируя возможные места падения Тунгусского метеорита, Константин Коханов пришёл к выводу, что его предположение о возможных путях поиска осколков Тунгусского метеорита, а точнее образованных ими трёх подобных Аризонскому кратеров, по аналогии метеоритных кратеров на Марсе, всё-таки не исчерпало себя и даже, есть по крайней мере одно ещё неизученное место, где можно было бы такой метеоритный кратер поискать.

Загадочная воронка

Около 4,5 км от устья реки Виви, впадающей в Нижнюю Тунгуску расположена таинственная воронка, которая считается наиболее глубокой в мире. Когда весной снега начинают таять, с севера поступает бурный приток воды и уровень ее в реке повышается. Иногда за несколько часов глубина воды становится на 3-4 метра больше. В это время, по словам очевидцев, местного населения, воронка «играет» и становится особо заметной. Глубина и диаметр её поражают. Происходит это не только от растаявшего снега, но и от того, что естественно спадает уровень воды в Нижней Тунгуске. Происходит это, как правило, в июне. Когда начинается «игра» воронки, она поглощает всё, что несет течением: бревна, ветки, мусор, а после это всё выносит водой далеко от места нахождения воронки. При этом большие деревья, выкинутые на берег, бывают голыми, а лодки деформированными. Глубину воронки, измеренную эхолотом, оценивают в 90 м и считают её происхождение метеоритным. https://evenkya-travel.ru/info/info/reka-vivi.php

На коллаже в статье «О месте падения Тунгусского метеорита» показана Воронка в русле реки Виви. Обратите внимание на лодку («Крым»), движущуюся вниз по течению, она даёт представление о размерах створа реки в этом месте. В прошлом веке делались предположения, что она метеоритного происхождения, и даже является местом падения Тунгусского метеорита. А может быть, это действительно так?

Рубрика: Тунгусский метеорит | Комментарии отключены

Константин Коханов: Достойная Патриарха Кирилла МРАЗЬ – Митрополит Белгородский и Старооскольский ИОАНН

Константин Коханов: Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн на вечере памяти годовщины начала Великой Отечественной войны заявил, что войну выиграли крещёные люди, а погибшие некрещёные бойцы Красной армии, которые «были рождены уже в безбожное время», стали жертвами, принесёнными за безбожие…
Источник: https://ria.ru/20190625/1555908762.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

«Жиды» теперь везде: У Путина в почёте,
И в РПЦ хватает подлецов,
Их осуждающих не видно, стало, что-то,
Глумящихся над памятью отцов.
##
У нас «крещёная», не редкость, в церкви нечисть,
И даже есть, теперь митрополит,
В «День Скорби» помянуть ему, героев нечем,
Есть грязь одна, всех нехристей полить.

Где этот выродок на свете появился,
Мать почему, не сделала аборт?
В Аду сегодня Чёрт, и тот, «перекрестился».
И с неба ПЛЮНУЛ, в «праведника», БОГ.

P.S. Жидами в России называют не евреев, а всех тех, кто с презрением относится к русскому народу.

© РИА Новости / Сергей Пятаков: В РПЦ прокомментировали слова митрополита о безбожниках на войне

25 июня 2019 года, 18:23

В Московском патриархате назвали «не совсем корректными» высказывания митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна о том, что Великую Отечественную войну выиграли крещеные люди, а безбожники погибали.
Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн на вечере памяти годовщины начала Великой Отечественной войны заявил, что войну выиграли крещеные люди, а погибшие некрещеные бойцы Красной армии, которые «были рождены уже в безбожное время», стали жертвами, принесенными за безбожие. Видео с выступлением архиерея опубликовано на официальном канале Белгородской и Старооскольской епархии на Youtube.
«Понятно, что это не совсем так. Если бы мы оперировали четкими статистическими данными, тогда можно было бы о чем-то говорить … Выводы не совсем корректные, потому что защищали Отечество люди разных национальностей, разных религий и конфессий, поэтому война и называется Отечественной», – заявил РИА Новости председатель синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами епископ Клинский Стефан (Привалов).По его мнению, не следует сейчас «делить и рассматривать под лупой, кто крещен, и кто из крещеных был какого настроения в момент его гибели». Как заметил епископ, и крещеные люди могли совершать какие-то грубые проступки, которые разрывали их связь с Богом.
При этом, добавил он, «когда человек погибает «за други своя», он получает фактически небесное крещение». «Мы знаем случаи в практике христианской Церкви, когда люди, будучи некрещеными, хотели умереть за Христа, потому что видели, как мученики умирали, и фактически эта смерть являлась для них крещением в христианство», – сказал собеседник агентства.
Вместе с тем он добавил, что «понятна мысль владыки Иоанна», имевшего в виду то, что «христианство понимает, что случайных событий не бывает». «И если Господь попускает какие-то бедствия, то у них есть определенная причина – нашего отхода от Бога, прегрешений», – заметил глава синодального отдела.
В целом, епископ Стефан призвал «спокойнее относиться» к высказываниям главы Белгородской епархии и не рассматривать их «в контексте того, что владыка Иоанн кого-то там осуждает или привносит что-то такое в религиозное осмысление событий, что является каким-то новшеством».
«Многие через участие в Великой Отечественной войне пришли к Богу, и фактически восстановление патриаршества, храмов, приход людей в церкви Христовы – это тот же самый период. Поэтому можно сказать, что и молодежь воцерковлялась через те страшные события», – заключил представитель РПЦ.

https://ria.ru/20190625/1555908762.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Дмитрий Задунаев: Попы продолжают оскорблять бойцов Красной Армии, победивших фашизм

25 июня 2019 года, 21:29

Вот только-только я написал статью о том, как Патриарх Кирилл высказывался о Великой Отечественной войне, оскорбляя советских людей и клевеща на Советский Союз – и вот опять.
Правда на этот раз это был не патриарх, а митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, который также назвал погибших некрещеных солдат «жертвами, принесенными за безбожие».
«В первые месяцы войны практически более 60 процентов Красной армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, большинство из них не были крещеными, они были убиты. Это была жертва несоизмеримая, это была жертва, которая была принесена за безбожие. И войну выиграли крещеные люди, те, кто призваны были для того, чтобы духовно победить эту машину, хорошо отлаженную», — заявил священнослужитель.
Подробно подобные клеветнические измышления я разбирал в своей недавней статье «Патриарх Кирилл и Великая Отечественная война», когда похожим образом высказывался ранее патриарх Кирилл.
Здесь я не буду повторяться, скажу только следующее.
Желание попов столь мерзким способом пропиарить себя и свою церковь понятно: если верить им, то получается, что Победа была одержана не советским народом во главе с партией большевиков, во главе со Сталиным, а благодаря попам и церкви.
Однако ни попы, ни их церковь не помогли России победить русско-японской войне. Хотя не было ни большевиков у власти, ни гонений на церковь, храмы строились, во главе государства стоял «святой» царь – Бог не даровал России победы.
Тоже самое случилось и во время Первой мировой войны. Не помогла церковь.
И во время Гражданской войны церковь была за «белых». А вот Бог почему-то оказался за «красных», и они победили. Почему? Может быть потому, что церковь и попы служат на деле не Богу, а злу и сатане, потому и результаты такие? В прочем, насчёт того, кому на самом деле служит церковь, я тоже уже писал.
И всё подтверждается и ныне. Если верить церковникам, то получается, что Советская власть была богопротивная и преследовала церковь божью.
Но раз так, то без «безбожной власти», а но с церковью, которой власть не мешает, а только всецело помогает, Русь должна вообще расцвести!
Но, что мы видим. В государстве, где строятся по три храма в день, произошла деиндуистриализация и происходит обнищание народа при сказочной роскоши мизерного процента нуворишей. Социальные завоевания, данные народу Советской властью, ныне медленно, но верно у народа отбираются при полном согласии церкви.
При их церковной власти русский народ вымирает даже без всякой войны, а они, церковники, при всём при этом имеют наглость оскорблять советских людей и пытаться приватизировать Великую Победу.
Действительно, правду говорят, что Дьявол – отец лжи. Хорошо, видать, научил он этому своих попов-служителей.
Но прав был Иисус Христос говоря: по плодам их узнаете их.
Плоды большевиков, плоды Советской власти – культурный, научный, духовный и экономический расцвет Державы, одолевшей войска объединенной Гитлером 300-миллионной Европы.
Плоды насаждающей попов власти – развал СССР (одной из следующих моих статей будет про «соработничество» Горбачёва и церкви), деградация РФ до слабой полуколониальной страны третьего мира, деиндуистриализация, обнищание населения, вымирание русского народа без всякой войны.

https://news-life.ru/stary_oskol/205837681/

Источник: https://cont.ws/@zadunaev/1368858

Рубрика: Вера в Бога | Метки: , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Ты куда Одиссей? Нет жены и детей, с твоей вечной, в разъездах, работой…»

Константин Коханов: «Круг замкнулся судьбы, где лишь помнишь ты был…»

Ты куда Одиссей,
Нет жены и детей,
С твоей, вечной, в разъездах, работой,
И в России ты всей,
Всё не встретишься с ней,
И во сне, со своей Пенелопой.

У тебя всюду есть,
Дом, где можешь поесть,
Где в постелях, ты женщинам нужен,
Тем, кому двадцать шесть,
Тех, кто старше не счесть,
И которым не станешь ты мужем.

Круг замкнулся судьбы,
Где лишь помнишь ты был,
Города и что в них ты построил,
Где там жил, не забыл,
Где казалось, любил,
Как какой-то артист на гастролях.

Стороной обойдёшь,
Дом, в котором ты ждёшь,
Что встречать подойдёт Пенелопа,
Для чего вдруг поймешь,
Одиссея ей ложь,
На бараньем руне позолота.

Постарел Одиссей,
К Пенелопе своей,
Не искал он в разъездах дороги,
Спать хотел только с ней,
И однажды во сне,
Об него она вытерла ноги.

Рубрика: Истоки любви | Метки: , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «В наш XXI век, ни капли оптимизма, проблемы наши, Богу не решить…»

Константин Коханов: «…Не нужен человек, заждался катаклизма, уже не страшно, путь свой завершить».

В наш век одни проблемы быта,
Затмят проблемы бытия,
В верхах – честь с совестью забыты,
Внизу – нет жизни без нытья.

В мечтах одна лишь приземлённость,
Не принимаются в расчёт,
Ни бескорыстность, ни влюблённость,
Ни то, что кто-нибудь прочтёт.

Хотя вокруг твердят о вере,
И в церковь очередь стоит,
Свеча, зажжённая, не греет,
«За упокой», когда горит.

Когда всё будет, поп не скажет,
Грехи лишь может отпустить,
Вдруг астероид не промажет,
Который к нам уже летит.

И всё опять пойдёт сначала,
Когда, кто выживет, умрут,
Своих детей, не обучая,
Тому, чего те поймут.

Пойдут осваивать пещеры,
Когда развалятся дома,
И будут жить, не в Бога с верой,
Тысячелетья может два.

Лишь веря сказочным рассказам,
Что жизнь была их, как в раю,
Но поменялась, как-то сразу,
Хотя, о чём я говорю?

Кого волнует, то, что будет,
Из тех, людей, кто обобрал,
Не вспомнят Бога в день тот судный,
«Андрей с Ахметом и Абрам».

Того, что Трампу не предвидеть,
Хохлам, конечно, не понять,
Их успокоит новый лидер,
Что все сгорят, а им вонять.

Рубрика: Космос | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Известен многим Окуджава, Как бард, но бард не гражданин, Ему Советская держава, Двором была лишь проходным».

Константин Коханов: «Возьмёмся за руки друзья», Пока ещё мы не забыли, И за кого мы сдуру были, И с кем быть было нам нельзя.

Что ты родился, уже чудо,
Но чтоб при жизни умереть,
С такой же славой, как Иуда,
То так не каждому суметь.

Известен многим Окуджава,
Для всех влюблённых идеал,
Струна гитарная дрожала,
Когда он свой троллейбус ждал.

Троллейбус ждал всегда последний,
Чтоб проводить в последний раз,
Любимой девушки взгляд бледный,
Лишь от своих подальше глаз.

Всю жизнь он только притворялся,
И как «Советский патриот»,
Властям понравиться старался,
И знал прикрыть, где нужно рот.

На фронт ушёл, как доброволец,
Везде об этом подтвердят,
Но отмечая его «доблесть»,
О нём знать правды не хотят:

Что Окуджаву в жопу ранил,
С летящей «Рамы» пулемёт,
И после той тяжёлой раны,
Булат на фронт не попадёт.

Ну, что поделать, не доехал,
До фронта так он, не дошёл,
Кто воевал, тем не до смеха,
О нём, кто думал хорошо.

Что он подлец и сволочь просто,
Одним лишь «бардам» не понять,
Кому уже за девяносто,
Или за восемьдесят пять.

Он ветеранов наших предал,
Им плюнул в душу, – говоря,
Что над фашистами Победу,
Они все праздновали зря.

«Жиды» подонков обеляют,
И Окуджаву чтит Чубайс:
«Возьмётся за руки любая,
С ним блядь танцующая вальс».


Булат Окуджава, Александр Городницкий и Юлий Ким


Виктор Астафьев и Булат Окуджава


А этим поклонникам творчества Булата Окуджавы начхать на всю Россию и на весь русский народ

О гражданской позиции Булата Окуджавы, хорошо говорит подписанное им «Письмо 42-х» лучших представителей российской интеллигенции», в том числе, как Дмитрий Лихачев, Василь Быков, Виктор Астафьев и Даниил Гранин:

Мы должны на этот раз жестко потребовать от правительства и президента то, что они должны были сделать давно, но не сделали:

4. Органы печати, изо дня в день возбуждавшие ненависть, призывавшие к насилию и являющиеся, на наш взгляд, одними из главных организаторов и виновников происшедшей трагедии (и потенциальными виновниками множества будущих), такие как «День», «Правда», «Советская Россия», «Литературная газета», телепрограмма «600 секунд» и ряд других должны быть впредь до судебного разбирательства закрыты.
6. Мы все сообща должны не допустить, чтобы суд над организаторами и участниками кровавой драмы в Москве не стал похожим на тот позорный фарс, который именуют «судом над ГКЧП».
7. Признать нелегитимными не только съезд народных депутатов, Верховный Совет, но и все образованные ими органы, в том числе и Конституционный суд“.

Конечно, эта сволочь не ожидала, как на их письмо отреагируют известные диссиденты:

Отрывок ответа на „Письмо 42-х“, написанного известными диссидентами Андреем Синявским, Владимиром Максимовым и Петром Абовиным-Егидесом:

«Откуда появилось это странное убеждение, что демократия – это Ельцин и ничего, кроме Ельцина? Живут себе народы разных стран, Франция, скажем, или Германия, без всякого Ельцина, но вполне при демократии.
И, опять же – без президентов демократии бывают, а вот без парламента, без независимого суда, без свободы печати и неприкосновенности личности — нет… Поэтому не перевыборы. Только отставка. Монастырь. Грехи замаливать».

Подробнее и нагляднее о событиях «Октября 1993 года», связанных с расстрелом «Белого дома» на сайте: http://www.stena.ee/blog/oktyabr-1993-luchshie-foto-videohronika-bonus

Рубрика: барды | Метки: , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Ярко выраженная трусливая сущность личности барда Александра Городницкого»

Константин Коханов: Говоря «о сущности личности Александра Городницкого», я не умаляю его заслуг и как поэта, и как учёного, а лишь выражаю недоумение, почему он не вернётся на историческую родину своих предков. А почему-то продолжает жить среди нас и осуждать политику российского государства, имея наглость плевать на Конституцию России, где Крым является субъектом Российской Федерации. Нужно быть до конца честным, а не только на половину или на треть, с оглядкой, что скажут «жиды» из его ближайшего окружения.

На сайте телеканала «Россия – Культура» (Россия – К), в анонсе очередного выпуска программы «Игра в бисер» (поэзия Александра Городницкого) от 30 мая 2019 года, мне бросилась в глаза явная опечатка, в приведённом отрывке стихотворения Александра Городницкого, где «родство по крови, было напечатана дважды. Второй раз вместо «родства по слову. Привожу весь напечатанный там текст полностью:

«Один из ярчайших представителей поколения бардов «первого призыва», Александр Городницкий стоит особняком. Его поэтическую личность гармонично дополняют личности – исследовательская и научная. Городницкий – всенародно признанный поэт, всемирно известный ученый, путешественник, человек, чьим именем названа планета. Александр Моисеевич, разменявший девятый десяток, пишет стихи более семидесяти лет и не намеревается бросать перо. Один из основоположников жанра авторской песни, сегодня он в прекрасной «поэтической форме» и содержательно осмысливает вызовы XXI века.

Создатель великих «Атлантов…» верен призванию труженика русской словесности:

Неторопливо истина простая
В реке времен нащупывает брод:
Родство по крови образует стаю,
Родство по крови – создает народ.

Стихи Александра Городницкого читают и обсуждают автор, журналист и переводчик Михаил Гусман, историк Георгий Олтаржевский, издатель Игорь Петровский».

https://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20921/episode_id/2169337/video_id/2186805/

В оригинале эти строки в стихотворении выглядят так:

Неторопливо истина простая
В реке времен нащупывает брод:
Родство по крови образует стаю,
Родство по слову – создает народ.

После прослушивания мной выступления Александра Городницкого в Доме музыки и ознакомившись с его общественной деятельностью в русском ПЕН-ценре, я понял, как сам их автор воспринимает слова «о стае и народе», судя по его поступкам и по выступлениям на концертах:

Неторопливо истина простая
В реке времен нащупывает брод:
Родство по слову образует стаю,
Родство по крови – создаёт народ.

«Родство по крови» создало государство Израиль, где сейчас проживает сын Александра Городницкого, а «стадное чувство» с его «братьями по слову», вылилось в протест по поводу «аннексии Россией Крыма», и в его ярко выраженную трусливую сущность по отношению к судьбе русского народа на Украине.

Следует отметить, в видеозаписи передачи «Игры в бисер», её участники договорились до того, что «авторская песня исчерпала свои возможности», «пришёл конец романтической песне», а, по мнению самого Городницкого, в его стихотворении – «она, по сути, умерла», на пороге нового застоя.

Константин Коханов: На телеканале «культура» договорились до того, что авторская (бардовская) песня, по сути, умерла

У нас не песня умерла,
У нас лишь барды измельчали,
Косят вороны под орла,
Галдят, и только замечают,
Чьи «яйца» в «Гнёздах глухаря».

Нет песен больше для народа,
Её лишь ценят господа,
Не там, где дикая природа,
А, где «жидовская порода»,
Не скажет правды никогда.

«Жиды» лишь русских строго судят,
Не та Россия им страна,
Где жить их дети, внуки будут,
А что-то вывезти забудут,
Там, есть «для плача» им стена.

Определились, Слава Богу,
На что они, всегда пойдут,
Но по дороге в синагогу,
Сломать не только можно ногу,
И жизнь свою, когда-нибудь.

От нас уехали евреи,
Прекрасно многие живут,
И я, конечно, сожалею,
Что звать назад их не посмею,
Ведь их «жиды» у нас сожрут.

«Жиды» не нация в России,
Внутри всех наций, этот сброд,
Они штаны и с нищих снимут,
От них воняет в Думе псиной
В Кремле от них говном несёт.

Когда романтикой не бредят,
О дальних странах не поют,
И близким стал «турецкий берег»,
Вдруг захотелось «бардам» денег,
И петь, где деньги им дают.

И «барды» стали осторожны,
Давно не рвутся «воевать»,
И на концертах врут безбожно,
Как в Крым поехать стало сложно,
Концерты проще не давать.

Им показалось «Миротворец»,
Страшнее, чем «Усатый Горец»,
Кто был в Крыму, несдобровать,
И понимаешь «бардов» горечь,
Им нужно жопы целовать.

Зато в Кремле их ждут награды,
Когда покаяться бегут,
И просят: «дайте, Бога ради,
Пожрать икры в жидовском стаде»,
«По слову братьям» всех «Иуд».

Их в Израиль бы, скопом, сплавить,
Поймут, как в армии служить,
Хотя, «жидов» всех «не исправят»,
Лишь часть «обрезанных» оставят,
Но не за счёт евреев жить.

С «жидами» барды «породнились»,
Кто «бард», кто «жид» не различить,
«Там где родились, не сгодились»,
И лишь возможности добились,
Везде гражданство получить.

Что такое «Игра в бисер»? Обыкновенное ток-шоу, где желаемое видение жизни общества выдаётся за действительное его состояние:

В студии четверо героев, среди которых философы, критики, писатели, актеры и режиссеры, обсуждают актуальные произведения мировой литературы.

Ведущий: Игорь Волгин

«Когда мы говорим, что классика всегда современна, мы не задумываемся, что именно в художественном произведении, созданном десятилетия, а то и века назад, созвучно дню сегодняшнему, представлению современного человека о себе самом.

Участники ток-шоу «Игра в бисер» с Игорем Волгиным пытаются найти ответы на этот вопрос и, заглянув в лучшие образцы мировой литературы, понять – кто мы и что мы.

По мнению создателей ток-шоу, «Игра в бисер» – это своеобразная игра ума для всех, кто ищет глубинную связь между событиями и явлениями; кто пытается обнаружить новый смысл в привычных взгляду вещах; кто воспринимает мировую литературу как уже написанную книгу, которую никто и никогда не постигнет до конца, но, тем не менее, каждое новое прочтение удивительно и откровенно.

В свое время роман Германа Гессе «Игра в бисер» стал откровением для читателей, которые вместе с героями книги прикоснулись к заветным тайнам Игры и узнали, что возможен некий абстрактный синтез искусства и точной науки, чувственного и материального, вечного и сиюминутного.
В ток-шоу, также как и в романе, действие разворачивается вокруг «ордена интеллектуалов». В студии – четверо современных мудрецов, которые обсуждают одно из произведений мировой литературы и пытаются осуществить его проекцию на современную жизнь».

https://www.youtube.com/watch?v=YJVaxcE5jTI

Когда в качестве мудрецов «четыре еврея» обсуждают поэтическое творчество пятого еврея, начинаешь понимать до какого уровня «опустилась» не только авторская песня, но и вся «русская поэзия».

Рубрика: барды | Метки: , , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Гастроли российских бардов в Израиле 20-22 июня 2019 года»

Константин Коханов: «Ортодоксальному еврею, лишь нужен путинский ансамбль, он даже Богу не поверит, что Бог не слушал его Сам».

Их очень долго, ждали в Израиле,
Советских бардов, песни, кто споёт,
Они там русский, многие забыли,
Кто там давно и там не пропадёт.

Всё сделать смог Высоцкий с Окуджавой,
Как Городницкий с Визбором и Ким,
Чтоб в Израиль евреи побежали,
Там петь про Магадан и Сахалин.

Их ностальгия мучает порою,
Им не хватает, наших передряг,
К ним ночью не стучатся с перепою,
И не нассут на коврики в дверях.

Им не понять евреев, кто остались,
Где ничего не светит никому,
Им нужно, чтоб в России, жизнь менялась,
Как хочется лишь Чёрту одному.

Соскучились и бардов заказали,
Приличнее которых, не нашлось,
Пусть лично все Высоцкого не знали,
Но с Городницким встретиться пришлось.

И с Кимом, и с Никитиным, знакомы,
За Окуджаву с Галичем споют,
Не стыдно будет выйти на поклоны,
И Визбора не всуе помянуть:

Чего-чего, а «солнышка» хватает,
Что там закажут, кто-нибудь споёт,
Но в Магадан из Хайфы не летают,
Какой еврей, в тот сядет самолёт?

Их очень долго, ждали в Израиле,
Советских бардов, песни, кто споёт,
Они там русский, многие забыли,
Кто там давно и там не пропадёт.

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=5363

Для справки:

Цены билетов на бардов в Израиле почти московские: 110-170 шекелей (2000-3000 рублей), правда на барда Александра Городницкого есть билеты и по 300 рублей, но откуда хорошо видно и не сбоку – от 1000 рублей.

Рубрика: барды | Метки: , , , , , , , , , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Советские барды и их российские суррогаты»

Константин Коханов: «Что сейчас можно сказать об авторской или самодеятельной песне»

После того, как авторская песня стала тише и глуше после смерти трёх самых известных бардов, три других популярных в народе барда, Городницкий, Визбор и Кукин, – стали давать сольные концерты, которые по сравнению с концертами Владимира Высоцкого не собирали таких многочисленных аудиторий. Теперь уже нет среди нас, ни Юрия Визбора, ни Юрия Кукина. Александр Городницкий ещё выступает с концертами сам или с другими исполнителями своих песен, которым только остаётся напоминать своим немногочисленным поклонникам какими они были бардами и кем они теперь стали.
Иногда Константину Коханову начинает казаться, глядя на их внешнюю респектабельность, что авторская песня потеряла свой первоначальный смысл, звать людей в дорогу за своей мечтой, бороться за справедливость, отстаивать честь и достоинство, и пропагандирует, образно говоря, вместо журавлей в небе обыкновенных синиц. При этом смыслом их существования стало воспевание не важно, каким путём достигнутых в жизни успехов и суррогатов счастья из мнимых, ни к чему не обязывающих, любовных приключений. Однажды, глядя на выступления таких «бардов» Константином Кохановым была написана песня, излагающая всю суть описанной им проблемы:

«Гусары и кавалергарды»,
Гитары звон, как стук копыт,
Хотя в чужих мундирах «барды»,
Для них стол всё-таки накрыт.

Их ждёт торжественная встреча,
Набитый публикою зал,
Где будут петь они весь вечер,
Но то, что барин заказал.

Хотя мелодии известны,
Вокал опять заворожит,
Слова не выбросить из песни,
Как перечёркнутую жизнь.

Как много чувств, как мало правды,
Хотя почти её там нет,
«Гусары и кавалергарды»,
Нарушат разве этикет.

Они и в бой, теперь не рвутся,
У них давно уже ансамбль,
Их кони в битве, не споткнутся,
Ведь нет коней и даже сабль.

Они в политику не лезут,
Они спустились с баррикад,
Они споют и марсельезу,
И гимн советский повторят.

Мечтали долго о свободе,
Теперь для всех весь мир открыт,
Но всё равно прогноз погоды,
О жизни больше говорит.

Холёных лиц не счесть в партере,
Их взгляд за вырез в декольте,
У них дворянские манеры,
Им песни надо петь не те.

Немало ряженых в столице,
Народ устал, кого терпеть,
Но безразличны «бардов» лица,
Им всё равно, кому, что петь

Пусть есть, что спеть, споют и «мурку»,
«Шумел камыш» на свой манер,
Как к Чёрной речке на прогулку,
Ходил сам Пушкин, например.

Любовь, шампанское, дуэли,
И пуля в грудь с пяти шагов,
Кто на Кавказе не был в деле,
Через постель найдёт врагов.

Теперь не рвутся в офицеры,
Всё больше в Думу и в Сенат,
Клянутся «барды» Богу в вере,
Но только Чёрта веселят.

«Гусары и кавалергарды»,
Есть спрос на ряженых всегда,
И кем угодно станут «барды»,
И лишь собою никогда.

2014

Послесловие:

«Знаменитые барды»: ДМИТРИЙ БОГДАНОВ, ВАДИМ МИЩУК, ВАЛЕРИЙ МИЩУК, КОНСТАНТИН ТАРАСОВ И ЕЛЕНА ФРОЛОВА, снова приедут в Израиль!

«Песням нашего века» – 20 лет!
Знаменитые барды, авторы и исполнители, которых так долго ждали все любители жанра авторской песни снова в Израиле!
Уже летом с 20-22 июня состоятся юбилейные концерты по всей стране! Не пропустите! У вас будет возможность услышать таких известных исполнителей как: Вадим и Валерий Мищуки, Дмитрий Богданов, Константин Тарасов и Елена Фролова.
Концерты состоятся в Тель Авиве, Хайфе и Ашдоде. В программе прозвучат знаменитые песни: Высоцкого, Окуджавы, Визбора и других легендарных авторов.
Это будет не просто концерт, вас ждет встреча с знакомыми и любимыми песнями в теплой и ностальгической атмосфере.
Ждем Вас на наших концертах! https://biletru.co.il/events/pesni-nashego-veka-yubileyniy-konzert/

Константин Коханов: «О предстоящих выступлениях суррогатов российских бардов» в Израиле с 20-го по 22 июня 2019 года:

Их очень долго ждали в Израиле,
Советских бардов, песни, кто споёт,
Язык там русский многие забыли,
Кто там давно и там, не пропадёт.
Всё сделать смог Высоцкий с Окуджавой,
Как Городницкий с Визбором и Ким,
Чтоб в Израиль евреи побежали,
Там петь про Магадан и Сахалин…

2019

Рубрика: барды | Метки: , , , , , , | 1 комментарий

Константин Коханов: И зачем кому-то знать, что в России «строят»

Константин Коханов: «Русь Святая, говорят, Те, кто в это верят, Если что-то натворят, Обвинят евреев»

Что хотелось бы сказать,
Говорить не стоит,
И зачем кому-то знать,
Что в России «строят».

И куда Она идёт,
И к чему стремится,
В «Книге Судеб», то, что ждёт,
Чистая страница:

Переписана, не раз
И не раз всё стёрто,
Верят только в пересказ,
Тех, верит в Чёрта.

И не Бога же просить, -
Что осталось сделать?
Ищем всё, кого простить,
И в каких пределах.

Царь ни в чём не виноват,
Он стрелял лишь поверх…
Много есть чего скрывать,
Пока «Вождь» не помер.

Но Царя не обелить,
Сталиным пугая,
Не себя же обвинить,
Всех «вождей» ругая.

Сколько храмов не построй,
Бог не станет ближе,
В Думе каждый, коль второй,
Хочет жить в Париже.

А пока им обобрать,
Нужно тех, кто беден,
Больше с них налогов брать,
Даже за обедни.

Русь Святая, говорят,
Те, кто в это верят,
Если что-то натворят,
Обвинят евреев.

А кого ещё винить,
Горбачёва мало,
Всё на Ельцина свалить?
Тоже трудно стало.

Может к санкциям свести,
Наши все проблемы?
Прощё всех у нас простить,
В Думе и Премьера.

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Впечатления после творческого вечера Александра Городницкого 21 мая 2019 года»

Константин Коханов: О творческом вечере Александра Городницкого 21 мая 2019 года в московском «Доме музыки», часть вторая, заключительная и последняя

Всех слов, сказал что, не вернуть,
Как всё легко перечеркнуть,
Любые прежние заслуги,
Когда в своём «интимном круге»,
Не то, что всем, ты говоришь,
А то, хотят, что слушать лишь,
И озираешься в испуге,
Вдруг есть и там «народа слуги»,
И слуги тех, кого клеймишь.

Не дай Бог, чтобы кто услышал,
На самом деле, чем ты дышишь,
Кого ты хвалишь не стыдясь,
Хотя для многих – это мразь,
Похуже, чем «Враги народа»,
Одна «жидовская порода»,
Кто видит лишь в России грязь,
Но сам в ней по уши завяз,
Ведь дальше некуда – свобода.

Про Севастополь песня есть,
Одна еврея, русским в честь,
Про город доблести и славы,
Что спел он, как-то, в Балаклаве,
Как пахло дымом от знамён,
В той песне не было имён,
Как ни о ком у Окуджавы,
Но тот обиженный Державой,
Фашистам «сдал» свой «батальон».

Пусть бард от песни не отрёкся,
Хотя сказал, – о русских пёкся,
Он ничего не предрекал,
И никого не подстрекал,
Не виноват, что Крым стал русским,
И что так вышло, ему грустно,
Как член ПЕН-Центра, подписал
Протест, но там «своим» не стал,
«Козлом», где «зелень», не капуста.

Что он еврей, твердит, похвально,
И у меня нет основанья,
Его считать в стране «жидом»,
Пусть в это верится с трудом,
«Жиды» в России не Евреи,
Вокруг лишь Русские скорее,
И в Украине «жид» кругом,
И в Беларуси через дом,
Без них лишь Южная Корея.


Александр Городницкий в Кремле, 10 апреля 2019 года, после награждения орденом «Дружбы»

Подробнее:

«Теперь бард с бабочкой во фраке» – http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4734

«Творческий вечер Александра Городницкого в Доме музыки 21 мая 2019 года»: – http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=5317

Герои в «застойный» период истории СССР и в эпоху декоммунизации России до состояния полной разрухи. «Советские барды и их российские суррогаты» – https://123ru.net/smi/kohanov/175920292/

Рубрика: барды | Метки: , , , , | Комментарии отключены