Константин Коханов: Инопланетяне, шутят, рядом с нами

Рассказ о том, как Константин Коханов, пришедший в эпицентр взрыва Тунгусского метеорита, без карабина и без рюкзака, с одной авоськой, в которой была бутылка из-под водки и полиэтиленовый пакет с разломанными сушками, был принят томскими учёными и студентами за марсианина:

Инопланетяне, шутят, рядом с нами,
Все на нас похожи, только поскромней,
Правда, есть похуже, кто с властями дружит,
В Белом Доме рожи, те же и в Кремле.
Помню, что и сам я, был, как марсианин,
Томские студенты, думали всерьёз,
Что в тайгу Тунгусскую, с водкой и закускою,
Для эксперимента, прибыл я со звёзд…

Из дневника Константина Коханова 1971 года: …Теперь Чамба была значительно мельче, чем в прошлом году. Я дважды переходил её вброд, если замечал под вечер на противоположном берегу охотничью избушку, потому что утром предпочитал идти по знакомому, ещё с прошлого 1970 года, берегу. Под лиственницами, как в прошлом году, меня спать больше не тянуло. На третий день я дошёл до переправы. Рядом с продолжением тропы, которой я в прошлом году не увидел с противоположного берега, росла в два обхвата лиственница, покрытая по всему обтёсанному стволу до двух метровой высоты многолетними автографами туристов и участников КСЭ (из Томской Комплексной Самодеятельной Экспедиции). Не удержался от этого соблазна оставить на этой лиственнице автограф, и я.

Продолжение тропы мало отличалось от пройденного мной в прошлом году участка. В первый день пришлось заночевать около болота там, где тропа делала ответвление на хребет Хладного, а на следующий день, прошагав под дождём более 20 км. я достиг реки Хушмы и перейдя её вброд смог оценить все прелести хорошо натопленной избушки.
Место, где стояла эта избушка, имела даже название «Пристани на Хушме», и была построена ещё Леонидом Куликом. «Пристань» представляла собой не только добротную избу, но ещё и стоящую невдалеке от неё, ближе к реке, баню. По-человечески отдохнув в этой избе, я решил на следующий день сходить на Заимку Кулика, находящуюся в восьми километрах от Хушмы.
Так как я знал, что Куликом отсюда до Заимки прорублена просека, то решил идти туда налегке, оставив свой рюкзак в этой избушке на Хушме. Я взял с собой только авоську, положив в неё полиэтиленовый пакет с разломленными сушками и полулитровой бутылку, с изготовленным ещё с вечера вчерашнего дня лимонадом из последнего лимона и фотоаппарат.
На всякий случай, оставив в избушке записку, что «ушёл на Заимку 21.08.71 года», я положил в авоську полиэтиленовый пакет с десятком ломаных сушек с маком и полулитровую бутылку с изготовленным из последнего лимона лимонадом. Особенно не придавая значения своему внешнему виду, с заправленной клетчатой рубашкой с длинным рукавом в брюки тренировочного костюма, и брюками с тесёмками для ног в кеды, закрыл за собой дверь избы, подперев её на всякий случай, воткнутой в землю палкой. Затем, взяв там же валявшуюся рядом с избой другую палку в руку, пошёл к ручью Чургим и стал подниматься вдоль его левого берега к водопаду с тем же названием.
Водопад Чургим был самым красивым местом этого участка тропы Кулика. С высоты десяти-двенадцати метров поток воды низвергался в небольшое озерцо, в котором резвились маленькие рыбки, а сам водопад Чургим, казался крепостной стеной, преградившим мне дорогу на Заимку Кулика. Сине-чёрные камни, как бы изрубленные каким-то великаном, ощетинились и даже вода, низвергавшаяся вниз, не смогла сгладить их упрямые гребни. На фоне зелёных склонов гор водопад светился каким-то неземным фиолётовым светом, оставаясь загадочным, как издали, так и вблизи. Балансируя на камнях почти вертикальной стенки, рискуя на них поскользнуться и сорваться вниз, я всё-таки без особых героических усилий добрался до гребня водопада и пошёл по каменистому руслу ручья дальше, поднимаясь по нему словно на вершину горы.

Идти было, перепрыгивая с камня на камень было неудобно, поэтому, пройдя по руслу ручья после водопада метров двести, я свернул с него налево и поднялся по склону горы к просеке.
Просека, прорубленная рабочими Леонида Кулика в двадцатые годы, всё ещё хорошо просматривалась, так что заблудиться, случайно свернув с неё в сторону, было невозможно. Через три километра показались избы
Заимка меня встретила ледяным безмолвием. На столах, которые я сразу увидел, когда пересёк последний заболоченный участок, была навалена посуда. Заимка состояла из трёх деревянных построек. Когда я начал их обходить, то в одной обнаружил инструменты, в другой на нарах какие-то вещи и только в третьей избе, к своему удивлению, людей. За столом сидел спиной ко мне мужчина, рядом у стола стояла девушка, которые даже не обратили внимания, что кто-то открыл дверь, вошёл внутрь и теперь на них смотрит.
Можно войти? – спросил я.
Когда они обернулись, мне показалось, что они оцепенели от удивления. Наконец, мужчина спросил, пристально уставившись на авоську с бутылкой, – откуда, это вы, здесь, появились?
– Из Ванавары, – ответил я.
– А зачем? – допытывался мужчина.
– Да так, посмотреть, – ответил я.
– А где вы остановились? – не унимался он.
– Да здесь, рядом, в восьми километрах, на Хушме.
– Тогда, может, переберётесь к нам, мы так раз провожаем сегодня группу в Ванавару и у нас будет что-то вроде банкета.
– Хорошо, – сказал я, и пошёл обратно на Хушму.
Легко сказать пройти восемь километров назад и затем восемь обратно, но это стоило сделать хотя бы потому, что когда я появился снова около Заимки, меня встретили, наверно, почти также как Иисуса Христа на картине Иванова, молча, не веря своим глазам. Как потом выяснилось Дёмин, который руководил в это время КСЭ-13, рассказал вернувшимся из маршрутов ребятам, что тут приходил один товарищ из Ванавары, который сейчас пошёл на Хушму, чтобы захватить сюда оставленный там рюкзак. О том, что этот товарищ был с поллитровкой – ребята восприняли, как розыгрыш.
А, зная слабость Дёмина к летающим тарелкам, то стали его уверять, что это был марсианин. И теперь этот марсианин приближался к почти накрытым столам…

Мне было понятно, какую естественную реакцию, мог вызвать рассказ Дмитрия Дёмина, руководителя Томской комплексной самодеятельной экспедиции (КСЭ), о моём посещении Заимки Кулика, особенно в таком экзотическом виде, у вернувшихся из дальних маршрутов его товарищей. Кое-кто резонно заметил, что пришельцы из космоса, вступая в контакт с людьми, могут принимать облик типичного землянина, но вряд ли отнесутся к этому делу с таким чёрным юмором. Поэтому моё возвращение вечером того же дня напоминало известную картину художника Иванова «Явление Христа народу» с маленьким отличием – за плечами у этого «Христа», почему-то ещё был рюкзак.
Впечатления от новых встреч и сама дружественная обстановка взаимоотношений членов экспедиции по отношению друг к другу, как выяснилось через год, были скорее исключением из правила, но в то время энтузиазму этих ребят можно было только позавидовать. Разве можно было сравнивать моё праздное любопытство с тем, что у них было поставлено на научную основу.

Руководителя КСЭ Дмитрия Дёмина, видимо, распирало любопытство, кто я собственно такой и чем занимаюсь в Москве. Прямо об этом он, видимо, спросить постеснялся поэтому, как бы, между прочим, сказал, что у них принято, всем, кто посещают заимку Кулика, обязательно регистрируются в специальном журнале.
Я не стал возражать и когда Демин достал тетрадь, то официально представился:
– Коханов Константин Парфирьевич. Место работы – МЗТэМ. Наладчик испытательного оборудования.
– А что такое МЗТМ? – переспросил Дёмин.
Я ответил, что это завод точной электромеханики, где пропущенная “Э” в его названии, говорит о его повышенной секретности, хотя всем в округе он больше известен, как бывший часовой завод.
Дёмин посмотрел на меня с видом человека, который якобы мне поверил и сделал в тетради соответствующую запись.
Не знаю, что он сказал по поводу моей работы студентам, но меня очень удивило, когда один из КаСэЭшников поинтересовался, что я преподаю в МГУ. Как завод МЗТМ трансформировался в МГУ, я до сих пор не понимаю.

Фантазии Дмитрия Дёмина носили определённый оттенок научности. К примеру, вскоре после нашего знакомства сказал, он мне сказал, что к югу от Заимки, уже несколько дней наблюдается какое-то неопознанное тело, явно маневрирующее на горизонте. Дёмин даже решил мне показать этот странный космический объект. Ночью мы все, кто тогда ещё оставался на Заимке Кулика, поднялись на гору Стойковича, и я убедился, что действительно это «неопознанное тело» маневрирует как раз там, где проходит просека, и чем сильнее раскачиваются деревья, тем сильнее были колебания НЛО.
Скорее всего, – это Марс, – сказал я, когда мы выскрёбывали до блеска сковороду, на которой разогрели две банки тушёнки. Продукты у КСЭ заканчивались – и это был последний пир, после окончания астрономических наблюдений, и разговоров о посещении Земли братьями по разуму, если уж не из солнечной системы, то хотя бы с каких-то ближайших к Солнцу звёзд.

На Заимке я познакомился с Сашей Мошкиным, геологом, который после окончания изысканий геологического отряда, в котором он работал, решил задержаться по каким-то причинам на Заимке Кулика и в ближайшее время собирался возвращаться в Ванавару. КСЭ-13 сворачивало свою работу, а так численность экспедиции к этому времени сократилась, то я вместе с Александром Мошкиным, Ольгой Чаркиной и туристкой из Уфы Светланой, согласился сходить за торфяными пробами на цезий на Южное болото. Света руководила группой туристов, которая подтверждали требования для присвоения её участникам звания «Мастера спорта СССР по туризму». Требования основывались на делении туристских походов в соответствии с нарастающей сложностью на пять категорий и на их «накопительном принципе», в зависимости от пройденных маршрутов.
По продолжительности в днях (16 дней), количества полевых ночлегов (12) и протяженностью маршрута, с преодолением естественных препятствий (160 км), поход на Заимку Кулика и по её окрестностям соответствовал 5-ой категории сложности. Группа Светы зарабатывала необходимые баллы на одном из дополнительных маршрутов, а Света, у которой уже было достаточно баллов, возглавила нашу группу за торфяными пробами на Южное болото. Группа Светы должна была вернуться в середине этого дня на Заимку и возвращаться в Ванавару. Поэтому Света всё время «подгоняла» нас, торопила и злилась, когда мы уж слишком расслаблялись, во время отдыха, особенно, когда шли обратно, с тяжёлыми рюкзаками, в которых лежали послойно расфасованные в пронумерованных полиэтиленовых пакетах образцы торфяных проб.
На Южном болоте, Ольга Чаркина и Света, привели нас к указанному на карте (схеме) Дмитрием Дёминым месту, разметили там площадку 1 х 1 метр и мы стали срезать торф пятисантиметровыми слоями, нумеруя каждый слой и укладывая, снятый так торф по пронумерованным полиэтиленовым пакетам.
Срезать торф нужно было до мерзлоты, а до неё в этом месте было более полуметра, так что им было доверху наполнено все наши четыре рюкзака.
Этот торф затем послойно сожгут в специальных муфельных печах, и выделят из него, находящееся в нём мелкодисперсное вещество (магнетитовые шарики – полные аналоги промышленной пыли), проверят их состав. Учитывая, что возраст торфа можно датировать, как и дерево, но только не по кольцам на его поперечном срезе, а по слоям его отложений, биологом Львовым, членом томской экспедиции, был разработан способ, позволяющий выделить слой торфа, относящийся к 1908 году.
Так что и я внёс тогда вклад, хотя и маленький, для развития советской науки…. Когда мы возвращались на Заимку Кулика, Саша Мошкин что-то всё время увлечёно рассказывал Ольге Чаркиной. Наверно очень интересные истории, потому что Ольга, постоянно замедляла шаги и смеялась. Они не в пример Светлане, туристки из Уфы, которая торопилась на Заимку, потому что в тот день, должны были вернуться из отдалённого похода за торфяными пробами, остальные члены её группы, никуда не спешили и всё время от нас отставали. Свете это не нравилось, а мне было просто смешно смотреть в это время на неё и постоянно выслушивать её упрёки в адрес Саши, хотя, когда он подходил к ней, она, как будто забывала, что только что, говорила мне.
Под впечатлением этого похода на Южное болото, ещё тогда, когда мы возвращались на Заимку Кулика, я «набормотал» шутливую песенку, в которой Ольгу, для рифмы, назвал Нинкою:

Тропинкою, тропинкою, за Светкою и Нинкою,
Несу с болота Южного, пробы на Заимку я.
Куда торопишь Света, ведь не воротишь лета,
Хотел бы знать, а нужно ли, твоё упрямство это.

Тропинкою, тропинкою, за грозною уфимкою,
Плетусь, как бедный каторжник, а Санька крутит с Нинкою:
То далеко отстанет, а то смеяться станет,
Но перед Светкой, как должник, стою я, вместо Сани.

Тропинкою, тропинкою, со Светкой не в обнимку я,
Иду и мне обняться с ней, нельзя, как Саньке с Нинкою,
Она ведь Мастер спорта, а я второго сорта,
Не «Кандидат» в её «постель», а просто для эскорта.

Тропинкою, тропинкою, ведь мог пойти бы с Зинкою,
За пробами, к болотам здесь, на Север от Заимки я.
Она пусть меньше нравится, как Светка не красавица,
Но всё же в ней, что надо есть, чем бабы наши, славятся.

Вернувшись в Москву, я эту песню (первые два куплета) и ещё две других, написанных там же на Заимке, напел в студии звукового письма на улице Горького, и эту «грампластинку» на глянцевой фотобумаге, отправил бандеролью Ольге Чаркиной в Новосибирск.
Так состоялся мой первый «официальный» дебют в качестве таёжного барда, ознаменованный выпуском двух «грампластинок». Напеть и записать, хотя бы ещё третью пластинку, в студии звукового письма, я тогда просто постеснялся.

В Москве, накануне октябрьских праздников я получил письмо из Томска с приглашением на ежегодную конференцию по Тунгусскому метеориту, которая проводилась в Томском университете ежегодно 7 ноября.

Приглашение было написано в стихотворной форме и очень польстило моё самолюбие:

В лесах Тунгуски в утренний туман,
Мы долго не встречали марсиан.
Ты появился как-то спозаранок,
Со связкой неизгрызенных баранок.
И долго над Заимкою висело,
Какое-то космическое тело.
Баранок тех с тех пор никто не видел
Но всё-таки тебя хотим увидеть.
Забудь свои земные недоделки
Спустись к нам на летающей тарелке.
Сбор 7 ноября 71 г.

Поэтому, практически не раздумывая, я решил лететь в Томск, несмотря на то, что стоимость авиабилетов туда и обратно, в то время, было больше моей месячной зарплаты, с вычетом двух налогов – подоходного налога и налога за бездетность.
«Конференция по Тунгусскому метеориту» в помещении Томского университета выглядела вечеринкой старых знакомых, собравшихся обсудить планы на лето.
В официальной части прочитали доклады Львов, специалист по датированию торфа, Джон Анфиногенов, Николай Васильев и ещё кто-то из членов КСЭ.
Затем началась неофициальная часть, на которой, выпив стакан портвейна и закусив варёной колбасой, я как-то сразу приуныл, что это заметил, один из первых руководителей КСЭ Геннадий Плеханов.
Грустно мне стало ещё оттого, что перед конференцией, в узком кругу, в который я почему-то был допущен, решался вопрос, – «а стоит ли до всех членов КСЭ доводить результаты ядерных испытаний?»
Когда руководители КСЭ поинтересовались моим мнением по этому вопросу, я сказал, что у меня о КСЭ было мнение, как об организации единомышленников-энтузиастов – людей завтрашнего дня.
Видимо, кому-то из руководителей КСЭ, моё замечание не понравилось – но результаты испытаний всё-таки были доведены до всех.
Плеханову же, я сказал, – «что, скорее всего, больше ничего интересного не предвидится, и потому мне пора возвращаться домой».
В принципе получилось, что я слетал в Томск, чтобы выпить стакан портвейна, за упокой легенды о КСЭ, как об организации нашего идеального будущего.

Встречи и «дипломатические» контакты с инопланетянами

Можно было понять томских студентов, которые в Константине Коханове, разглядели «марсианина», там, где туристы совершали маршруты пятой категории сложности и на пеший поход на Заимку Кулика, многих вдохновляли песни Владимира Высоцкого из фильма «Вертикаль». Появление на Заимке Кулика странного москвича только с поллитровкой в авоське, без рюкзака, топора и даже охотничьего ножа, заставило многих с грустью спуститься с покорённых ими «вершин», чтобы снова ходить за торфяными пробами к одним и тем же эвенкийским болотам. И, если у Владимира Высоцкого «лучше гор, могли быть, только горы» то для большинства томских студентов, оказалось, что ничего нет хуже этих эвенкийских болот, и никакой зависти к тем, кто, к этим болотам ещё не ходил.

ТРУДНО БЫЛО ПОНЯТЬ КИРСАНА ИЛЮМЖИНОВА, главу Республики Калмыкия, для чего он рассказал о своей встрече с инопланетянами и потом ещё «себя ругал, что не задал пришельцам каких-то вопросов…»

Запад повергло в шок заявление видного российского политика, сделанное на Первом, главном, телевизионном канале страны, в программе Владимира Познера:

Ночь, балкон, труба, желтые пришельцы…

26 апреля 2010 года ведущий Первого канала Владимир Познер спросил Кирсана Илюмжинова: – Я никогда не встречал человека, который бы сам говорил, что он побывал на межпланетном корабле инопланетян. Это действительно случилось? – Если серьезно, да, это было, – ответил глава Республики Калмыкия. И коротко рассказал свою потрясающую историю о первом и последнем контакте с представителями внеземной цивилизации, случившемся в Москве в его квартире в Леонтьевском переулке. – Повторов не было? – уточнил Познер. – Повторов не было, – заверил Илюмжинов. Историческая встреча произошла поздно вечером 18 сентября 1997 года, когда Кирсан Николаевич отходил ко сну, почитав книгу и посмотрев телевизор. И вдруг заметил, что открылась балконная дверь. Вышел. А там полупрозрачная труба к балкону тянется. В трубе – пришельцы в желтых скафандрах. Зовут. С ними калмыцкий лидер и улетел. На инопланетном корабле, естественно. Передача Владимира Познера с этими прямо-таки сенсационными воспоминаниями Кирсана Илюмжинова почему-то не сразу шокировала цивилизованный мир. А спустя несколько дней. И лишь после того, как внимание к прозвучавшему в ней откровению привлек депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Лебедев. Он направил депутатское письмо прямо Президенту РФ, где выразил озабоченность, что глава Республики Калмыкия, являясь носителем секретной информации, мог её – информацию – выболтать представителям внеземной цивилизации. После такой «подачи» западная пресса уже взорвалась. Оценила сенсацию. Сотни газет по всему миру признали: общение президента республики с инопланетянами – случай уникальный. Но никто не понял, зачем он об этом рассказал. Да и в России, наверное, найдутся люди, которые подумают: «Странный поступок для главы субъекта Федерации». – Познер спросил, я ответил, – объяснил своё поведение Илюмжинов.

Не до космоса было.

Люди, приближенные к уфологии, конечно же, в курсе: калмыцкий лидер далеко не первый раз рассказывает о своем контакте с инопланетянами. И уже не трясутся от восторга. Тем более что ничего нового он не сообщает. Знал, естественно, и Познер, раз спрашивал. Мол, про пришельцев – правда? Или как? Но далеко не все знают, что впервые Кирсан Николаевич явил чудо откровения 22 июля 2001 года, выступая на радио «Свобода». И никто его тогда, простите, не тянул за язык наводящим вопросом. Сам, рассуждая о шахматных перспективах, вдруг посетовал: «Была мысль Остапа Бендера провести межгалактические соревнования, но, честно говоря, сейчас времени нет – в космос. Один раз я летал уже… Правда, не нашими российскими космическими кораблями, а с инопланетянами. Один раз забирали меня в космос». – Кто забирал? – переспросил ведущий. – Ну, вот на «тарелке» прилетели, забрали, и вот сутки находился я в космосе, – уточнил Илюмжинов. На момент выступления Кирсан Николаевич уже был действующим президентом Калмыкии, выборы на следующий срок – только через год. Он уж 6 лет как президент ФИДЕ. И никуда больше не рвется. То есть неожиданное и странное откровение – отнюдь не пиар. Значит, это навязчивая мысль.

«Не воспринимайте меня, как шизофреника»

На вопрос, как выглядели инопланетяне, Илюмжинов, слегка горячась и чувствуя недоверие со стороны ведущих, ответил: – Ну, как человеки. Вот так вот выглядели. – Здоровые, по 2 метра? Как их описывают часто? – попросили его уточнить. – Да нет. Не воспринимайте меня как шизофреника. Я просто говорю, что видел их. Нормально, как мы с вами общаемся, так вот я и видел. Кстати, еще тогда, за 9 лет до обеспокоенного письма депутата Лебедева Президенту России, у Илюмжинова на радио «Свобода» пытались выведать подробности контакта. – А они вам какие-то напутствия давали? Программировали на дальнейшее? – выведывали у Илюмжинова. И словно бы интересовались, не завербован ли он. – Нет, – отвечал Илюмжинов. – Ничего… Я так и не понял… Потом несколько дней ходил и думал: «Для чего меня забрали?» И я себя ругал, что вопросы им не задал… Но, может быть, еще не время, чтобы эти внеземные цивилизации встречались… Да и нужно ли нам сейчас встречаться? Я считаю, что не нужно. В нравственном плане мы еще не дошли до уровня, когда мы можем встретиться с этими цивилизациями, с пришельцами.
Сайт газеты «Комсомольской Правды», от 27.052010, 02:00, https://www.kp.ru/daily/24497.3/650118/

Константин Коханов только развёл руками, но ничему не удивился, зная какие у нас в России в субъектах федерации «президенты и губернаторы» и как они врут российскому народу, не хуже, чем правительства всех других зарубежных стран:



Много всяких, достоверных, фактов есть про НЛО,
О явленьях атмосферных, всех пугающих полно,
Про людей в одеждах белых, даже с крыльями до ног,
И сидит, что в «Доме Белом», с Президентом рядом «Бог».

Пресса вновь приводит факты, и астрологов прогноз, -
Есть с пришельцами контакты, даже с трёх каких-то звёзд.
Врут правительства народам, что не в курсе этих дел,
Что никто ещё к нам с роду, ни на чём не прилетел.

Разве в это, кто поверит, – есть рисунки на полях,
И наскальные в пещерах, космонавтов на конях.
А потом их даже видел, сам Калмыцкий Президент,
Правда, он «кумыса» выпил, в тот ответственный момент.

Закусив от Ванги корнем, он Пришельцев в дом пустил,
Ничего потом не помнил, у какой «Звезды» гостил.
Но как шахматный он гений, всё осмыслил наперёд,
У жены вне подозрений, верит тоже, что не врёт.

Как тут людям не поверить, и зачем им нужно врать,
Сквозь закрытые, как двери, приходили их забрать,
Существа с глазами зайцев, на тарелку за окном,
Где их щупальца, как пальцы, тело резали потом.

Не оставив, как им шрамов, возвращали снова в дом,
Не снимая с окон рамы, не ломая дверь притом.
Объяснять, кто это будет, кто поверит в этот бред,
Если верят в Бога люди, видят и Пришельцев след.

Пресса вновь приводит факты, и астрологов прогноз, -
Есть с пришельцами контакты, даже с трёх каких-то звёзд.
Врут правительства народам, что не в курсе этих дел,
Что никто ещё к нам с роду, ни на чём не прилетел.

О СВЕТЯЩИХСЯ НОЧЬЮ ЭВЕНКИЙСКИХ КАМЕШКАХ

Участник экспедиции Комитете по Метеоритам АН СССР 1948 года, в предполагаемый район падения Тунгусского метеорита, геолог Борис Вронский, приводит в своей книге «Тропой Кулика» (М., Мысль, 1968, стр.49-50) рассказ эвенкийской женщины Кати. Она так же, как и другая женщина (Типталик) тогда вела, связку из десяти оленей с навьюченным на них снаряжением, его экспедиционной группы, под управлением проводника Ильи Джонкоуля. Тогда, во время первой стоянки в 7 километрах от Ванавары, во время остановки на ночлег, когда «Илья и Типталик быстро улеглись спать, а Катя (как пишет Борис Вронский), покуривая трубочку, долго сидела с нами у костра. Я спросил её, не помнит ли она что-нибудь из рассказов о том, как прилетал бог Агды.
- Какой Агды? – раздраженно заметила Катя. – Такой бог совсем нет. Это люче (русский) выдумал бог Агды. Люди говорили: летел по небу огонь, чего-то бомбил, палил тайгу, а больше не помню.
Меня заинтересовали её воспоминания из далёкого детства, когда она и её родители кочевали где-то в бассейне Кимчу.
- Хорошо было, – рассказывала Катя. – Мы играли с камушками. Были такие камушки, светлые, как вода, разного цвета. Были и такие, что ночью светились. Ты чего, не веришь? – обиженно спросила она, уловив недоверчивое выражение моего лица. – Правду говорю. Возьмешь такой камушек в руку, он холодный, а сам светится, как огонек, только не красный, а какой-то другой, не знаю, как сказать.
Мне припомнился минерал плавиковый шпат, который называется также флюоритом за свою способность светиться некоторое время после облучения солнечным светом. Однако такое свечение – флюоресценция – продолжается очень недолго».
Зачем привёл в своей книге Борис Вронский рассказ эвенкийской женщины Кати? Скорее всего, для того, чтобы сказать, что тогда, после падения Тунгусского метеорита, эвенки находили какие-то необычные цветные камешки, некоторые из которых даже излучали свет. А куда потом делись эти камешки, это не столько Борису Вронскому важно было бы узнать, если бы ему это тогда пришло в голову, а важней было бы поинтересоваться, почему, когда с этими камушками играли дети, им было так хорошо?

Константин Коханов попробовал, занимаясь поисками Тунгусского метеорита, расспросить эвенков, о светящихся ночью камешках, но они ему предлагали посмотреть в тайге много разных камней, которые уже до него искали, но до сих пор даже «Камень Янковского не нашли». Зато ему однажды ночью, в зимовье на реке Хушме, приснился сон, как всё могло быть в 1908 году на самом деле и откуда были у эвенков эти разноцветные и святящиеся ночью камешки:

Где не встретить поселенья,
И вокруг уныл пейзаж,
Звездолёту приземленье,
Место выбрал экипаж.

Разметав тайгу по кругу,
Приземлились у болот,
Упиравшихся с испугу,
Взяли эвенков на борт.

Провели их по каютам
В управления отсек,
Ознакомили с маршрутом
В сто одиннадцать парсек.

В схеме Солнечной системы,
Показали, где Земля,
Но эвенки на пол сели,
Экипаж тем разозля:

На Земле по их расчётам
Был технический прогресс,
Получилось ничего там,
Вышел боком интерес.

На пространстве обозримом.
В ста верстах лишь две избы
На упряжках к ним звериных.
Три-четыре дня езды.

И сидит в той Аннаваре,
Главный, кажется, их жрец,
Воду огненную варит,
Ещё света ждёт конец.

Не поймут пришельцы это,
Что эвенки им плетут,
Без конца, как здесь без света,
Воду огненную пьют.

Отпустили их со смехом,
Драгоценных дав камней,
Всем по варежке из меха,
А не то, чтоб стать умней.

ОБ «НЛО» В ВИДЕ «ЧЁРНОГО КУБА»

Специалисты по уфологии обратили внимание на необычный объект огромных размеров вблизи Солнца.

Дата обнаружения странного куба, вдвое превосходящее по размерам нашу планету – 28 сентября 2017 года, снят он был на камеру EIT 171. По рассказам уфологов, куб на короткое время возник на изображениях NASA, но уже через 13 минут исчез с поля зрения. Куб обладал идеально ровными гранями и находился внутри поля, чью природу установить не удалось. Находку можно назвать НЛО, однако у такой версии есть противники, объясняющие появление куба техническими сбоями в работе камеры.

https://deepkosmos.ru/news/obnaruzhen-gigantskij-kub-vblizi-solntsa

«Чёрный Куб» видели в небе над Техасом,

поэтому совсем не стоило удивляться тому, что «Чёрный космический корабль в виде куба, с инопланетянином на борту», приземлился в России:

«Куб» какой-то приземлился,
Опалил зелёный луг,
Кто-то вышел, разозлился,
Затоптал огонь вокруг.
А потом полез обратно,
И сменил внутри костюм,
Чтобы стало нам понятно,
Что с планеты он «Сатурн».
Не из Солнечной системы,
Был похож лишь силуэт,
На груди его и шлеме,
Больше не было планет.

Грани куба цвет меняли,
Но сирены звук стихал,
И что делать, мы не знали,
Я рукой лишь помахал.
Друг Серёга кепку скинул,
И холодный вытер пот,
Лишь от страха рот разинул,
Что случилось, не поймёт.
Говорить не сможет, ясно,
Да и я, не дипломат,
В чёрный ватник влез напрасно,
Знал, что мне он маловат.

Куб космический был страшен,
Не внушал доверья вид,
Явно корпус был окрашен,
В цвет, когда он обгорит.
Ну, была б другая форма,
Пусть сигара или круг,
Треугольная платформа,
Меньше был тогда б испуг.
Ну, а тут огромный «ящик»,
Вышел из него мужик,
Перед выходом «поддавший»,
Чтоб спросить у нас, – «Как жизнь?..»

Получив ответ короткий…,
Лишь сказал Пришелец: «Счас!»,
В «Куб» полез и за три ходки
Смог задобрить всё же нас.
Стол поставил на поляне,
На него с ведро бутыль,
Три стакана, как для пьяни,
И за стол нас пригласил.
Нас как будто, ветром сдуло,
Как тут случай упустить,
Притащили мы три стула,
И что было закусить.

Только выпили по «двести»,
Прилетает вертолёт,
Репортёр программы «Вести»,
Кто из нас, кто, – не поймёт.
Все мы в чёрных телогрейках,
На один почти фасон,
У Пришельца вся в «наклейках»,
Наши – в пуговках с кальсон.
Мы «прикидом» обменялись,
Просто со смеха лежим,
Ведь не так всем представлялись,
Встречи с разумом чужим.

Репортёр спешил ведь, сразу,
На «как жизнь? – узнать ответ,
Чтоб бессмертной сделать фразу,
Диалога двух планет.
Жаль ответ, наш был готовым,
Человечество не злись,
Непечатным русским словом,
Всем понятным, – «Заебись!»
Жаль ответ, наш был готовым,
Человечество не злись,
Непечатным русским словом,
Как и вся в России жизнь!

ВСТРЕЧИ С «ЛЮДЬМИ В ЧЁРНОМ»

«Люди в чёрном» являются персонажами известной всем легенды уфологии. Согласно показаниям людей, вскоре после того как кто-то видел в небе НЛО, к ним домой приходил таинственный человек одетый в черный классический костюм. Чаще всего таких людей приходило двое, иногда трое. Эти люди вели себя настолько странно, что у многих возникало впечатление, что перед ними робот, лишь внешне похожий на человека. Обычно все «люди в чёрном», занимаются запугиванием «очевидцев» видевших Неопознанные Летающие Объекты (НЛО). Приказывают им ничего не рассказывать о том, что они видели, иначе у них будут большие неприятности. Они исчезали также необычно, как и появлялись и все их угрозы, как правило, оказывались невыполненными.

http://paranormal-news.ru/news/vstrechi_s_ljudmi_v_chernom/2017-04-07-13326

Рассказ Константина Коханова о его встрече с «Людьми в чёрном»:

«Люди в чёрном», ростом выше,
Явно расы не земной,
Из тарелки, молча, вышли,
Я боюсь, идут за мной.

Цепенею словно кролик,
Каждый смотрит, как удав,
Как вампир, что жаждет крови,
Хотя может, я не прав.

«Люди в чёрном» уже рядом,
Вот до них рукой подать,
И я чувствую по взглядам,
Что они меня съедят.

«Люди в чёрном» посмотрели,
Что с меня такого взять,
Видно зря к Земле летели,
И отправились назад.

Улетели, только ужас,
Спать ночами не даёт,
«Люди в чёрном», что им нужно,
Где никто их не зовёт.

Рубрика: Таёжные приключения | Метки: , , , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Константин Коханов: «Приземление инопланетян в сибирской тайге в 1908 году»

Константин Коханов: 111 лет, как на Землю упало Тунгусское Космическое Тело. Для кого-то это было всё, что угодно, но всё-таки больше тех, кто верит в то, что это был Звездолёт, который разбился при посадке.

Одиннадцать лет назад, в 2008 году, Константин Коханов, сделал вторую попытку проверить ещё раз, был ли Тунгусский метеорит звездолётом. И, как он убедился, выпив с егерями охраны заповедника «Тунгусский» бутылку коньяка, что не только он действительно им был, но даже не взорвался над Тунгусской тайгой, а вынужден был после первого контакта с землянами (эвенками) улететь обратно в свою звёздную систему:

Где не встретить поселенья,
И вокруг уныл пейзаж,
Звездолёту приземленье,
Место выбрал экипаж.

Разметав тайгу по кругу,
Приземлились у болот,
Упиравшихся с испугу,
Взяли эвенков на борт.

Провели их по каютам
В управления отсек,
Ознакомили с маршрутом
В сто одиннадцать парсек.

В схеме Солнечной системы,
Показали, где Земля,
Но эвенки на пол сели,
Экипаж тем разозля:

На Земле по их расчётам
Был технический прогресс,
Получилось ничего там,
Вышел боком интерес.

На пространстве обозримом.
В ста верстах лишь две избы
На упряжках к ним звериных.
Три-четыре дня езды.

И сидит в той Аннаваре,
Главный, кажется, их жрец,
Воду огненную варит,
Ещё света ждёт конец.

Не поймут пришельцы это,
Что эвенки им плетут,
Без конца, как здесь без света,
Воду огненную пьют.

Отпустили их со смехом,
Драгоценных дав камней,
Всем по варежке из меха,
А не то, чтоб стать умней.

Рубрика: Контакты с инопланетянами | Метки: , , , , , , , , , | Добавить комментарий

Константин Коханов: Почему до сих пор есть только версии о гибели Юрия Гагарина и выгораживаются основные виновники?

Константин Коханов: «В гибели Юрия Гагарина виновата только принятая в Советской Армии система безоговорочного выполнения любых приказов высокопоставленного начальства, даже вопреки здравому смыслу, последствия которых всегда списывались либо на разгильдяйство, либо на безалаберность непосредственных исполнителей».

27 марта 1968 года Юрий Гагарин ВООБЩЕ не должен был лететь на учебном самолёте с Серёгиным, а сразу же должен был лететь самостоятельно на самолёте Миг-17 бортовой номер 19, который был подготовлен и стоял, ждал его на ЦЗ (централизованной заправке). Мало того, спарка УТИ МиГ-15 номер 18, вообще, не должна была летать в этот день.

Взаимодополняющие друг друга версии гибели Первого космонавта Юрия Гагарина полковников Э.А.Шершера и Н.К.Сергеева

Из многих версий связанных с причинами гибели Первого в мире космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, если откровенно говорить, достойны внимания только две, первая, которая относится к организации тренировочных полётов космонавтов на аэродроме «Чкаловский» и вторая к ошибкам пилотирования в сложных метеоусловиях. Все остальные версии, кроме явно фантастических или с детективными сюжетами, являются только производными, от двух первых. Помочь нам проанализировать эти версии, может сайт СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html), точнее опубликованный на нём ЭКСКЛЮЗИВ! НАШЕ РАССЛЕДОВАНИЕ ПРИЧИН ГИБЕЛИ ГАГАРИНА.

В анонсе этой публикации на сайте, говорилось:

«Волею судеб, несколько лет назад, к нам обратился специалист в области авиационной техники, авиационный инженер, полковник в отставке, ветеран-фронтовик Эдуард Александрович Шершер с просьбой помочь подготовить к публикации некоторые его материалы, посвященные его многолетней работе в ВВС. При этом особое внимание было необходимо уделить собранному Э.А.Шершером эксклюзивному материалу по катастрофе самолёта Юрия Гагарина, в расследовании причин которой он принимал участие ещё в 1968 году. В 2006 году книга Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина» была, наконец, опубликована в минском издательстве «Харвест». К сожалению, не в Москве, где собрались самые запуганные издатели, до смерти напуганные несовпадением выводов книги с «официально разрешенными» версиями катастрофы Гагарина. И, к сожалению, опубликована книга была в несколько сокращенном виде – в неё не вошли некоторые наши данные по расчетам траектории падения самолета, а также некоторые важные факты, подтверждающие нашу версию катастрофы Гагарина. В результате, несмотря на то, что оспорить наши данные трудно, а иногда и невозможно в принципе, официальная печать предпочла их «не заметить» и, как и прежде, ежегодно в день гибели Юрия Гагарина 27 марта продолжала свою старую песню в исполнении все тех же официальных исполнителей – о столкновении с шарами-зондами, с неопознанными самолетами, о внезапных потерях сознания, отказах техники и прочих фантазиях, которыми обросла эта печальная дата благодаря стараниям многочисленных официальных лиц вкупе с досужими «исследователями». А нездоровый ажиотаж вокруг катастрофы Гагарина продолжал подогреваться грифом секретности на материалах комиссии, расследовавшей эту катастрофу.
И вот, наконец, к 50-летию полета Юрия Гагарина в космос «лед тронулся». 8 апреля 2011 года, накануне знаменательной даты, было объявлено, что материалы комиссии по расследованию причин катастрофы рассекречены. На самом деле выводы комиссии давно известны и опубликованы, несмотря на гриф секретности. И все исследователи этой темы всегда объясняли эти выводы именно так, как это старалась сделать комиссия – никто не виноват, было облако или шар-зонд, просто некий форс-мажор, а пилоты не могли ошибиться, потому что не могли никогда. Но 8 апреля 2011 года вдруг в одночасье оказалось, что причиной гибели Юрия Гагарина мог стать и «человеческий фактор», возможность которого официоз полностью исключал в течение более 40 лет. И это, вероятно, первый и пока единственный шаг навстречу истине – за все прошлые десятилетия.

Между тем, первые же публикации в средствах массовой информации показали обратное. Как будто услышав команду «фас!», пишущая братия за один день уже успела приложить максимум усилий для того, чтобы сделать истину ещё дальше, чем она была все эти годы. Газеты и интернет-издания буквально запестрели заголовками о возможной виновности Юрия Гагарина в катастрофе. Словно все в один миг забыли, как еще недавно переливали из «пустого» штопора в «порожние» шары-зонды ту же самую официальную, но ещё «не разрешенную» тогда версию катастрофы Гагарина, из которой всегда делали один и тот же вывод – о высочайшем мастерстве пилотирования Первого космонавта, и называли причину, по которой эта катастрофа произошла, «загадкой века».

С такой легкомысленной «сменой курса» мы никак не можем согласиться. Поэтому, для того, чтобы помочь не только пишущей братии, но и многочисленным исследователям и, возможно, даже официальным лицам, сделать истину о гибели Гагарина всё-таки ближе, а не дальше, мы с разрешения автора Э.А.Шершера решили опубликовать на нашем сайте одну из глав его книги в исходном варианте – со всеми данными и расчетами, без каких-либо сокращений. Эта глава не только непосредственно посвящена катастрофе самолета Юрия Гагарина и работе комиссии, но в ней подробно описан и наш собственный анализ всех известных версий и сделан вывод о реальных, а не мнимых причинах катастрофы.

Наша работа не прошла незамеченной – её результаты заинтересовали летчика, полковника Николая Константиновича Сергеева, который проводил свои собственные исследования причин катастрофы самолёта Серёгина-Гагарина. Исследования полковника Н.Сергеева представляют значительную ценность тем, что это работа выполнена на основе большого летного опыта автора, который не только остаётся действующим пилотом уже более 40 лет, но и был участником расследования лётных происшествий».

При публикации заметок «Достоверность свидетельств об инцидентах в авиации» и комментариев на авиационном форуме http://forums.airforce.ru/kurilka/printfriendly4104/, как и на новостном сайте СМИ2, публикуя частично отредактированные свои материалы с этого форума, а также статью «Тайна гибели Юрия Гагарина – версии и догадки», указывая источники информации, Константин Коханов чаще ссылался на сайты в Интернете, чем на материалы печатных изданий. Через пять лет он обратил внимание, что статьи на сайтах Интернета долго не живут, а оставшиеся там их архивные копии, сильно отличаются от оригиналов – без фотографий и даже без упоминания фамилий авторов. Поэтому ознакомившись с эксклюзивной статьёй с версиями гибели Юрия Гагарина на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html), он взял за основу, всё-таки, не опубликованную на нём в полном виде книгу Э.А.Шершера, а её сокращённый вариант в печатном издании «Тайна гибели Гагарина» (Минск, ХАРВЕСТ, 2006, доп. тираж 4000 экз.). Приведённые отрывки из этой книги, (с указанием страниц в её тексте), им были отредактированы и сокращены, а в некоторых случаях лишь дополнены материалами вышеуказанного сайта:

Из книги Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина»

«…В тот злополучный день 27 марта 1968 г. работники НИИ ЭРАТ ВВС получили распоряжение руководства — прекратить все виды работ и приготовиться к выполнению важного правительственного задания. Около полудня стало известно, что произошла катастрофа самолёта УТИ МиГ-15 с экипажем в составе В.Серегина и Ю.Гагарина. Руководство ВВС вылетело на место происшествия, а в институте наступило короткое затишье.

Сотрудники отдела турбореактивных двигателей, чтобы не терять время, запросили аэродром Чкаловский о том, какое задание должен был выполнять экипаж. Оттуда сообщили, что задание это — упражнение №2 Курса боевой подготовки истребительной авиации (КБП ИА-67), т.е. одно из самых начальных упражнений курса. Тут же принесли соответствующий документ, ознакомились с содержанием этого упражнения. Это был пилотаж в зоне с выполнением виражей, витков малой спирали, пикирований, боевых разворотов, бочек, полета на эволютивной скорости, т.е. на минимальной скорости горизонтального полета. Заканчивалось задание следующей фразой: «Полет выполняется без подвесных баков».

Неприметная такая фраза, не правда ли? С баками, без баков – какая разница? Но в отделе работали специалисты, у которых «на счету» не одна сотня расследованных летных происшествий. Поэтому ограничиться одним вопросом никак не получалось – опыт и интуиция подсказывали, что, возможно, именно здесь и «зарыта собака». Так и есть, на повторный запрос из Чкаловской сообщили, что полёт происходил с подвесными баками.

А на резонный вопрос, кто же такое мог разрешить, был ответ — командир части, т.е. сам В.Серегин.
Любому пилоту или авиационному инженеру известно, что курс боевой подготовки утверждается Главкомом ВВС, а, следовательно, ни один командир независимо от ранга не имеет права менять в нем ни одного слова, ни одной цифры. Как же могло случиться, что требования этого документа были так грубо нарушены?

В самом деле, обнаруженное в отделе нарушение получалось очень и очень опасным, т.к. все режимы в данном упражнении были заданы для полета без подвесных баков. В частности, была задан режим полета самолета на эволютивной скорости в 350 км/час. Это значит, что при полете с подвесными баками должна была выдерживаться более высокая, нежели указана в документе, скорость во избежание сваливания на крыло. Отрицательно и действие подвесных баков при выходе из пикирования – нужна большая высота, т.к. при полёте с баками ограничивается допустимая перегрузка. Баки могут просто сорваться со своих креплений. И это допустил сам командир? Или задание выполнялось совсем другое?

В обсуждении обнаруженных данных прошел остаток дня. Общее мнение было такое – налицо грубое нарушение, которое могло иметь непосредственное влияние на исход полета. Но не тут-то было! На следующий день в отдел уже пожаловало высокое начальство с Пироговки, из штаба ВВС – начальник управления эксплуатации ВВС генерал И.В.Чирков.

«Подвесные баки» – не наше дело» – сказал генерал. – «Наша задача – искать отказ авиатехники».

Стало ясно, что в отделе ненароком вторглись в те сферы, куда «посторонним вход воспрещен». Кто-то доложил «по команде», а проще говоря, «стукнул куда следует», и реакция сверху не заставила себя ждать. Похоже, дело принимало серьезный оборот – политический. А в таких делах техника, как и истина, всегда отходит на задний план… (стр.14-16).

Казалось бы, что дальше расследовать, виновник налицо, а всё остальное это уже причины, связанные с погодой, пилотированием в облаках и тем, что могло помешать полёту самолёта Гагарина – птица, метеозонд или другой пролетевший рядом самолёт. Даже автор книги Э.А.Шершер тоже так считал:

«Долгие годы, имея весьма ограниченную информацию о катастрофе, автор был убеждён, что так оно и случилось – самолёт с подвесными баками, выполняя полёт на эволютивной скорости, свалился в штопор. Лишь с появлением большого количества опубликованных данных, в том числе о слишком малом времени на выполнение упражнения, а также свидетельств очевидцев, эта версия отпала…» (стр.51).

Так что же тогда могло стать основной причиной катастрофы?

…Многие авторы статей, опубликованных в различных изданиях, пишут о подвесных топливных баках и их емкости (по 260 литров каждый). Это, по мнению большинства, самый неудачный с точки зрения аэродинамики вариант для выхода из пикирования, т.к. ограничения по перегрузке у самолета с такими баками – до трех, а без баков – до восьми g (ускорение свободного падения, равное 9,81 м/с2). Однако никто из этих авторов даже не упоминает (намеренно или случайно, по незнанию?), что упражнение №2 КБП-ИА-67 (полёт в зону), которое выполнялось экипажем, заканчивается следующей фразой: «…полет выполняется без подвесных баков». Таким образом, налицо грубое нарушение КБП при подготовке самолета к полету на земле. Это первое.

Далее, такой «малозначащий» факт: на выполнение упражнения №2 отводится 20 минут, но уже через четыре минуты двадцать секунд после начала выполнения упражнения экипаж доложил об его окончании. Это означает, что, с одной стороны упражнение полностью за такое время выполнено быть не могло, а с другой стороны – можно предположить, что экипаж зарезервировал себе время (примерно 15 минут) «свободного полета». Для какой цели?

Некоторые специалисты заметили эту странность и поспешили объяснить её плохим самочувствием В.Серегина, сложными метеоусловиями, неисправностью самолёта и другими причинами, якобы заставившими Ю.Гагарина досрочно закончить выполнение задания. К сожалению, ни одна из этих гипотез не имеет какого-либо фактического подтверждения. Более того, при досрочном окончании выполнения задания руководитель полётов обязан был запросить причину, но этого и не было сделано.

И вот спустя 30 лет после катастрофы в газете «Московский Комсомолец» от 28.03.98 г. появляются свидетельские показания очевидца, наблюдавшего то, что происходило в небе непосредственно перед катастрофой, – лесника Новоселковского лесничества И.И.Поддувалова. Причём запись свидетельских показаний была сделана сразу же после падения самолёта. Она стоит того, чтобы привести её дословно:

«Я работаю лесником в Новоселковском лесничестве, и этот кордон находится примерно метрах в 600-700 от места падения самолета. Неожиданно мы увидели реактивный самолет, который на большой скорости пролетел на бреющем полете буквально над верхушками леса и поднялся, чуть ли не вертикально, вверх. Таким образом, он повторял свои виражи то вверх, то вниз. А после пошли в помещение, где жили, сели, закурили и вдруг услышали сильный вой мотора, даже стекла в окнах задрожали. Я уставился в окно, и здесь раздался сильный взрыв, такой, что штукатурка с потолка посыпалась. Я сразу же выбежал на крыльцо, и передо мной вверх над лесом взвивалось облако чёрного дыма. Я вернулся домой и говорю соседу: «Видимо, долетался».

Генерал-полковник Н.Каманин, Герой Советского Союза, руководитель отряда космонавтов первым отметил нестыковки официальной версии катастрофы, в частности, несоответствие расстояния между местом доклада Ю.Гагарина об окончании выполнения задания и местом падения самолёта со временем катастрофы, названным комиссией.

Лётчик-космонавт СССР, генерал-лейтенант Г.Береговой, Дважды Герой Советского Союза, первым обратил внимание на несоответствие официального расположения зон пилотирования в районе катастрофы с реальной схемой зон и требованиями безопасности полетов. Огромный лётный опыт Г.Берегового сыграл тем самым злую шутку над всеми авторами и защитниками официальной версии катастрофы…(http://www.ab-engine.ru/aviation_disaster_3.html).

…Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что летное происшествие самолёта УТИ МиГ-15 №612739 борт №18, имевшее место 27 марта 1968 года, произошло по вине командира полка, члена экипажа (инструктора) полковника В.С.Серёгина, так как он (допустил следующие грубые нарушения):

1) санкционировал взлет самолета с подвесными топливными баками, в то время как пилотаж при выполнении упражнения №2 должен выполняться без подвесных баков, что является грубым нарушением КБП ИА-67;

2) санкционировал взлёт самолета через 1 минуту после посадки самолета-разведчика погоды, в результате чего экипаж не заслушал доклад (не имел информации) о метеообстановке в районе аэродрома, вопреки правилу по которому состояние погоды должно докладываться всему летному составу перед началом полётов в соответствии с плановой таблицей данного лётного дня (согласно НПП – за 1 час до вылета);

3) знал, но проигнорировал тот факт, что в этот летный день не работал наземный радиовысотомер, в связи с чем руководитель полетов не имел возможности контролировать высоту полета самолетов и, таким образом, вмешаться, если бы имело место отступление от полетного задания;

4) будучи в этом полете инструктором, санкционировал неполное выполнение полетного задания, поскольку выполнить упражнение №2 за 4 мин 20 сек (согласно докладу Ю.Гагарина об окончании выполнения упражнения) вместо отведенных на него 20 мин невозможно;

5) несмотря на доклад о завершении полетного задания санкционировал полет в сторону, противоположную аэродрому, что подтверждается данными о том, что в момент доклада об окончании выполнения упражнения самолет (находился в зоне 20), летел в направлении аэродрома и находился от него на расстоянии 30 км, а упал вблизи деревни Новоселово на расстоянии 64 км от аэродрома (далеко за границами указанной зоны);

6) санкционировал выполнение или сам непосредственно выполнял пилотаж (бреющий полет, горки и пикирования), не входивший в полетное задание, после доклада о завершении упражнения, что подтверждается показаниями очевидцев;

7) допустил несвоевременный выход из пикирования при выполнении пилотажа, не входившего в полётное задание… (стр.58-59)..

В книге Э.А.Шершера на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html) список грубых нарушений В.С.Серёгина, был продолжен:

8-3) проигнорировал тот факт, что в зоне пилотирования не была проведена воздушная разведка по определению нижней границы облачности (без этой информации НПП запрещает производство полетов). На стр. 56 это нарушение не ставилось вину Серёгину: «Самолёт Гагарина и Серёгина выпустили, не дождавшись сообщения самолёта-разведчика о состоянии погоды, в итоге экипаж имел неправильную информацию о высоте и толщине облачности»;

9-4) (знал, но проигнорировал тот факт, что) упражнение №2 КБП ИА-67 (простой пилотаж) должно выполняться без подвесных баков в простых метеоусловиях, (в то время как метеоусловия были сложными – сплошная многослойная облачность). На стр.56 текст выделенный курсивом отсутствует;

Помимо указанных выше наиболее грубых нарушений, были допущены и другие нарушения, в том числе:

10) в день проведения полётов не выдерживалась плановая таблица полетов (А.Щербаков);

11) самолет перед вылетом не был проверен надлежащим образом, в результате чего кран вентиляции кабины был открытым и оставался в таком положении на протяжении всего полета. Стр.69. Кран вентиляции в кабине Серёгина был закрыт, а в кабине Гагарина наполовину открыт.

12) на самолете не был заряжен бароспидограф (по другим данным он отсутствовал);

13) при выполнении полётов на аэродроме не была задействована система фотографирования экрана локатора;

14) инструктор (В.Серегин) не имел оформленного допуска к инструкторской работе;

15) инструктор не был подготовлен к действиям при сваливании самолета, особенно, в условиях недостаточной видимости — тренировки в полетах на такие режимы не были зафиксированы в лётной книжке;

16) в докладе о выполнении задания экипаж не сообщил о причине преждевременного прекращения задания, а руководитель полетов не запросил разъяснения.

Все указанные нарушения, как в наземной подготовке, так и в летной практике, в совокупности и привели к этому летному происшествию.
Таким образом, есть все основания сформулировать следующие выводы о причине катастрофы самолета УТИ МиГ-15 №612739 борт.№18, имевшей место 27 марта 1968г. так:

«Вероятной причиной катастрофы является столкновение самолёта с землей в результате несвоевременного выхода из пикирования при выполнении фигур высшего пилотажа, не указанных в полётном задании. Катастрофе способствовали сложная метеообстановка (сплошная многослойная облачность с нижней кромкой на высоте порядка 600 м), многочисленные нарушения НПП, в том числе, выполнение пилотажа с подвесными баками».

Конечно, в силу целого ряда обстоятельств, связанных с именем Ю.Гагарина, его подвигом, как Первого космонавта планеты, принять версию о выполнении экипажем фигур, не входящих в полетное задание, что и окончилось катастрофой – трудно. Можно даже понять членов комиссии – герои уже похоронены у Кремлевской стены, а расследование причин катастрофы фактически только началось. Как в таком случае можно было сделать вывод о виновности экипажа? Но если это все-таки сделать, тогда практически снимаются все спорные вопросы и становится понятным, почему комиссия вела свою работу в таком закрытом режиме и почему все результаты её работы скрываются долгие десятилетия.

Станет также понятным, кого следует считать виновником данной катастрофы – под это подпадают не только командир полка В.Серегин, но и многие другие категории руководящего состава ВВС.

Это летное происшествие, по возможным последствиям, можно сравнить только с угоном самолёта МиГ-25 летчиком В.Беленко в Японию и с посадкой немецкого летчика М.Руста на Красной площади в Москве. Чем это окончилось для руководства Министерства Обороны СССР – хорошо известно.
Чтобы установить истину и прийти к единому мнению, необходимо продолжить работу по определению ряда фактов, а именно:

- выявить, имеются ли детали ручки управления самолетом задней кабины (возможно, для этого не надо даже вскрывать пресловутые бочки, а просто посмотреть перечень спрятанных в них деталей, который наверняка есть);

- по формуляру самолета определить, демонтировалась ли ручка управления задней кабины, и если да, то была ли она вновь установлена – чтобы опровергнуть версию Ю.Куликова и Н.Сергеева;

- проанализировать вновь проводку полета самолета УТИ МиГ-15 борт.№18 от 27 марта 1968 года;
просмотреть ещё раз все протоколы опроса очевидцев (стр.60).

В печатном издании книги (сокращённый вариант) Э.А.Шершера «Тайна гибели Гагарина» (Минск, ХАРВЕСТ, 2006, доп. тираж 4000 экз.), проанализированы ( рассмотрены) 27 основных версий катастрофы самолёта УТИ МиГ-15 №612739 (бортовой №18) , а в её полном виде на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ» (http://www.ab-engine.ru/aviation.html) – 28 основных версий.

Рассмотрим только четыре версии, которые действительно заслуживают того, что на них стоит обратить внимание:

Версия №4

Суть версии:
Попадание самолета в спутную струю другого самолета (Су-11 или Су-15), фамилия летчика до сих пор не установлена. Автор А.Леонов, генерал, космонавт
Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Этот самолет принадлежал фирме Сухого и действительно взлетел с аэродрома ЛИИ в Жуковском.
Факты, опровергающие версию:
Версия отвергается А.Щербаковым, проводившим летные испытания по влиянию спутной струи на устойчивость УТИ-МиГ15. «В зоне полётов такого самолета вообще не было» (полковник И.Рубцов – член комиссии). «Самолет все же был, но к гагаринской машине на опасную дистанцию не приближался» (В.Меницкий, засл. летчик-испытатель). Летчик известен – это летчик-испытатель ЛИИ Л.Рыбиков (позднее он погиб).
Оценка вероятности версии в % – менее 5%
Комментарий: «Попадание в вихревой след вызывает недоумение. А как же тогда летают «Стрижи» и «Русские витязи» (Л.Каманин).

Версия №14 (Версия №15 на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ)

Суть версии:
Самолет УТИ МиГ-15 №18 был приспособлен для показательных занятий по катапультированию, и, чтобы ручка управления, которая торчит между ногами, не мешала катапультированию, ее демонтировали. В кабине инструктора ручки управления просто не было. Автор Н.Сергеев, полковник, летчик-снайпер; Ю.Куликов, генерал
Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Серёгин за весь полёт на связь не выходил. При подготовке и во время полёта допущено много серьезных нарушений.
Факты, опровергающие версию – В крови членов экипажа не найдено адреналина, в то время как Серегин должен был видеть и реагировать на ошибку Гагарина.
Оценка вероятности версии в % – 20-40%
Комментарий: Для подтверждения или опровержения этой версии необходимо: – среди хранящихся остатков самолёта найти обломки ручки управления задней кабины; – найти (или не найти) в формуляре самолёта записи о съёме и постановке ручки управления задней кабины.

Версия №27 (28 – на сайте http://www.ab-engine.ru/aviation_disaster_8.html).

Суть версии: Нарушения в организации полетов, выполнение фигур пилотажа, не предусмотренных полетным заданием, ошибка пилотирования В.Серегина, как командира экипажа, не предотвратившего несвоевременный выход из пикирования. Экипаж, сделав несколько виражей, доложил об окончании выполнения упражнения и, отлетев в сторону, начал выполнять произвольные фигуры. Выполняя одну из них, немного не рассчитал и столкнулся с землей.
Автор Э.Шершер, полковник и другие.
Подтверждение версии фактами:
Прямое – Многочисленные очевидцы на земле видели пикирования и горки. После последнего доклада самолёт полетел не к аэродрому, а в обратную сторону и там, пока не врезался в землю, выполнял разные фигуры. Видимо, это было зафиксировано на проводке самолёта.
Косвенное – Такого рода летных происшествий в авиации было много. В кабине был сам командир полка, которому не перед кем было отчитываться. Это подтверждается: – прекращением задания на 15 минут раньше; – самолёт упал в направлении, обратном аэродрому (в момент прекращения связи самолет был в 30-ти км от аэродрома и летел к нему, а упал в 64-х км от аэродрома и курсом на юго-запад); – пикирование – самое эмоциональное во всем пилотаже. – не работал наземный высотомер, что не позволило руководителю полетов контролировать высоту полета УТИ МиГ-15 (В.Серёгин об этом знал), поэтому снижаться они могли, оставаясь незамеченными.
Факты, опровергающие версию – нет
Оценка вероятности версии в % – 70-90%
Комментарий: Каждое в отдельности нарушение может не представлять опасности, но в совокупности это ведет к созданию аварийной ситуации. Для подтверждения этой версии необходимо просмотреть и ещё раз проанализировать радиолокационную проводку этого полёта и протоколы опроса очевидцев (стр.64, 77-78).

Версия №27 (на сайте СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ)

Суть версии: Гагарин имел очень большие перерывы в полётах и, как следствие, слабую лётную натренированность в полетах в данных метеоусловиях (многослойная облачность). Руководитель полётов не имел права выпускать в воздух экипаж для выполнения упражнения. Пренебрежение лётными законами сделало возможным полёт в несоответствующих метеоусловиях. Автор В.Чижевский, лётчик
Подтверждение версии фактами:
Прямое – нет
Косвенное – Не работал наземный высотомер, что не позволило руководителю полётов контролировать высоту полета (Серёгин был в курсе этого). Гагарин имел малый налёт.
Факты, опровергающие версию – Серёгин имел большой опыт и мог вовремя исправить ошибку.
Оценка вероятности версии в % – 10-20%
Комментарий – без комментариев

Из книги Н.К.Сергеева «Юрий Гагарин. Гибель Легенды. Как это было»
(использованы материалы сайта СМЦ «АБ-ИНЖИНИРИНГ», http://www.ab-engine.ru/aviation.html)

Юрий Гагарин был АБСОЛЮТНО подготовлен лететь самостоятельно, без контрольного полёта, причём лететь самостоятельно должен был на самолёте МиГ-17, на котором он ещё не летал. А тут ему поменяли задание, и он должен был лететь на МиГ-15, на самолёте, на котором он только что, за последние две-три недели, сделал 18 контрольных полётов! Спросим себя, на каком же самолёте ему было проще лететь? На МиГ-17, на самолёте, на котором он ещё не летал, или на МиГ-15 УТИ, на котором он только что сделал 18 полётов?! И давайте порассуждаем сами с собой, чисто технически, не вдаваясь в «высокие» военные материи.
Конечно же, на МиГ-15 УТИ лететь ему было проще. Представим ещё раз, вот стоят два самолёта – МиГ-17 и МиГ-15 УТИ. Юрий Гагарин имел абсолютное право, как практически, так и юридически, лететь хоть на МиГ-17, хоть мог совершенно на законных основаниях сесть один, без кого бы то бы ни было, в МиГ-15 УТИ и полететь один, не имея вообще НИКОГО в задней кабине. И не важно, была там, в задней кабине ручка, или её там не было.
С другой стороны, Гагарин мог посадить в заднюю кабину АБСОЛЮТНО любого пассажира и прокатить его по кругу в простых метеоусловиях или под облаками. Он имел на это соответствующий допуск.

B данном случае, за «пассажира» сел Серёгин, чтобы ещё раз, как ему и приказали, посмотреть технику пилотирования Юрия Гагарина. …Юрий Гагарин на самолёте УТИ МиГ-15 мог с закрытыми глазами взлететь, полететь и прилететь.

Вот как о его подготовке отзывался командир эскадрильи А.М.Устенко, который и давал ему допуск к самостоятельным полётам:

«…Хотя Ю.А. Гагарин был уже известным человеком во всем мире, чувство скромности никогда его не покидало. Он не требовал к себе особого отношения, был таким, как многие его товарищи, хотя по внутренней собранности, аккуратности и настойчивости чувствовалась великая сила в этом человеке. Он имел манеру негромко разговаривать, часто и умело пользовался юмором, что соответственно всех уравнивало, а его делало еще более земным и привлекательным. Внутренняя дисциплинированность, аккуратность отложили, естественно, отпечаток на всю его профессиональную подготовку.

Ю.А. Гагарин все указания на полеты записывал подробно. Вел, как и все летчики, тетрадь подготовки к полетам. Схемы полета и действия свои на каждом этапе им описывались грамотно и досконально всегда были изучены. Особые случаи в полете он знал очень хорошо и практически все действия отработал на тренажах в кабине самолета. В полет брал наколенный планшет, где были нанесены схемы заходов на запасные аэродромы и порядок связи при выходе на них.

Ю.А. Гагарин в кабине самолёта чувствовал себя уверенно. Готовился к полетам он основательно, не отступая от норм и правил. Вслепую знал расположение кранов, тумблеров. В технике пилотирования не допускал резких движений. На замечания в воздухе реагировал своевременно.

При наличии перерывов в полётах, технику пилотирования восстанавливал быстро. Техника пилотирования Ю.А.Гагарина отличалась чистотой выполнения элементов. Количество контрольных полетов, выполненных им в марте месяце (18), было обусловлено облачной погодой, ввиду чего приходилось планировать и производить полеты по специальным вариантам, чтобы искусственно не создавать перерывов в полётах.

Выполненный Ю.А.Гагариным контрольный полёт по кругу и в зону 22 марта 1968 года понравился мне своей плавностью, энергичностью, качеством выполнения элементов. Для такого лётчика в объеме выполняемого задания инструктор был уже не нужен. Ю.А.Гагарин был очень порядочный человек. Он хотел летать не просто на словах, а на деле и поэтому ко всем вопросам лётной подготовки относился очень серьезно. По-другому относиться он не мог».

Да, инструктор ему был не нужен, но… Не нужен был только И ТОЛЬКО в тех условиях, в которых Гагарин был подготовлен, т.е. в простых метеоусловиях, без облаков! И если бы они полетели не в облаках, а под облаками ПО КРУГУ, то никакой трагедии бы не произошло. И вот тут ошибку сделал Серёгин, разрешив Юрию Гагарину лететь в зону в облаках, вместо того, чтобы выполнить два полёта по кругу под облаками.

Но даже и на этот вопрос, почему же Гагарин с Серёгиным полетели в зону… и почему в облаках? – ответы довольно простые.

В зону они полетели потому, что Серёгину дали указание ещё раз проверить Гагарина перед самостоятельным вылетом. А проверка перед самостоятельным вылетом предполагает именно полёт в зону по упражнению номер два и полёт по кругу по упражнению номер три. Вот они автоматически и полетели в зону, не задумываясь над деталями этого ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО проверочного полёта.

А почему полетели в облаках?..

Во-первых, дело в том, что, когда они ещё только собирались лететь, погода ещё была довольно простая. Облачность была не полная, 5-7 баллов с прослойками. Решение лететь в зону, было принято. Пока готовились, пока запускали двигатель, пока выруливали, – погода всё время усложнялась. Когда прилетели в зону, облачность уже была сплошная, правда, с прослойками.

И вот тут, забегая вперёд, скажу, что выявляется ещё одна просто АРХИВАЖНЕЙШАЯ деталь, на которую опять же, как всегда, НИКТОШЕНЬКИ из «авиа знатоков» даже и не попытался обратить внимания.

Гагарин с Серёгиным прилетели в зону и должны были выполнять задание в зоне в течение ДВАДЦАТИ минут. Но они попилотировали в зоне ТОЛЬКО ЧЕТЫРЕ минуты, и Гагарин доложил, что задание в зоне закончил. Почему?!.. Что их напугало? Чего они испугались?

Оказывается, на соседнем аэродроме Киржач, заходящий на посадку военно-транспортный самолёт доложил погоду: «Приближается фронт. Мокрый снег. Облачность 300 метров. Видимость 3».

Ровно через десять секунд ПОСЛЕ этого сообщения Гагарин и доложил по радио, что задание в зоне закончил и запросил разворот и снижение на привод. Что это? Совпадение? Или Серёгин понял, что в этих условиях Гагарин не сможет зайти на посадку, а он ему НИЧЕМ не сможет помочь?

В своих догадках и предположениях мы иногда заходим в такие НЕПРОХОДИМЫЕ дебри, что порой кажется, что они полетели в какую-то самую отдалённую и самую опасную Галактику нашей Вселенной… А не на ПРОСТЕЙШЕМ самолёте, в ПРОСТЕЙШИХ условиях, по ПРОСТЕЙШЕМУ заданию.

Во-вторых, почему Серёгин, сев в кабину, дал команду лететь в зону в облаках, а не по кругу под облаками?..

Дело в том, что Юрий Гагарин какие-то контрольные полёты уже летал в облаках. Да, он не был подготовлен, но в облаках летать приходилось. Самая распространённая ошибка неподготовленных лётчиков при попадании в облака – они теряют контроль над распределением внимания по приборам. То есть, они не понимают, что им показывают приборы и куда надо лететь, с каким курсом, какую скорость держать и др. И если им кто-то может подсказать, то ли опытный штурман в передней кабине, то ли инструктор (как в данном случае Серёгин), например:

«Юрий, возьми курс 25 градусов и лети этим курсом до команды. Снижайся с вертикальной скоростью десять метров в секунду. А теперь доверни вправо на двадцать градусов» и т.д., то с подсказками у лётчика совершенно не будет никаких проблем ни в пилотировании, ни в выходе на свой аэродром, ни в снижении под облака.

Потеря пространственной ориентировки – явление довольно редкое, и о ней в данной ситуации, когда нервы, прежде всего, у Серёгина, были накалены до предела, – об этом опаснейшем явлении в данный момент просто никто не вспомнил и не подумал

Ну, а САМОЕ главное то, о чём сказал генерал Ю.В.Куликов:

«В 29 томах материалов правительственной комиссии нет полноценного заключительного вывода о причине катастрофы. Пожалуй, политически правильно, что его не сделали. Ведь надо было сказать такое, что легло бы пятном не только на отдельные должностные лица, но и на всю страну: не за понюх табаку угробили первого космонавта!»

И это Юрий Васильевич ещё очень мягко сказал. А теперь только НА МГНОВЕНЬЕ представьте, что на стол Политбюро ЦК КПСС и лично Леониду Ильичу положили бы вот такую короткую (не 29 томов) докладную записку с указанием истинной причины катастрофы (причём, про снятую ручку пока бы даже и не говорили).

В Политбюро ЦК КПСС и лично Генеральному секретарю:

«Докладываем, что 27-го марта Юрий Гагарин должен был выполнить два самостоятельных полёта на Миг-17. За 45 минут до взлёта генерал Каманин через генерала Кузнецова задание Гагарину изменил, приказав командиру полка Серёгину ещё раз лично проверить Гагарина на учебном самолёте УТИ МиГ-15. Серёгин в этот день на полёты не планировался. Учебные самолёты все были задействованы. В итоге из ТЭЧ притащили учебный самолёт УТИ МиГ-15 номер 18, который на полёты не планировался и 26-го числа на предварительной подготовке к полётам не готовился. В итоге на самолёте номер 18 не сняли подвесные топливные баки, не зарядили самописец параметров полёта бумагой, кран вентиляции кабины не закрыли. Состояние погоды перед вылетом не проанализировали, вместо простых условий, полетели в зону в облаках. Прилетев в зону, из-за несоответствия метеоусловий задание в зоне выполнять не стали, доложили о выходе из зоны и ЧЕРЕЗ 45 СЕКУНД САМОЛЁТ СТОЛКНУЛСЯ С ЗЕМЛЁЙ».

Каково?! А если бы ещё написали и уточнили, по какой причине самолёт стоял в ТЭЧ, что там, в результате доработки, сняли ручку управления в кабине инструктора… И какова бы была реакция Политбюро? На этот вопрос отвечать пока не надо. Это будет всем задание на самоподготовку…

И в заключение данной главы напомню ещё раз (для особо забывчивых) воспоминания Степана Анастасовича Микояна:

«…генерал Н.Кузнецов попросил недавно назначенного командиром полка Владимира Сергеевича Серегина сделать с Гагариным ещё один контрольный полет на «спарке» УТИ МиГ-15 (самолете с двойным управлением)…».

«…Мне (Сергееву Н.К.) довелось участвовать в работе комиссии по расследованию причин этой катастрофы, тут Степан Анастасович допустил маленькую неточность. А мы ко всем «неточностям» относимся очень даже принципиально:

«Попросил недавно назначенного командиром полка Владимира Сергеевича Серегина сделать с Гагариным еще один контрольный полет на «спарке» УТИ МиГ-15 – не генерал Н.А.Кузнецов. Генерал Кузнецов только передал Серёгину приказание генерала КАМАНИНА сделать с Гагариным ещё один полёт на учебном самолёте». http://www.ab-engine.ru/gagarin_disaster_3.html, http://www.ab-engine.ru/aviation.html

На основании обзора взаимодополняющих версий гибели Ю.А.Гагарина полковников Э.А.Шершера и Н.К.Сергеева, немного проясняются достоверные причины катастрофы УТИ МиГ-15 Серёгина-Гагарина и указываются конкретные виновники этого трагического происшествия:

Генерал-полковник Николай Каманин, руководитель подготовки космонавтов, после приказа полковнику Серёгину сделать с Юрием Гагариным ещё один контрольный полёт на учебном самолёте 27 марта 1968 года, не включённого в «Плановую Таблицу Полётов» того дня, стал, по сути, неподсудным косвенным виновником гибели космонавта. В то же время полковник Владимир Серёгин, знал, что нет подготовленного для полёта самолёта УТИ МИГ-15, но не стал докладывать об этом Николаю Каманину, и выполнил его приказ, хотя сел в самолёт не в качестве инструктора, а, по сути, как пассажир, так как в кабине инструктора, отсутствовала ручка управления. На это указывает то, что её на месте падения УТИ МИГ-15 не оказалось. Отсутствовать ручка управления могла по разным причинам, но контрольный полёт выполнять на таком самолёте, было нельзя, даже при наличии в кабине инструктора ручки управления самолётом с подвесными баками на крыльях. Серёгин полетел, думал Гагарин, не подведёт, но ошибся, и оба погибли.

Для справки:

С тем, что на гагаринской «спарке» УТИ МиГ-15 в инструкторской кабине, отсутствовала ручка управления, многие не могут согласиться, и если бы Константин Коханов не служил бы в армии и не занимался ремонтом самолётов МИГ-15 и МИГ-17, то он тоже скептически отнёсся бы к подобным версиям причины гибели Юрия Гагарина. До сих пор убедительных (документальных) доказательств у нас нет, но, что интересно, всё-таки в Интернете нашлось упоминание о том, что не только ручка управления в кабине инструктора снималась, но также вместе с ней и приборная доска, ещё даже на спарке МиГ-21УС, когда в этом возникла необходимость:

«…В 1968 году один из серийных МиГ-21У переоборудовали в соответствии с требованиями ВВС для киносъемки ручной камерой АКС-2 из кабины инструктора. В задней кабине, в частности, демонтировали приборную доску и электрический щиток и на их месте установили контейнер для АКС-2 и запасной кассеты с пленкой. Сняли ручку управления самолета, а вместо педалей появились подножки (упоры) для оператора…». http://www.uhlib.ru/voennaja_istorija/istrebitel_mig_21_rozhdenie_legendy/p7.php

П О С Т С К Р И П Т У М

Казалось бы, о гибели Юрия Гагарина, Константином Кохановым уже всё сказано, косвенные виновники катастрофы его самолёта установлены, но исходя из этого, конкретный виновник официально не будет назван никогда, как бы того не хотел космонавт Алексей Леонов, находящейся сейчас, явно в предмаразменном состоянии, поставивший перед собой цель, переписать всю свою жизнь набело. А если судить по дневникам генерала Н.П.Каманина, помощника главкома ВВС по космосу, то тот в своих «секретных дневниках» этим занимался всю жизнь (причём стараясь «обелять себя с документальной точностью»). Но разве он мог подумать, что кто-нибудь усомнится в правдивости изложенных им в дневниках событий и сможет уличить его во лжи. Разве он мог такое предположить, что кто-то осмелится это сделать? Но права русская пословица, что «шила в мешке не утаить». И в книге Г.П.Катыса «Моя жизнь в реальном и виртуальном пространствах – записки академика» (Издательство МГОУ, 2004), все события, изложенные в дневниках Н.П.Каманина, были рассмотрены с другой и совсем не с героической стороны его «дневниковой автобиографии».

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=3691

Рубрика: Читать и думать | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: «Что о Льве Толстом стараются не говорить»

Константин Коханов: Как правило, во всех биографиях великого русского писателя, умалчивается о том, что только повесть Льва Толстого «Крейцерова соната», появившаяся в 1889 году, доставила его имени мировую известность

Несмотря на поразительные достоинства самых известных поэтических произведений Льва Толстого, он не им обязан своею мировою славою и своим влиянием на современников. Его романы, правда, были признаны выдающимися произведениями, но в течение десятилетий и «Война и мир», и «Анна Каренина», и ни менее объемистые его повести и рассказы, не находили обширного круга читателей вне России, и критика далеко не безусловно восхваляла их автора….
…Только его «Крейцерова соната», появившаяся в 1889 году, доставила его имени мировую известность; только этот маленький рассказ был переведен на языки всех цивилизованных народов, распространился в сотнях тысяч экземпляров и был прочитан с сильным душевным волнением миллионами людей. С этого момента общественное мнение на Западе отводит Толстому место в первом ряду современных писателей, его имя находится у всех на устах, прежние его произведения, не обращавшие на себя особого внимания, возбуждают всеобщий интерес. Этот интерес распространился на его личность и судьбу, и на склоне лет Толстой, так сказать, в одно прекрасное утро стал одним из главных представителей истекающего (XIX) столетия.
(Макс Нордау, «Вырождение» 1892, перевод с немецкого 1894., М., Республика, 1995)

1. Константин Коханов: «Водоворот Крейцеровой сонаты»

Эту сонату для скрипки и фортепьяно знаменитый немецкий композитор, пианист и дирижер Людвиг ван Бетховен (1770-1827) посвятил профессору игры на скрипке парижской консерватории Рудольфу Крейцеру (1761-1831).
И кто бы мог подумать, что рассказанная в 1887 году Льву Толстому реальная история о том, как муж из ревности убил жену, у него выльется в повесть. И то, что эта история, в её окончательной редакции, где любовник жены будет выведен музыкантом (скрипачом), с которым она изменяет, под влиянием совместно исполняемой Крейцеровой сонаты Бетховена, бумерангом ударит по нему самому, он вряд ли мог не только представить, но и увидеть ни в одном из своих страшных снов.
Следует отметить о том, что вся повесть была пропитана неудовлетворенностью супружеской жизнью самого Толстого, сразу поняла даже его жена Софья Андреевна, с иронией отметившая в своем дневнике, что во время работы над Крейцеровой сонатой, где её муж напоказ выставлял свою антисексуальность, в постели же, наоборот, отличался особенной пылкостью…

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=536

2. Константин Коханов: Писатель Лев Толстой и старовер-отшельник Карп Лыков – разные судьбы с одним и тем же концом.

Изучая и прослеживая жизнь Л.Н.Толстого по документальным источникам и заслуживающих внимания воспоминаниям его современников, Константин Коханов в течение пяти лет, старался по возможности сделать описание каждого дня его жизни. При этом, он постоянно, как и многие из литературоведов, задавался вопросом, почему великий русский писатель, когда «опростился», не проверил на себе правильность своего религиозного учения, жить только за счёт своего труда, как все в России крестьяне и «бросил барскую жизнь, которая противоречила его убеждениям», только накануне своей смерти?
Ответ на этот вопрос, оказывается, был дан, практически сразу после смерти великого русского писателя и был найден Константином Кохановым, когда он знакомился с материалами книги И.А.Бунина «Освобождение Толстого» (СС в 9-ти томах, М., Художественная литература, том 9, 1967 г.). И.А.Бунин в своей книге, в частности, пересказывал воспоминания писательницы Екатерины Михайловны Лопатиной (писавшей под псевдонимом К.Ельцова), отметив, как она просто объяснила причину бегства Льва Толстого из Ясной Поляны, ссылаясь только на слова врача:
– «…Один врач психиатр сказал мне, что уход (Льва Толстого) был началом воспаления лёгких, что у стариков при этой болезни очень часто является потребность движения, стремления куда-то (уйти).
Когда И.А.Бунин рассказывала об этом, слушавшие «либералы», конечно, – ужасно возмущались:
– Низводить величие гения, бросившего жизнь, которая противоречила его убеждениям, на степень старческого заболевания – это непростительно!» (стр.81)…

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4206

3. Константин Коханов: «Песня Ермила об отце – яснополянском графе»

Ну, разве осудят с баяном Ермила, И графа мужицкую страсть, Когда за «Войной», не последует «Мира», В борьбе за Советскую власть…

В Ясной Поляне,
играл на баяне,
Первенец графа
Ермил,
Пел, как Толстой,
приставал к его маме,
И всё в её доме
громил.

Как отбивалась от графа
Аксинья,
Графу, грозя
становым,
Как овладел граф Аксиньей
насильно,
И он его,
стало быть, сын…

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=592

4. Константин Коханов: «Свободная любовь графа Льва Толстого»

С Ясною Поляною, Жившей жизнью странною, Даже окаянною, Нет других, сравнить: «Не из-за Толстого, А что нет простого, Сказанного слова, Мир, чтоб изменить…»

Существует мнение,
Что Толстой в имении,
Много тратил времени,
Укрощая плоть,
И борясь с соблазнами,
Способами разными,
Бабу безотказную,
Мог бы запороть.

Хоть была Аксиния,
Баба очень сильная,
Графскому «насилию»,
Просто отдалась,
И как баба в бане,
Ублажала барина,
А узнай как, барыня,
С ним бы развелась.

Про обет безбрачия,
Труд Толстой, хоть начал свой,
Рассудил иначе,
Внёс поправки в текст:
«Гигиены ради,
Спереди и сзади,
Жена лучше бляди,
Из приличных мест»…

Подробнее: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=1157

Рубрика: Писатели и поэты | Метки: , , , , , | Комментарии отключены

Константин Коханов: Что мы знаем о жизни «героев» в застойный период истории Советского государства?

Константин Коханов: Действительно, что мы знаем о них, кроме опубликованных в печати слащавых строк об их жизни, особенно в мирное безгеройное время, рассматривая их отретушированные портреты в энциклопедических справочниках, в книгах биографической направленности или в опубликованных ими самими мемуарах.

Практически о жизни этих «героев» в мирное («застойное») время, мы не знаем ничего. Самое главное в настоящее время к подобной литературе у молодёжи отрицательное отношение и этим пользуются такие толкователи истории и жизни в СССР, как имеющее тройное гражданство «Владимиры Познеры», для которых патриотизм – последнее прибежище негодяев, конечно, всегда с трусливой ссылкой на Льва Толстого, который переврал суть автора этого выражения Сэмюэля Джонсона. Автор этого выражения английский поэт, критик, историк литературы и лексикограф Сэмюэль Джонсон (1709-1784), на самом деле этой фразой хотел подчеркнуть благородство патриотизма. И даже слово «патриот» он писал не иначе как с большой буквы. Авторский смысл данного высказывания: не все пропало даже для самого отъявленного негодяя, если в нём ещё живо чувство патриотизма, подчиняясь которому он может совершить благое дело, благородный поступок на войне или в мирной жизни. То есть патриотизм для такого человека – последний шанс морально возродиться, оправдать свою жизнь.
Ниже публикуются страницы биографии разных «героев» застойного периода истории Советского государства, на которые можно посмотреть теперь уже, сняв розовые очки, или хотя бы их тщательно протерев, чтобы разглядеть хотя бы некоторые подробности их действительно настоящей жизни.

1. «Герой Советского Союза полковник И.М.Березуцкий».

Этот герой Советского Союза отличился также «в бескровном подавлении банного бунта московских новобранцев» в карантине Саваслейского гарнизона в январе 1967 года:

…Лицо начальника карантина побагровело, и только он захотел что-то сказать, как в казарму вошёл Герой Советского Союза лётчик-истребитель полковник Иван Михайлович Березуцкий (13.11.1918-23.02.2000).
Начальник карантина крикнул, – смирно! – и уже хотел сделать, как положено рапорт, но полковник скомандовал, – вольно! – и попросил всех собраться в учебном классе.
Сначала герой-полковник повёл разговор также «с устава», с того, что «солдат должен…», но его кто-то из солдат перебил репликой под смех остальных новобранцев, – «и поэтому смотреть на баню через дорогу и до самого дембеля не мыться».
Полковник посмотрел на начальника карантина, дожидаясь от него ответа, но тот стоял у стены, не осмеливаясь даже присесть вместе с солдатами, растерянный и бледный, словно приговорённый военным трибуналом к расстрелу, а точнее, как перед командой, – пли!
Судя по затянувшейся паузе в разговоре и выражению лица заслуженного военного аса, сбившего 18 самолётов противника, он тоже не знал, почему нельзя было сводить солдат в баню после отбоя (после 22 часов), продлив время работы бани, мотивируя это «серьёзным» нарушением Устава гарнизонной службы.
Поэтому на этот раз принять решение, что в такой ситуации делать, ему было намного сложнее, чем в воздушном бою 14 мая 1943 года, вблизи города Демянска Новгородской области направить свой истребитель Ла-5 на таран немецкого бомбардировщика и потом произвести посадку на повреждённом самолёте…

Подробнее о неизвестных страницах биографии полковника Ивана Березуцкого можно прочитать на сайте: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4870

2. «Пророк Вольф Мессинг – плод российского невежества и еврейских амбиций»

Как Вольф Мессинг, «заурядный фокусник», ничего из себя особенного не представлявший, даже в качестве артиста, со своими «психологическими опытами», мог превратиться в современной России в «Великого пророка»?
Ответ на этот вопрос, лежит на поверхности и связан исключительно с невежеством российского народа и его лени, проверить хотя бы в любом энциклопедическом справочнике то, что ему стараются внушить, с умным видом, неизвестные миру учёные, постоянные пропагандисты аномальных явлений в «ящике для идиота», в который трансформировался, стоящий в квартирах телевизор.
Начнём с того, что о Вольфе Мессинге, не сохранилось ни одного открытого достоверного документа. Постоянно во всех публикациях о нём, подчёркивается, что личное дело Мессинга хранится в архивах ФСБ под грифом «секретно» и вряд ли когда-нибудь будет рассекречено. Для его одураченных современников и их доверчивым потомкам, остались лишь газеты с рецензиями на его выступления, несколько сотен фотографий, немногочисленные рассказы ближайших друзей и автобиографическая повесть Вольфа Мессинга «Я – телепат» (опубликована отдельной книгой в 1990 году) в литературной обработке руководителя отдела науки газеты «Комсомольская Правда» М.В.Хвастунова. Однако всё опубликованное о жизни Вольфа Мессинга в печати и снятые по этому бреду фильмы, свидетельствует лишь о том, что такой человек действительно жил и «работал» в Советском Союзе. И не более того, хотя младший брат известного поэта Сергея Михалкова, Михаил Михалков, в своих воспоминаниях о Вольфе Мессинге, признался, что по линии КГБ «пас» известного в СССР экстрасенса и даже использовал его во время допросов подозреваемых в государственной измене лиц. Скорее всего, эти «экстрасенсорные способности» принесли Вольфу Мессингу и деньги, и славу, и сделали его одним из «пророков» прошлого века. По тому же уже проторенному пути пошло и болгарское КГБ, сделав «слепую» Вангу, также «великой пророчицей». А с помощью КГБ пророческими способностями в то время можно было наделить любого, готового служить, даже Чёрту, проходимца…

Подробнее о том, что не говорится в опубликованных биографиях Вольфа Мессинга можно прочитать на сайте: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4225

3. «Герой» БАМа» – обобщающий портрет большинства отмеченных правительственными наградами «ударников коммунистического труда» из всех настоящих героев-строителей Байкало-амурской магистрали

Странная история была у этой песни. Константин Коханов встречался во время своих путешествий по Восточной Сибири со многими строителями БАМа. Разные были люди и их судьбы. Много было «героев», о которых лучше было бы не вспоминать, но Константин Коханов решил обессмертить подвиги именно таких «героев» в своей песне. Никогда он не мог подумать, что у этой, по сути, вымышленной истории, был реальный прототип, песенного рассказчика, этой истории…

Всю историю этого «героя» можно прочитать на сайте: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=1472

4. «Белые пятна в биографии Леонида Кулика»

Отмечая 30 июня 2018 году 110-летие со дня падения Тунгусского метеорита, как-то совсем упустили из вида, что после этой знаменательной даты 1сентября 2018 года исполнилось 135 лет со дня рождения Леонида Алексеевича Кулика, благодаря кому теперь отмечается международный праздник «День Астероида». Международный день астероида (Asteroid Day) провозглашен в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 71/90 от 6 декабря 2016 года, в «целях повышения информированности общественности об опасности столкновения Земли с астероидами». Новый космический праздник тогда было принято решение отмечать ежегодно на международном уровне 30 июня – в годовщину «Тунгусского феномена над Сибирью».
Несмотря на то, что о Леониде Кулике опубликовано много биографических статей и очерков, но начало его научной деятельности и её трагический конец остались в его биографии до сих пор белыми пятнами, хотя и тщательно заретушированными несущественными подробностями его научной деятельности в эти периоды его жизни. Огромным белым пятном в биографии Леонида Кулика сияет его переезд во время Гражданской войны в Томск…

Некоторые малоизвестные страницы биографии Леонида Кулика можно прочитать на сайте: http://parfirich.kohanov.com/blog/?p=4912

Рубрика: о "героях" СССР и России | Метки: , , , , , , , , | Комментарии отключены

Белые пятна в биографии Леонида Кулика

Константин Коханов: «1 сентября 2018 года исполнилось 135 лет со дня рождения Леонида Кулика, благодаря которому падение Тунгусского метеорита, стало глобальной мировой проблемой».

Отмечая 30 июня 2018 году 110-летие со дня падения Тунгусского метеорита, как-то совсем упустили из вида, что после этой знаменательной даты 1сентября 2018 года исполнилось 135 лет со дня рождения Леонида Алексеевича Кулика, благодаря кому теперь отмечается международный праздник «День Астероида». Международный день астероида (Asteroid Day) провозглашен в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 71/90 от 6 декабря 2016 года, в «целях повышения информированности общественности об опасности столкновения Земли с астероидами». Новый космический праздник тогда было принято решение отмечать ежегодно на международном уровне 30 июня – в годовщину «Тунгусского феномена над Сибирью».
Несмотря на то, что о Леониде Кулике опубликовано много биографических статей и очерков, но начало его научной деятельности и её трагический конец остались в его биографии до сих пор белыми пятнами, хотя и тщательно заретушированными несущественными подробностями его научной деятельности в эти периоды его жизни. Огромным белым пятном в биографии Леонида Кулика сияет его переезд во время Гражданской войны в Томск. Трудно разобраться действительно его пригласили туда на работу или он сам изъявил желание там отсидеться до лучших времён, в качестве ассистента при кафедре минералогии томского университета. Во всяком случае, существует две версии от самого Леонида Кулика, как всё было на самом деле. Об этом в своей статье «Жизнь и судьба Леонида Алексеевича Кулика» рассказывает Ю. Л. Кандыба, цитируя материалы из документов, хранящихся в Комитете по метеоритам АН СССР:

«В 1918 г. он с профессором С. М. Курбатовым отправляется на Урал для изучения месторождений охр и других красочных глин. Воспользовавшись этим случаем, Кулик вывозит свою семью из голодного Петрограда в Миньяр, а сам с Курбатовым направляется через Екатеринбург (где успевает прочитать доклад Уральскому обществу естествоиспытателей) в район предстоящей работы, уже полыхающий огнем гражданской войны. Когда экспедиция покидала Екатеринбург, навстречу уже шли наступавшие на столицу Урала белогвардейские войска. Кулика спасло знание местности. Обстановка вынуждает экспедицию с потоком беженцев двигаться на восток. Поездом до станции Юрга, оттуда на санях в Томск… «На Урале, – пишет он Ферсману, – я был захвачен событиями и отрезан с собранными мной материалами от России. Обработку материалов удалось поставить в Томском университете, в котором с января 1919 г. я занял место преподавателя кафедры минералогии». В другом документе Кулик сообщает, как развивались события: «В конце марта 1919 г. в Томске я был опознан белыми и предан военно-полевому суду за уклонение от явки по мобилизации и передан… в запасный (кадровый) полк, где дело удалось затянуть до эвакуации белых из Томска. В пути, в конце декабря 1919 г., перебежал в ряды Красной Армии… Служил при штабе 2 бригады 30 стрелковой дивизии 5 армии Восточного фронта (главком Тухачевский). …26 февраля 1920 г. приказом Реввоенсовета армии я был возвращен в Томский университет для продолжения работы по специальности. Весь 1920 г. я продолжал обработку материалов, преподавательскую деятельность и выполнял командировку университета».


Леонид Кулик во время Первой мирой войны 1914 года

То, что было на самом деле в жизни Леонида Кулика в 1919 году, установить точно уже невозможно, так как накануне намечавшихся репрессий после убийства Кирова, все документы, имеющие отношения к сотрудникам Академии Наук, относящиеся к периоду Гражданской войны, по приказу академика В.И.Вернадского были уничтожены.

Что сейчас, с долей некоторой объективности, можно сказать о Леониде Кулике. Леонид Алексеевич Кулик (1883-1942), как специалист по метеоритам, и как учёный получил известность, только в связи с его неудачными поисками Тунгусского метеорита (30 июня 1908 года) и в немалой степени, благодаря писателю-фантасту Александру Казанцеву. Писатель выдвинул гипотезу, что над местом обнаруженного Леонидом Куликом грандиозного радиального вывала тайги, произошёл взрыв в атмосфере марсианского космического корабля с атомным двигателем, и только это фантастическое предположение в основном и поддерживает до сих пор интерес к проблеме Тунгусского метеорита. Вопрос о том, что обнаруженный Куликом ветровал и карстовые воронки на болотах, в 80 км северо-западнее фактории Ванавара не имеют никакого отношения к месту падения Тунгусского метеорита, конечно, рассматривался и обсуждался в научных кругах, но речи о прекращении экспедиций Кулика не было. О том, что Кулик вводит научную общественность в заблуждение, и неправильно определил место падения Тунгусского метеорита, писал в партийные органы не только рабочий его экспедиции Сергей Темников, но на это указывали лично Кулику даже его помощники во 2-ой (1928) и в 3-ей экспедициях (1929/30) Виктор Сытин и Евгений Кринов. Виктор Сытин во время «спасательной» экспедиции 1928 года, когда часть пути преодолевал на самолёте, увидел сверху немало болот и метеоритных кратеров, ни чем не отличавшихся по виду от тех, что были на болотах рядом с Метеоритной Заимкой. В тоже время Евгений Кринов, во время отсутствия Кулика, в нарушение запрета своего начальника, обследовал сопки на всей восточной половине Великой котловины, осмотрев там площадь около 40 кв. км, и о своих личных впечатлениях, написал следующее:

«Вывал леса действительно внушал представление о происшедшей в данной местности грандиозной катастрофе. Наоборот, не говоря уже о торфяниках, которые мы исключаем, как места падения метеорита, само Южное Болото казалось обыкновенным образованием ландшафта. Более того, при самом тщательном осмотре ближайших к нему участков, вплоть до края болота и, особенно, в западной его части, т.е. в непосредственной близости от места взрыва, всё оказалось самым обычным и естественным…» (Е.Л.Кринов «Тунгусский метеорит», М-Л, 1949, стр. 176). Реакция Леонида Кулика, на предположения его помощников, что метеорит, возможно, упал в другом месте, была одинаковой – с Виктором Сытиным, после своего «спасения», он вообще прекратил общаться, а Евгения Кринова отстранил от работ и просто уволил. Поэтому не трудно догадаться, что в биографии одного из самых известных российских «учёных», не сделавших ни одного серьёзного открытия, много белых пятен. Следует отметить, что во всех биографиях Леонида Кулика делается основной упор на его активное участие в революционных выступлениях в рядах РСДРП в 1905 году. Далее, правда, отдельными эпизодами, его связь с большевиками отмечена в начале 1906 года, в августе 1907 года, в мае 1910 года и, наконец, в начале 1911 года, когда он вместе с братом Алексеем отбыл трехнедельное заключение в Троицкой крепости. Этого оказалось достаточным, чтобы Леонид Кулик отошёл, видимо, навсегда от активного сотрудничества с большевиками. Далее в биографиях Кулика отмечается его героизм во время 1-й Мировой войны, но как-то вскользь упоминается его служба у Колчака, и также туманно в Красной Армии. Этому не стоит удивляться, потому что по распоряжению академика В.И. Вернадского, накануне партийных чисток, были уничтожены (сожжены) все документальные свидетельства «сотрудничества» работников Академии Наук, как с красными, так и с белыми, имевшими место во время их арестов, в годы гражданской войны. В дневнике академика В.И.Вернадского об этом имеется следующая запись: «Недавно умер (некролог в «Известиях» от 9.08.1928 года) Михаил Андреевич Рейснер (1868-1928), историк, правовед, публицист, принимавший участие в составлении первой Конституции РСФСР… Я вспоминаю его в связи с коммунистическим переворотом. Он приходил несколько раз ко мне, не желая возвращаться к месту службы, и хотел попасть, если не ошибаюсь, в Саратов или Петербург… Я хотел ознакомиться со всем делом, которое было мне передано – с ним я знакомился накануне переворота, и оно осталось у меня на столе в Министерстве народного просвещения. Из него выяснилось, что он, когда Министерство народного просвещения подняло против него дело по поводу его лекции студентам в Томске, как «антиправительственной», записанной одним из агентов, (он) от всего отказался и в одной из бумаг…, доказывал свою «благонадежность» царскому правительству. Помню, что вся эта переписка производила удручающее впечатление. Вспоминаю так- же аналогичный случай. В ближайшие дни входа Красной Армии в Симферополь, в 1921 году ко мне, как к ректору обратился с просьбой известный физик Яков Ильич Френкель (1894-1952), с 1929 года, член-корреспондент Академии наук СССР). С просьбой, заключавшейся в том, чтобы позволить ему взять из его дела унизительно-оправдывающееся заявление, которое он подал при приходе Врангеля, и благодаря которому он пережил этот «неприятный» момент. «Не такой я дурак, – сказал он, – чтобы не подписать в таких обстоятельствах что угодно». Френкель – порядочный человек, но так же цинично поступал Елистратов, клеврет Кассо, прислужник, а может быть теперь член партии коммунистов…. Я выдал Френкелю его бумагу, ничего ему не сказав. Я взял в это время определённый путь – не разбирая красных и белых помогать всем: массу (людей) принял, не разбирая, по старым студенческим билетам – и красных (из армии) и белых (оставшихся). Принял после прихода Красной Армии в первые 3 дня до 700 человек – никто не пострадал – ни из тех, ни из других». Эту дневниковую запись В.И.Вернадского дополняет комментарий к его дневникам за 1929 год, по так называемому «делу историков», сфабрикованному ОГПУ и приведшему к разгрому многих ветвей гуманитарной науки. В качестве предлога для репрессий стала провокация с «обнаружением» незарегистрированных политически важных документов новейшей истории в подразделениях Академии подотчётных непременному секретарю академику С.Ф.Ольденбургу… Об этом эпизоде жена С.Ф.Ольденбурга Елена Григорьевна написала в своём дневнике от 6.XI. 1929:

«Был Владимир Иванович Вернадский. Сергей сказал ему, что я чуть не плачу, когда жгут бумаги, т.к. здесь много ценного в историческом отношении. Владимир Иванович напал на меня с упрёками, что надо обязательно жечь…. Если обыск будет у нас, могут пострадать многие люди, бывшие кадеты…. Таскали целые корзины… Горит, горит…» (B.C.Каганович, «Начало трагедии», Звезда, 1994. № 12, стр. 124-144). Как мы видим, что если в 1921 году изымались из дел компрометирующие документы, а в 1929 году их жгли целыми корзинами, то в 1934 году, после убийства Кирова, скорее всего, сожгли даже все поздравительные открытки от тех лиц, которые подвергались репрессиям. Академик В.И.Вернадский познакомился с Л.А.Куликом в 1912 году во время экспедиции в Ильменских горах на Урале, где тот работал в лесничестве. По рекомендации В.И. Вернадского тогда Л.А.Кулик был зачислен штатным сотрудником Минералогического музея Российской Академии Наук. Это случайное знакомство с академиком положило начало научной карьеры Леонида Кулика, которая могла бы и не закончиться смертью в плену у немцев, если бы не одно обстоятельство, отмеченное в дневнике В.И.Вернадского в записи от 11 мая 1941 года:

«…Был в своей комнате в Лаборатории – говорил с Куликом о витринах для выставки. Шмидт (вице-президент АН СССР) правильно дал ему нагоняй, что он недостаточно внимательно отнёсся к болиду под Москвой, наблюдавшемуся «членами правительства». Кулик был вынужден ехать сам. При реальных наших условиях – диктатуры «правительства» – это неизбежно». Поиски Л.А.Куликом метеоритов в Подмосковье также оказались безрезультатными. Достойный выход из создавшегося «положения» ему подсказала война – вступить «добровольцем» в ряды народного ополчения. Пребывание Леонида Кулика в плену у немцев, тоже вызывает много вопросов.


Леонид Кулик во время начала Великой Отечественной Войны в 1941 году

В книге И.Б.Евгеньева и Л.И.Кузнецовой (под редакцией помощника Л.И.Кулика в его третьей экспедиции Е.Л.Кринова) «За огненным камнем», описанное там пребывание Кулика в немецком плену, выглядит слишком неправдоподобно. Как будто не его взяли в плен, раненного в бою, а он сам, не оказывая сопротивления, сдался или перебежал на сторону врага. Особенно подозрительно выглядит то, как быстро Кулик находил у немцев в плену для себя работу санитаром в «лазаретах для раненных красноармейцев», о которых почему-то до этой книги, ещё нигде не упоминали». Можно допустить, что такие лазареты были, но чтобы, работавшие там санитарами пленные красноармейцы спокойно покидали лазарет и «разгуливали» в населённых пунктах – это трудно даже представить. Тем более то, что пленные красноармейцы, как Леонид Кулик могли не возвращаться до утра в лазарет, и имели возможность оставаться на ночлег у вдов красноармейцев. Так это, вообще, назвать даже пошлостью не поворачивается язык, насколько это похоже на бред, не видевших немецкой оккупации авторов книги и их научного редактора, учёного секретаря комитета по метеоритам АН СССР Е.Л.Кринова.

Возможно, когда-нибудь будет написана подлинная биография Леонида Кулика, без белых пятен, хотя бы на основании уже опубликованных материалов, и тех, которые находятся в архивах КМЕТа, а также в материалах следственных органов в архивах ФСБ (КГБ), которые за давностью лет, теперь уже не представляют никакой государственной тайны.

Рубрика: о "героях" СССР и России | Метки: , , | 1 комментарий

Константин Коханов: Что делать, если «братья» поумнели?

Константин Коханов: «Уважь «москаль», хохла и белоруса, Казахов тоже, хамство, потерпи…»

Что делать, если «братья поумнели»
И больше не краснеют от стыда,
И даже не скрывают свои цели,
Уйти от нас подальше и куда.

Стал дальше брат, живущий к нам поближе,
Давно он сам, отрёкся от родства,
Лет триста был на Русь свою обижен,
Что земли Киевской, присвоила Москва.

Историю, толкует, кто, как хочет,
И даже в древней, той, что до Христа,
Хохол евреям головы морочит,
Что первым, перед Богом, он предстал.

И высек на скрижалях все заветы,
Но Моисею в карты проиграл,
Потом москаль, несчастного заметил,
Хотя пригрел, до нитки, обобрал.

Хохла обида, зависть, жадность душит,
Всегда у них, лишь кто-то, виноват,
И никого не хочется им слушать,
Гордятся, что не стыдно воровать.

Всегда они клянутся с кем-то дружбой,
Но табачок покуривают врозь,
И могут снять без спроса, что им нужно,
С гвоздя соседа, выдернув и гвоздь.

И чуб хохол, кто истинный, сам выстриг,
И лезет сам, поляков целовать,
Чтоб пан его, как прежде, просто высек,
И даже нос, теперь, окольцевал.

Допелись мы, о равенстве и братстве,
Что русских стали, «братья» унижать,
И Президенту остаётся улыбаться,
И даже блядство «братьев» уважать:

Уважь «москаль», хохла и белоруса,
Казахов тоже, хамство потерпи,
Пускай «полают», может, не укусят,
Ведь слюни их в Европу потекли.

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , , , | 1 комментарий

Константин Коханов: Герои в «застойный» период истории СССР. «Полковник И.М.Березуцкий».

Константин Коханов: Получилось так, что с поступлением после учёбы в техникуме в институт на вечернее отделение, я получил, по принятому в 1966 году Постановлению правительства, отсрочку от службы в армии.

Правда этой отсрочкой я пользовался недолго, только до конца декабря 1966 года, и к изумлению родителей и ещё больше своих коллег, в одном из работавших на оборону страны НИИ, написал заявление в райвоенкомат с просьбой призвать меня на службу в армию. В военкомате этому настолько удивились, что даже машинально вернули мне паспорт, который я не знал куда деть, даже когда в голом виде предстал перед медицинской комиссией, после произведённой дезинфекции и санитарной обработки одежды на городском сборном пункте 11 января 1967 года.
На следующий день, 12 января 1967 года, я оказался в Горьковской области, в числе 50-ти москвичей в карантине саваслейского гарнизона. По соседству был такой же деревянный барак для примерно такого же количества призывников из Ленинграда.
Надо отметить, что зимы в Горьковской области в начале 1967 и в начале 1968 годов были очень лютыми, с морозами ниже сорока градусов, причём в течение длительного времени. Так, что, как видите, для московских и ленинградских новобранцев, тогда было выбрано самое подходящее время построений на плацу и проведения на нём строевых занятий.

О службе в Советской Армии

Служба в армии подчинялась жёсткому распорядку дня, который, наверно, как и сейчас, был доведён до состояния полного идиотизма. Во главе угла всей разработанной системы внутреннего распорядка стоял доведённый до абсурда принцип, записанный в уставе, что «солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы».
С этим «принципом» в числе, примерно ста новобранцев из Москвы и Ленинграда, Константин Коханов сразу столкнулся в армии, ещё находясь в «карантине», где проводилось, окончательное медицинское освидетельствование, делались все необходимые прививки, и проводилась первоначальная воинская подготовка до принятия присяги.
По прибытии в воинскую часть (148-й Центр боевого применения и подготовки личного состава авиации ПВО) вблизи села Саваслейка, примерно в 12 км северо-западнее города Кулебаки, 12 января 1967 года всех новобранцев постригли под машинку наголо, свели в баню, выдали обмундирование, в том числе с учётом зимнего времени, по паре кальсон. Затем разместили в карантине, в двух стандартного типа деревянных бараках, рядом с лесом, раздельно – в одном бараке москвичей, в другом ленинградцев, так как термин «питерские» в столичном обиходе ещё не употреблялся.
Дальше пошло «прохождение» (в смысле муштры на плацу) «курса молодого бойца», который в основном сводился к обучению строевым приемам, быстрым подъёмам (подняться с постели, одеться и встать в строй пока догорает спичка), заправке постелей так, чтобы полоски на всех кроватях были на одной линии и в заучивании Устава караульной службы.
Обучением строевыми приёмами занимались два ефрейтора с Украины, так что пословица «хохол без «лычки» (без красной ефрейторской полоски на погонах), как бык без хвоста» – явно имела под собой давние исторические корни, и не вызывала ни у кого никаких сомнений. Это был смысл их армейской жизни – заставить новобранцев беспрекословно выполнять отдаваемые ими команды, как и всех вышестоящих командиров.
Одно обстоятельство несколько умеряло их начальствующий пыл, – это установившиеся надолго в Горьковской области сильные морозы, которые, как правило, с утра, были ниже сорока градусов, иногда приближаясь к 45-ти. Новобранцам было смешно смотреть при отработке строевых приёмов друг на друга, на обледеневшие от дыхания от бровей до подбородка на шапках-ушанках лица, до тех пор, пока один из них не отморозил себе щёки. После этого строевые занятия на плацу свели до минимума и даже физзарядку стали проводить в казарме и уже под наблюдением не только старшины, но даже офицера.
Стоит отметить одну немаловажную деталь – расположения в гарнизоне деревянных бараков карантина – прямо от них, через дорогу, была баня. Прошла первая неделя, и нижнеё бельё у новобранцев стало чёрным от угольной пыли, потому что автономная паровая система отопления казармы отапливалась кочегаркой, расположенной в ней же и к тому же рядом с её входом, что только способствовало, чтобы сажа из кочегарки потоком холодного воздуха заносилась внутрь жилого помещения.
К большому удивлению новобранцев, после первой недели «учёбы» в карантине, их не повели в баню, объяснив тем, что пока для них, нет «окна» и придётся немного потерпеть и вообще, все они, должны понимать положения устава, где ясно сказано, что «солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения военной службы». Последнее заявление, ничего, кроме коллективного возмущения вызвать не могло, но все, думая, что через день два в баню всё-таки поведут, получили чистое бельё и на том успокоились.
Когда же прошла вторая неделя и опять не повели в баню, мотивируя теми же причинами, терпению новобранцев пришёл конец. Они сначала пожаловались старшине, потом старшему лейтенанту, назначенному начальником карантина. Начальник карантина вообще сказал, что он написал рапорт по поводу бани начальнику гарнизона, но в армии не принято напоминать начальству, когда и какое оно должно принять решение, поэтому придётся ждать, сколько нужно и вообще….
Когда новобранцам в третий раз за две недели сказали, что они «стойко… и так далее, должны терпеть», когда их поведут через дорогу в баню, они решили отказаться от обеда или попросту объявить голодовку.
В те годы в знак протеста в разных странах, кто-нибудь всегда голодал от коммунистов в тюрьмах, до борцов за свободу и демократию у стен парламентов и резиденций президентов, о чём без конца упоминала советская пресса. Вот и новобранцы решили пойти тем же путём, но без выдвижения политических требований, а только для того, чтобы командование гарнизона выполнило своё обещание сводить их в баню.
В солдатской столовой наши два ефрейтора только усмехнулись, когда новобранцы отказались принимать пищу, и мало того, чтобы не терять с ними время на уговоры, предложили сдать котелки с супом и геркулесом обратно в раздаточное окно.
– Ничего, не хотят жрать сейчас, посмотрим, насколько их хватит! – сказал один ефрейтор другому, даже не понимая, толком, что произошло у него на глазах.
Новобранцы так и сделали, но наверно они ещё не дошли до своей казармы, как сверхсрочник старшина – заведующий солдатской столовой, доложил по телефону о произошедшем инциденте, в штаб.

Вернувшись в казарму, новобранцы сразу приняли решение, если от них будут допытываться, кто был зачинщиком этого банного протеста, и будут давить на психику, чтобы тот, кто руководил этими действиями, сделал из строя шаг вперёд, то они должны сделать этот шаг всем строем. Так оно и получилось, и когда начальник карантина объявил построение и потребовал сделать то, что солдаты перед этим уже обсудили, то он, от неожиданности, даже отпрянул назад, когда две шеренги солдат одновременно сделали шаг вперёд.

Лицо начальника карантина побагровело, и только он захотел что-то сказать, как в казарму вошёл Герой Советского Союза лётчик-истребитель полковник Иван Михайлович Березуцкий (13.11.1918-23.02.2000).
Начальник карантина крикнул, – смирно! – и уже хотел сделать, как положено рапорт, но полковник скомандовал, – вольно! – и попросил всех собраться в учебном классе.
Сначала герой-полковник повёл разговор также «с устав», с того, что «солдат должен…», но его кто-то из солдат перебил репликой под смех остальных новобранцев, – «и поэтому смотреть на баню через дорогу и до самого дембеля не мыться».
Полковник посмотрел на начальника карантина, дожидаясь от него ответа, но тот стоял у стены, не осмеливаясь даже присесть вместе с солдатами, растерянный и бледный, словно приговорённый военным трибуналом к расстрелу, а точнее, как перед командой, – пли!
Судя по затянувшейся паузе в разговоре и выражению лица заслуженного военного аса, сбившего 18 самолётов противника, он тоже не знал, почему нельзя было сводить солдат в баню после отбоя (после 22 часов), продлив время работы бани, мотивируя это «серьёзным» нарушением Устава гарнизонной службы.
Поэтому на этот раз принять решение, что в такой ситуации делать, ему было намного сложнее, чем в воздушном бою 14 мая 1943 года, вблизи города Демянска Новгородской области направить свой истребитель Ла-5 на таран немецкого бомбардировщика и потом произвести посадку на повреждённом самолёте.

Чувствуя, что пауза тянется непростительно долго, полковник Березуцкий встал из-за преподавательского стола и сказал, – что «об этом мы поговорим позднее, а пока он пойдёт договориться, чтобы нас отвели в баню, а потом снова столовую, – после чего этот разговор о бане будет продолжен».


Березуцкий Иван Михайлович с женой Татьяной Алексеевной

После бани нас сразу же отвели в столовую, но кроме одного человека из пятидесяти никто не накинулся на еду. Да и слегка подогретая пища просто не лезла в горло, но зато факт принятия пищи был налицо, и командование части могло теперь вздохнуть спокойно.
В казарме полковник Березуцкий продолжил неформальный разговор о быте в Советской Армии, вспомнил, как во время войны они молодые лётчики, после передислокации на новый аэродром, случайно узнали, что в километрах пяти, в райцентре, есть баня. При этом всё-таки подчеркнул, что они не мылись в бане, находясь в боевых условиях, не то, что мы новобранцы, тогда уже больше месяца. Командование части тоже не сразу пошло им на встречу, но всё-таки выделило две полуторки и они чуть ли не с песнями, поехали в райцентр. «А дальше, – продолжил свой рассказ полковник Березуцкий, – вот что было»:

Рассказ Героя Советского Союза лётчика-истребителя полковника И.М.Березуцкого

«Какое же нас там ждало разочарование, когда мы узнали, что именно сегодня в районной бане был женский день, и мало того там уже мылись женщины. Глядя на наши разочарованные лица, директор бани сжалился и сказал, что сейчас он что-нибудь придумает, и скрылся за дверью своего заведения. Минут через десять он с раскрасневшимся лицом вышел к нам и сказал, что он договорился с женщинами, чтобы они освободили нам один из смежных залов, – так что добро пожаловать и с лёгким паром!
Раздевшись в предбаннике и с шумом ввалившись в моечное отделение, мы обратили внимание, что проход в женское отделение был отгорожен двумя поставленными друг на друга сиденьями для помывки. А там сквозь пар проглядывались такие бударажавшие воображение силуэты, что некоторые вместо того, чтобы наполнять шайки водой, старились ими прикрыться, чтобы не вызвать смеха со стороны сослуживцев.
Положение спасла одна юркая старушка, которая протиснулась между стеной и символическим ограждением в мужскую половину и попросила ввиду тесноты в женском отделении, пристроится у нас «скраешку». Да вам ли, «касатики», стеснятся старой бабки, – и, конечно же, никто ей не возразил, но и не подумал, что наше согласие, приведёт к тому, что часть женщин отодвинет ограждение, и тоже пристроится «скраешку», только теперь уже рядом с каждым из нас. Да, что там говорить дальше, – ребята мы были молодые, так что до сих пор плохо помню, как мылись, – а всё остальное до сих пор…».

По всему было видно, что полковник эту историю рассказывал много раз и если иногда запинался, то явно не из-за того, что забыл некоторые подробности. Наоборот, он стремился не развить этот сюжет дальше таким образом, чтобы он не стал поводом для некоторых новобранцев уйти в самоволку для поиска любовных приключений в расположенном рядом с воинской частью селе Саваслейке.
Хотя самоволкам могло способствовать даже само название села, якобы в честь известного в далёком прошлом трактирщика по имени Сава. Мужики, заходившие в то время в его трактир, всегда к нему обращались с просьбой: «Сава, слей-ка пивка», и теперь если уж не пивка, так самогонки, там точно могли «слить» кому угодно.
В этот день нас в первый раз не повели на вечернюю прогулку, а «ленинградцы», которые узнали, почему их, наконец, тоже отвели в баню, даже на нас обиделись, что мы не рассказали им о своих планах по голодовке, и очень жалели, что сами до этого не смогли додуматься.
Открыв военный билет и просмотрев записи в учётно-послужной карточке, я уточнил некоторые подробности своей воинской службы и выяснил, что звание рядового получил после призыва только на следующий день 12 января 1967 года, и в карантине находился до 27 января 1967 года. Затем был переведён в Дивизион армейских мастерских (ДАРМ), где продолжил первоначальное обучение, принял 10 марта 1967 года присягу и находился за штатом этого воинского подразделения до 12 июля 1967 года, после чего был включён в штат ДАРМ в качестве механика самолётного радиолокационного оборудования.
Но самая интересная запись в военном билете – это запись о получении мной личного оружия и противогаза, указанная без числа от апреля 1967 года.
Таким образом, Константин Коханов, прослужив в армии не менее 3-х месяцев, не имел ни личного оружия, ни противогаза, и мало того, не произвёл даже ни одного выстрела на стрельбище даже из чужого карабина, и таким образом всё это время, был боеспособной единицей Советской Армии, только на бумаге….
Когда у нас говорят, что армии требуются грамотные солдаты со средним техническим и высшим образованием, то военное командование вооружёнными силами СССР, как и сейчас Российской Федерации, врёт самым бесстыдным образом. Как тогда сплошь, назначались командирами отделений в основном лица даже без среднего образования, так и сейчас сержантские звания часто присваиваются лицам, по которым тюрьма плачет. И нет ничего удивительного в том, что никак не искореняется в армии дедовщина, потому что Главкомами родов войск у нас по-прежнему назначаются такие же «боевые» маршалы и генералы, как были тогда Главкомами авиации ПВО маршал Е.Я.Савицкий и генерал А.Л.Кадомцев.
Не мне судить какими они были Заслуженными лётчиками, но извините, порядочными людьми я бы их никогда не назвал.
Теперь Вам наверно будет понятно, кто из трёх москвичей, два из которых были со средним техническим и один с восьмилетним образованием, которые попали в отделение радио и радиолокационного самолётного оборудования, в последствии стал младшим сержантом и командиром этого отделения. И не стоит этому удивляться, потому что тот, кто имел восьмилетнее образование, сразу догадался какие можно оказать в то время двум офицерам (РТО и РЛО) услуги, чтобы они подобным образом смогли его «отблагодарить».
Капитан Мозолёв попробовал эту, по сути, сделку, объяснить Константину Коханову и Юрию Костюрину, тяжёлым материальным положением матери Валентина Рожкова, но лучше бы он этого не делал, насколько эти объяснения было противно слушать, и понимать, что офицер считает их даже не дураками, а «дипломированными» идиотами…
…После перевода в разные подразделения, хотя новобранцев стали водить регулярно в баню, но отношение к их здоровью осталось прежним. Некоторые хотя и жаловались на плохое самочувствие, но эти жалобы не воспринимались всерьёз до тех пор, пока один из ленинградских новобранцев, после посещения медсанчасти не умер он сердечного приступа, даже не успев доложить старшине, что признан здоровым и годным для прохождения дальнейшей службы.
Положение осложнялось для руководства гарнизона ещё тем, что солдат умер, не приняв присяги, по сути даже не приступив к выполнению своего воинского долга, и начальник гарнизона полковник Мухин, занимавший генеральскую должность, вполне мог стать подполковником, в какой-нибудь другой менее престижной части.
Полковнику Мухину и так хронически не везло с присуждением генеральского звания. Переведённый в ПВО из морской авиации, с повышением в должности до начальника 148-го центра подготовки лётного состава в Саваслейке, он продолжал носить форму лётчика морской авиации и не мог подумать, какой гнев может вызвать у Главкома ВВС его внешний вид при посещении им этого учебного центра. Видя, что к нему приближается для доклада в морской форме офицер, и, не обращая внимания на его доклад, Главком ВВС обратился к кому-то из тогдашнего командования ПВО с вопросом:
– А, это, что за попугай? – и вопрос с присвоением полковнику Мухину генеральского звания, сразу перестал рассматриваться и до конца службы Константина Коханова, так и не был решен, но уже по совсем другим и не зависящим от него причинам.
Поэтому ещё не очухавшееся от «банного бунта» руководство гарнизона, запаниковало настолько, что провело заново медицинское освидетельствование всего вновь прибывшего пополнения и заодно предыдущего призыва, особенно тех, кто часто жаловался на состояние своего здоровья. В результате примерно двадцать человек было комиссовано и отправлено по домам…

Служба в армии Константина Коханова ещё один раз пересеклась с Героем Советского Союза Иваном Березуцким, где-то через год, когда он пожаловал в ДАРМ, с деликатной просьбой, изготовить ему из латуни пару звёзд «Героя Советского Союза». Нужно отметить, что в «Дивизионе армейских мастерских», работали (именно работали, а не служили солдатами, чтобы слепо выполнять приказы офицеров или привлекаться только для охраны аэродрома) неплохие специалисты. И при этом за солдатское жалованье в 3 рубля 80 копеек они выполняли ту же работу по ремонту авиационной техники, как сверхсрочники и служащие советской армии из числа гражданских лиц, которые получали за это почти офицерскую зарплату. С одной стороны это могло показаться странным, вместо одной золотой звезды Героя СССР, иметь ещё две из латуни, но как объяснил солдатам полковник, Звезду Героя Советского Союза, нельзя было заменить орденской планкой, и она обязательно должна висеть левой стороне груди, выше прочих правительственных наград. После того, как Иван Березуцкий, во второй раз, снимая шинель, сорвал с груди Звезду Героя СССР и затем, долгое время не мог вспомнить, где он уже ходил без Звезды Героя, то найдя её, решил на будущее подстраховаться и впредь носить на груди копию звезды Героя Советского Союза. Работой слесарей ДАРМА полковник Березуцкий остался доволен, но больше его во время службы в армии, Константин Коханов, ни разу не видел и даже не знал, чем он командовал или какую занимал должность в гарнизоне. Если бы не его участие в «январском банном бунте 1967 года», то он, вообще, закончив службу в Советской Армии, так бы никогда не узнал, что служил в одном гарнизоне с этим Героем Советского Союза.

Разумеется, эпизод с объявлением «голодовки в Советской Армии», Константином Кохановым неоднократно приводился в его очерках и воспоминаниях, но чтобы узнать о дальнейшей судьбе Героя Советского Союза Ивана Березуцкого у него не было ни малейшего желания. И лишь в ноябре 2018 года, он решил вернуться к теме «Героического прошлого Страны Советов» и судьбы её героев в Современной России.

А так как с одним из таких Героев Советского Союза, Иваном Березуцким, пути Константина Коханова случайно пересеклись, у него возникло желание, узнать его дальнейшую судьбу. Благодаря Интернету, можно получить любую справку о любом известном человеке, по крайней мере, о «Герое Советского Союза», это уж совсем элементарно. И тут меня ждал неприятный сюрприз. Насколько известным стал Иван Березуцкий после смерти, так этого не пожелаешь, ни одному из героев отечественной войны. Чего стоила только растиражированная на различных сайтах статья, Александра Андрюхина: «Память на помойке» от 29.10.2013 года на сайте газеты «Культура» http://portal-kultura.ru/articles/country/11902-pamyat-na-pomoyke/?CODE=11902-pamyat-na-pomoyke&print=Y
Александр АНДРЮХИН: «Культура» спасла архив легендарного напарника Алексея Маресьева.

«Память на помойке»

«В подмосковном Жуковском ЧП – на помойке найден архив легендарного летчика, Героя Советского Союза Ивана Березуцкого. Увы, такие случаи сейчас не единичны. Документы, многие из которых уникальны, оказываются не нужными наследникам фронтовиков. А между тем, музейщики бьют тревогу: в фондах начинает ощущаться нехватка материалов о Великой Отечественной войне.
Все началось с того, что наша коллега, редактор информационного агентства REGNUM Ольга Пушкарева, живущая в подмосковном Жуковском, вышла из дома вынести мусор. Дойдя до контейнера, она изумленно застыла, не поверив своим глазам.
–  На куче мусора лежало около двадцати книг по истории Великой Отечественной войны, - рассказала Ольга корреспонденту «Культуры». - Книги почти новые, многие с дарственными надписями известных людей, очень хорошо изданные – сегодня ничего подобного не выпускается. Разумеется, мимо такого собрания я пройти не могла. Стала вытаскивать, а под книгами обнаружила еще и альбом с военными фотографиями. Уже дома по дарственным надписям Ольга поняла, что книги принадлежали жителю Жуковского Герою Советского Союза летчику Ивану Березуцкому.
-  В одном из томов, а точнее, в знаменитых «Воспоминаниях и размышлениях» маршала Жукова я обнаружила два рукописных листка с записями самого Березуцкого, - продолжает Пушкарева. - Оказывается, он служил в одной части с легендарным Алексеем Маресьевым. А текст, как я поняла, написан еще в девяностых годах, и было это послание адресовано молодому поколению. В нём полковник проводит аналогию политики США с германской агрессией и сравнивает Билла Клинтона с Адольфом Гитлером…».

Далее в статье об архиве Ивана Березуцкого, делается попытка разобраться, как такое могло произойти, делаются скоропалительные выводу о неблагодарных родственниках героя, вместо того чтобы рассказать о его службе и личной жизни, после войны. Не сразу удаётся из публикации понять, что архив выбросили на помойку не родственники, внуки героя, а вообще посторонний человек, новая хозяйка квартиры, после смерти второй жены прославленного лётчика, где он жил с ней до своей смерти:

Культурное решение

«…Мы позвонили в Ростов-на-Дону, где жил один из сыновей Березуцкого – Юрий. Его сын Дмитрий – человек, в своем регионе известный, он возглавляет Ассоциацию производителей качественного жилья. Когда он узнал от нас, что архив его прославленного деда выбросили на помойку, его возмущению не было предела.
–  Если бы я знал, я бы такого не допустил! Я бы хотел сохранить этот архив у себя.
Дмитрий рассказал, что героическое прошлое деда определяло судьбу остальных членов семьи.
–  Я просто не мог совершать неблаговидные поступки, потому что этим бы опозорил память деда, — сказал Дмитрий. 
– В школе учителя часто рассказывали ребятам о подвигах Ивана Березуцкого и при этом подчеркивали, что я его внук и, следовательно, должен быть достоин.
Сразу после разговора с нами Дмитрий позвонил в Жуковский своему дяде Виталию, второму сыну героя. Оказалось, и тот не знал, что архив его отца определили в мусорный контейнер:

–  Я был уверен, что в доме Веры Ивановны уже ничего не осталось, - расстроенным голосом сказал «Культуре» Виталий Березуцкий.- После смерти отца я забрал весь его архив, все его ордена, грамоты, фотографии. Он умер у меня на руках, это было 23 февраля. Вообще эта дата для отца знаковая. День Советской армии – его профессиональный праздник. В этот же день 1945 года отцу присвоили звание Героя Советского Союза. 23 февраля 1949 года в газете «Сталинский пилот» на второй странице (на первой был сам Сталин) про отца вышла большая статья, в которой он рассказывал о своей жизни. Самые интересные строчки – о том, как к ним в полк поступил Алексей Маресьев, уже после ампутации, и как они на пару сбили два немецких самолета. Папа дружил с Маресьевым, мы часто ходили к нему в гости. Помню, что меня удивило: у Алексея Петровича лифт из подъезда останавливался прямо у него в квартире.

Странно, что племянница Веры Ивановны (второй жены Ивана Березуцкого), унаследовавшая квартиру, не предложила мне забрать книги и оставшиеся документы, если они ей не нужны. Может, не смогла меня найти…

В минувшее воскресенье, когда материал был уже почти готов, Виталий Березуцкий пришел к журналистке Ольге Пушкаревой.
- Я очень рада, что архив прославленного летчика перешел к его сыну, и с большим облегчением передала его Виталию Ивановичу — все книги, фотографии и личные записи, — сказала нам Ольга Пушкарева. — Спасибо газете «Культура»! Виталий Иванович сказал, что часть архива он собирается передать в музей на Поклонной горе, тем более, что вы с музеем по этому вопросу уже договорились…».

Ну, что сказать, грязная история с архивом Ивана Березуцкого закончилась невразумительным концом, по сути, жалким лепетом его родственников.

Константину Коханову оставалось только узнать, чем, собственно говоря, отличился Герой Советского Союза полковник Иван Березуцкий после Великой Отечественной Войны, какими подвигами во времена Корейской или Вьетнамской войны. Об этом в его биографиях, опубликованных в Интернете, нет ни одного слова. Удалось толь найти информацию о том, что «после войны Иван Михайлович Березуцкий продолжал службу в вооруженных силах в разных авиационных гарнизонах. В 1955 году он закончил Краснознаменную Военно-Воздушную академию в Монино. Последующий период службы в армии по состоянию здоровья работал на штабных должностях. Поле демобилизации в 1969 году Гвардии полковник Березуцкий в запасе переехал в город Жуковский, где работал в ЦАГИ начальником отдела режима до 1987 года. Ивана Михайловича часто приглашали в учебные заведения города, где он делился с учащимися воспоминаниями о войне. Верным другом и соратником Ивана Михайловича была его жена Татьяна Алексеевна, вместе с мужем воевавшая на фронтах Великой Отечественной войны, будучи секретарем-машинисткой в управлении полка. Два сына – Виталий и Юрий выросли достойными людьми. Виталий Иванович работает в ЦАГИ. Юрий жил в Ростове-на-Дону, где преподавал в институте железнодорожного транспорта. Он умер в 2002 году.
До конца своих дней Иван Михайлович вел активную общественную деятельность, живо интересуясь происходящим в стране и мире. Умер Иван Михайлович Березуцкий 23 февраля 2000 года и был похоронен рядом со своей (первой) женой на Быковском мемориальном кладбище. Его могила находится недалеко от воинского мемориала. Имя И. М. Березуцкого увековечено в Зале Славы Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в городе Москве.

http://www.museum.biysk.ru/ru/persons/ivan-mihajlovich-berezuckij/berezuckij-im-geroj-sovetskogo-soyuza/».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что полковника Ивана Березуцкого, как штабного работника отправили усмирять «банный бунт» в карантине московских новобранцев в январе 1967 года. И скорее всего не без его ведома была организована охрана от солдат срочной службы «общепитовской столовой», чтобы жёнам офицеров не стоять с ними в общей очереди. И, конечно, он ничем не отличался от начальника штаба гарнизона, когда из-за конфликта работников солдатской столовой с заведующим, старшиной сверхсрочной службы, в солдатский суп, зимой, кем из обиженных старшиной работников столовой, был добавлен тухлый комбижир, который в замороженном виде не имел никакого запаха, но придавал горячему супу аромат свежего говна. Разумеется, никто из солдатского контингента гарнизона, есть этот суп, не захотел. Мало того, не смотря на приказы офицеров, никто из солдат даже садиться за стол в столовой не захотел. Ситуация начала напоминать эпизод из фильма «Броненосец Потёмкин», правда никто не думал бить или убивать офицеров. Вместо этого, еле сдерживая смех, солдаты смотрели на начальника штаба гарнизона, который, чтобы доказать, что с таким запахом суп есть можно, лично съел тарелку этого супа, за что его на следующий день сняли с занимаемой должности, а солдатам вечером компенсировали обед сухим пайком, в дополнении к жареной картошке с котлетами.

Когда Ивана Михайловича Березуцкого приглашали в учебные заведения города Жуковского, он, разумеется, с удовольствием делился с учащимися воспоминаниями о войне. А чем он ещё мог поделиться с учащимися, какими воспоминаниями, так как за 24 года после окончания войны, ничего не сделал такого, чтобы кто-нибудь из солдат с гордостью мог сказать, что его командиром был Герой Советского Союза полковник Иван Березуцкий.

Рубрика: Воспоминания | Метки: , , , | 1 комментарий

Константин Коханов: «Режиссер Юрий Мамин переехал в США ради творчества или ради денег? Одно не исключает другого»

Константин Коханов: «Нет стран, где россиянину комфортно, его талант, оценится сполна»

Могу понять, всех тех, кто уезжает,
С обиды, что не нравятся властям,
Меня их только вера поражает,
Что жизнь у них получше будет там.

Начать сначала, можно и под старость,
Бежать от всех, попробовал Толстой,
Простыл в пути? Нет, раньше оказалось,
Болезнь его, прикинулась мечтой.

Кто виноват? Конечно государство,
Когда-то Царь, теперь лишь Президент,
Но нет ещё от зависти лекарства,
Для перехода с водки на абсент.

Нет стран, где россиянину комфортно,
Его талант, оценится сполна,
И воевать, где можно на два фронта,
Там своего достаточно говна.

Уехал Мамин, очень сожалею,
Что сможет он в Америке сказать,
Что я, как русский, весь позеленею,
Чтоб никогда не звать его назад.

Он всё сказал, и нового не скажет,
Надеется всё заново начать,
Но там, его, где место, не укажут,
На всё, что он, не сделает, начхать.

Для справки:

Абсент – алкогольный напиток крепостью от 50 до 89.9%. Важнейший компонент абсента это полынь горькая, в эфирных маслах которой содержится большое количество туйона. Известно, что полынь вызывает у человека эйфорическое, а в больших дозах, галлюциногенное состояние.

ЗЕЛЁНАЯ ФЕЯ или АБСЕНТ – напиток безумцев.

Рубрика: Муки творчества | Метки: , , , , , , | Комментарии (2)

Константин Коханов: Почему Павел Грудинин самый лучший вместо Жореса Алфёрова кандидат в Госдуму от КПРФ?

Константин Коханов: Вопрос о мандате Павла Грудинина, «предавшие русский народ коммунисты», поднимут на всероссийской акции протеста, потому что ЦИК отказал проходимцу Павлу Грудинину в получении этой, дающей избежать уголовного преследования, «бумаги»

Лишь тот, кто меньше своровал,
Присвоил или облапошил,
И это даже не скрывал,
Тот самый, видимо, хороший.

Грудинин меньше навредил,
Считают, что Навальный больше,
И в «Кировлесе» не чудил,
С землёй совхозной было проще.

Он миллиарды не считал,
На всех счетах в «каком-то» банке,
Он «Капитал» не зря читал,
И знал «попариться» с кем в баньке.

Стать Президентом захотел,
Но очень быстро изоврался,
Не все счета закрыть успел,
И на брехне своей попался.

Для всех прохвостов он герой,
Нет лучше Путину замены,
Ведь за него стоят горой,
Все те, кто Родине изменят.

Вместо справки:

Павел Грудинин «Недобитый в девяностые годы псевдо предприниматель, типичный вор в законе, «реабилитированный» ельцинско-путинским режимом.

Далеко он не бездарен,
Своей вотчиною горд,
Но ведёт себя, как барин,
Не английский всё же лорд.

В прошлом «стёр» свои «заслуги»,
Свой совхоз не обобрал,
Он один, во всей округе,
Земли выгодно продал.

«Крепостные» все довольны,
Барин их не всех продаст,
Недовольны стал кто «вольным»:
Конюх, скотник, свинопас.

От клубники мало пользы,
Ну, какой с неё доход,
Ведь её не прикарманишь,
Не собрать всю без хлопот.

В «рай грудининский» собрался,
Из компартии актив,
Ведь Зюганов изоврался,
Ильича курс извратив.

Нет, чтоб с бедностью бороться,
Поддержать рабочий класс,
Ждёт, когда народ сопьётся,
Сохранив буржуям власть.

Рубрика: Политики и политиканы | Метки: , , , , , | Комментарии отключены