Константин Коханов: «Известен многим Окуджава, Как бард, но бард не гражданин, Ему Советская держава, Двором была лишь проходным».

Константин Коханов: «Возьмёмся за руки друзья», Пока ещё мы не забыли, И за кого мы сдуру были, И с кем быть было нам нельзя.

Что ты родился, уже чудо,
Но чтоб при жизни умереть,
С такой же славой, как Иуда,
То так не каждому суметь.

Известен многим Окуджава,
Для всех влюблённых идеал,
Струна гитарная дрожала,
Когда он свой троллейбус ждал.

Троллейбус ждал всегда последний,
Чтоб проводить в последний раз,
Любимой девушки взгляд бледный,
Лишь от своих подальше глаз.

Всю жизнь он только притворялся,
И как «Советский патриот»,
Властям понравиться старался,
И знал прикрыть, где нужно рот.

На фронт ушёл, как доброволец,
Везде об этом подтвердят,
Но отмечая его «доблесть»,
О нём знать правды не хотят:

Что Окуджаву в жопу ранил,
С летящей «Рамы» пулемёт,
И после той тяжёлой раны,
Булат на фронт не попадёт.

Ну, что поделать, не доехал,
До фронта так он, не дошёл,
Кто воевал, тем не до смеха,
О нём, кто думал хорошо.

Что он подлец и сволочь просто,
Одним лишь «бардам» не понять,
Кому уже за девяносто,
Или за восемьдесят пять.

Он ветеранов наших предал,
Им плюнул в душу, – говоря,
Что над фашистами Победу,
Они все праздновали зря.

«Жиды» подонков обеляют,
И Окуджаву чтит Чубайс:
«Возьмётся за руки любая,
С ним блядь танцующая вальс».


Булат Окуджава, Александр Городницкий и Юлий Ким


Виктор Астафьев и Булат Окуджава


А этим поклонникам творчества Булата Окуджавы начхать на всю Россию и на весь русский народ

О гражданской позиции Булата Окуджавы, хорошо говорит подписанное им «Письмо 42-х» лучших представителей российской интеллигенции», в том числе, как Дмитрий Лихачев, Василь Быков, Виктор Астафьев и Даниил Гранин:

Мы должны на этот раз жестко потребовать от правительства и президента то, что они должны были сделать давно, но не сделали:

4. Органы печати, изо дня в день возбуждавшие ненависть, призывавшие к насилию и являющиеся, на наш взгляд, одними из главных организаторов и виновников происшедшей трагедии (и потенциальными виновниками множества будущих), такие как «День», «Правда», «Советская Россия», «Литературная газета», телепрограмма «600 секунд» и ряд других должны быть впредь до судебного разбирательства закрыты.
6. Мы все сообща должны не допустить, чтобы суд над организаторами и участниками кровавой драмы в Москве не стал похожим на тот позорный фарс, который именуют «судом над ГКЧП».
7. Признать нелегитимными не только съезд народных депутатов, Верховный Совет, но и все образованные ими органы, в том числе и Конституционный суд“.

Конечно, эта сволочь не ожидала, как на их письмо отреагируют известные диссиденты:

Отрывок ответа на „Письмо 42-х“, написанного известными диссидентами Андреем Синявским, Владимиром Максимовым и Петром Абовиным-Егидесом:

«Откуда появилось это странное убеждение, что демократия – это Ельцин и ничего, кроме Ельцина? Живут себе народы разных стран, Франция, скажем, или Германия, без всякого Ельцина, но вполне при демократии.
И, опять же – без президентов демократии бывают, а вот без парламента, без независимого суда, без свободы печати и неприкосновенности личности — нет… Поэтому не перевыборы. Только отставка. Монастырь. Грехи замаливать».

Подробнее и нагляднее о событиях «Октября 1993 года», связанных с расстрелом «Белого дома» на сайте: http://www.stena.ee/blog/oktyabr-1993-luchshie-foto-videohronika-bonus

Запись опубликована в рубрике барды с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.